Русско-печенежские войны

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Русско-печенежские войны
Разгром печенегов князем Владимиром в битве на Трубеже в 992 году. Миниатюра из Радзивилловской летописи.
Разгром печенегов князем Владимиром в битве на Трубеже в 992 году. Миниатюра из Радзивилловской летописи.
Дата 875—1036
Место Русь
Северное Причерноморье
Днепровские пороги
Итог Победа Древнерусского государства
Изменения Часть печенегов откочевала к Дунаю, часть ассимилировалась среди других кочевых народов. Начало активного заселения северного Причерноморья половцами.
Противники

Древнерусское государство

Печенеги

Командующие

Аскольд и Дир
Игорь Рюрикович
Святослав Игоревич
Ярополк Святославич
Владимир Святославич
Ярослав Владимирович (Мудрый)
печенежские ханы:
Кучюг

Куря
Родман
и др.

Ру́сско-печене́жские во́йны — череда военных конфликтов на протяжении чуть больше века, носивших характер так называемой «малой войны». Боевые действия заканчивались, как правило, молниеносным набегом печенегов на русские селения или города и столь же быстрым уходом. Основной целью печенежских набегов был захват добычи (невольники, скот, имущество), и поэтому печенежская орда не угрожала независимости Руси, но несмотря на это, она наносила огромный вред сельскому хозяйству, людским и материальным ресурсам Руси. В то же время печенеги использовались русскими князьями в качестве наёмной силы в войнах как против внешних врагов, так и во внутренней (междоусобной) войне.

Печенеги[править | править код]

Основная статья: Печенеги

Печенеги (араб. баджнаки[1], греч. пачинакиты[2]) являлись союзом тюркских кочевых племён. По мнению М. И. Артамонова их древнее местожительство находилось к северу от Аральского моря, включая нижнее и среднее течение Сыр-Дарьи. В конце VIII ― начале IX веков печенеги заняли степи между Волгой (др. Итиль) и Уралом (др. Яик), вытеснив оттуда угров[3]. Там печенеги создали племенной союз, в который вошли местные сарматские и часть финно-угорских племён[Комм. 1]. Вскоре, однако, они были вытеснены оттуда более многочисленным племенным объединением огузов и кыпчаков. Некоторая часть печенежского союза вошла в состав последних, но основная их масса перешла Волгу, и, разгромив, согласно «Хронике» Регино Прюмского в 889 году[2], осевших в Ателькузе угров, заняли широкую полосу степей Северного Причерноморья. Многие этнически родственные печенегам местные кочевые племена вошли в состав их орды[5].

Печенежская орда граничила с Русью, Византией, Болгарским царством и Хазарским каганатом. Эти государства стали систематически подвергаться печенежским набегам. Охридский архиепископ Феофилакт так характеризовал печенегов и их набеги:

«Их набег — удар молнии, их отступление тяжело и легко в одно и то же время: тяжело от множества добычи, легко — от быстроты бегства. Нападая, они всегда предупреждают молву, а отступая, не дают преследующим возможности о них услышать. А главное — они опустошают чужую страну, а своей не имеют…
Жизнь мирная — для них несчастье, верх благополучия — когда они имеют удобный случай для войны или когда насмехаются над мирным договором. Самое худшее то, что они своим множеством превосходят весенних пчёл, и никто ещё не знал, сколькими тысячами или десятками тысяч они считаются: число их бесчисленно.
— Из обращения Феофилакта императору Алексею Комнину [6]
»

Русь[править | править код]

Появление печенегов у южных рубежей восточнославянских племён совпало со временем формирования на землях последних единого Древнерусского государства. Русские князья осуществляли походы на разрозненные славянские племена, объединяя их под единой централизованной властью с центром в Киеве. Во то же время Русь вела войны с другими государствами и племенными объединениями, такими как Византия, Хазария, Болгарское царство, Польша и др., а также периодически находилась и в междоусобной войне.

Ход войны (периоды правления русских князей)[править | править код]

Аскольд и Дир[править | править код]

Основные статьи: Аскольд и Дир

Первое упоминание о столкновении Руси с печенегами содержится в Никоновской летописи в 875 (6375) году, когда киевские князья Аскольд и Дир, после неудачного похода на Византию, нанесли поражение появившимся в Приднепровье печенегам[7][8], ― «Того же лета избиша множество печенег Осколд и Дир»[9][10].

Ряд исследователей ставит под сомнение сообщение летописца относительно печенегов, так как они в 894 году только переправились через Волгу и до 894 года на Дону воевали с уграми. Предполагают, что первоначально в нём фигурировали хазары, венгры или булгары, которые позднее были заменены на этноним «печенеги»[11]. Однако, по мнению В. А. Волкова, на Руси хорошо различали своих степных кочевых врагов, и вполне возможно, что часть печенежских сил могла появиться у киевских рубежей и в 875 году[12].

Игорь[править | править код]

Основная статья: Игорь Рюрикович

Под 915 (6423) годом во время княжения Игоря Рюриковича летописью упоминается первое вторжение печенегов на Русь, ― «Приидоша первое печенеги на Рускую землю»[13]. Появлению печенегов в русских пределах способствовала византийская дипломатия[14]. Однако военного столкновения не произошло. По сообщению той же летописи, ― печенеги «…створиша мир с Игорем, идоша к Дунаю»[13][15].

Существует также предположение, что печенеги, будучи втянутыми в то время в конфликт Византии с Болгарским царством на стороне первой, пытались предупредить участие в нём Руси[15].

Мир, впрочем, продлился недолго и уже в 920 (6428) году князь Игорь, по сообщению летописи, ― «…воеваше на печенегы»[13]. Осталось неизвестным, — кто был инициатором конфликта. Вполне возможно, что это была ответная реакция князя Игоря на некий печенежский набег[15].

Во время 2-го похода 943944 годов Игоря на Византию, который представлял собой реванш за поражение в 1-м походе, он нанял печенегов, предварительно взяв у них заложников[16], и после заключения в 944 году мирного договора с Византией, князь «повелел печенегам воевати Болгарскую землю»[17], являвшейся на тот момент союзницей Византии[18].

С последнего похода Игоря на печенегов в 920 году летописи долгое время ничего не упоминали о набегах печенегов на Русь или о каких-либо столкновениях с ними. Основываясь на этом, ряд позднейших исследователей полагали, что до 968 года печенеги не беспокоили Русские земли[19][20], однако, как отмечает В. В. Каргалов, их набеги на русское пограничье были уже обычным делом, и не имели такой значимости, чтобы вносить их на страницы летописей[21]. Так византийский император Константин VII Багрянородный в своём трактате «Об управлении империей» сообщал, что когда печенеги не имеют с русами мира, то они «частенько грабят Ро́сию, наносят ей значительный вред и причиняют ущерб»[22]. Также он сообщал, что у Днепровских порогов печенеги систематически нападают на судовые торговые караваны русов, которые из-за этого вынуждены были постоянно нести бдительную охрану[23][24][25].

Святослав[править | править код]

Основная статья: Святослав Игоревич

В начале княжения Святослава Игоревича, военных (по крайней мере крупных) столкновений с печенегами не происходило. Напротив, арабский автор Ибн Хаукаль даже называет их союзниками Руси: «они — шип русийев и их сила»[26]. Известно, что в 965 (6473) году одновременно с походом Святослава на Хазарию на хазар напали и некие тюркские кочевники. Возможно, это были именно печенеги[27].

Подвиг молодого киевлянина при осаде Киева печенегами в 968 г. Худ. А. И. Иванов.

Однако в 968 (6476) году во время похода Святослава в Болгарское царство, печенеги внезапно осадили Киев[28]. Находясь в плотном кольце и изнемогавшие от голода и жажды, киевляне были отрезаны от путей сообщения. В городе также находились мать Святослава Ольга и его сыновья Ярополк, Олег и Владимир. На противоположном берегу Днепра в это время стоял небольшой русский отряд под руководством воеводы Претича. На собранном в городе вече горожане принялись искать того, кто сможет перебраться на тот берег и передать воеводе: «Если не подступите утром к городу, ― сдадимся печенегам»[29]. На выполнение этого задания вызвался некий отрок, знавший печенежский язык. Незаметно выйдя из города, он с уздечкой в руке прошёл через печенежские заслоны и, дойдя до реки, сбросил с себя одежду и прыгнул в воду. Печенеги безуспешно принялись стрелять в лазутчика с луков. Происходящее увидели с другого берега, и тут же на ладье поплыли к нему на встречу и, подобрав, доставили его к Претичу, который выслушал обращение горожан. После этого воевода решил любой ценой пробиться к городу и освободить княгиню и княжичей, объявив дружинникам, что «Если же не сделаем этого, то погубит нас Святослав»[29][30].

Ближе к рассвету следующего дня отряд Претича, погрузившись в ладьи, громко озвучил своё движение множеством боевых труб. В самом городе киевляне принялись кричать. Печенеги, посчитав, что это идёт Святослав, обратились в беспорядочное бегство, но позже вновь собрались и расположились у реки Лыбедь. В тот же день печенежский хан лично отправился парламентёром к Претичу уточнить не он ли князь. Претич ответил, что он воевода, и пришёл с передовым отрядом, а за ним идёт сам князь Святослав с главными силами. Хан же предложил: «Будь мне другом»[29], после чего он подарил Претичу коня, саблю и стрелы. Последний в свою очередь подарил хану кольчугу, щит и меч.

Отправка Ольгой гонцов к Святославу, и его прибытие в Киев для защиты от печенегов. Радзивиловская летопись.

В то же время княгиня Ольга снарядила к Святославу гонцов с письмом следующего содержания:

«Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул, а нас чуть было не взяли печенеги, и мать твою, и детей твоих. Если не придёшь и не защитишь нас, то возьмут-таки нас. Неужели не жаль тебе своей отчины, старой матери, детей своих?
Ипатьевская летопись [29]
»

Святослав находился в то время в Переяславце. Получив данное письмо, он с войском тут же направился в Киев, и в кратчайшие сроки прибыл в столицу. Оттуда он сразу же устремился на печенегов и, нанеся им поражение, отогнал их в глубь степей[28].

В 970 (6478) году во время Русско-византийской войны печенеги и угры выступили союзниками Руси, но в отличие от «порабощённых»[31] болгар, оба первых действовали самостоятельно. В битве под Аркадиополем печенеги, составлявшие один из флангов русского войска, были заманены византийцами в засаду и там разгромлены[32].

Гибель Святослава у Днепровских порогов. Радзивиловская летопись.

После ряда сражений под Доростолом в апреле—июле 971 (6479) года между русским и византийским войсками, 23 июля был заключён русско-византийский мирный договор. Сразу после этого византийский император Иоанн Цимисхий отправил к печенегам с «дорогими подарками» видного дипломата ― епископа Феофила Евхаитского. По сообщению хрониста Скилицы, Феофил от имени императора предлагал им «стать его друзьями и союзниками», а также просил хана Курю не препятствовать возвращению русов на родину, но последний, якобы, отклонил просьбу относительно русов[33] (ещё за день до мирного договора Святослав, обращаясь к своей дружине, упомянул, ― «… а печенеги с нами ратны [в войне]»[34]). Ряд исследователей полагают, что миссия Феофила заключалась именно в том, чтобы навести печенегов на Святослава[35][36][37][38][39]. В то же время русские летописи сообщают, что переяславцы (болгары) послали печенегам известие:

«Вот идёт мимо вас на Русь Святослав с небольшой дружиной, забрав у греков много богатства и пленных без числа.
Ипатьевская летопись [34]
»
Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Святослав. Худ. П. Ильин.
Image-silk.png Последний бой Святослава (диорама). Худ Н. В. Овечкин.
Image-silk.png Битва дружины Святослава на Днепровских порогах. Худ. Б. М. Ольшанский.
Image-silk.png Последняя битва Святослава. Худ. А. Клименко.

Заключив договор с Цимисхием, Святослав водным путём отправился на родину. Устье Днепра было уже занято печенегами и опытный воевода Свенельд советовал Святославу двигаться дальше сухим путём, однако последний, вероятно из-за большого количества раненных и больных[37], предпочёл перезимовать в Белобережье, а Свенельда с частью дружины отправил тем путём для сбора рати, с которой он должен был вернуться. Зимовка в Белобережье была крайне тяжёлой «и был у них великий голод»[34], а помощь так и не прибывала. Тогда, не дожидаясь последней, Святослав с наступлением весны 972 (6480) года продолжил своё движение по речному пути. У Днепровских порогов продолжали стоять большие полчища печенегов, ожидавшие возвращения русов, которые при переходе через те пороги были окружены и полностью уничтожены. Русы погибли все до единого, включая князя Святослава. Из его черепа хан Куря велел сделать чашу для питья, оковав её золотом[39][14][28]. Гибель Святослава также отражена и в византийских источниках[40][41].

Ярополк[править | править код]

Основная статья: Ярополк Святославич

После гибели Святослава Киевский стол занял его старший сын Ярополк (на момент вокняжения ему было не более 11 лет, а его регентом стал Свенельд[42]). Тогда же участились и набеги печенегов на Русь[14][20].

В 978 (6486) году Ярополк нанёс печенегам крупное поражение и даже обложил их данью[28], ― «Победил Ярополк печенегов, и возложил на них дань»[43]. В следующем 979 (6487) году один из печенежских ханов по имени ― Илдей перешёл на службу к князю «… и бил челом Ярополку в службу; Ярополк же принял его и дал ему грады и волости»[43].

В то же время на Руси началась первая междоусобица. Свенельд убедил Ярополка идти на его брата Олега (князя древлянского), который до этого убил сына Свенельда ― Люта. В 977 (6485) году во время штурма Ярополком Овруча, Олег погиб. Владимир, опасаясь той же участи, бежал к норвежскому правителю Хакону «Могучему». Ярополк тут же занял Новгород, но в 980 (6488) году Владимир вернулся с норманнским войском и, собрав так же большую рать в северных землях Руси, двинулся на Киев. Когда Владимир предложил Ярополку выйти на переговоры, один из отроков последнего ― Варяжко, советовал своему князю:

«Не ходи князь, убьют тебя, беги лучше к печенегам и приведи от них войско.
Ипатьевская летопись [44]
»

Однако Ярополк отклонил данное предложение и, выйдя к Владимиру на переговоры, был убит его людьми[45].

Владимир[править | править код]

Основная статья: Владимир Святославич

С вокняжением в Киеве Владимира набеги печенегов на Русь приобрели новую силу[46][47]. Варяжко, который бежал к печенегам сразу после гибели Ярополка, принялся мстить за своего князя, участвуя с ними в их набегах[48], ― «… и долго воевал с печенегами против Владимира»[44]. Последний, не в силах справиться с энергичным Варяжко, с трудом уговорил его перейти на свою сторону, дав клятвенное обещание ― не причинять никакого вреда[45][49].

К 988 (6496) году летописи относят начало строительства вдоль степной границы для защиты от частых печенежских набегов оборонительных линий или так называемых ― Змиевых валов[50][51][47].

«И стал ставить города по Десне, и по Остру, и по Трубежу, и по Суле, и по Стугне. И стал набирать мужей лучших от славян, и от кривичей, и от чуди, и от вятичей, и ими населил города, так как была война с печенегами. И воевал с ними, и побеждал их.
Ипатьевская летопись [52]
»

Построенные города, исполнявшие функцию застав, соединялись между собой валами, на которых на определённой дистанции устанавливались сигнальные вышки. Данная сеть укреплений создавала ряд проблем для печенегов, в частности лишая их набеги фактора внезапности. Дозорные вели круглосуточное наблюдение. Кроме того, на значительном расстоянии от застав в сторону «Дикого поля» конные разъезды патрулировали подступы к русским рубежам. В случае появления печенежских скоплений, те разъезды спешили известить гарнизоны, которые в свою очередь зажигали сигнальные огни. В другие города посылались гонцы, а гарнизоны тем временем держали оборону до подхода помощи. Буферная зона была расширена в сторону степи вдвое, — от одного до двух дней пути[25]. В данных условиях исключался молниеносный набег отдельных печенежских отрядов на незащищённые сёла. Для успешного вторжения в русские пределы печенегам теперь нужно было предпринимать только масштабные походы объединёнными силами[53].

988 год также знаменателен крещением Руси. По всей видимости военные успехи Владимира как в оборонительных, так и активных действиях, ― явились следствием новых взаимоотношений между ним и некоторыми печенежскими ханами. Так по сообщению Никоновской летописи в том же году к нему пришёл хан Метигай и принял крещение[54], а в 991 (6499) году крестился хан Кучюг, при этом поступив на службу к Великому князю, ― «… и служил Владимиру от чистого сердца»[28]. В дальнейшем, согласно Никоновской летописи, ― бывший печенежский хан Кучюг неоднократно отличался в боях с печенегами[55].

В 990 (6498) году, согласно Никоновской летописи, печенеги в большом количестве вторглись в русские пределы и «и много зла сотворили», но были наголову разбиты собранным Владимиром большим войском. По сообщению той же летописи, ― мало кому из них удалось бежать[56].

Победа русского богатыря над печенежским (992). Радзивилловская летопись.

В 992 (6500) году состоялся крупный поход печенегов на Русь. Их объединённые силы выступили со стороны реки Сулы. Владимир успел собрать необходимые для отражения противника силы и встретил его у брода на реке Трубеже. Оба войска выстроились друг против друга по противоположным берегам реки, не предпринимая никаких активных действий. Далее летопись приводит рассказ о поединке печенежского богатыря с русским, Яном. Русские, вдохновлённые победой своего бойца, с боевыми кличами бросились на печенегов, которые, не выдержав атаки, были обращены в беспорядочное бегство[57][46][47][Комм. 2].

В 996 (6504) году печенеги вновь вторглись с русские переделы и подошли к реке Стугне. На этот раз Владимир не успел собрать достаточно сил и, выйдя им на встречу «с малою дружиною»[59], в битве под Василёвом потерпел поражение[51]. Русские, не успев принять боевой порядок, обратились в бегство[60]. Сам Владимир едва избежал гибели, укрывшись под мостом, а после затворился в Василёве[57]. Стугненский рубеж находился в дневном переходе (30—35 км[61]) от Киева и, следовательно, столица находилась под угрозой. Однако змиевые валы и укреплённые пункты Среднего Поднепровья явились причиной того, что печенегам так и не удалось дойти до Киева. Гарнизоны не сдавались, а печенеги, главной целью которых являлась нажива, не тратили время на осады и, тем более, не пытались взять те укрепления штурмом, в результате чего последние оставались у них в тылу, проводя со своей стороны активные действия. Однако несмотря на это, большое количество сёл в тот год всё-таки было печенегами разорено[62].

Поражение Владимира под Василёвом вдохновило печенегов, и с того времени по словам летописца ― «шла беспрерывная великая война»[63]. Не имея достаточных сил для противодействия печенежским набегам, Владимир в 997 (6505) году отправился в Новгород для сбора рати. Тем временем печенеги, узнав, что Владимир отбыл на север, в том же году осадили Белгород. Город был взят в плотное кольцо, а сама осада затянулась. Печенеги рассчитывали взять город измором. В нём действительно начался голод, и горожане, согласно летописи, на собранном вече постановили:

«Вот уже скоро умрём от голода, а помощи нет от князя. Разве лучше нам так умереть? Сдадимся печенегам - кого оставят в живых, а кого умертвят; всё равно помираем от голода.
— Ипатьевская летопись [63]
»

Существует предание, согласно которому, ― белгородцы по совету некоего старца, предложившего повременить со сдачей города, вырыли два колодца и установили там кадки, заполнив одну ― болтушкой (из собранных со всего города остатков овса, пшеницы или отрубей), а другую ― медовой сытой. После этого жители пригласили печенегов для переговоров. Белгородцы показали им колодцы и угостили их содержимым, поведав, что здесь сама земля истощает пищу, а потому, осада может длиться вечно и голодная смерть горожанам не угрожает. Печенеги посчитали бессмысленным продолжать осаду и отступили от Белгорода[57].

В 1000 (6508) году, когда Владимир находился в походе на Болгарское царство (а 6 тыс. русов участвовали в византийском походе в Армению[64]), некий Володарь (называемый В. Н. Татищевым ― изменником, забывшим «благодеяние господина своего») со своим братом навёл печенегов на Киев. Последние «во многом числе» обложили город, в котором среди жителей поднялось большое смятение. Однако находившаяся в нём дружина под руководством воеводы Александра Поповича произвела ночную вылазку, истребив большое количество осаждавших, после чего печенеги бежали[60][Комм. 3].

В следующем 1001 (6509) году уже против печенегов состоялся поход русских войск под руководством Александра Поповича и Яна Усмошвеца. В ходе данной экспедиции русские «избили множество печенегов», а также взяли в плен их хана Родмана и трёх его сыновей, которых привели к Владимиру в Киев[60][65][Комм. 4].

В 1004 (6512) году печенеги вновь осадили Белгород, однако, при подходе к городу крупных русских сил во главе с Александром Поповичем и Яном Усмошвецом, печенеги бежали обратно в степь[66][67].

Борис идёт на печенегов (1015). «Сказание о Борисе и Глебе».

В 1014 (6522) году начала развиваться междоусобица. Ярослав, сидевший в Новгороде, отказался посылать ежегодную дань своему отцу в Киев. В следующем 1015 (6523) году Владимир уже подготовился к выступлению в поход на Новгород, однако, находясь ещё в Берестово, он узнал, что с юга на Русь идут печенеги. При Владимире находился его сын Борис, которого он тут же направил отразить печенегов, а сам тем временем сильно заболел и 15 июля того же года умер[63][68].

Святополк — Ярослав Мудрый[править | править код]

После смерти Владимира Киевский стол занял Святополк. Борис тем временем, не обнаружив печенегов, уже на обратном пути узнал о смерти отца и о занятии престола Святополком. На уговоры его дружины, ― «Вот у тебя отцовская дружина и войско. Пойди, сядь в Киеве на отцовском столе», Борис отвечал, что «не поднимет руки на брата своего старшего», и, по словам летописцев, распустив дружину, он вскоре был убит по заказу Святополка[69]. Та же участь вскоре постигла Глеба и Святослава, а также ожидала и остальных братьев[70][71].

Битва под Любечем (1016). Печенеги, отрезанные озером от союзников. Радзивилловская летопись.

В начавшейся на Руси междоусобной войне между Ярославом и Святополком печенеги выступали на стороне последнего[72][47][Комм. 5]. Кроме печенегов союзником Святополка выступал польский король Болеслав I (Храбрый). Германский хронист Титмар писал, что печенеги по указанию Болеслава совершали частые набеги на русские земли[74]. О том, что Ярослав был измотан систематическими набегами печенегов, сообщает и польский историк А. Поппэ[75].

Ярослав, предупреждённый сестрой Предславой о сложившейся ситуации и планах Святополка, выступил против него с новгородским войском и наёмной норманнской дружиной конунга Эймунда[76]. Святополк в свою очередь собрал войско из киевских земель и, наняв печенегов, вышел навстречу. В 1016 (6524) году под Любечем произошла битва. Новгородские дружины удачным манёвром отрезали печенегов от основных сил Святополка, что в значительной степени повлияло на исход битвы в тот день в пользу Ярослава[61]. Печенеги в течение всей битвы оставались за озером и фактического участия в ней не принимали[77][78].

В следующем 1017 (6525) году печенеги по наущению Болеслава предприняли поход на Киев. В том же году в городе произошёл сильный пожар и множество построек сгорело (включая церкви и городские укрепления). Ярослав, однако, всё же сумел основательно подготовился к осаде. Вокруг города был вырыт глубокий ров и залит водой. Сам ров был накрыт жердями. На стенах были закреплены ветки, для прикрытия защитников от прицельного метания стрел печенежскими стрелками. Двое ворот намеренно были приоткрыты, а за ними сосредоточились приготовленные к бою воины. Подошедшие к городу печенеги «быстро и храбро»[79] ринулись на штурм, и значительная их часть погибла, провалившись в замаскированный ров. Другие устремились в приоткрытые ворота, но «всекошася в Киев», были встречены русской и наёмной норманнской дружинами[80]. Разгорелась ожесточённая битва и по словам летописца, ― «… едва к вечеру одолел Ярослав и победил печенегов, и отбежали они»[81].

В 1018 (6526) году печенеги приняли участие в походе Болеслава и Святополка на Киев[Комм. 6]. Титмар приводит численность наёмных отрядов, присоединённых к польскому войску: 300 немцев, 500 венгров и 1000 печенегов[74]. Ярослав с южнорусской и новгородской ратями, а также с норманнской наёмной дружиной вышел на встречу, но 22 июля на реке Буге потерпел сокрушительное поражение и бежал в Новгород. 14 августа Болеслав со Святополком вступили в Киев. Часть войск была распущена по домам, а часть разведена по городам и сёлам «на покорм»[84]. Однако вскоре необузданное своеволие поляков вызвало народный гнев, и местные жители принялись вооружаться и всюду избивать польские отряды. В том же году Болеслав был вынужден бежать на родину[77][83][85][Комм. 7].

Между тем бежавший в Новгород Ярослав, собирался отправиться «за море» к норманнам. Однако новгородский посадник Константин Добрынич с новгородцами разбили Ярославовы ладьи, заявив: «Хотим и ещё биться с Болеславом и со Святополком»[84]. В том же году Ярослав собрал в Новгороде новое войско и, опять наняв норманнов, выступил на Киев. Святополк без сопротивления бежал к печенегам[77][83].

Битва на реке Альте (1019). Радзивилловская летопись.

В следующем 1019 (6527) году Святополк с печенегами «в силе грозной» предпринял крупный поход против Ярослава. Последний, также собрав большое войско из новгородских и южнорусских земель, встретил неприятеля на реке Альте. По словам летописи, ― Ярослав встал на том месте где был убит Борис и, взмолившись об отмщении «…за кровь праведника», с восходом солнца повёл своё войско на печенегов. Битва длилась весь день и отличалась особой ожесточённостью, ― «…и была сеча жестокая, какой не бывало на Руси, и, за руки хватаясь, рубились, и сходились трижды, так что текла кровь по низинам»[84]. Лишь к вечеру русские едва одержали победу. Остатки печенегов бежали в степь, а Святополк на запад, где в том же году и умер «… в пустынном месте между Польшей и Чехией»[84][83][85][Комм. 8].

В 1020 (6528) году печенеги совершили молниеносный набег на русские земли. Ярослав не успел своевременно среагировать, и печенеги, захватив богатую добычу «… и много зла сотворивши, ушли восвояси»[81][88].

После набега 1020 года летописи в течение 15 лет ничего не упоминали о печенегах. Между тем Ярослав продолжал укреплять южные рубежи Руси. В 1032 (6540) году он начал строить города вдоль реки Роси[89][88].

В 1036 (6544) году, когда Ярослав находился в Новгороде, печенеги внезапно осадили Киев. Ярослав тут же, собрав большое войско из новгородцев, киевлян и наёмной норманнской дружины, выступил на защиту столицы. Противники сошлись на широком поле перед самим городом. Ярослав в центре своего войска расположил норманнов, правое крыло составили киевляне, а левое ― новгородцы. Битву начали печенеги, атаковавшие всей своей конной массой русский строй, ― «И была сеча злая, и едва к вечеру одолел Ярослав». Печенеги обратились в бегство, «бежавши в разные стороны, и неведома куда бежать»[90]. Большое количество их убегая утонуло в Сетомли и других реках[61][47][88].

Последствия[править | править код]

Битва под Киевом в 1036 году была завершающей в истории русско-печенежских войн[61]. Ряд источников сообщает, что в честь этой победы над печенегами Ярославом на месте битвы был построен храм Святой Софии[91][92].

В дальнейшем основная часть печенегов ушла в степи Северо-Западного Причерноморья, а в 10461047 годах под руководством хана Тираха перешла по льду Дунай и обрушилась на Болгарию, являвшейся в то время Византийской провинцией, которая периодически то вела с ними ожесточённую войну, то задаривала их подарками[93][94]. Далее печенеги, не выдержав натиска торков, половцев и гузов, а также войны с Византией, частью на правах федератов поступили на византийскую службу, частью были приняты венгерским королём для несения пограничной службы, и с той же целью частью были приняты русскими князьями[95].

Другая часть сразу после своего поражения под Киевом ушла на юго-восток, где ассимилировались среди других кочевых народов[88].

См. также[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. По сообщению Кедрина (Гл. 1) хазарский город-крепость Саркел был построен именно для защиты от печенегов[4].
  2. Сразу после разгрома печенегов в 992 году Владимир заложил на месте того брода город Переяславль, — «ибо перенял славу отрок тот»[58], а Яна Усмошвеца и его отца пожаловал в бояре[57].
  3. По возвращении в Киев Владимир, по словам В. Н. Татищева, ― возложил на Александра Поповича «гривну золотую» и произвёл его в вельможи при палате своей[60].
  4. В честь победного возвращения русского воинства Владимир устроил грандиозное пиршество, щедро раздавая при этом милостыню храмам, монастырям, нищим, калекам и больным[66][65].
  5. В 1008 году Святополк был отправлен Владимиром к печенегам в качестве аманата как гарантия мира. За время нахождения его среди печенегов, у Святополка образовались очень близкие с ними отношения[73].
  6. С. М. Соловьёв, ссылаясь на Новгородскую 3-ю летопись[82], согласно которой пожар в Киеве и «злая сеча» с печенегами упоминаются под одним годом, ― относит это сражение к 1017 году[83][83].
  7. По сообщению летописей, ― избиение польских воинов произошло по указанию Святополка, получавшего неоднократные жалобы от жителей[84]. По мнению А. Поппэ, ― уходу поляков из Киева, также способствовал их конфликт с печенегами[86].
  8. Согласно летописи, ― вначале раненного Святополка на носилках доставили в приграничный с Польшей Берестье, а оттуда он отправился дальше на запад, где и «окончил бедственно жизнь свою»[84]. Согласно «Эймундовой саге», ― ночью в шатре он был убит Эймундом[87].

Источники[править | править код]

  1. Гаркави А. Я. Из «Книги о чудесах стран» Абу-Дулафа Мисара ибн-Мухальхаля аль-Хазраджи ал-Янбуи (около 942—3 по Р. X.) // Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. — СПб.: Тип. Императорской Академии Наук, 1870. — С. 183—186.
  2. 1 2 Регинон Прюмский. Хроника // Древняя Русь в свете зарубежных источников / Под ред. Е. А. Мельниковой. — М.: Логос, 1999. — С. 45. — ISBN 5-88439-088-2.
  3. Артамонов М. И. Мадьяры и печенеги // История хазар / Под ред. и с примеч. Л. Н. Гумилёва. — Л.: Изд. Гос. Эрмитажа, 1962. — С. 336—352. — 523 с. — ISBN 978-5-458-27517-0.
  4. Георгий Кедрин. Обозрение истории = Σύνοψις ίστοριών. — Bonnae, 1839. — Vol. 2. — P. 129—130.
  5. Каргалов, 2008, с. 35—36.
  6. Васильевский В. Г. Византия и печенеги (1048—1094) // Труды В. Г. Васильевского. — СПб.: Тип. Императорской Академии Наук, 1908. — Т. 1. — С. 4—5. — 401 с.
  7. Соловьёв, 1851—1879, Т. 1, Кн. 1, с. 112.
  8. Ключевский В. О. Лекция 9 // Курс русской истории. — СПб., 1904. — (Российская императорская библиотека). — ISBN 978-5-699-37781-7.
  9. ПСРЛ. — 2000. — Т. 9. — С. 9.
  10. Татищев, 1994—1996, Т. 2, с. 33.
  11. Перхавко, Сухарев, 2006, с. 95.
  12. Волков, 2016, с. 44.
  13. 1 2 3 ПСРЛ. — 1871. — Т. 2. — С. 26.
  14. 1 2 3 Шефов, 2004, с. 30—31.
  15. 1 2 3 Толочко, 2003, с. 47.
  16. Карамзин, 1816—1829, Т. 1, с. 113—114.
  17. ПСРЛ. — 1871. — Т. 2. — С. 28.
  18. Половой Н. Я. О дате второго похода Игоря на греков и похода русских на Бердаа // Византийский временник. — М.: Наука, 1958. — Т. 14 (39). — С. 145. — ISSN 0132-3776.
  19. Голубовский, 1884, с. 57—58.
  20. 1 2 Плетнёва, 2003, с. 117—118.
  21. Каргалов, 2008, с. 38.
  22. Багрянородный, 1991, О пачинакитах и росах, с. 38—39.
  23. Багрянородный, 1991, О росах, отправляющихся с моноксилами из Росии в Константинополь, с. 46—51.
  24. Shepard, 2006, p. 58.
  25. 1 2 Martin, 2007, pp. 18—21.
  26. Калинина Т. М. Сведения Ибн Хаукаля о походах Руси времён Святослава // Древнейшие государства на территории СССР. 1975. — М., 1976. — С. 98.
  27. Каргалов, 2008, с. 29.
  28. 1 2 3 4 5 Каргалов, 2008, с. 40—41.
  29. 1 2 3 4 ПСРЛ. — 1871. — Т. 2. — С. 42—43.
  30. Гудзь-Марков, 2005, с. 86—87.
  31. Иоанн Скилица. Обозрение истории // Лев Диакон. История / Перевод с греч. М. М. Копыленко, отв. ред. Г. Г. Литаврин. — М.: Наука, 1988. — С. 122. — (Памятники исторической мысли). — ISBN 5-02-008918-4.
  32. Карышковский П. О. Балканские войны Святослава в византийской исторической литературе // Византийский временник. — М.: Наука, 1953. — Т. 6 (31). — С. 56. — ISSN 0132-3776.
  33. Иоанн Скилица. Обозрение истории. — С. 132—133.
  34. 1 2 3 ПСРЛ. — 1871. — Т. 2. — С. 47—48.
  35. Рыбаков, 2004, с. 72.
  36. Сахаров А. Н. На прежних рубежах // Мы от рода русского… (Рождение русской дипломатии). — Л.: Лениздат, 1986.
  37. 1 2 Левченко М. В. История Византии (Краткий очерк) / Под ред. М. В. Тихомирова. — М.: АН СССР, 1956. — С. 287—288.
  38. Карышковский П. О. Балканские войны Святослава в византийской исторической литературе // Византийский временник. — М.: Наука, 1953. — Т. 6 (31). — С. 58. — ISSN 0132-3776.
  39. 1 2 Толочко, 2003, с. 51—52.
  40. Лев Диакон. Книга 9 // История / Перевод с греч. М. М. Копыленко, отв. ред. Г. Г. Литаврин. — М.: Наука, 1988. — С. 82. — (Памятники исторической мысли). — ISBN 5-02-008918-4.
  41. Константин Манассия. Летопись // Родник златоструйный. Памятники болгарской литературы IX—XVIII веков / Пер. И. И. Калиганова, Д. Д. Полывянного, ред. А. Севастьянова. — М.: Художественная литература, 1990. — С. 200. — ISBN 5-280-00631-9.
  42. Соловьёв, 1851—1879, Т. 1, Кн. 1, с. 152—153.
  43. 1 2 ПСРЛ. — 2000. — Т. 9. — С. 39.
  44. 1 2 ПСРЛ. — 1871. — Т. 2. — С. 51—52.
  45. 1 2 Соловьёв, 1851—1879, Т. 1, Кн. 1, с. 153—159.
  46. 1 2 Толочко, 2003, с. 53.
  47. 1 2 3 4 5 Шефов, 2004, с. 32—33.
  48. Shepard, 2006, p. 63—64.
  49. Голубовский, 1884, с. 71.
  50. Кучера М. П. Змиевы валы Среднего Поднепровья / Отв. ред. И. И. Артёменко. — Институт археологии АН УССР. — К.: Наукова думка, 1987. — 204 с.
  51. 1 2 Толочко, 2003, с. 54—55.
  52. ПСРЛ. — 1871. — Т. 2. — С. 83.
  53. Каргалов, 2008, с. 41—45.
  54. ПСРЛ. — 2000. — Т. 9. — С. 57.
  55. ПСРЛ. — 2000. — Т. 9. — С. 64.
  56. ПСРЛ. — 2000. — Т. 9. — С. 58.
  57. 1 2 3 4 Соловьёв, 1851—1879, Т. 1, Кн. 1, с. 184—186.
  58. ПСРЛ. — 1926. — Т. 1. Вып. 1. — С. 122―123.
  59. ПСРЛ. — 1871. — Т. 2. — С. 85—86.
  60. 1 2 3 4 Татищев, 1994—1996, Т. 2, с. 65—68.
  61. 1 2 3 4 Толочко, 2003, с. 58—59.
  62. Гудзь-Марков, 2005, с. 110.
  63. 1 2 3 ПСРЛ. — 1871. — Т. 2. — С. 87―90.
  64. Разин, Е. А. История военного искусства : в 3 т. Т. 2 : История военного искусства VI—XVI вв. / Е. А. Разин. — СПб. : Полигон, 1999. — 656 с. — ISBN 5-89173-040-5. — (Военно-историческая библиотека).
  65. 1 2 Каргалов, 2008, с. 45.
  66. 1 2 ПСРЛ. — 2000. — Т. 9. — С. 68.
  67. Соловьёв, 1851—1879, Т. 1, Кн. 1, с. 190.
  68. Соловьёв, 1851—1879, Т. 1, Кн. 1, с. 187—196.
  69. Martin, 2007, p. 22.
  70. ПСРЛ. — 1871. — Т. 2. — С. 92—98.
  71. Соловьёв, 1851—1879, Т. 1, Кн. 1, с. 193—196.
  72. Пашуто, 1968, с. 107—110.
  73. Poppe A. Spuścizna po Włodzimierzu Wielkim : walka o tron kijowski 1015—1019. (польск.) // Kwartalnik Historyczny. — Warsz.: Semper, 1995. — Т. 102, № 3/4. — С. 13. — ISSN 0023-5903.
  74. 1 2 Титмар Мерзебургский. Книга 8 // Хроника = Chronik / Пер. с лат. И. В. Дьяконова. — 2-е изд. — М.: Русская панорама, 1966. — (Средневековые литературные памятники и источники). — ISBN 978-5-93165-222-1.
  75. Poppe, 1995, s. 20 / Т. 102, № 3/4.
  76. Прядь об Эймунде // Исландские королевские саги о Восточной Европе (до середины XI в.) / Сост. Т. Н. Джаксон, пер. Е. А. Рыдзевской, отв. ред. В. Л. Янин. — М.: Ладомир, 1994. — С. 108—110, § 6. 7. — ISBN 5-86218-138-5. Архивная копия от 28 сентября 2014 на Wayback Machine
  77. 1 2 3 Татищев, 1994—1996, Т. 2, с. 73—75.
  78. Соловьёв, 1851—1879, Т. 1, Кн. 1, с. 198—199.
  79. Прядь об Эймунде, 1994, с. 110—112, § 6. 7.
  80. Каргалов, 2008, с. 48—49.
  81. 1 2 ПСРЛ. — 2000. — Т. 9. — С. 75—76.
  82. ПСРЛ. — 1841. — Т. 3. — С. 210.
  83. 1 2 3 4 5 Соловьёв, 1851—1879, Т. 1, Кн. 1, с. 200—202.
  84. 1 2 3 4 5 6 ПСРЛ. — 1871. — Т. 2. — С. 100—101.
  85. 1 2 Гудзь-Марков, 2005, с. 118—119.
  86. Poppe, 1995, s. 14―15 / Т. 102, № 3/4.
  87. Прядь об Эймунде. — С. 113—115, § 6. 7.
  88. 1 2 3 4 Каргалов, 2008, с. 50.
  89. ПСРЛ. — 1871. — Т. 2. — С. 105.
  90. ПСРЛ. — 1926. — Т. 1. Вып. 1. — С. 151.
  91. Golden, 1990, p. 274.
  92. Martin, 2007, p. 53.
  93. Михаил Пселл. Хронография / Пер. Я. Н. Любарского. — М.Л.: Наука, 1978. — С. 249.
  94. Анна Комнина. Алексиада / Пер. Я. Н. Любарского. — 2-е изд. — СПб.: Алетейя, 1996. — ISBN 978-5-91419-301-7.
  95. Kovalev, 2004, pp. 1156—1157.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]