Саудаде

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
«Саудаде» (или «Саудаджи»). Алмейда Жуниор, 1899 год

Сауда́де (порт. saudade, европ. порт. [sɐwˈdad(ə)][1][2][К 1][К 2] или [sɐwˈðað(ɨ)][2][К 3], бразильское произношение сауда́ди [sɐʊˈdadɪ] (Звук слушать) или ныне чаще сауда́джи [sɐʊˈdaɪ] (Звук слушать[3][К 4]), а также на креольском сода́д (кабувердьяну Sodade [so'dad][4]); галис. saudade [sawˈðaðe̝][5]) — в широком смысле одно из основополагающих понятий национального самосознания, культуры и национального характера португальцев, бразильцев и иных лузофонов, подразумевающее тоску по ушедшему. В более узком смысле — эмоциональное состояние, которое можно описать как сложную смесь светлой печали, ностальгии по утраченному, тоске по неосуществимому и ощущения бренности счастья.

Саудаде выражает тоску от невозвратимой утраты чего-либо дорогого сердцу. Саудаде, однако, не воспринимается как негативное явление, а несёт в себе оттенок благородной светлой романтики и ассоциируется с очищающей душу несчастной любовью. Саудаде является предметом некой национальной гордости, и, по мнению самих португальцев, способность погружаться в это эмоциональное состояние отличает их от представителей других народов. Со второй половины XIX века в Галисии представители галисийского возрождения ввели понятие «саудаде» в качестве одной из составляющих идентичности галисийцев.

Этимология и значение понятия[править | править код]

Этимологически понятие саудаде, которое присуще португальскому и галисийскому языкам, происходит от того же латинского корня, что и solitudo, что в переводе означает одиночество. Американский исследователь кантиг о друге Рип Коэн (Rip Cohen) указал следующую этимологию: лат. sōlitātem > soïdade[6].

В начале XX века К. Михаэлис де Вашконселуш писала, что «саудаде» воспринимается как сладостно-горькое чувство, аналогом которого у англичан выступает англ. the joy of grief[7]. «Письмо графа Порталегре о загадках саудаде» свидетельствует о том, что уже в конце XVI века саудаде возводилась чуть ли не в ранг философии или национальной религии[8]. Михаэлис де Вашконселуш находила полное соответствие между порт. Saùdade[К 5] и нем. Sehnsucht, подтверждая своё утверждение переводом цитаты из песни Гёте[9]. Как в переводе, так и в оригинале Гёте исследовательница находила лёгкие оттенки широкой гаммы чувств печали, боли и горечи, выраженными понятием «саудаде» — это и воспоминания о безвозвратно ушедших наслаждениях, испытанных в прошлом; горечь того, что утерянные радости жизни не повторяются в настоящем, либо могут быть испытаны лишь по памяти; желание и надежда к возвращению того былого состояния счастья[10].

Современное определение португальского понятия в электронном словаре Infopédia: 1. чувство печали, ностальгии и лишённости полноты ощущений, вызванное отсутствием, исчезновением, отдалённостью или утратой контакта с людьми, эпохами, местностями или предметами, с которыми имелась близкая интимная связь, потребность единения с которыми испытывается в настоящем; 2. во множественном числе — поздравления отсутствующему, воспоминания; 3. во множественном числе — широкое обозначение растений подсемейства Ворсянковые (Dipsacoideae) и их цветков[1].

Определение в словаре Priberam: 1. приятное воспоминание об отсутствующем человеке, событии прошлого или чём-либо, чего кто-то лишён в настоящее время; 2. скорбь, печаль, вызванная такой утратой; 3. во множественном числе используется относительно растения и цветка Scabiosa atropurpurea[pt], а также многих других цветков подсемейства Ворсянковые, входящих в семейство Жимолостные (Caprifoliaceae); скабиоза[11][12].

В Лиссабонском песеннике (порт.) XVI века в вильянсико Soledad tenguo de ti зафиксирован случай использования исп. soledad не в современном значении «одиночество» или «одинокое место», а как порт. saudade — тоска по родной земле:

Images.png Внешние изображения
Вильянсико Soledad tengo de ti
Image-silk.png [1] Soledad tengo de ti[13]
Soledad tengo de ti,
Oh tierra donde naci!

Согласно Михаэлис де Вашконселуш, в XV—XVI веках в Испании исп. soledad обозначало печаль, тоску, ностальгию, что затем вышло из употребления, а это значение перешло к слову исп. anyoranza[14]. В вилансете XVI века из Парижского песенника (порт.) Lágrimas de saudade и Vida da minh'alma «саудаде» соседствует с мотивом смерти. С того времени связь «саудаде» со смертью от любви часто встречалось в лучших сочинениях португальских авторов[15].

Выражением саудаде в музыке является традиционный португальский стиль фаду. Широкий диапазон понятия «саудаде» заимствован национальным самосознанием и культурой Бразилии, где саудаджи посвящён день 30 января[16][17].

Кантига Agora me quer’eu já espedir[править | править код]

Agora me quer’eu já espedir

da terra e das gentes que i som,
u mi Deus tanto de pesar mostrou,
e esforçar mui bem meu coraçóm
e ar pensar de m’ir alhur guarir;
e a Deus gradesco porque m’en vou.

Ca a meu grad’, u m’eu daqui partir,
com seus desejos nom me veeram
chorar, nen ir triste, por bem que eu
nunca presesse; nem me poderám
dizer que eu torto faç’en fogir
daqui, u me Deus tanto pesar deu.

Pero das terras haverei soidade,
de que m’or’hei a partir despagado,
e sempr’i tornará o meu cuidado
por quanto bem vi eu en’elas já;
ca já por al nunca me veerá
nulh’home ir triste nen desconortado.

Орфография текста по: Cantigas Medievais Galego-Portuguesas[18][К 6]

Отыду днесь от сей земной юдоли,

все связи с жизнью и с людьми разрушу:
нет силы зрить всё то, что ныне зрю.
Уйду, врачуя собственную душу, —
я пребывать в миру не мыслю доле
и господа за всё благодарю.

Отсель меня ведёт тропа благая,
ничто меня не сдержит и не свяжет,
уйду, печаль смиря и затая, —
однако пусть вовек никто не скажет,
что подло поступаю, избегая
всего, чем зиждима юдоль сия.

Но как забыть о радостях земли,
о тех, с которыми прощаюсь ныне,
как не ценить природной благостыни,
не влечься к очевидному добру?
Однако решено: меня в миру
ни женщине не видеть, ни мужчине.

Перевёл Е. В. Витковский[19]

Примеры использования понятия «саудаде» впервые были зафиксированы в светских кантигах Песенника Национальной библиотеки и Песенника Ватикана, а также в в паралитургических Кантигах Девы Марии (Cantigas de Santa Maria, CSM)[20]. В этих рукописных сборниках песен трубадуров Пиренейского полуострова слово «саудаде» присутствует в 10 светских сочинениях и 3 духовных песнях в трёх вариантах орфографии: soydade, soidade и suydade. В 9 светских кантигах понятие используется относительно чувств персонажей куртуазной литературы конца XII — середины XIV века, испытывающих горечь расставаний, печаль в разлуке с возлюбленным. В приводимых трёх строфах кантиги галисийского трубадура Нуно Эанеса Серсео (Nuno Anes Cerzeo)[18] автор имеет в виду иной аспект — чувства к родной земле и близким, которых собирается покинуть навсегда. Исследователи затрудняются точно определить жанр песни, предполагая, что она относится либо к кантигам о любви, либо представляет уникальный образец дескорта, который не был свойственен лирике на галисийско-португальском языке[18]. Данная кантига дошла до наших дней лишь в единственном манускрипте — в Песеннике Национальной библиотеки (B 135). В песнях Девы Марии значение слова несколько отличается: в CSM 67, 1. 79 (soydade)[21] и CSM 379, 1. 11 (soidade)[22] выступает в значении «желание»[23]. Ни в светских, ни в духовных песнях термин не имеет изначального этимологического значения «одиночество»[24].

У Камоэнса[править | править код]

У Камоэнса термин «саудаде» встречается в сочинениях различных жанров: в редондилье Sôbolos rios que vão по псалму Super flumina, в сонете Quem quiser ver d' Amor ũa excelência; в двух элегиях O Poeta Simonides, falando и Aquela que de amor descomedido; в песне Vinde cá, meu tão certo secretário. Понятие использовано в широком спектре его значений, зафиксированных ныне в словарях современного португальского языка. В псалме «На реках вавилонских», начинающимся горестными воспоминаниями изгнанника о Сионе (стих 4: As lembranças de Sião) и продолженным сожалением об утерянной земле cлавы (стих 201: terra de glória), «саудаде» равнозначна ностальгической печали о родных землях (стихи 211—212: Não é, logo, a saudade / das terras onde nasceu). Все эти строки являются аллюзией на изгнание поэта из Португалии.

В песне Vinde cá, meu tão certo secretário поэт писал о лишённом надежды желании, которое уже не смогло бы изменить столь великое зло; а тоскливые воспоминания (саудаде) о прошлом страдании, чистом, сладостном и горестном, заставили бы превратить эти беды в печальные слёзы любви:

o desejo privado de esperança,
que tão mal se podia já mudar;
agora, a saudade do passado
tormento, puro, doce e magoado,
fazia converter estes furores
em magoadas lágrimas de amores

В строках элегии Aquela que de amor descomedido Камоэнс уверяет, что его стихи сочиняет не он сам, а печаль его тоскующей и горестной души (a saudade escreve), поэт же только передаёт или даже переводит её слова:

Nem eu escrevo mal tão costumado,
mas n’alma minha, triste e saudosa,
a saudade escreve, e eu traslado.

Затем помещает себя на далёкий от Португалии берег, питая надежды о возвращении на родину, хотя осознаёт, что должен испить горькую чашу — поэт вернулся в Португалию после 17 лет отсутствия. «Живя в заботах, рассеиваю нескончаемую скорбь (саудаде) по тоскливому взморью»:

Ando gastando a vida trabalhosa,
espalhando a continua saudade
ao longo de uma praia saudosa.

В 1972 году в Посольстве Бразилии в Буэнос-Айресе Х. Л. Борхес выступил с докладом «Судьба и творчество Камоэнса» (Destino e Obra de Camões)[25]. Для Борхеса, не забывавшего о том, что некоторые из его предков были выходцами из Португалии, Камоэнс, отец которого был известным галисийским трубадуром, а мать португалка, чувствовал, возможно, как никто другой те португальские любовь и страдание, выраженные понятием «саудаде», которое не имеет названия в испанском языке[26]. Борхес полагал, что галис. morriña может обозначать некий эквивалент, но словари дают близкие аналоги относительно конкретных понятий; когда же речь заходит об эмоциях, то языковые формы различаются согласно национальной и индивидуальной принадлежности, а также соотнесённостью с эпохами. Писатель расценивал англ. eagerness и нем. sehnsucht недостаточно точными и равнозначными понятиями относительно порт. saudade[27].

Галисийский вопрос[править | править код]

В то время как восприятие понятия «саудаде» как одной из основных составляющих идентичности португальцев не ставится под сомнение, относительно галисийцев имеются исторически обусловленные проблемы, связанные с переходом Королевства Галисии под власть кастильской короны и потерей политической независимости, почти полнейшим отсутствием литературных изданий в течение трёх столетий, так называемых тёмных веков[gl], классифицированием галисийского языка в качестве диалекта испанского языка вплоть до смерти каудильо Франко. Национальное самосознание галисийцев пробудилось лишь в эпоху наполеоновских войн.

На протяжении столетий, когда галисийский язык использовался в качестве разговорного, но не письменного языка, в нём сохранились средневековые формы галис. soidade, suidade, soedade. В Португалии утвердился вариант порт. saudade, а понятие «саудаде» стало восприниматься исключительно как португальское достояние. Кульминацией такого восприятия стало появление саудозижму (порт.) — поэтической и мистико-патриотической доктрины, наиболее полно представленной поэтом Тейшейрой де Пашкуайшем и философом Леонарду Коимброй (порт.)[28]. В Галисии вариант написания галис. saudade был впервые зафиксирован Марти́ном Сармьенто (галис.) в XVIII веке[28], а «саудаде» стала широко и всесторонне обсуждаться интеллектуалами в 1-й половине XX века. Второй всплеск внимания к данной теме имел место в начале 1950-х годов[28]. В то время как в Португалии «саудаде» получила литературное выражение начиная с XVI века, в Галисии это произошло в XIX веке, а особая важность темы была осознана в XX веке. Можно сказать, что с 1920-х годов тема интерпретаций «саудаде» стала по-настоящему традиционной для галисийской мысли[29].

В современном галисийском языке имеются два этимологически близких и схожих по смыслу понятия. Словарь сайта Королевской галисийской академии даёт им следующие определения:

  • галис. soidade — 1. одиночество; 2. чувство одиночества; 3. в литературе и философии глубокое чувство, свойственное субъекту, который переживает какую-либо утрату, либо испытывает сильную ностальгию по чём-то или ком-то, с чем или кем был тесно связан в прошлом и продолжает считать желанным. Синонимы: галис. saudade, галис. señardade. Противопоставления: галис. morriña, галис. nostalxia. Пример использования: Для некоторых авторов «соидаде» (soidade) является характерной чертой личности галисийцев (Para algúns autores, a soidade é un trazo característico da personalidade dos galegos)[30].
  • галис. saudade — в литературе и философии глубокое чувство, свойственное субъекту, который переживает какую-либо утрату, либо испытывает сильную ностальгию по чём-то или ком-то, с чем или кем был тесно связан в прошлом и продолжает считать желанным. Синонимы: галис. soidade, галис. señardade. Противопоставления: галис. morriña, галис. nostalxia. Пример использования: Думая о ней, он страдал от бесконечной печали (saudades) по любящему его сердцу, которого рядом с ним не было (Pensando nela, sufrín as infinitas saudades dun namorado corazón na ausencia)[31].

Таким образом, значения понятий галис. saudade и галис. soidade не полностью совпадают со значением понятия порт. saudade, поскольку исключают тоску по родине и ностальгию, обозначаемыми как галис. morriña и галис. nostalxia. Михаэлис де Вашконселуш полагала, что близким галисийским аналогом порт. saudade является галис. morriña[32].

Принято считать, что национальная идентичность галисийцев наиболее полно выражена в творчестве Росали́и де Кастро. Поэтесса воспринимается как символ галисийского культурного наследия[33]. Мигэлес-Карбальейра при цитировании слов А. Гомеса Ледо (Avelino Gómez Ledo) как в испанском оригинале, так и в переводе на английский выделяла галис. saudade курсивом по причине отсутствия адекватных аналогов: «<…> жизнь Росалии де Кастро выражает „саудаде“, эти глубокие боль и радость религиозной в своей основе кельтской души»[34]. Основное чувство ощущения жизни, доминирующее в сборнике Росали́и де Кастро «Новые листья» (Follas novas) — это чувство «саудаде». Понятие используется поэтессой в различной орфографии: saudade, soidade, soidá, soedad. Эти варианты некоторым образом могут объясняться как обычные полукастилизмы[35], то есть половинчатые заимствования из кастильского языка в период кастильянизации. Как и в случаях со многими метафизическими понятиями, «саудаде» удостоена многочисленных интерпретаций. Однако, у галисийских писателей отсутствует общепринятая трактовка, единодушное понимание того, чем является «саудаде»[36].

Мануэл Мурги́я, а под его влиянием и Эдуардо Пондал, как и многие представители галисийского возрождения (регионалисты 2-й половины XIX века), полагали, что галисийцы произошли от кельтов. Представителям решурдименто не было известно использование понятия «саудаде» в творчестве трубадуров Пиренейского острова на галисийско-португальском языке. Но уже сторонники галисийского национализма (галис.) со времени основания своего движения в 1916 году настаивали на общем с португальцами культурном наследии. С июля 1942 года по июль 1953 года в Мехико вышло 7 номеров журнала Saudade (Verba Galega nas Américas), издававшемся галисийскими эмигрантами. Это был печатный орган галисийцев, изгнанных из родины или спасавшихся в поисках убежища от режима Франко. Рассуждения о галегизме, кельтизме и атлантизме выражали оппозиционные франкистскому режиму взгляды, а «саудаде» использовалась в значении «тоска по родине». Публикации песенников с кантигами на галисийско-португальском языке, служившим на протяжении полутора столетий (1200—1350) единственным литературным языком в Галисии, Португалии и ряде пиренейских королевств, обратили внимание интеллектуалов на бывшее языковое единство и привели к возникновению реинтеграционизма в 1975 году. Рикардо Карбальо Калеро (Ricardo Carballo Calero, реинтеграционист) настаивал на том, что понимание «саудаде» Росалией де Кастро следует воспринимать не в трактовке этого понятия Тейшейры де Пашкуайша, но так, как его определял Рамон Пинейро (галис.) (1915—1990, один из лидеров галисийского национализма)[37]. Согласно Карбальо Калеро, в то время как «саудаде» Тейшейры де Пашкуайша выступает как описываемое мир неясное пантеистическое понятие, противопоставленная ему «саудаде» Росалии более изолирована от человеческого бытия, и в ней имманентность превалирует над трансцендентностью[35].

Рамон Пинейро писал свои эссе во 2-й половине XX века, когда в Европе распространился экзистенциализм. В ряде эссе галисийский философ заявлял о создании галисийско-португальской национальности на философской основе[38]. Согласно рецензенту эссе Пинейро, для галисийского философа «саудаде» представляла таинственное чувство, которое если и может быть спутано с меланхолией (галис. morriña) или ностальгией, обладающими объектом стремлений, то отличается от них тем, что лишено такого объекта[39]. Пинейро рассматривал «саудаде» не как обычное психологическое состояние, но с точки зрения бытия в его полном онтологическом смысле, когда человек погружён в самого себя без контакта с внешним миром. Это случай основополагающего онтологического одиночества: «<…> но в таком сумеречном ощущении самого себя индивид осознаёт собственное онтологическое одиночество. Чувствовать это онтологическое одиночество означает чувствовать „саудаде“»[40]. В данной цитате галис. soidade ontolóxica равнозначна исп. soledad ontológica, в то время как ни в Средние века в галисийско-португальском языке, ни на всём историческом пути становления и развития португальского языка источники не зафиксировали в понятии порт. saudade значения «одиночество».

В 1980 году Р. Карбальо Калеро писал, что в последние годы исследования природы «саудаде» приняли научный характер, и сослался на сборник эссе La Saudade (Vigo, 1953), однако отметил, что понятие пока не получило научного определения[41]. Далее литературовед, в частности, отметил, что с точки зрения христианской теологии, «саудаде» может быть интерпретирована как «ностальгия по раю», и, вероятно, несёт печать падшего человека, который совершил грех. Человек в Эдеме не пребывал в одиночестве, поскольку был окружён ангелами и животными. Онтологическая «саудаде» обусловлена утерей совершенства в результате грехопадения и отдалением от Бога с последующим изгнанием его из рая. Посему «саудаде» свойственно испытывать каждому человеку. В таком случае проблема «саудаде» носит универсальный характер, и не является проблемой только португальца или галисийца[42]. Тем более, в XVI веке Камоэнс использовал данное понятие относительно изгнанников Сиона, священного Иерусалима.

Кабовердианская «содаде»[править | править код]

Португальское понятие «саудаде» часто используется в песнях островов Зелёного Мыса (Кабу-Верде), исполняемых на кабовердинанском креольском языке на португальской основе, где произносится как «содад». В частности, «Содаде[en]» — название одной из самых известных песен кабовердианской певицы Сезарии Эворы в стиле коладейры[en] [pt] или морны[43].

В 2006 году после нескольких судебных разбирательств относительно авторских прав суд признал Арманду Зеферину Соареша[en] (1920—2007) единственным автором песни «Содаде»[43], по словам которого она была сочинена в 1950-х годах (возможно, точнее в 1954 году) по поводу отплытия группы кабовердианцев на заработки на острова архипелага Сан Томе и Принсипе[43]. В песне выражены сложные чувства кабовердианцев, которые против своей воли вынуждены покинуть родину и отправиться дальней дорогой на чужбину. Соареш родился на острове Сан-Николау архипелага Кабу Верде, видимо поэтому его название упоминается в тексте. Впервые на диске песня эта была записана в 1974 году в Голландии Бонгой, который в то время в эмиграции был тесно связан с кабовердианцами. В альбоме «Ангола 74» Бонга записал песню «Содаде» (Sodade) за 18 лет до того, как она завоевала мировую известность в исполнении Сезарии Эворы (альбом Miss Perfumado, 1992). К настоящему времени песня стала чем-то вроде неофициального гимна островов Зелёного Мыса из-за выраженного в тексте и музыке чувства «содаде»[43] — чувства печали и ностальгии.

В галисийско-португальских кантигах[править | править код]

Основная статья: Кантига

Ниже перечислены все 10 случаев использования слова «саудаде» в светских (куртуазных) кантигах на галисийско-португальском языке в орфографии манускриптов Песенника Национальной библиотеки и Песенника Ватикана:

  • Диниш I, португальский король-трубадур: Nom poss'eu, meu amigo (soydade; кантига о друге B 578, V 181)[44]
  • Диниш I, португальский король-трубадур: Que soidade de mia senhor hei (soydade; кантига о любви B 526a, V 119)[45]
  • Жуан Зорру (Johan Zorro), жонглёр, возможно португалец: Mete el rei barcas no rio forte (suydade; кантига о друге B 1156, V 758)[46]
  • Лопо Лиас (Lopo Lias), галисийский трубадур: A Dona Maria [há] soidade (soydade; песня насмешки и злословия B 1356, V 964)[47]
  • Нуно Эанес Серсео (Nuno Anes Cerzeo [Nuno Eanes de Serçeo]), галисийский трубадур: Agora me quer'eu já espedir (soydade; песня неопределённого жанра B 135)[48]
  • Фернан Фернандеш Когоминью (Fernão Fernandes Cogominho), португальский трубадур: Amig’, e non vos nembrades (soydade; кантига о друге B 702, V 303)[49]
  • Перо Лароуку (Pero Larouco), жонглёр, вероятно португалец: De vós, senhor, quer'eu dizer verdade (soydade; кантига насмешки и злословия B 612, V 214)[50]
  • Перо да Понте, галисийский трубадур: Mort'é Dom Martim Marcos, ai Deus! Se é verdade (soydade; плач насмешки B 1655, V 1189)[51]
  • Эштеван да Гуарда (Estevão da Guarda), португальский трубадур: Ora, senhor, tenho muit'aguisado (soidade; кантига о любви B 619, V 220)[52]
  • Саншо Саншес (Sancho Sanchez), галисийский трубадур: Que mui gran torto mi fez, amiga (soydade; кантига о друге B 939, V 527)[53]

Термин встречается в 3 хвалебных песнопениях Деве Марии:

dos monges, que ant' avian | da agua gran soidade,
Diss' o bispo: «Venna logo, | ca de veer-l' ei soydade.»
E el Rey de veer esto / avia gran soidade;

См. также[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. Приводимая словарём транскрипция [sɐwˈdad(ə)] отличается от принятой в настоящее время Международной фонетической ассоциацией [ə] транскрипционным символом [ɨ][2].
  2. [(ə)]: взятый в круглые скобки звук [(ə)] означает, что он имеет тенденцию к выпадению и произношение его факультативно.
  3. [sɐwˈðað(ɨ)]: вариант произношения с реализацией [d] как [ð] в результате лениции смычного согласного[2].
  4. В данном случае в заударном слоге только [ɪ], хотя в потоке речи после глухого согласного [ɪ̥], и только между звонкими согласными [i][3].
  5. Сохранена орфография оригинала.
  6. Отличия орфографии данного текста от орфографии манускрипта: já < ia; i < hi; som < son; u < hu; bem < bẽ; coraçóm < coraçón; haverei < auerey; soidade < soydade; nem < nẽ.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Infopédia.
  2. 1 2 3 4 Mateus & d’Andrade, 2002, p. 10—23.
  3. 1 2 Barbosa & Albano, 2004, p. 229—231.
  4. статья «sodade» («sôdade») из кабовердианско-французского словаря «Dictionnaire créole/français»
  5. Saudade (галис.). Dicionario de pronuncia da lingua galega. Instituto da Lingua Galega - USC. Дата обращения 11 октября 2019.
  6. Cohen, p. 26.
  7. Vasconcelos, 1914, p. 9: «sentimento doce-amargo da Saudade: the joy of grief, como dizem os Ingleses».
  8. Vasconcelos, 1914, p. 32: «já em fins do século XVI a Saudade era considerada quasi como filosofia ou religião nacional».
  9. Vasconcelos, 1914, p. 34—35: «Plena concordância ha, porém, entre Saùdade e a Sehnsucht dos Alemães».
  10. Vasconcelos, 1914, p. 34—35: «Em ambas elas vibra maviosamente a mágoa complexa da saùdade: a lembrança de se haver gozado em tempos passados, que não voltam mais; a pena de não gozar no presente, ou de só gozar na lembrança; e o desejo e a esperança de no futuro tornar ao estado antigo de felicidade».
  11. Vasconcelos, 1914, p. 72.
  12. saudade (порт.). Dicionário Priberam da Língua Portuguesa. Дата обращения 12 октября 2019.
  13. Colectânea de música vocal dos séculos XV e XVI. BNP. Дата обращения 20 октября 2019.
  14. Vasconcelos, 1914, p. 68.
  15. Vasconcelos, 1914, p. 35—36.
  16. Portoalegre.rs.gov.br
  17. Brasilescola.com
  18. 1 2 3 Lopes.
  19. Поэзия трубадуров, 1995, Витковский Е. В. Отыду днесь от сей земной юдоли, с. 163.
  20. Vieira, 2000, p. 807–824.
  21. 1 2 Vieira, 2000, p. 813.
  22. 1 2 3 Vieira, 2000, p. 814.
  23. Vieira, 2000, p. 821.
  24. Vieira, 2000, p. 823.
  25. Borges, 2001, Seabra J. A. Borges e Camões, p. 6.
  26. Borges, 2001, p. 25: «sentiu talvez mais do que ninguém essa paixão portuguesa que não tem nome em espanhol: a saudade».
  27. Borges, 2001, p. 25.
  28. 1 2 3 Piñeiro, 1981, Resposta, p. 70.
  29. Piñeiro, 1981, Resposta, p. 70: «Pódese decir que, desde os anos 20, constitúe unha verdadeira tradición no pensamento galego».
  30. Soidade (галис.). Real Academia Galega. Дата обращения 12 октября 2019.
  31. Saudade (галис.). Real Academia Galega. Дата обращения 12 октября 2019.
  32. Vasconcelos, 1914, p. 34: «vulgarismo galiziano morrinha».
  33. Miguélez-Carballeira, 2014, p. 175.
  34. Miguélez-Carballeira, 2014, An Introduction to Galician Culture, p. 7: «<…> Rosalía de Castro’s life “transpira saudade, esse dolor y gozo profundos del alma celta esencialmente religiosa” (radiates saudade, that deep pain and joy of the Celtic soul, essentially religious)».
  35. 1 2 Calero, 1981, p. 192.
  36. Calero, 1981, p. 191.
  37. Miguélez-Carballeira, 2014, p. 185.
  38. Pérez Fernández, 2013, p. 616: «Ramón Piñeiro ha tratado en estos ensayos de fundamentar la nacionalidad gallego-portuguesa desde una base filosófica».
  39. Pérez Fernández, 2013, p. 615: «Se suele confundir con la morriña/melancolía o con la nostalgia, pero, a diferencia de éstas, que sí tienen un objeto al cual dirigirse, la saudade carece de él».
  40. Pérez Fernández, 2013, p. 615: «El filósofo apunta que la saudade no es un simple estado psicológico, sino una vivencia originaria, con plena significación ontológica, en la cual el ser humano queda hundido en sí mismo, sin contacto con el exterior. Es una situación de radical soledad ontológica: „<…> pero neste escuro sentirse a si mesmo como singularidade percibe a súa soidade ontolóxica. Sentir esta soidade ontolóxica é sentir Saudade“».
  41. Calero, 1981, p. 14.
  42. Calero, 1981, p. 15.
  43. 1 2 3 4 A Semana.
  44. D. Dinis. Nom poss'eu, meu amigo (порт.). Cantigas Medievais Galego-Portuguesas. Instituto de Estudos Medievais, FCSH/NOVA. Дата обращения 6 октября 2019.
  45. D. Dinis. Que soidade de mia senhor hei (порт.). Cantigas Medievais Galego-Portuguesas. Instituto de Estudos Medievais, FCSH/NOVA. Дата обращения 6 октября 2019.
  46. João Zorro. Mete el-rei barcas no rio forte (порт.). Cantigas Medievais Galego-Portuguesas. Instituto de Estudos Medievais, FCSH/NOVA. Дата обращения 6 октября 2019.
  47. Lopo Lias. A Dona Maria [há soidade] (порт.). Cantigas Medievais Galego-Portuguesas. Instituto de Estudos Medievais, FCSH/NOVA. Дата обращения 6 октября 2019.
  48. Nuno Anes Cerzeo. Agora me quer'eu ja espedir (порт.). Cantigas Medievais Galego-Portuguesas. Instituto de Estudos Medievais, FCSH/NOVA. Дата обращения 6 октября 2019.
  49. Fernão Fernandes Cogominho. Amig’, e nom vos nembrades (порт.). Cantigas Medievais Galego-Portuguesas. Instituto de Estudos Medievais, FCSH/NOVA. Дата обращения 6 октября 2019.
  50. Pero Larouco. De vós, senhor, quer'eu dizer verdade (порт.). Cantigas Medievais Galego-Portuguesas. Instituto de Estudos Medievais, FCSH/NOVA. Дата обращения 6 октября 2019.
  51. Pero da Ponte. Mort'é Dom Martim Marcos, ai Deus! Se é verdade (порт.). Cantigas Medievais Galego-Portuguesas. Instituto de Estudos Medievais, FCSH/NOVA. Дата обращения 6 октября 2019.
  52. Estevão da Guarda. Ora, senhor, tenho muit'aguisado (порт.). Cantigas Medievais Galego-Portuguesas. Instituto de Estudos Medievais, FCSH/NOVA. Дата обращения 6 октября 2019.
  53. Sancho Sanches. Que mui gram torto mi fez, amiga (порт.). Cantigas Medievais Galego-Portuguesas. Instituto de Estudos Medievais, FCSH/NOVA. Дата обращения 6 октября 2019.

Литература[править | править код]

  • Поэзия трубадуров: Антология галисийской литературы / Составители: Елена Голубева, Елена Зернова; предисл.: Шесус Алонсо Монтеро; подготовка текстов и послесловие: Елена Голубева. — СПб.: Центр галисийских исследований СПбГУ при содействии издательства «Алетейя», 1995. — 237 с. — ISBN 5-85233-003-14 (ошибоч.).
  • Barbosa, Plínio A.; Albano, Eleonora C. Brazilian Portuguese (англ.) // Journal of the International Phonetic Association. — 2004. — December (vol. 34). — P. 227—232. — DOI:10.1017/S0025100304001756.
  • Basto, Cláudio. „Saudade“ em Português e Galego (порт.) // Revista Lusitana. — Lisboa: Livraria Classica Editora de A. M. Teixeira, 1914. — Vol. XVIII, num. 3–4. — P. 275–281.
  • Borges J. L. Destino e Obra de Camões (порт.). — Buenos Aires: Embaixada de Portugal, 2001.
  • Calero R. C. Historia da literatura galega contemporánea: 1808-1936 : [галис.] / Ricardo Carballo Calero. — 3.ª edición. — Vigo : Editorial Galaxia, 1981. — 894 p. — ISBN 8471543915.
  • Lopes, Graça Videira; Ferreira, Manuel Pedro et al. Agora me quer’eu já espedir (порт.). Cantigas Medievais Galego-Portuguesas. Instituto de Estudos Medievais, FCSH/NOVA. Дата обращения 5 октября 2019.
  • Mateus M. H., Andrade E. d’. The Phonology of Portuguese : [англ.] / Maria Helena Mira Mateus, Ernesto d’Andrade Pardal. — New York : Oxford University Press, 2002. — 162 p. — ISBN 9780199256709.
  • Miguélez-Carballeira H. Rosalía de Castro: Life, Text and Afterlife // A Companion to Galician Culture : [англ.] / Edited by Helena Miguélez-Carballeira. — Woodbridge : Tamesis, 2014. — x, 233 p. — ISBN 9781855662773.
  • Pérez Fernández A. Piñeiro, Ramón. Filosofía da saudade, Editorial Galaxia, Vigo, 2009 : [исп.] // Anales del Seminario de Historia de la Filosofía. — 2013. — Vol. 30, № 2. — P. 614–616.
  • Queiruga A. T., Piñeiro R. Nova aproximación a unha filosofía da saudade : Discurso lido o día 20 de xuño de 1980, no acto da súa recepción, polo ilustrísimo señor don Andrés Torres Queiruga e resposta do excelentísimo señor don Ramón Piñeiro López : [галис.] / Andrés Torres Queiruga, Ramón Piñeiro López. — 1.ª edición. — Vigo : Artes Gráficas Galicia, 1981. — 81 p. — ISBN 8460025454.
  • Vasconcelos C. M. de. A Saudade Portuguesa : Divagoções Filológicas e Literar-Históricas em Volta de Inês de Castro e do Cantar Velho «¿Saudade minha — quando te veria?» : [порт.] / Carolina Michaëlis de Vasconcelos. — Porto : Renascença Portuguesa, 1914. — 145 p.
  • Vieira Y. F. A soidade/suidade na lírica galego-portuguesa / Yara Frateschi Vieira. — In: Estudos dedicados a Ricardo Carvalho Calero : [порт.] // 1ª ed / Reunidos e editados por José Luís Rodriguezí. — 2000. — Vol. 2. — P. 807–824. — ISBN 8481218286.

Ссылки[править | править код]