Сандро из Чегема

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сандро из Чегема
Жанр эпопея, плутовской роман
Автор Фазиль Искандер
Язык оригинала русский
Дата написания 1966—
Дата первой публикации 1973 (журнальная)

«Сандро́ из Чеге́ма»[1] — роман (цикл новелл), эпопея Фазиля Искандера, которую сам автор отнёс к жанру плутовского романа. Центральное произведение в творчестве писателя. Впервые одна из новелл цикла была опубликована в 1966 году. Первое журнальное издание в СССР, сильно купированное цензурой, вышло в свет в 1973 году, после чего Фазиль Искандер продолжил работу над циклом. Роман переведён на многие иностранные языки. В 1989 году за создание романа «Сандро из Чегема» писатель был удостоен Государственной премии СССР[2]:603.

История создания[править | править код]

В первой главе «от автора» писатель вспоминает о том, что идея книги, «воспевающей поэзию народной жизни», родилась у него ещё в детстве. Из Чегема родом была мать Искандера, и в детстве он провёл там много времени. Работа над произведением продолжалась много лет, дополняясь автобиографическими мотивами, новыми образами и подробностями, подсказанными самой жизнью.

Исследователи творчества Искандера не относили его к литературным диссидентам, таким как Александр Солженицын, однако судьба центрального произведения в творчестве писателя была трудной[3]. В 1966 году после серии рассказов и стихотворных произведений Фазиль Искандер переходит к более крупной литературной форме — выходит его повесть «Созвездие Козлотура»[2]:602. В этом же году на страницах газеты «Неделя» (литературное приложение к «Известиям») появилась одноимённая новелла «Сандро из Чегема»[4]:226. После этого почти ежегодно в различных советских изданиях выходили отдельные новеллы будущего романа. Первая публикация его как самостоятельного произведения увидела свет в 1973 г. («Новый мир», № 8-11) и составила не более трети от написанного к тому времени материала, будучи сильно обрезана цензурой[5]. В 1973 г. в свет вышла целая плеяда знаковых для русской литературы произведений: Москва-Петушки, Школа для дураков, Архипелаг ГУЛАГ, Пикник на обочине, Колымские рассказы и др.[6]

Издательство «Ардис» осуществило публикацию полного текста «Сандро из Чегема» в 1979 и 1981 годах в США (перевод Сьюзан Браунсбергер). С началом перестройки начали выходить ранее не печатавшиеся в полном объёме новеллы из романа («О, Марат!», 1988). Полное издание на русском языке в трёх томах увидело свет в 1989 г.[3][7]

Сюжет[править | править код]

Роман образуют 32 новеллы в составе трёх книг. Новеллы не объединены линией общего сюжета, но рассказывают о судьбе главного героя Сандро Чегемского, его родственников, жителей Чегема. В романе повествуется история многих реальных исторических лиц: Иосифа Сталина (в романе его часто называют Большеусый), Нестора Лакобы, Ноя Жордания, принца Ольденбургского, а также вымышленных героев и даже целых вымышленных народностей (эндурцев и кенгурцев). Главный герой новеллы «Широколобый» — буйвол. Время действия простирается от дореволюционной истории до брежневской эпохи.

Я думаю, так возник чегемский миф о Ленине. Чегемцы про него говорили, что он «хотел хорошего, но не успел». Чего именно хорошего, они не уточняли. Иногда, стыдясь суесловного употребления его имени и отчасти кодируя его от злого любопытства темных сил природы, они не называли его, а говорили: Тот, кто Хотел Хорошего, но не Успел. По представлению чегемцев, над которыми в моё время молодежь втихомолку посмеивалась, Ленин был «величайшим абреком всех времен и народов». Он стал абреком после того, как его старшего брата, тоже великого абрека, поймали и повесили по приказу Царя.
«Харлампо и Деспина»

Истории романа — картины жизни Чегема, неспешной сельской жизни, любви, ненависти, мести и воздаяния. Большинство из них представляют собой рассказ от третьего лица — воспоминания много повидавшего на своём веку пожилого Сандро, которыми он делится с безымянным автором романа. Жанровая принадлежность историй весьма разнообразна: драма, сказка, притча, детектив.

Сандро — крестьянин, сын старого Хабуга и обитатель большого дома, прожил долгую жизнь, полную ярких событий. Не раз на него покушались. Он был любовником сванской княгини. Выступал в фольклорном ансамбле песни и пляски. Впоследствии дядя Сандро прославился как тамада — один из самых знаменитых в своих краях.

Место действия — главным образом, село Чегем. Село реально существовало — но ныне заброшено[8]. Также события происходят в различных местах (вымышленных и реальных) Абхазии: Мухусе, Батуме, Кенгурске, Анастасовке. География реальных мест соблюдена и описана в романе достаточно точно[4]:255. Важное место действия и неодушевлённое действующее лицо романа, вокруг которого кипит жизнь и разворачиваются события, — молельное дерево, древний орех, растущий с незапамятных времён на окраине села. Недаром последняя новелла романа, повествующая об угасшей жизни в Чегеме, рассказывает о конце молельного ореха, обрушившегося от старости. В этой же главе упоминается, что зачах чегемский родник, вода которого когда-то побудила старого Хабуга поселиться на этом месте.

Пристальное внимание в произведении уделено обычаям и абхазскому этикету, подтверждение которым можно также найти в абхазском кодексе моральных правил Апсуара и Нартском эпосе. Подробно описываются обычаи, связанные с родом, очагом, родственными отношениями. Очень важное значение в сюжете играют обычаи, связанные с кровной местью. Апофеозом истории о мести становится новелла о пастухе Махазе, убившем своего родственника за то, что тот обесчестил его дочерей[9].

Таким образом, в романе затронуты многие темы: детские воспоминания, сложное религиозно-этническое противостояние народностей, населяющих Кавказ, сталинские репрессии, коллективизация[3].

В романе прослеживается связь с другими произведениями и героями Искандера: «Стоянкой человека», романом-анекдотом «Созвездие козлотура», циклом рассказов о Чике и другими произведениями[4]:133[10].

Персонажи романа[править | править код]

  • Дядя Сандро — легендарный тамада, главный герой произведения
  • Тётя Катя — жена дяди Сандро
  • Хабуг — отец дяди Сандро
  • Тали — дочь дяди Сандро
  • Кязым — бригадир сборщиков табака
  • Махаз — младший брат Кязыма

Проблематика[править | править код]

Село Чегем в районе Кодорского ущелья[8]
Расположение
43°06′18″ с. ш. 41°46′08″ в. д.HGЯO
Страна
Грузия
Red pog.png
Село Чегем в районе Кодорского ущелья[8]

Жанровую принадлежность произведения сложно определить однозначно, но прежде всего литературоведы относят роман к эпосу. Главный герой произведения — народ. Особое обаяние сюжетных перипетий в родоплеменном характере взаимоотношений у абхазцев, с обычаями вместо законов, в гармонии с природой. Для героев романа Бог — природа, а обряд причащения происходит за вкушением мамалыги и распитием вина. Фазиль Искандер в интервью говорил, что роман повествует о детстве человечества[11]. Пётр Вайль, анализируя роман Фазиля Искандера, усмотрел близкую аналогию с замкнутым миром, изображённым в цикле о Йокнапатофе. Американский юг на переломе времён, описанный Уильямом Фолкнером, по духу очень близок к Чегему. Таким образом, роман происходит родом из народного эпоса и одновременно становится диалектическим разрушением эпоса[12].

Особый юмор, присущий только Фазилю Искандеру, естественен и составляет неотъемлемое целое с сюжетом. Критики сравнили его со стилем Марка Твена в «Приключениях Гекльберри Финна»[3]. Главный герой — хоть и крестьянин по происхождению, но читатель не так часто застанет его с мотыгой на грядке. Дядя Сандро — типичный образец хитреца, народного героя, который находит выход из любой проблемы и любую житейскую ситуацию обратит себе на пользу[2]:602. Стихия дяди Сандро — это кавказское застолье и артистическое произнесение тостов. Двойственная природа романа проявляется в шуточных ситуациях, в которые попадают герои. Иллюстративен в этом смысле эпизод в новелле «Колчерукий». Поминки по умершему, который прожил долгую жизнь и оставил потомство, в понимании абхазцев не повод для печали. Это оживлённое и, по-своему, радостное событие — человек обманул смерть и заслуживает того, чтобы его проводили добрым словом. Смерть — оборотная сторона жизни в вечном круговороте[12].

Роман нельзя отнести к тем произведениям своего времени, которые откровенно бросали вызов цензуре и тоталитарному режиму. Однако за мягкой иронией и философским взглядом на мир явственно проглядывает сатирическое изображение власти и лидеров государства[13]. Один из основных конфликтов — столкновение советского общества развитого социализма с патриархальным укладом абхазской провинции. Отчётливо различимая политическая и публицистическая подоплёка — важная составляющая романа, неотделимого от времени и общества. Вожди (Сталин, Берия, Хрущёв), которым уделено значительное внимание в сюжете романа, оказываются неожиданным образом противостоящими другой группе героев — простым крестьянам. В этом несоразмерном противопоставлении ещё раз проявляется плутовская, карнавальная составляющая произведения[12][10].

Ключевая особенность романа, необходимая для оценки влияния на советскую и российскую литературу, — его билингвистическая природа. Такие примеры в истории советской литературы известны: Чингиз Айтматов, Юрий Рытхэу и другие писатели, которые писали и на родном языке, но главным образом известны по своему творчеству на русском языке. Написанный по-русски роман воспевает прежде всего Абхазию и абхазцев. В нём рассказывается об обычаях, легендах, привычках коренных жителей «рая на земле» села Чегем. Пытаясь передать непереводимые понятия, автор вводит неологизмы, такие как, например, горевестник, кумхоз и другие. Парадоксальная природа произведения, уходящего корнями в классику как русской, так и абхазской литературы, в народный эпос, приносит читателю возможность познакомиться с произведением нового типа. Сплав многих жанров обогатил две культуры произведением, в котором рассказ о маленьком абхазском селе стал отражением катаклизмов и потрясений XX века, которые пережила большая страна[10][9].

Абхазия — идеальный эксперимент по стыковке доклассового общества с бесклассовым, древней морали с моральным кодексом, архаичного сознания с социалистической сознательностью. Искандер в Чегеме нашел не только кладезь фольклора, но и социальный эксперимент, действующую модель общества. Теперь есть Абхазия географическая, историческая и искандеровская, в которой он раскрывает «значительность эпического существования маленького народа»

[12].

Экранизации и постановки[править | править код]

Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Сандро из Чегема

Отдельные новеллы из цикла Сандро из Чегема экранизировались:

Театральные постановки:

  • 2012 — «Широколобый» — постановка труппы Хабаровского краевого театра драмы и комедии. Инсценировка/постановка/сценография Владимира Оренова.

Примечания[править | править код]

  1. Ударения в названии проставлены в соответствии с произношением автора.
  2. 1 2 3 Кто есть кто в мире : 1500 имен. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2003. — 1678 с. — ISBN 9785812300883.
  3. 1 2 3 4 Susan Jacoby. An Abkhazian Mark Twain. (англ.). New York Times. Проверено 15 мая 1983. Архивировано 7 сентября 2012 года.
  4. 1 2 3 Наталья Иванова. Смех против страха, или Фазиль Искандер. — М.: Советский писатель, 1990. — 312 с. — ISBN 5-265-01500-0.
  5. Искандер Фазиль Абдулович (рус.) // biograph.ru. Архивировано 20 марта 2007 года.
  6. Андрей Левкин. Тридцать восемь лет — не срок (рус.). Проверено 8 июля 2011. Архивировано 7 сентября 2012 года.
  7. Фазиль Искандер. Сандро из Чегема. — М.: Московский рабочий, 1989. — ISBN 5-239-00608-3.
  8. 1 2 Абхазия — по стране (рус.). Архивировано 7 сентября 2012 года.
  9. 1 2 О. С. Козэль. Роман Фазиля Искандера «Сандро из Чегема» в свете абхазского кодекса «Апсуара» (рус.). Проверено 25 декабря 2011. Архивировано 7 сентября 2012 года.
  10. 1 2 3 О. С. Козэль. Проза Фазиля Искандера. Мировидение писателя. Поэтика (рус.) : автореферат диссертации.
  11. Майя Кучерская. Фазиль Искандер: Очеловечивание человека. Беседа о гармонии, смехе и поэзии дома (рус.) // Российская газета. — 04.03.2004. — № 3420.
  12. 1 2 3 4 Пётр Вайль, Александр Генис. Дядя Сандро и Иосиф Сталин (рус.) // Современная русская проза. — 1982.
  13. Станислав Кувалдин. Переживший время (рус.). Фонд «Русский мир» (09.03.2009). Проверено 25 декабря 2011. Архивировано 7 сентября 2012 года.