Святополк Владимирович Окаянный

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Святополк Окаянный»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Святополк Владимирович
Свѧтополкъ Владимировичь
Изображение Святополка Владимировича с его печати
Изображение Святополка Владимировича с его печати
Княжий знак Святополка
Княжий знак Святополка
1015 — 1016
Предшественник Владимир Святославич
Преемник Ярослав Владимирович Мудрый
1018 — 1019
Предшественник Ярослав Владимирович Мудрый
Преемник Ярослав Владимирович Мудрый
988 — 1016
Предшественник Тур
Преемник Ярослав Владимирович Мудрый
1018 — 1019
Предшественник Ярослав Владимирович Мудрый
Преемник Ярослав Владимирович Мудрый

Рождение ок. 979
Смерть 1019(1019)
Польша или Чехия
Род Рюриковичи
Отец Владимир Святославич (или Ярополк Святославич)
Мать Ирина[d]
Супруга дочь Болеслава Храброго, имя неизвестно
Отношение к религии язычество, принял христианство
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе
Сребреник Святополка Окаянного из клада, обнаруженного в Черниговской области в 2006 году. На реверсе монеты выбит княжеский знак Святослава в виде двузубца, левый зубец которого заканчивается крестом

Святопо́лк Влади́мирович (др.-рус. Свѧтопо́лкъ Влади́мировичь, в крещении Пётр, в древнерусской историографии по прозвищу «Окая́нный», ок. 9791019) — князь туровский988, первый из рода Рюриковичей), великий князь киевский в 10151016 и 10181019. Сын или племянник-пасынок Владимира Святославича, пришёл к власти после его смерти. По преданию, приказал умертвить своих братьев Бориса и Глеба, а потом ещё одного брата Святослава, за что в истории получил прозвище «Окаянный». Боролся со своим братом Ярославом за власть с помощью польского князя Болеслава, на дочери которого был женат. Потерпел поражение и бежал на Запад, где и умер.

Биография[править | править код]

Происхождение[править | править код]

По рассказу «Повести временных лет», рождён гречанкой, вдовой великого князя киевского Ярополка Святославича, погибшего в междоусобной войне с братом, князем новгородским Владимиром и взятой последним в наложницы. В одной из статей летопись говорит, что вдова уже была беременна (бе не праздна), в таком случае отцом Святополка был Ярополк. Тем не менее, Владимир, который стал великим князем киевским, называл Святополка своим законным сыном (третьим по старшинству) и дал ему княжение в Турове.

Летописец называет Святополка сыном двух отцов (от двою отцю) и замечает с намёком на дальнейшую судьбу князя: «от греховного плод злой бывает». Не исключено, что эта история представляет собой позднейшую легендарную вставку; древнейший текст Новгородской первой летописи без оговорок именует Святополка сыном Владимира, так же пишет и Титмар Мерзебургский. Выдвигалась также гипотеза, что Святополк был сыном не гречанки, а «чехини», одной из первых жён Владимира.

С другой стороны, исследователи антропонимики обращают внимание на то, что имена практически всех остальных сыновей «второго» отца Владимира по принципу варьирования родового имени построены на корне «-слав» на 2-м месте в честь их деда Святослава (Вышеслав, Изяслав, Ярослав, Мстислав и проч.). А вот имя «Святополк», построенное по тому же принципу, хотя и показывает, что дедом ребёнка действительно был Святослав, но во 2-й части является варьированием имени своего «первого» отца Ярополка, то есть различие между этими детьми (либо сомнения Владимира) чувствовалось ещё при выборе имени для младенца[1].

Выражение преданности Святополку Владимировичу вышегородцами во главе с Путшей[2]

В «Повести временных лет» другой сын Владимира Ярослав, ставший великим князем киевским Ярославом Мудрым, поставлен впереди Святополка. В Новгородской первой летописи Ярослав Мудрый занимает четвертую позицию, которая, по мнению историков, более соответствует действительности.

Слух о рождении Святополка от двух родителей даёт основание считать, что он родился через 7—9 месяцев после вступления Владимира в Киев в июне 978, соответственно Святополк мог родиться в начале 979.

Часть историков продолжает считать дискуссионным происхождение Святополка. Н. Котляр на основании тамги на монетах Святополка считает, что сам князь декларировал своё происхождение от Ярополка. Если эта версия правильная, а интерпретация княжеских тамг довольно спорная (двузубец (без креста) был знаком Ярополка, а также использовался на тамге Мстислава Владимировича, найденной на Тамани), то это доказывает старание Святополка отмежеваться от Владимира и других его сыновей. Известно, что в 1018 году Святополк взял в заложницы мачеху и сестёр Ярослава; это было бы едва ли допустимо, если бы он также считал себя сыном Владимира.

Брак[править | править код]

«Свадьба Святополка и дочери Болеслава Храброго». Картина Яна Матейко, 1892

Святополк состоял в браке с дочерью польского князя Болеслава Храброго (польск. Bolesław I Chrobry, с 1025 года — король). Она родилась от третьего брака с Эмгильдой между 9911001 гг. (ближе к первой дате) и умерла после 14 августа 1018 года. Большинство исследователей датируют брак 10131014 гг., считая, что он был следствием мира, заключённого с Польшей после неудачного похода Болеслава. Однако без внимания остаётся миссия цистерцианца Бруно в 1008 году, которая могла закончиться миром, скреплённым браком. Святополк занимал туровский престол где-то с 990 года, после смерти Всеволода и Позвизда волынских его земли стали граничить с Польшей и потому именно его избрал Владимир в качестве кандидата на бракосочетание с польской принцессой.

Княжение и убийство братьев[править | править код]

Незадолго до смерти Владимира Святополк находился в Киеве в заключении; вместе с ним под стражу была взята его жена (дочь польского короля Болеслава I Храброго) и духовник жены, колобжегский (кольбергский) епископ Рейнберн, который умер в тюрьме. Титмар Мерзебургский сообщал, что Святополк был одним из соучастников заговора против Киевского князя, но заговор был раскрыт, после чего великий князь Владимир бросил Святополка с женой и духовником в темницу. Примерно тогда и другой старший сын Владимира, новгородский князь Ярослав также восстал против отца[3]. Предполагается, что оба восстания связаны с вопросом о столонаследии, где Борису отводилась решающая роль[4].

После кончины Владимира 15 июля 1015 года Святополк оказался ближе всех других братьев к Киеву, вышел на свободу и без особых затруднений вступил на престол; его поддержал и народ, и бояре, составлявшие его окружение в Вышгороде под Киевом.

Святополк одаривает убийц, клеймо иконы «Бориса и Глеба с житием», нач. XIV в.[5]

В Киеве Святополк успел выпустить сребреники (известно 50 таких монет[6]), похожие на сребреники Владимира. Сребреник Святополка Владимировича чеканили в 1015—1016 гг. Монета весит чуть менее 3 грамм и имеет диаметр около 29 мм. На лицевой стороне изображение князя с круговой надписью: «Святополк на столе [престоле]». На обратной стороне: княжеский знак в виде двузубца, левый конец которого завершается крестом, и надпись: «А се его серебро». На некоторых монетах Святополк именуется своим христианским именем Петрос или Петор.

В течение 1015 года были убиты три единокровных брата Святополка — Борис, муромский князь Глеб и древлянский Святослав. «Повесть временных лет» обвиняет Святополка в организации убийства Бориса и Глеба, которые при Ярославе были прославлены как святые мученики и являлись его единокровными братьями. Согласно летописи, Святополк послал вышгородских мужей убить Бориса, узнав же, что брат ещё жив, велел варягам добить его. Глеба он, согласно летописи, призвал именем отца в Киев и послал людей убить его по дороге. Святослав погиб, пытаясь бежать от убийц в Венгрию.

Тем не менее, существуют и другие теории на этот счёт. В частности, скандинавская Сага об Эймунде[7] упоминает о войне между конунгом Ярислейфом (Ярославом) и его братом Бурислейфом, где Ярислейф нанимает варягов для борьбы с братом и в итоге побеждает и убивает его. Имя Бурислейфа многими идентифицируется с Борисом (ср. также связь имени Борис с именем Борислав), но по другой версии это имя короля Болеслава Храброго, которым сага называет его союзника Святополка, не разделяя их. Также, хроника Титмара Мерзебургского, в которой рассказывается, как Святополк бежал в Польшу, часто интерпретируется в пользу его невиновности, так как в ней нет упоминания о княжении Святополка в Киеве (что, однако, противоречит существованию монет Святополка) и каких-либо действиях против Бориса и Глеба.

Сребреник Святополка Владимировича из книги Дмитрия Гулецкого «100 самых известных монет России». 1015—1016 гг.[8]

Некоторые исследователи на основании саги про Эймунда поддерживают гипотезу, что смерть Бориса — «дело рук» варягов, присланных Ярославом Мудрым в 1017 году, учитывая то, что, по летописям, и Ярослав, и Брячислав, и Мстислав отказались признать Святополка законным князем в Киеве. Лишь два брата — Борис и Глеб — заявили о своей верности новому киевскому князю и обязались «чтить его как отца своего», и для Святополка весьма странным было бы убивать своих союзников. До настоящего времени эта гипотеза имеет как своих сторонников, так и противников.

Исследователи антропонимики приводят косвенное доказательство его невиновности, указывая, что хотя у Рюриковичей имелся четко ограниченный набор родовых имен, и имена «плохих» князей из него исключались, однако со смертью Святополка Окаянного его имя «Святополк» из него не вычеркивается, и продолжает использоваться вплоть до середины XII века. «Можно предположить, вслед за А. Поппэ, что в княжеской традиции на протяжении всего XI-начала XII столетия Святополк не считался прямым виновником гибели свв. Бориса и Глеба. Лишь позднее, когда агиографическая версия вытесняет родовое предание, это имя постепенно уходит из именослова правящей династии»[9].

Борьба с Ярославом[править | править код]

Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. В 1016 году Ярослав выступил с новгородским и варяжским войском против брата. Войска встретились под Любечем на Днепре, ни одна сторона долго не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в озеро, Ярослав захватил Киев. В том же 1016 году при походе византийцев в Болгарию русы составляли треть всего византийского войска[10].

Болеслав Храбрый и Святополк у Золотых ворот Киева (картина Яна Матейко)

Разбитый князь удалился в Польшу, где призвал на помощь тестя, князя Болеслава I Храброго. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава разбила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород.

Святополк снова занял Киев. Не желая содержать войска Болеслава, поставленные в русских городах на прокорм, он разорвал союз и изгнал поляков. Вместе с Болеславом ушли и многие киевские бояре. Меньше чем через год лишившийся военной силы Святополк вынужден был снова бежать из Киева от вернувшегося с варягами Ярослава. Киевский князь призвал на помощь других союзников, печенегов, надеясь с их помощью вернуть власть. В решающей битве на реке Альте (недалеко от того места, где погиб Борис) Святополк потерпел решающее поражение. Согласно Новгородской первой летописи, после битвы на Альте Святополк бежал к печенегам, и дальнейшая его судьба не указана. По рассказу «Повести временных лет», носящему легендарные черты, братоубийца был наказан параличом и безумием: «…и расслабишася кости его, не можааше седети, несяхут и на носилех» — и умер во время бегства. Место смерти Святополка ПВЛ обозначает как «между ляхы и чахы», что многие исследователи (начиная с одного из первых исследователей борисоглебских памятников О. И. Сенковского) считают не буквальным географическим обозначением границы Чехии и Польши, а поговоркой со значением «Бог знает где», образ же пустыни, скорее всего, имеет библейское происхождение.[11]

Возможное захоронение[править | править код]

Смерть Святополка[12]

В деревне Бодзя[en] (Польша) была обнаружена богатая могила воина (погребение E864/I), похороненного около 1010—1020 годов нашей эры. При анализе его ДНК определили субклад I1-S2077[источник не указан 447 дней] Y-хромосомной гаплогруппы I1a3 (Z63)[источник не указан 447 дней] и митохондриальную гаплогруппу H1c. Все находящиеся там артефакты свидетельствуют о тесной связи с правящей элитой Киевской Руси, поэтому этот человек, вероятно, умерший от боевых ран, был в близких отношениях со Святополком. Кладбище в Бодзи — исключительное с точки зрения связей со Скандинавией и Киевской Русью. Этот мужчина (образец VK157) не был простым воином из княжеской свиты, но сам принадлежал к княжескому роду. Его захоронение — самое богатое на всем кладбище, и стронциевый анализ его зубной эмали показывает, что он не был местным жителем. Предполагается, что он прибыл в Польшу со Святополком и погиб в бою. Это соответствует событиям 1018 года, когда сам Святополк исчез после отступления из Киева в Польшу. Не исключено, что этот человек — сам Святополк[13][14][15]. Анализ геральдических особенностей двузубца с крестовидной фигурой на правом зубце и волютообразной фигурой ниже треугольной ножки на бронзовом наконечнике пояса показал, что изготовление поясной гарнитуры следует относить ко времени туровского княжения Святополка — к 1008—1013 годам. Не исключено, что погребённый в могиле E-864/I молодой воин был мечником Святополка[16].

Память[править | править код]

В связи с ролью, которую Святополк играет в летописном и житийном рассказе о Борисе и Глебе (созданных начиная с третьей четверти XI в.), он предстаёт одним из наиболее отрицательных персонажей средневековой русской истории; Святополк Окаянный — такой постоянный эпитет этого князя в летописи и житиях. Тем не менее его именем продолжали называть детей княжеского рода, например, Святополка Изяславича, который в 1093—1113 гг. занимал киевский великокняжеский престол.

Существуют гипотезы ряда историков второй половины XX в. (Н. Н. Ильин, М. Х. Алешковский, А. Поппэ), согласно которым следует критически пересмотреть сообщения летописей и оправдать Святополка, а убийство Бориса и Глеба приписать Ярославу Мудрому или даже Мстиславу Владимировичу[17]. Эта точка зрения опирается, в частности, на показания скандинавских саг, где князь «Бурислав» гибнет от рук варягов — наёмников Ярослава.

Святополк стал персонажем романа Валентина Иванова «Русь великая».

В кино

Примечания[править | править код]

  1. Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у русских князей в X—XVI вв. Династическая история сквозь призму антропонимики. — М.: Индрик, 2006. — 904 с. — 1000 экз. — ISBN 5-85759-339-5. — С. 49
  2. Выражение преданности Святополку Владимировичу вышегородцами во главе с Путшей.. runivers.ru. Дата обращения: 19 ноября 2021. Архивировано 19 ноября 2021 года.
  3. Свердлов М. Б. Домонгольская Русь: Князь и княжеская власть на Руси VI — первой трети XIII вв. — СПб.: Академический проект, 2003. — С. 301.
  4. Древняя Русь в свете зарубежных источников: Хрестоматия / Под ред. Т. Н. Джаксон, И. Г. Коноваловой и А. В. Подосинова. Том IV: Западноевропейские источники. Сост., пер. и коммент. А. В. Назаренко. — М.: Русский Фонд Содействия Образованию. и Науке, 2010. — С. 73—74.
  5. Борис и Глеб с житием. Вторая четверть XIV в.. www.icon-art.info. Дата обращения: 2 февраля 2022. Архивировано 2 февраля 2022 года.
  6. В августе 2020 года в посёлке Городница (Житомирская область) среди сребренников городницкого клада[uk] нашли 6 монет Святополка Ярополковича. «Городницький скарб». Історія сенсаційної знахідки Архивная копия от 17 октября 2020 на Wayback Machine, 31 серпня 2020
  7. Сага об Эймунде Архивная копия от 14 февраля 2015 на Wayback Machine, Прядь об Эймунде Хрингссоне Архивная копия от 19 апреля 2017 на Wayback Machine
  8. Григорий Тюканов. Сребреник Святополка Окаянного, 1015-1016 гг. www.fotoremeslo.com (20.04.20115). Дата обращения: 9 июля 2015. Архивировано 11 июля 2015 года.
  9. Литвина… Там же. С. 50.
  10. Разин Е. А. История военного искусства VI—XVI вв. — СПб.: «Издательство Полигон», 1999. — 656 с. Тираж 7000 экз. ISBN 5-89173-040-5 (VI—XVI вв.). ISBN 5-89173-038-3. (Военно-историческая библиотека)
  11. Подробную интерпретацию этого отрывка летописи см. в: И. Н. Данилевский. Повесть временных лет: герменевтические основы источниковедения летописных текстов. — М.: Аспект-Пресс, 2004. — С. 62-72 Архивная копия от 13 октября 2017 на Wayback Machine
  12. Смерть Святополка Владимировича в пустынном месте на границе между Польшей и Чехией. runivers.ru. Дата обращения: 19 ноября 2021. Архивировано 19 ноября 2021 года.
  13. Duczko, Wladyslaw. Viking Rus: Studies on the Presence of Scandinavians in Eastern Europe : [англ.]. — BRILL, 2004-01-01. — ISBN 978-90-04-13874-2. Архивная копия от 1 июня 2021 на Wayback Machine
  14. Sample from Homo sapiens - BioSample - NCBI. www.ncbi.nlm.nih.gov. Дата обращения: 26 сентября 2020.
  15. Margaryan, Ashot; Lawson, Daniel J.; Sikora, Martin; Racimo, Fernando; Rasmussen, Simon; Moltke, Ida; Cassidy, Lara M.; Jørsboe, Emil; Ingason, Andrés; Pedersen, Mikkel W.; Korneliussen, Thorfinn (September 2020). “Population genomics of the Viking world”. Nature [англ.]. 585 (7825): 390—396. DOI:10.1038/s41586-020-2688-8. HDL:10852/83989. ISSN 1476-4687. PMID 32939067. Архивировано из оригинала 2021-03-26. Дата обращения 2021-06-26. Используется устаревший параметр |deadlink= (справка)
  16. Белецкий С. В. Несколько замечаний о двузубце из могильника Бодзя в центральной части Польши Архивная копия от 23 марта 2022 на Wayback Machine // Slavia Antiqua, № 59, 2018. С. 265—280
  17. И. Н. Данилевский: Ярослав, Святополк и летописец Архивная копия от 19 сентября 2011 на Wayback Machine. Из книги: И. Н. Данилевский, Древняя Русь глазами современников и потомков (IX—XII вв.) — М.: Аспект-Пресс: 1999.

Литература[править | править код]

  1. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — Москва-Ленинград: «Издательство Академии Наук СССР», 1950. — 659 с.
  2. Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII—XVII вв. — М., 1973. 284 с.
  3. Врублевский А. Сведения о Руси, встречающиеся в хронике польского летописца Мартина Галла // Университетские известия. — К., 1878. — № 9. — Прибавления. С.41—58
  4. Грушевський М. С. Історія України-Руси. Т. 2. — К., 1992. 633 с.
  5. Королюк В. Д. Западные славяне и Киевская Русь в X—XI вв. — М., 1964. с.73—108
  6. Котляр Н. Ф., Смолий В. А. История в жизнеописаниях. — К., 1990. 255 с.
  7. Молчанов A. A. Ещё раз о Таманском бронзовом «брактеате» // СА — 1982. N 3. С.223—226
  8. Назаренко A. B. События 1017 г. в немецкой хронике начала XII в. и в русской летописи // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1980 г. — М., 1981. С. 175—184
  9. Назаренко A. B. О датировке Любечской битвы //Летописи и хроники. — Сб. ст. 1984 г. — М., 1984. С.13—19
  10. Свердлов М. Б. Известия о Руси в Хронике Титмара Мерзебургского // Древнейшие государства на территории СССР. Мат. и исслед. — 1975 г. — М., 1976. С.90—101
  11. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты Великого княжества Киевского. — СПб., 1882, с.47—56
  12. Толстой И. И. Древнейшие русские монеты X—XI вв. — СПб., 1893. 256 с.
  13. Фортинский Ф. Я. Титмар Мерзебургский и его Хроника. — СПб., 1872. 238 с.
  14. Шушарин В. П. Древнерусское государство в западно- и восточноевропейских средневековых памятниках // Древнерусское государство и его международное значение. — М., 965. С.420—429.
  15. Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях. — М.: Языки русской культуры, 2001.
  16. Войтович Л. Княжеские династии Восточной Европы (конец IX — начало XVI в.).
  17. Карпов А. Ю. Ярослав Мудрый. — М.:, Молодая гвардия, 2001.
  18. Карпов А. Ю. Владимир Святой. — М.: Молодая гвардия — ЖЗЛ; Русское слово, 1997.
  19. Древняя Русь в свете зарубежных источников./ под редакцией Е. А. Мельниковой. — М.: Логос, 1999.
  20. Сага об Эймунде (Прядь об Эймунде Хрингссоне) / перевод с древнеисландского Е. А. Рыдзевской // Джаксон Т. Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (до середины XI в.). — М., 1994. (Древнейшие источники по истории Восточной Европы).
  21. Микола Костомаров. Галерея портретів. ISBN 5-301-01266-5 (укр.)
  22. Филист Г. М. История «преступлений» Святополка Окаянного. — Минск, Беларусь, 1990
  23. Панус О. Ю. «Кто Каин, кто Авель?» — М.: Спутник+, 2014. ISBN 976-5-9973-3040-8
  24. Костромин К. А. Борисоглебская проблема: вопрос доверия источникам // Труды Исторического факультета Санкт-Петербургского университета. — 2011. — № 6. — С. 55—70.

Ссылки[править | править код]