Самость

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Буддийская мандала — один из вариантов символического выражения самости
Иисус Христос — другой вариант символического выражения самости

Са́мость (нем. Selbst — «я», собственная личность) — в аналитической психологии Карла Густава Юнга, архетип порядка, являющийся центром целостности сознательного и бессознательного душевного бытия человека[1] и принципом их объединения.

Отдельные мысли о самости появились уже в ранних письмах Юнга, но как достаточно проработанная идея она зафиксирована лишь в 1920 г. В 1958 г. понятие самости получило завершенное выражение в качестве постулата, призванного объяснить данные, полученные опытным путём[2].

« Самость является нашей жизненной целью, так как она есть завершенное выражение этой роковой комбинации, которую мы называем индивидуальностью...
Юнг К.Г. Два эссе по аналитической психологии // CW. Vol. 7. Р. 238[3]
»
« Что бы ни означала целостность человека — самость — сама по себе, эмпирически это спонтанно продуцируемый бессозна­тельным образ жизненной цели, независимый от желаний или страхов сознания.
Юнг К.Г. "Ответ Иову"[4]
»
« Самость, наравне со всеми архетипами, обладает парадоксальным, антиномичным характером. Она — и мужчина, и женщина, и старец, и дитя, она и сильна, и беспомощна, и велика, и мала. Самость представляет собой подлинное "complexio oppositorum" (лат.: переплетение противоположностей, определение Бога у Николая Кузанского), хотя это не означает, что в ней самой содержится что-либо противоречивое.
Юнг К.Г. "Aion"[5]
»

Символами самости выступают окружность, другие фигуры и образы (буддийская мандала, Христос).

«

Христос репрезентует архетип самости. Как мы должны помнить богов античности, чтобы оценить психологическую значимость архетипа анимы/анимуса, так и Христос для нас - ближайшая аналогия самости и ее значения. Естественно, речь идет не об искусственно созданной или произвольно полагаемой коллективной ценности, но о чем-то действенном и присутствующем per se, заставляющем ощутить свою действенность, независимо от осознания ее субъектом.

Проведенную мной параллель между Христом и самостью надо воспринимать только как психологическую - так же как параллель с рыбой является мифологической. О вторжении в сферу компетенции метафизики, то есть веры, здесь нет и речи.

Так, современная психология оказывается перед лицом вопроса, весьма напоминающего тот, что некогда стоял перед алхимиками: является ли самость символом Христа или Христос - символом самости? Данная моя работа подтверждает вторую из альтернатив. Я попытался показать, как традиционный образ Христа концентрирует в себе характеристики архетипа -а именно, архетипа самости.

Юнг К. Г. AION // гл.5 Христос, символ самости[6]
»

Приближение к самости возможно путём индивидуации, и как правило происходит во время кризиса среднего возраста. Достижение самости практически невозможно[7].

Примечания[править | править исходный текст]