Рязанов, Давид Борисович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Давид Борисович Рязанов
Давид-Симха Зельман-Берович Гольдендах
Riazanov.jpg
Дата рождения 26 февраля (10 марта) 1870(1870-03-10)
Место рождения Одесса
Дата смерти 21 января 1938(1938-01-21) (67 лет)
Место смерти Саратов
Страна Flag of Russia.svg Российская империя,
Flag of the Russian Soviet Federative Socialist Republic (1918–1937).svg РСФСР (1917—1922),
Flag of the Soviet Union.svg СССР
Место работы
Учёное звание академик АН СССР (1929)
Известен как основатель и первый руководитель Института Маркса и Энгельса
Награды и премии Орден Трудового Красного Знамени Ленинская премия — 1927
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Давид Борисович Рязанов на Викискладе

Давид Борисович Рязанов[комм 1] (при рождении — Давид-Симха Зельман-Берович Гольдендах;[1] 10 марта 1870 года, Одесса — 21 января 1938 года, Саратов, расстрелян) — деятель российского революционного (социал-демократ) и профсоюзного движения, историк, библиограф, архивист, марксовед. Основатель и первый руководитель Института Маркса и Энгельса (ИМЭ), директором которого был более десяти лет с 1921 г. по начало 1931 г.

Академик Академии наук СССР (12.01.1929[комм 2], исключён 03.03.1931[комм 3], восстановлен 22.03.1990[комм 4]).

Биография[править | править код]

Родился в многодетной еврейской семье мелкого торговца Залмана-Бера Ароновича Гольдендаха[2] и его жены Енты (Анны); в семье росло 13 детей — среди них сёстры Фаня (1882), Вера (1885), Софья, Любовь, Тамара, Бейла-Сура (Берта)[3], брат Александр. Учился в Одесской гимназии, из пятого класса которой в 1886 г. был исключён «за неспособность» в греческом языке[4][5].

В революционном движении участвовал с 17-ти лет с 1887 года примкнув к народникам[6], вёл активную работу в рабочих кружках Одессы. стал одним из первых одесских марксистов[6]. В 1889 г. во время своей первой поездки в Париж посещал лекции в Сорбонне и Коллеж де Франс[4], работал в Национальной библиотеке, тогда же познакомился с Г. В. Плехановым и П. Л. Лавровым[5]. При возвращении в Россию из-за заграничной поездки был арестован на границе и после предварительного 18-месячного заключения был без суда, административным порядком, приговорён к четырёхлетнему тюремному заключению с принудительными работами[6].

В 1887, 1891—1896, 1907 годах — в тюрьмах Одессы, Петербурга и Москвы, в частности 5 лет провёл в «Крестах». В 1896—1899 годах находился в ссылке в Кишинёве под гласным надзором полиции; здесь в 1899 году познакомился со своей женой Анной Львовной Брановер (1878—1968). В январе 1900 года выехал с женой за границу[6].

В 1901 году участвовал в конференции в Женеве, а затем на частичном съезде в Цюрихе[6]. Уже с осени 1901 года противодействовал В. И. Ленину[7][8].

Рязанов ничего не выясняет и очень много запутывает. Его критика бесплодна, как девственница, посвятившая себя богу… Рязанов выдаёт себя за ортодокса, но занимается он просто-напросто буквоедством, причём, как мы видели, по временам очень сильно удаляется от ортодоксальной точки зрения. Оно и понятно: чтобы стать «ортодоксом», одной памяти на слова и выражения недостаточно: нужна способность к диалектическому мышлению, которой у Рязанова нет и следа.

С 1901 года возглавлял социал-демократическую группу «Борьба» (отложившаяся от «Лиги русских с.-д.» и пропагандировавшая идею объединения всех с.-д.[6]), которую представлял на II съезде РСДРП в 1903 году. Как отмечает его биограф Я. Рокитянский, он активно участвовал в дискуссии по программному вопросу в 1903 г. и резко критиковал Ленина за сектантство, нетерпимость к инакомыслию, склонность к централизации партии, игнорированию опыта западноевропейской социал-демократии[9]. После раскола партии занимал внефракционную позицию[9].

В революционном 1905 году вернулся в Россию, первое время работал в Одессе, затем, после «Манифеста 17 октября», даровавшего гражданам политические свободы, стал одним из организаторов первых профсоюзов в Петербурге. Вёл работу в социал-демократической фракции 2-й Государственной думы.

В конце 1907 г. был выслан за границу[5], работал в архивах германской социал-демократии, некоторое время был учёным-секретарём у Карла Каутского, опубликовал ряд работ К. Маркса и Ф. Энгельса и другие исторические документы. Занимался исследованиями по истории общественной мысли и рабочего движения.

В 1909 г. он читал лекции в пропагандистской школе группы «Вперёд» на Капри, а в 1911 г. — цикл лекций о профсоюзном движении в России и на Западе в школе Лонжюмо[5].

Участвовал в Циммервальдской конференции как представитель ЦК партии[6].

Перед войной жил в Вене, сотрудничал в «Правде» Л. Д. Троцкого, с которым с тех пор был связан и личной дружбой[уточнить].

С самого начала Первой мировой войны занял интернационалистскую позицию; сотрудничал в парижской газете Ю. О. Мартова и Л. Д. Троцкого «Наше слово».

Давид Рязанов среди делегатов VIII съезда РКП(б) в 1919 году (верхний ряд, четвёртый справа). В центре И. В. Сталин, В. И. Ленин и М. И. Калинин.

В 1917 году, после Февральской революции, в апреле вернулся в Россию и вошёл в организацию «межрайонцев», которая в августе, на VI съезде РСДРП(б) объединилась с большевиками. Присоединение Рязанова к большевикам, как отмечает его биограф Рокитянский, никак не сказалось на его политических взглядах: он продолжал публично выступать против использования насилия в политических целях, против подавления инакомыслия, вмешательства партии в дела профсоюзов, в решение административных проблем, роспуска Учредительного собрания, запрета оппозиционных газет, репрессий, направленных против политических оппонентов[9]. Был членом ВЦСПС; осенью 1917 года был избран депутатом Учредительного собрания от Румынского фронта.

Был в числе тех, кто возражал против ленинского плана вооружённого восстания, а после прихода большевиков к власти выступал за создание многопартийного правительства, против роспуска Учредительного собрания, подавления независимой прессы[4]. Независимый в свои суждениях, отстаивал право на инакомыслие внутри партии. В 1918 году вышел из РСДРП(б) в знак протеста против подписания Брестского мирного договора; в том же году был восстановлен в РКП(б). В 1918—1930 гг. неоднократно выступал против политических преследований, требовал отмены смертной казни, использовал своё влияние (он был членом ВЦИК и ЦИК СССР) для помощи репрессированным, освобождения из тюрем, концлагерей и ссылок многих меньшевиков, эсеров, священнослужителей и т. д.[10]

С июня 1918 по декабрь 1920 г.[комм 5] возглавлял Главное управление архивным делом (Главархив) при Наркомпросе и с 1918 по 1920 г. возглавлял Главное управление по делам науки, был членом коллегии этого наркомата. Входил в состав Государственного учёного совета и президиума Социалистической академии, в создании которой участвовал. В 1921 году разошёлся с большинством ЦК по вопросу о роли партии в профсоюзном движении, был отстранён от работы в ВЦСПС и с тех пор занимался исключительно научной деятельностью.

Во главе Института Маркса и Энгельса[править | править код]

В 1921 году основал и возглавил Институт К. Маркса и Ф. Энгельса (также основатель ЦСПИ), которым руководил до середины февраля 1931 года.

Уже в 1921 г. Рязанов договорился о покупке двух лучших частных библиотек по истории социализма («Если мы купим эти библиотеки, то мы будем иметь в Москве лучшую в мире библиотеку по социализму», — писал он): библиотеки венских адвокатов Теодора Маутнера и его друга Вильгельма Паппенгейма (свыше 20 000 томов, собиралась ими в 1876—1914 гг. и представляла собой богатейшую коллекцию литературы по социализму и анархизму) и библиотеки Карла Грюнберга (собиралась им в 1886—1918 гг. и составила более 10 000 томов по политической истории, рабочему движению, политэкономии)[11] — эти коллекции стали основным ядром книжного собрания Института.

Мы ещё не купили ни одной машины, а уже ряд ценнейших рукописей и редчайших изданий плыл к нам на английском миноносце. Точно ли существовал этот миноносец, или это был лишь героический образ, созданный легендой, похожей на ту, которая окружала первые плавания эпохи великих открытий, я не знаю. Говорили о миноносце очень упорно.

— Вспоминал академик М. Н. Покровский в 1930-м году о книжных приобретениях Рязанова[12]

«Уже в первой половине 20-х годов после одной из дискуссий Рязанов простодушно сказал генсеку: „Брось, Коба, не ставь себя в глупое положение. Все прекрасно знают, что теория не твоя сильная сторона“. От этого мнения академик не отказался и в 30-х годах, утверждая, что ставить Сталина на одну доску с Марксом или даже с Лениным „просто смешно“» [3].

В 1927 году выдвинул идею построить в Москве планетарий. В ответ на это президиум Моссовета в том же году постановил создать в Москве научно-просветительное учреждение нового типа — «Планетарий». Для этого Рязанов выехал в Германию и провёл успешные переговоры с известной оптической компанией Carl Zeiss Jena об изготовлении оборудования для планетария; в 1929 году планетарий был открыт.

Был в числе первых коммунистов, выдвинутых в 1928 году кандидатами в действительные члены Академии наук СССР. Вместе с М. Н. Покровским в марте 1928 г. обратился к руководству ВКП(б) с просьбой не включать его в список претендентов, однако комиссия Политбюро их просьбу отклонила[13]. «Кандидатура т. Рязанова никаких возражений со стороны академиков не вызывает, и её проведение обеспечено» — докладывала в Политбюро в октябре 1928 года комиссия по наблюдению за выборами в Академию наук[14]. Получал предложение Президиума АН СССР баллотироваться на пост вице-президента, но отказался.

В марте 1930 г. торжественно отмечено его шестидесятилетие, был издан специальный сборник «На боевом посту. Сборник к 60-летию Д. Б. Рязанова», а сам он был награждён орденом Трудового Красного Знамени[15].

Одна из комиссий, проверявших работу ИМЭЛ, в 1931 году отмечала, что «в кабинетах не велась исследовательская работа, „не говоря уже об изучении ленинизма“. В кабинетах не было ни одной книжки Ленина. В кабинете философии „собраны все идеалисты-мракобесы (Шопенгауэр, Гуссерль, Шпет и т. д.), к числу современных философов руководство кабинетов Ленина не причислило“»[12]. (С другой стороны — независимо от Института Маркса и Энгельса с 1923 года существовал Институт Ленина.)

Помогал жертвам политических репрессий[9]. Не принадлежа к оппозиции, Рязанов оказывал материальную помощь ссыльным оппозиционерам, в том числе Троцкому, заказывая, в частности, переводы классиков европейской социалистической мысли для своего института[16]. «Так как Д. Б. Рязанов не участвовал в оппозиции, архивы всех крупных деятелей оппозиции, кроме архива Л. Д. Троцкого, были спрятаны в его институте», — свидетельствовал в своих воспоминаниях Исай Львович Абрамович[17].

В 1931 году был обвинён в связях с меньшевиками. Статья с обвинениями Рязанова и других видных сотрудников ИМЭ в меньшевизме и недооценке вклада В. И. Ленина в развитие марксизма появилась в «Правде» 15 января 1931 г.[8] В конце января 1931 года на него начал давать показания бывший сотрудник ИМЭ И. И. Рубин, впоследствии рассказавший об этом сестре, описавшей в своих воспоминаниях достигнутое под давлением «соглашение» между Рубиным и следователем: «Договорились… что он хранил в своем рабочем кабинете в институте (ИМЭ) документы меньшевистского центра, причём, уволившись из института, он в запечатанном конверте передал их Рязанову как документы из истории социал-демократического движения»[8]. В ночь с 15 на 16 февраля 1931 г. арестован, исключён из партии, снят со всех постов, 3 марта исключён из Академии наук СССР постановлением Общего собрания членов Академии[комм 3]. 16 апреля 1931 года Особое совещание по статье 58-4 УК РСФСР постановило выслать его в Саратов[8]. Работал на историческом факультете Саратовского государственного университета и консультантом библиотеки университета. 23 июля 1937 года вновь арестован и 21 января 1938 года Выездной сессией Военной коллегии Верховного Суда СССР приговорён по статье 58, параграфы 8, 11 УК РСФСР к расстрелу. В тот же день расстрелян в Саратове. Ни в 1931 г., ни на предварительном следствии, ни на суде в 1938 г. виновным себя не признал[5]. Реабилитирован 22 марта 1958 г. Военной Коллегией Верховного Суда СССР. В сентябре 1989 г. реабилитирован по партийной линии. Его жена как член семьи изменника Родины находилась в заключении с 1938 по 1943 год.

Цитаты[править | править код]

  • «Наше ЦК совершенно особое учреждение. Говорят, что английский парламент все может; он не может только превратить мужчину в женщину. Наш ЦК куда сильнее: он уже не одного очень революционного мужчину превратил в бабу, и число таких баб невероятно размножается»[7].

Труды[править | править код]

Известная на данный момент библиография оригинальных работ Д. Б. Рязанова насчитывает более полутысячи публикаций и занимает несколько печатных листов, при этом не выявленными остаются многие его зарубежные дореволюционные и послереволюционные публикации, также следует иметь в виду, что, кроме журнальной публикации последних писем Рязанова в середине 1990-х гг., ни одна из его работ не издавалась и не переиздавалась в нашей стране после 1930 г.[15].

Рязанов лично перевел, подготовил к печати и впервые опубликовал множество работ Маркса и Энгельса, к примеру, первую главу «Немецкой идеологии» Маркса и Энгельса, «Диалектику природы» Энгельса, «Конспект книги Бакунина „Государственность и анархия“» Маркса, десятки статей и писем Маркса и Энгельса[15].

Рязанов Д. Б. Англо-русские отношения в оценке К. Маркса (ист.-крит. этюд). — [Пг.] : Изд. Петрогр. Совета Рабочих и Красноарм. Депутатов, 1918. — 127 с.

Отзывы[править | править код]

  • А. В. Луначарский называл его «эрудитом и, бесспорно, учёнейшим человеком нашей партии»[7].
  • До революции 1917 г. Рязанов, по определению Ленина, был нефракционным литератором, социал-демократом, также, по свидетельству Троцкого, Ленин высоко ценил у Рязанова «его глубокую преданность марксистской доктрине, его исключительную эрудицию, его принципиальную честность, непримиримость в деле защиты наследства Маркса и Энгельса»[5].
  • Об отношении Ленина к Рязанову вспоминал Вячеслав Молотов, Ленин, по его словам, называл Рязанова «Опрокинутая библиотека»[18].

Комментарии[править | править код]

  1. Псевдоним Рязанова был взят им по фамилии главного героя повести писателя-народника 1860-х годов В. А. Слепцова «Трудное время». До 1917 г. он подписывал свои работы — Николай Рязанов. Имя Николай, по-видимому, перешло от прежнего конспиративного прозвища — Николай Парижский или просто Николай. (См.: В. А. Смирнова. Д. Б. Рязанов.)
  2. Отделение гуманитарных наук (история); был избран абсолютным большинством голосов (27 из 30) (см.: В. А. Смирнова. Д. Б. Рязанов).
  3. 1 2 По предложению коммунистической фракции АН СССР 3 марта 1931 г. постановлением Общего собрания Д. Б. Рязанов был исключен из числа действительных членов академии ввиду установления факта «его содействия… меньшевикам-интервенционистам» [1].
  4. «Общее собрание Академии наук постановляет… Восстановить (посмертно)… В составе действительных членов АН СССР (академиков)… Рязанова Давида Борисовича, отменив постановление Общего собрания АН СССР от 3 марта 1931 г. № 35» [2].
  5. Освобождён от должности по решению Пленума ЦК РКП(б) от 8 декабря 1920 г. для возглавления новосозданного музея по марксизму, на базе которого в январе след. года по его предложению будет создан Института К. Маркса и Ф. Энгельса.

Примечания[править | править код]

  1. Е. С. Ильина «Жизненный путь Д. Б. Рязанова и вклад в развитие российской исторической науки и архивной области»
  2. Имя в некоторых источниках записано как Зельман-Бер, отчество — Ааронович.
  3. Бейла-Сура Борисовна Гольдендах (в замужестве Шиф) в 1895 году вместе с сыном добровольно последовала из Одессы в ссылку за мужем Иосифом Йохелевичем Шифом, в 1896—1899 годах находилась в Верхоянске, с июня 1899 года — под гласным надзором в Кишинёве.
  4. 1 2 3 Рокитянский Я., Мюллер Р. Красный диссидент. Академик Рязанов — оппонент Ленина, жертва Сталина
  5. 1 2 3 4 5 6 Смирнова В. А. Д. Б. Рязанов // Трагические судьбы: репрессированные ученые Академии наук СССР. — М.: Наука, 1995, с.144—155.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 Рязанов, Давид Борисович
  7. 1 2 3 Рокитянский Я. Г. Глас вопиющего. Академик Д. Б. Рязанов против сталинизации РКП(б)
  8. 1 2 3 4 5 Рокитянский Я. Г. Столкновение Рязанова с Лениным: теоретические и организационные подходы
  9. 1 2 3 4 Рокитянский Я. Г. Последняя общепартийная дискуссия при жизни Ленина. // Вестник Российской АН, 2005, том 75, № 4, с. 367—373
  10. «Я не совершал никакого преступления». Две саратовские рукописи академика Д. Б. Рязанова. 1932—1934 гг
  11. История приобретения коллекций (недоступная ссылка)
  12. 1 2 Библиотека до 1931 года и после (недоступная ссылка)
  13. Из постановления Академии наук СССР от 22 марта 1990 г.: С. 133.
  14. Ъ-Власть — «Коммунисты-академики не должны очутиться в положении неработоспособных»
  15. 1 2 3 «Известный и неизвестный Давид Борисович Рязанов: к 140-летию со дня рождения» (недоступная ссылка — история). Проверено 24 августа 2012. Архивировано 4 сентября 2012 года.
  16. Дойчер И. Разоруженный пророк. М., 2006. С. 423—424
  17. Книга воспоминаний. Часть 1 ::15. И. Т. Смилга ::Bo0k.net
  18. Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым

Литература[править | править код]

  • «Библиографический указатель работ Д. Б. Рязанова и литературы о нём». — М.: Государственная общественно-политическая библиотека, 1995. — 50 с.
  • Рокитянский Я. Г. Гуманист октябрьской эпохи: академик Рязанов Д. Б. — социал-демократ, правозащитник, учёный. — М.: Собрание, 2009. — 576 с.
  • Известный и неизвестный Давид Борисович Рязанов (1870—1938): к 140-летию со дня рождения: материалы научной конференции, [апрель 2011 г.]/ [отв. ред.: И. Б. Цветкова, И. Ю. Новиченко]. — М., 2011. — 252, [3] с.: ил., портр., факс. — Библиогр.: с. 212—230 и в подстроч. примеч . — ISBN 978-5-8183-1790-8.
  • В. А. Смирнова. Д. Б. Рязанов // Трагические судьбы: репрессированные ученые Академии наук СССР. М.: Наука, 1995. — С.144—155.

Ссылки[править | править код]