Салтыков, Михаил Александрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Михаил Александрович Салтыков
Дата рождения 1767(1767)
Дата смерти 6 (18) апреля 1851(1851-04-18)
Гражданство  Российская империя
Род деятельности сенатор, попечитель Казанского учебного округа
Отец Александр Михайлович Салтыков
Дети Софья Михайловна Салтыкова[d]

Михаил Александрович Салтыков[1] (1767—1851) — тайный советник, сенатор, попечитель Казанского учебного округа (1812—1818).

Биография[править | править код]

Граф М. А. Салтыков родился в 1767 г., был сыном А. М. Салтыкова и Марии Сергеевны, урождённой Волчковой (во втором замужестве за Петром Пассеком). Екатерининская эпоха с её просветительными идеями и в частности влияние отца, с одной стороны; личные особенности характера: гордость, отсутствие практической способности применяться к обстоятельствам, с другой, — раз навсегда сообщают определённую окраску всей его жизни и могут вполне объяснить изменчивость его служебной карьеры и разноречивость отзывов о нём современников. В 1787 г., по окончании Шляхетского кадетского корпуса, Салтыков начинает свою военную службу армии поручиком. Эта служба, совпавшая с последними годами царствования императрицы Екатерины, представляет ряд блестящих успехов. Уже в следующем 1788 г. мы находим его в штабе светлейшего князя Потёмкина, в качестве генерал-штаб-квартирмейстера по Черноморскому флоту. Таким образом Салтыков принимает участие во второй Русско-турецкой войне. 1789 г., июля 5-го он уже произведён в секунд-майоры в Сумский гусарский полк с нахождением при князе Потёмкине. Через полгода, 1-го января 1790 г., — в генерал-аудитор-лейтенанты. Через месяц, 1-го февраля того же года, переводится премьер-майором в Санкт-Петербургский драгунский полк, а 2-го ноября 1795 г. получает чин полковника в том же полку. С 3-го октября 1793 г. по 29-е ноября 1796 г. он находится для поручений в ведомстве президента Военной коллегии генерал-аншефа графа Н. И. Салтыкова. Блестящая военная карьера, близость к князю Потёмкину, родственные связи, утончённые светские манеры, образование, ум и красота создают Салтыкову, в эти последние годы императрицы Екатерины, успех и видное положение при дворе. 1-го марта 1794 г. Н. Н. Бантыш-Каменский пишет князю А. Б. Куракину: «Platon Zouboff переходит в те комнаты, где жил князь Потёмкин. Место его занимается Салтыковым, сыном А. М., внуком М. М., бывшего в вотчинной коллегии».

26 ноября 1796 года скончалась императрица, а 29 числа того же месяца Салтыков с чином полковника вышел в отставку и во все царствование императора Павла остался не у дел. 1 мая 1797 года он женился на дочери содержательницы французского пансиона в Петербурге, Елизавете Францевне Ришар, и вел тихую семейную жизнь. Венчание было в Петербурге в соборе Преображения Господня лейб-гвардии Преображенского полка[2].

Менее чем через месяц по смерти императора Павла, 7 апреля 1801 года, Михаил Александрович получил звание камергера и поступил в ведение коллегии Иностранных дел «для употребления к делам по её усмотрению, сообразно с его чином и способностями». 16 сентября 1812 года был призван на пост попечителя Казанского учебного округа после смерти первого попечителя С. Я. Румовского. Приезд в Казань нового попечителя, проникнутого самыми благими намерениями, не замедлил привести к благотворным результатам. Как известно, основание Казанского университета состоялось в 1804 г., тогда же первым попечителем его и Казанского учебного округа был назначен С. Я. Румовский, и издан устав нового университета, в силу которого ему предоставлялось самоуправление. Но Румовский за все время своего попечительства ни разу не побывал в Казани, а устав по разным обстоятельствам не приводился в действие. Всеми делами университета бесконтрольно распоряжался директор Казанской гимназии и профессор истории в Казанском университете, И. Ф. Яковкин, сумевший ловко приобрести полнейшее доверие Румовского. Все жалобы со стороны университетских профессоров и даже административных властей на злоупотребления Яковкина оставались бесплодными: он всегда успевал отделываться от взводимых на него обвинений и остался неограниченным распорядителем университета вплоть до самой смерти Румовского. Первым делом нового попечителя по прибытии в Казань в феврале 1813 г. было донесение министру народного просвещения графу А. К. Разумовскому о плачевном состоянии университета. Внимание Салтыкова в особенности сосредоточивается на хозяйственной стороне: университетские постройки находятся в жалком состоянии, большие денежные суммы, отпускаемые ежегодно на их ремонт, употреблены неизвестно куда, нет никакого контроля относительно расходования денежных сумм. Причиною всех зол Салтыков считает Яковкина, с которым на первых же порах у него происходят столкновения. Михаил Александрович сближается с профессорами-немцами, которые действительно в то время представляли лучшую часть университетского состава. Его старания устранить от распорядительства Яковкина не сразу увенчиваются успехом. Уже в начале 1814 года Яковкин успевает получить из министерства значительную денежную награду, согласно представлению ещё покойного попечителя. Но это было его последнее торжество. Салтыков усердно хлопочет о проведении устава, и 5 (17) июля 1814 последовало торжественное открытие университета. Управление переходит в руки Совета университета, Яковкин устранён, таким образом, от дел и окончательно стушевывается. Это открытие университета на основании данного ему ещё в 1804 г. устава и можно считать самым важным событием за все время попечительства графа Салтыкова. Это очень хорошо понимала среда профессоров того времени, и день 5-го июля был ознаменован восторженными речами, где выражалась уверенность, что с этого времени начнется процветание наук в Казанском университете, и его питомцы дадут полезных деятелей для всех сторон жизни (речь Перевощикова). Благие последствия не замедлили, конечно, обнаружиться в улучшении административной и хозяйственной части. Что же касается «процветания наук», то едва ли самые высокие стремления нового попечителя и университетского совета, точно также как и какие бы то ни было уставы могли помочь делу. Жизнь не давала материала для осуществления этого устава. Лучшими профессорами по-прежнему оставались немцы, но и их не хватало, многие кафедры пустовали, и попытки создать русских профессоров из оканчивающих университет только в редких случаях оказывались успешными. Салтыков в этом отношении ничем, конечно, помочь не мог: состояние современного русского общества, а также исключительное отдалённое положение Казанского университета были тому причиной. Однако, дошедшие до нас его отдельные меры проникнуты стремлением хоть отчасти улучшить положение дел. В 1816 г. состоялось постановление о том, чтобы профессора по желанию замещали пустующие кафедры не по своей специальности с половинным окладом жалованья. Едва ли эти лекции могли принести большую пользу, но все же лучше было что-нибудь, чем ничего. При Салтыкове появляются молодые профессора из русских, окончивших университет (Г. И. Солнцев). Сохранилось известие о попытке профессора анатомии Эберса устроить клинику при университете, без которой успешные занятия его предметом были совершенно невозможны. Михаил Александрович, уезжая в то время, в 1816 году, в Петербург с готовностью предлагал ненужный ему дом попечителя. Впрочем, это дело почему-то не увенчалось успехом — министерство нашло неудобным отдать этот дом под клинику. Но времена опять изменились: 4-го августа 1818 г. Салтыков уволен был, согласно его прошению, от должности попечителя с оставлением только в ведомстве Коллегии иностранных дел. В 1819 году последовала ревизия Казанского университета М. Л. Магницким, слухи о которой, точно также как и назначение перед тем министром народного просвещения князя А. Н. Голицына, и заставили Михаила Александровича поторопиться отставкой. Наконец, в последний период жизни, в царствование императора Николая, С. занимает постепенно целый ряд почётных должностей и получает высшие награды. В апреле 1828 г. он — тайный советник с сохранением всех окладов, в декабре того же года — сенатор. В феврале 1830 г. он был назначен почётным опекуном Московского опекунского совета и производил вместе с сенатором Огарёвым ревизию Рязанской губернии. 30-го марта того же года он назначен обер-директором Московского коммерческого училища, затем членом училищного совета ордена св. Екатерины и управляющим Александровским училищем. 20-го апреля 1849 г., согласно прошению, был уволен в отставку с пенсией. Таковы последние годы жизни этого идеалиста, поклонника Руссо и философов XVIII века, приветствовавшего с сочувствием французскую революцию и заслужившего при всем своём отвращении к террору, название якобинца. Его обвиняли иногда в излишней гордости, в причудливом и дурном нраве, в неумении вести дела. Но в тех же самых резких отзывах современников слышится невольное уважение к его природному уму и высокому развитию, благодаря которым С. ушёл на целое поколение вперёд от своего времени. Надо прибавить к этому, что во все время своего долгого пребывания в Москве, где у него был собственный дом, С. вращается в самом центре художественных и литературных интересов, состоит видным членом литературного общества «Арзамас» и находится в самых дружественных отношениях с такими людьми, как барон Дельвиг и Пушкин. (Дочь Михаила Александровича, Софья Михайловна — в первом замужестве за бароном Дельвигом). «Кланяйся от меня почтенному, умнейшему арзамасцу, будущему своему тестю», — пишет Пушкин Дельвигу в октябре 1825 г. Приняв все это во внимание, надо будет признать, что Салтыков принадлежал к числу таких людей, значение которых заключается не в их практической деятельности, а в духовном складе личности, бескорыстно стремившейся к достижению возвышенного идеала.

Примечания[править | править код]

  1. Салтыков, Михаил Александрович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. ЦГИА СПб. ф.19. оп.111. д.122. с. 91.

Источник[править | править код]