Сартр, Жан-Поль

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Жан-Поль Сартр
фр. Jean-Paul Sartre
Sartre 1967 crop.jpg
Жан-Поль Сартр, 1967 г.
Имя при рождении фр. Jean-Paul Charles Aymard Sartre
Дата рождения 21 июня 1905(1905-06-21)
Место рождения Париж, Франция
Дата смерти 15 апреля 1980(1980-04-15) (74 года)
Место смерти Париж, Франция
Страна
Альма-матер
Язык(и) произведений французский
Школа/традиция атеистический экзистенциализм, марксизм
Направление Европейская философия
Период Философия XX века
Основные интересы метафизика, эпистемология, этика, политика, феноменология, онтология
Значительные идеи неопределённость развития событий, трансцендирование
Оказавшие влияние Кант, Шопенгауэр, Гегель, Кьеркегор, Ницше, Гуссерль, Хайдеггер, Маркс, Бергсон, Бовуар
Испытавшие влияние Бовуар, Фанон, Эчеверриа, Камю
Премии Нобелевская премия — 1964 Нобелевская премия по литературе (1964; отказался)
Награды Отказался от награждения Орденом Почётного легиона (1945)
Подпись Подпись
Логотип Викицитатника Жан-Поль Сартр в Викицитатнике
Логотип Викитеки Жан-Поль Сартр в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Жан-Поль Шарль Эма́р Сартр (фр. Jean-Paul Charles Aymard Sartre; 21 июня 1905, Париж — 15 апреля 1980, там же) — французский философ, представитель атеистического экзистенциализма19521954 годах Сартр склонялся к марксизму, впрочем, и до этого позиционировал себя как человек левого толка), писатель, драматург и эссеист, педагог.

Лауреат Нобелевской премии по литературе 1964 года, от которой отказался.

Биография[править | править код]

Жан-Поль Сартр родился в Париже и был единственным ребёнком в семье. Его отец Жан-Батист Сартр, офицер военно-морских сил Франции, мать — Анна-Мария Швейцер. По материнской линии Жан-Поль был двоюродным племянником Альберта Швейцера. Когда Жан-Полю было 15 месяцев, его отец умер. Семья перебралась в родительский дом в Мёдоне.

Образование Сартр получил в лицеях Ла-Рошели, окончил Высшую нормальную школу (фр. École normale supérieure) в Париже с диссертацией по философии, стажировался во Французском институте в Берлине (1934). Преподавал философию в различных лицеях Франции (1929—1939 и 1941—1944); с 1944 года целиком посвятил себя литературной работе. Ещё в студенческие годы познакомился с Симоной де Бовуар, ставшей не просто спутницей его жизни, но ещё и автором-единомышленником.

В октябре 1945 года вместе с Симоной де Бовуар и Морисом Мерло-Понти основал журнал «Новые времена» (Les Temps modernes).

В 1949 году выступал в качестве защитника СССР и советского строя на процессе Кравченко в Париже. Выступал как сторонник мира на Венском конгрессе народов в защиту мира в 1952 году, в 1953 году был избран членом Всемирного Совета Мира.

В 1956 году Сартр и редакция журнала «Новые времена» дистанцировались (в отличие от Камю) от принятия идеи французского Алжира и поддержали стремление к независимости алжирского народа. Сартр выступает против пыток, защищает свободу народов определять свою судьбу, анализирует насилие как гангренную производную колониализма.

После неоднократных угроз французских националистов ими была дважды взорвана его квартира в центре Парижа; редакцию «Новых времён» боевики-националисты захватывали пять раз.

Жан-Поль Сартр и Симона Бовуар беседуют с Че Геварой. Гавана, февраль 1960 года

Сартр, как и многие представители интеллигенции стран третьего мира, активно оказывал поддержку кубинской революции 1959 года. В июне 1960 года он написал во Франции 16 статей, озаглавленных «Ураган на сахар». В это время он сотрудничал с кубинским новостным агентством «Пренса Латина». Но потом произошёл разрыв[1] c Кастро, в 1971 году из-за «дела Падилья», когда кубинский поэт Падилья был заключён в тюрьму за критику режима Кастро.

Сартр принял активное участие в Трибунале Рассела по расследованию военных преступлений, совершенных во Вьетнаме. В 1967 году Международный трибунал по расследованию военных преступлений провёл два своих заседания — в Стокгольме и в Роскилде, где Сартр произнёс свою нашумевшую речь о геноциде, в том числе во французском Алжире.

Сартр был участником революции во Франции 1968 года (можно даже сказать, её символом: бунтующие студенты, захватив Сорбонну, впустили внутрь одного только Сартра), в послевоенные годы — многочисленных демократических, маоистских движений и организаций. Участвовал в протестах против Алжирской войны, подавления Венгерского восстания 1956 года, Вьетнамской войны, против вторжения американских войск на Кубу, против ввода советских войск в Прагу, против подавления инакомыслия в СССР. В течение жизни его политические позиции достаточно сильно колебались, но всегда оставались левыми, и всегда Сартр отстаивал права обездоленного человека, того самого униженного «Самоучки», если цитировать роман «Тошнота».

В 1968 году во время студенческих волнений в Париже Жан-Поль Сартр отказался от учреждения студенческой премии в свою честь в Сорбонне (премию предполагалось присуждать за лучшее студенческое эссе на темы, посвящённые проблемам трактовки понятий свободы, экзистенциального выбора и гуманизма в целом)[источник не указан 1537 дней].

Во время очередного протеста, переросшего в беспорядки, был задержан Ж.-П.Сартр, что вызвало негодование студенчества. Когда об этом узнал Шарль де Голль, то он приказал выпустить Сартра, сказав: «Франция Вольтеров не сажает».[1]

Могила Сартра на кладбище Монпарнас

Жан-Поль Сартр умер 15 апреля 1980 года в Париже от отёка лёгких, и в последний путь его провожали 50 тысяч человек.

Творчество[править | править код]

Литературная деятельность Сартра началась с романа «Тошнота» (фр. La Nausée; 1938). Многими критиками этот роман считается лучшим произведением Сартра, в нём он поднимается до глубинных идей Евангелия, но с атеистических позиций.

В 1964 году Жан-Поль Сартр был удостоен Нобелевской премии по литературе «за богатое идеями, пронизанное духом свободы и поисками истины творчество, оказавшее огромное влияние на наше время».

Он отказался принять эту награду, заявив о своём нежелании быть чем-либо обязанным какому-либо социальному институту и поставить под сомнение свою независимость. Точно так же в 1945 году Сартр отказался от ордена Почётного легиона[2]. Кроме того, Сартра смущала «буржуазная» и ярко выраженная антисоветская ориентация Нобелевского комитета, выбравшего, по его словам («Почему я отказался от премии»), неудачный момент для присвоения премии — когда Сартр открыто критиковал СССР.

В том же году Сартр заявил о своём отказе от литературной деятельности, охарактеризовав литературу как суррогат действенного преобразования мира.

Мировоззрение Сартра сложилось под влиянием, прежде всего, Бергсона, Гуссерля, Достоевского и Хайдеггера. Увлекался психоанализом. Написал предисловие к книге Франца Фанона «Проклятьем заклеймённые», способствуя тем самым популяризации его идей в Европе. Ввёл в обиход литературной критики термин «Антироман», ставший обозначением литературного направления.

Философская концепция[править | править код]

Свобода[править | править код]

Одним из центральных понятий для всей философии Сартра является понятие свободы. У Сартра свобода представлялась как нечто абсолютное, раз и навсегда данное («человек осужден быть свободным»). Она предшествует сущности человека. Сартр понимает свободу не как свободу духа, ведущую к бездействию, а как свободу выбора, которую никто не может отнять у человека: узник свободен принять решение — смириться или бороться за своё освобождение, а что будет дальше — зависит от обстоятельств, находящихся вне компетенции философа.

Концепция свободы воли развертывается у Сартра в теории «проекта», согласно которой индивид не задан самому себе, а проектирует, «собирает» себя в качестве такового. Тем самым, он полностью отвечает за себя и за свои поступки. Для характеристики позиции Сартра подходит им самим приведённая в статье «Экзистенциализм — это гуманизм» цитата Понжа: «Человек — это будущее человека».

«Экзистенция» и есть постоянно живой момент деятельности, взятый субъективно. Этим понятием обозначается не устойчивая субстанция, а постоянная потеря равновесия. В «Тошноте» Сартр показывает, что мир не имеет смысла, «Я» не имеет цели. Через акт сознания и выбора «Я» придаёт миру значение и ценность.

Именно человеческая деятельность придаёт смысл окружающему миру. Предметы — это знаки индивидуальных человеческих значений. Вне этого они — просто данность, пассивные и инертные обстоятельства. Придавая им то или иное индивидуально-человеческое значение, смысл, человек формирует себя в качестве так или иначе очерченной индивидуальности.

Отчуждение[править | править код]

С понятием свободы связывается понятие «отчуждение». Современного индивида Сартр понимает как отчуждённое существо: его индивидуальность стандартизована (как стандартизован официант с профессиональной улыбкой и точно рассчитанными движениями); подчинена различным социальным институтам, которые как бы «стоят» над человеком, а не происходят от него (например, государство, которое представляет отчуждённый феномен — отчуждение у индивида способности принимать участие в совместном управлении делами), а следовательно, лишена самого важного — способности творить свою историю.

Отчуждённый от себя человек имеет проблемы с материальными предметами — они давят на него своим навязчивым существованием, своим вязким и солидно-неподвижным присутствием, вызывая «тошноту» (тошнота Антуана Рокантена в одноименном произведении). В противовес этому Сартр утверждает особые, непосредственные, цельные человеческие отношения.

Диалектика[править | править код]

Суть диалектики заключается в синтетическом объединении в целостность («тотализация»), поскольку лишь внутри целостности имеют смысл диалектические законы. Индивид «тотализирует» материальные обстоятельства и отношения с другими людьми и сам творит историю — в той же мере, в какой она — его. Объективные экономические и социальные структуры выступают в целом как отчуждённая надстройка над внутренне-индивидуальными элементами «проекта». Требование тотализации предполагает, что человек раскрывается во всех своих проявлениях целиком.

Тотализация расширяет пространство человеческой свободы, так как индивид осознаёт, что история создается им самим.

Сартр настаивает на том, что диалектика исходит именно от индивидуума, потому что отсюда вытекает её принципиальная познаваемость, «прозрачность» и «рациональность», как результат непосредственного совпадения человеческой деятельности и познания этой деятельности (совершая какой-либо поступок, человек думает, что знает, для чего он его совершает). Поскольку же в природе ничего этого нет, Сартр выступает с отрицанием диалектики природы, выдвигая против неё целый ряд аргументов.


Сартр и маоизм[править | править код]

"Сартр, бывший долгое время «попутчиком» ФКП, разуверившись, в конце концов, в возможности практической радикализации и теоретического обновления традиционного коммунистического движения, но при этом не являющийся, по собственному признанию, сторонником идей Мао Цзэдуна, оказывал поддержку «Пролетарской Левой», состоявшей в основном из учеников Альтюссера, и стал главным редактором газеты этой организации, для которой он был привилегированным союзником . Какими же  мотивами руководствовался Сартр, когда пошел на свое сотрудничество с, пожалуй, самой боевитой и менее всего озабоченный теоретическими вопросами французской маоистской организацией?  

Во-первых, как это ни странно, Сартр видел в практике маоизма осуществление своих собственных размышлений, давно занимавших его как философа, а именно проекта по выявлению освободительного потенциала диалектического метода, отвергнутого советским марксизмом, который придерживался сциентистского и детерминистского прочтения диалектики. С этой точки зрения китайская версия марксизма обладала преимуществом, которое дало о себе знать во время Культурной революции, являющейся практическим действием, демонстрирующим отказ от детерминистского представление о характере общественного развития, моментом разрыва с прошлым культурным и политическим опытом, событием слома всякой устойчивой социальной структуры, чреватой отчуждением, насильственной приостановкой социального творчества. В этом отношении китайский опыт обладает универсальной значимостью и имеет отношение в том числе и к французской действительности. Ведь, «если вы верите в детерминизм, то у вас нет возможности объяснить текущее антииерархические и либертарианский настроения, которые мы встречаем в разных слоях французского населения. Если вы детерминированы, зачем вам требовать свободы?» - вопрошает Сартр. Советская версия марксизма, принятая в качестве идейной платформы ФКП как раз и становилась препятствием на пути осознания новых тенденций в освободительной практике, которые стали фактом французской общественной жизни в конце 1960-х гг.  

Вторым обстоятельством, привлекшим внимание французского мыслителя к маоизму, является предложенный этим течением ответ на вопрос о значении интеллигенции как социальной группы. Развитие Сартра как философа было определено его стремлением к конкретизации понятия свободы через обнаружение его общественно-исторического содержания. Отправным пунктом на этом пути для него послужила французская картезианская традиция, сформировавшая в течении своего трехвекового господства представление о свободе как о работе независимой мысли и способности суждения, нежели творческом акте . В этом плане принятие Сартром феноменологического метода в той его интерпретации, которая делала основополагающей идеей интенциональность и отвергала трансцендентальный поворот Гуссерля к конститутивной деятельности субъекта, было попыткой преодолеть представление о свободе как деятельности замкнутой на себя мысли . Однако данная критика картезианского идеала свободы оставалась еще внутри теоретического буржуазного разума и не могла быть последовательной и радикальной. Преодоление столь одностороннего представления стало возможным для Сартра только после того, как он понял глубокую связь, существующую между категорией свободы и общественно-исторической практикой. Этот перелом наступил благодаря осознанию им опыта поражения в войне и  участию в Сопротивлении. Идея свободы мысли как абсолютного онтологического события оказалась бессильной перед лицом истории, показавшей полную неспособность этой интеллектуальной конструкции стать идейной основой эффективной борьбы с силами реакции. Стало очевидным, что идея независимой и замкнутой на себя мысли является иллюзией, превратным способом самосознания определенной социальной группы – интеллигенции. Слабость картезианского понимания свободы предопределена не только и даже не столько ее абстрактным теоретическим характером, а скорее тем, что она является самосознанием социального слоя, который по своей сущности не может выступить самостоятельным субъектом исторического действия, а значит, и придать значимому для этой социальной группы понятию свободы общественно-историческую конкретность. Самозамыкание философского разума не является результатом только его внутренней работы, но следствием, вызванным действием принципа разделения общественного труда, приводящего к гетерогенности между теоретическим мышлением и общественной практикой.  

Открытие механизмов социальной обусловленности, действие которых не ограничивается содержательной или тематической стороной и простирается вплоть до внутренней формы и структуры философского мышления, заставило Сартра поставить под сомнение положение «независимого интеллектуала» и выдвинуть на первый план проблему ангажированности, вовлеченности интеллигенции в общественно-политическую практику. Опыт «попутничества» показал ему невозможность полноценного соучастия интеллектуалов в освободительной борьбе на условиях ФКП, и поэтому, как говорил сам Сартр, именно «с маоистами мы должны были пойти дальше и бросить вызов интеллектуалу, и видеть в нем больше не человека, особо одаренного от природы, а выгодоприобретателя и одновременно жертву разделения труда». Первым шагом на этом пути должен стать отказ интеллигенции от претензии на руководство народными массами, напротив, ее подлинная революционная задача будет заключаться в том, чтобы стать голосом, высказывающим мысль рабочего класса, что предполагает умение слышать трудящихся, правильно понимать присущие им формы выражения мысли. По завершении этого процесса, как считали маоисты из «Пролетарской Левой», интеллектуал должен был стать специалистом, обслуживающим своими знаниями интересы рабочего класса. Однако окончательный успех этого преобразования маоисты связывали с установлением диктатуры пролетариата, когда станет возможным, с одной стороны, обеспечить массовый приток в университеты рабочей молодежи, а с другой – реформировать всю систему образования по направлению его единства с производственной и научно-экспериментальной практикой. Такой идеал, как виделось сторонникам «Пролетарской Левой», начал осуществляться в маоистском Китае, где, по словам Жейсмара, появилось новое студенчество, которое рабочий класс отправляет «учиться, работая на фабрике, в полях; он посылает его узнать на практике, в жизни проблемы, с которыми имеют дело в своих книгах. У этих новых студентов не будет  задачи больше рабски поглощать абстрактные знания; им придется думать над проблемами, возникающими в связи с борьбой за производство, научные эксперименты, они будут иметь задачу привлечения конкретных решений» . Подобный курс актуален и для Франции, где школа была отрезана от жизни, а в высших учебных заведениях осуществлялась диктатура знаний и специализации, и поэтому «что касается университета, - предсказывает лидер «Пролетарской Левой», - то его не будет, студенты продолжат уничтожать его, до тех пор, пока интеллектуалы не найдут путь к фабрике и предприятию, чтобы создать совместно с массой новую популярную культуру».

Сторонникам «Пролетарской Левой» была свойственна антиинтеллектуалисткая тенденция, продиктованная сознательным отрицанием книжной культуры интеллигенции, к которой в абсолютном большинстве и принадлежали активисты этой организации. Приближение к рабочему классу вплоть до слияния предполагало прохождение «через фазу ненависти к себе, ненависти к интеллекту». Поэтому одним из первых вопросов маоистов к Сартру был такой: «Вам не кажется, что сорок томов Ленина являются репрессивными для народных масс?» . «Под этим, – вспоминал Б. Леви, – я подразумевал: слишком много слишком много для людей, не имеющих отношения к культуре. На мой взгляд, “Красной книжице” в то время было суждено поместить марксистскую теорию в понимание широких масс именно для того, чтобы разрешить эту трудность». Суть проблемы заключалась в том, «как расширить свободу мысли таким образом, чтобы она не была свободой элитарной группы». И именно этот вопрос послужил отправной точкой для диалога Сартра и активистов «Пролетарской Левой».

Подобные соображения маоистов из «Пролетарской Левой» относительно будущего интеллигенции и пути к нему ведущего были близки Сартру, за исключением того, что он протестовал против распространения столь жестких требований на себя. Дело в том, что Сартр оценивал себя как фигуру промежуточного периода, противоречиво совмещающую в себе черты классического и нового интеллектуала. Поэтому он был готов поддерживать акции маоистов, но был против регламентации содержания своих философских размышлений или художественного творчества. Из всего этого видно, что обращение к маоизму помогало Сартру сохранить уверенность в практической осуществимости основополагающей для него со времен работы «Бытие и Ничто» идеи об онтологическом примате свободы (или, на языке экзистенциализма, бытия-для-себя) над необходимостью или отчуждением (бытием-в-себе, соответственно). В то же время смычка с маоизмом была способом сохранения верности коммунистическому мировоззрению. Эти два важных не только для одного Сартра, но и для значительной части французской левой общественности измерения соединялись в идеале антииерархической по своему характеру политической организации, примером которой стремилась быть «Пролетарская Левая»,   которая в свою очередь вдохновлялась образом Культурной революции как событием, открывшим путь для прямой демократии народных масс".[3]

Сочинения[править | править код]

Художественные произведения[править | править код]

Литературная критика[править | править код]

  • В семье не без урода. Густав Флобер (1821—1857)
  • Объяснение «Постороннего»
  • Аминадав, или О фантастике, рассматриваемой как особый язык
  • Миф и реальность театра
  • К театру ситуаций

Философские и теоретические работы[править | править код]

  • Что такое литература
  • Бытие и ничто (L'Être et le néant, 1943)
  • Основная идея феноменологии Гуссерля: интенциональность
  • Проблемы метода
  • Воображение
  • Трансцендентность эго. Набросок феноменологического описания
  • Экзистенциализм — это гуманизм
  • Картезианская свобода
  • Первичное отношение к другому. Любовь, язык, мазохизм
  • Критика диалектического разума

Политические работы[править | править код]

  • Размышления о еврейском вопросе (1944)
  • О геноциде (из речи на Расселовском трибунале по военным преступлениям, 1968 год)
  • Почему я отказался от премии (1964)
  • Эпоха, лишенная морали (из интервью 1975 года)
  • Попутчик коммунистической партии (интервью, данное Виктору П. в ноябре 1972)
  • Левый радикализм и нелегальность (беседа Филлипа Гави, Виктора Пьера и Ж.-П. Сартра)
  • Андреаса Баадера.
  • Маоисты во Франции
  • Восстание в Венгрии: Призрак Сталина (La révolte de la Hongrie: Le fantôme de Staline, 1956)
  • «Бунт — дело правое» (On a raison de se révolter, 1974)

Книги на русском языке[править | править код]

  • Сартр Ж.-П. Экзистенциализм — это гуманизм / Пер. с фр. М. Грецкого. М.: Издательство иностранной литературы, 1953. — 42 с.
  • Сартр Ж.-П. Только правда. М.: Искусство, 1956
  • Сартр Ж.-П. Слова. М.: Прогресс, 1966
  • Сартр Ж.-П. Пьесы. М.: Искусство, 1967
  • Сартр Ж.-П. Стена. Избранные произведения. Москва: Издательство политической литературы, 1992. — 480 с., 100 000 экз.
  • Сартр Ж.-П. Герострат / Пер. с фр. Д. Гамкрелидзе, Л. Григорьяна. М.: Республика, 1992.— 224 с.,
  • Сартр Ж.-П. Тошнота: Избранные произведения / Пер. с фр. В. П. Гайдамака; вступ. ст. С. Н. Зенкина. М.: Республика, 1994.
  • Сартр Ж.-П. Проблемы метода / Пер. с фр.; примеч. В. П. Гайдамаки. М.: Прогресс, 1994.
  • Сартр Ж.-П. Ситуации / Сост. и предисл. С. Великовского. М.: Ладомир, 1997.
  • Сартр Ж.-П. Идиот в семье: Г. Флобер от 1821 до 1857 / Пер. Е. Плеханова. СПб.: Алетейя, 1998.
  • Сартр Ж. П. Бытие и ничто: Опыт феноменологической онтологии / Пер. с фр., предисл., примеч. В. И. Колядко. — М.: Республика, 2000. — 640 с., 5 000 экз. ISBN 5-250-02729-6
  • Сартр Ж.-П. Что такое литература? / Пер. с фр. Н. И. Полторацкой. СПб.: Алетейа: CEU, 2000.
  • Сартр Ж.-П. Портрет антисемита. СПб.: Европейский дом, 2000.
  • Сартр Ж.-П. Последний шанс. СПб.: Азбука, 2000
  • Сартр Ж.-П. Воображаемое. Феноменологическая психология воображения / Пер. с фр. М. Бекетовой. СПб.: Наука, 2001.— 320 с.,
  • Сартр Ж.-П. Дневники странной войны, сентябрь 1939 — март 1940 / Предисл. и примеч. А. Э. Сартр; пер. с фр. О. Волчек и С. Фокина. СПб.: Владимир Даль, 2002.
  • Сартр Ж.-П. Слова. Затворники Альтоны / Пер. с фр. Л.Киркач. М.: ООО «Издательство АСТ», 2002.
  • Сартр Ж.-П. Бодлер / Пер. с фр. Г. К. Косикова. М.: УРСС, 2004.
  • Сартр Ж.-П. Трансценденция эго: Набросок феноменологического описания./Пер.с фр. Д.Кралечкина. М.:Модерн, 2012

Сартр Ж.-П. Портрет антисемита [: новелла «Детство вождя» / «Стена», 1939 и эссе «Размышления о еврейском вопросе», 1944, 1946 ] / Пер. с фр. Г. Ноткина. СПб.: Азбука, 2006. — 256 с. — ISBN 5-352-01194-1 («Азбука-классика» pocket-book)

  • Сартр Ж.-П. Пьесы. М.: Флюид, 2008.
    • Мухи / Пер. с фр. Л. Зониной
    • Мертвые без погребения / Пер. с фр. Е. Якушкиной
    • Почтительная потаскушка (Лиззи Мак-Кей) / Пер. с фр. Л. Большинцовой
    • Дьявол и Господь Бог / Пер. с фр. Е. Пучковой
    • Затворники Альтоны / Пер. с фр. Л. Большинцовой
  • Сартр Ж.-П. Человек в осаде / Сост., вступ. ст., примеч. Л. Н. Токарева. М.: Вагриус, 2006.
    • Слова / Пер. с фр. Ю. Я. Яхниной и Л. А. Зониной
    • Дневники «странной войны». Сентябрь 1939 — март 1940 (фрагменты книги) / Пер. с фр. О. Е. Волчек и С. Л. Фокина
    • Экзистенциализм — это гуманизм / Пер. с фр. М. Н. Грецкого
    • Почему я отказался от Нобелевской премии
    • Беседы Жана Поля Сартра с Симоной де Бовуар в августе-сентябре 1974 / Пер. с фр. Л. Н. Токарева

Публикации на русском языке[править | править код]

  • Сартр Ж.-П. Очерк теории эмоций / Пер. с фр. Е. Е. Насиновской и А. А. Пузырея, в книге «Психология эмоций», сост. В. К. Вилюнас. СПб.: Питер, 2008.

Публикации о Ж.-П. Сартре[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Le Gendre, Bertrand. Le castrisme, une passion française // Le Monde. 2008. 22 Février.
  2. Сартр, Ж.-П. Почему я отказался от премии. Заявление, сделанное в Париже шведским журналистам 23 октября 1964 г.. За рубежом, № 45 (6 ноября 1964). — «…Когда после второй мировой войны, в 1945 году, мне предложили орден Почетного легиона, я отказался от него, хотя у меня и были друзья в правительстве.». Дата обращения 4 июня 2014. Архивировано 4 июня 2014 года.
  3. Дубровских А.А. От маоизма во Франции к французскому маоизму // Постулат. — 2019. — Июль (№ 7). — ISSN 2414-4487 ISSN 2414-4487.

Ссылки[править | править код]

Писатель[править | править код]

Мыслитель[править | править код]

Политик[править | править код]