Северноандаманские языки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Северноандаманские языки
Таксон семья
Ареал Андаманские острова
Классификация
Категория Языки Евразии
Андаманские языки
Северноандаманские языки
Состав
северные, центральные, южные
Коды языковой группы
ISO 639-2
ISO 639-5
См. также: Проект:Лингвистика

Северноандаманские (Большие Андаманские) языки — одна из языковых семей, на языках которой говорят большие Андаманцы, жители Андаманских островов (Индия) в Индийском океане. Находится под угрозой исчезновения.

История[править | править код]

К концу XVIII века, когда британцы впервые поселились на Андаманских островах, там было около 5000 аборигенов, живущих на Большом Андамане и близлежащих островах, в составе 10 различных племён с разными, но близкородственными языками. С 1860-х годов началось создание постоянной английской колонии-каторги и последующее прибытие иммигрантов, переселенцев и наёмных работников, это сократило количество андаманцев до 19 человек в 1961 году[1].

С тех пор число аборигенов немного выросло, достигнув пятидесяти двух к 2010 году[2], но к 1994 году семь из десяти племён уже исчезли[3][3]. Также разделение среди выживших племен (йерева, бо и кари) фактически исчезло[4] из-за смешанных браков и переселения на значительно меньшую территорию на остров Страйт. Некоторые из них породнились с каренскими (Мьянма) и индийскими поселенцами. Хинди всё чаще выступает в качестве основного языка, и является единственным языком для примерно половины андаманцев[5][6]. Последний известный носитель языка бо умер в 2010 году в возрасте 85 лет[2].

Около половины населения сейчас говорят на новом языке (смешанном или койне) северноандаманской семьи, основанном преимущественно на ака-йерева[7]. Эта модифицированная версия получила название «современный северноандаманский язык»[8][9], но также может упоминаться просто как «Джеро» или «Северноандаманский».

Грамматика[править | править код]

Северноандаманские языки являются агглютинативными языками, с разветвлённой системой приставок и суффиксов[8][10]. Они имеют отличительную систему именных классов, основанную во многом на частях тела; каждое существительное и прилагательное могут получать приставку, согласно которой часть тела с ней связывается (исходя из формы, или функциональной связи)[9]. Например, «ака» — в начале названия языка — это приставка для объектов, связанных с языком[10]. Пример прилагательного может проявляться в различных формах слова «yop», «гибкий, мягкий», в ака-беа[10]:

  • Валик или губка — ot-yop «круг-мягкий», с приставкой от слова, относящейся к голове или сердцу.
  • Трость - ôto-yop, «гибкий», с приставкой от слова означающего длинную вещь.
  • Карандаш — aka-yop, «заострённый», с языковой приставкой.
  • Упавшее дерево — ar-yop, «гнилой», с приставкой конечности или вертикальной вещи.

Аналогично, beri-nga «хороший»:

  • un-bēri-ŋa «умный» (рука-хорошо).
  • ig-bēri-ŋa «зоркий» (глаз-хорошо).
  • аkа-bēri-ŋa «знающий языки» (язык-хорошо)
  • ot-bēri-ŋa «добродетельный» (голова/сердце-хорошо)

Приставки:

Bea Balawa? Bajigyâs? Juwoi Kol
голова/сердце ot- ôt- ote- ôto- ôto-
кисть/стопа ong- ong- ong- ôn- ôn-
рот/язык âkà- aka- o- ókô- o-
туловище ab- ab- ab- a- o-
глаз/лицо/рука/грудь i-, ig- id- ir- re- er-
спина/нога/ягодицы ar- ar- ar- ra- a-
талия ôto-

Части тела являются неотчуждаемой принадлежностью и требуют обязательного употребления притяжательной приставки: нельзя сказать «голова», а только «моя, его, ваша, и т. д. голова»[9].

Основные местоимения почти идентичны во всех северноандаманских языках; ака-ьеа будет служить в качестве примера (местоимения с учётом их основных приставочных форм):

Я, мой d- Мы, наш m-
Ты, твоя ŋ- Вы, ваш ŋ-
Он, его, она, её, оно, его
а Они, их l-

«Этот» и «тот» отличаются по k- и t-.

Судя по имеющимся источникам, в андаманских языках есть только два количественных числа один и два, остальная связанная с количеством лексика — «ещё один», «ещё несколько» и «всё»[10]

Классификация[править | править код]

Языки, на которых говорят на Андаманских островах, делятся на две чёткие семьи, большие андаманские и южноандаманские, а также язык неустановленной принадлежности, сентинельский. Они обычно рассматриваются как связанные. Впрочем, это сходство между большими андаманскими и южноандаманскими до сих пор в основном основано на типологической морфологии, известной общей лексики немного. Исследователь Джозеф Гринберг выразил сомнения в обоснованности больших андаманских языков как семьи[11]; Анвита Эбби (2008)[7] обозначает выжившие северноандаманские языки как изолированные.

Большие андаманские языки[12]:

Джозеф Гринберг предложил относить северноандаманские языки к западным папуасским языкам в качестве элемента гипотетической индо-тихоокеанской макросемьи[11], но эта гипотеза не поддержана другими лингвистами. Стивен Вурм[en] отмечает, что лексическое сходство между большими андаманскими, западнопапуасскими и некоторыми языками Тимора «просто поражает, и количество виртуальной формальной идентичности […] в ряде случаев», но считает, что это возможно из-за языкового субстрата, а не прямого отношения[13].

Кол-во говорящих на языках с 1901 по 1994 год по переписям[14]:

Перепись 1901 года
ака-кари: 39
ака-кора: 96
ака-бо: 48
ака-йерева: 218
ака-кеде: 59
ака-кой: 11
ока-джуваи: 48
ака-пучиквар: 50
ака-балава: 19
ака-беа: 37
Переписи 1994 года
ака-йерева: 19
ака-бо: 15
ака-кари: 2
(«местные»: 4)

Примечания[править | править код]

  1. Jayanta Sarkar (1990), The Jarawa, Anthropological Survey of India, ISBN 81-7046-080-8, <https://books.google.com/?id=HxBuAAAAMAAJ> 
  2. 1 2 (2011) Lives Remembered. The Daily Telegraph, London, 10 February 2010. Accessed on 2010-02-22. Also [https://web.archive.org/web/20100213125406/http://www.telegraph.co.uk/news/obituaries/7207731/Lives-Remembered.html on web.archive.org
  3. 1 2 A. N. Sharma (2003), Tribal Development in the Andaman Islands, page 75. Sarup & Sons, New Delhi.
  4. Radcliffe-Brown, A. R. (1922). The Andaman Islanders: A study in social anthropology. Cambridge: Cambridge University Press.
  5. Anosh Malekar, "The case for a linguisitic survey, " Infochange Media, August 1, 2011.
  6. Abbi, Anvita, Bidisha Som and Alok Das. 2007. «Where Have All The Speakers Gone? A Sociolinguistic Study of the Great Andamanese.» Indian Linguistics, 68.3-4: 325—343.
  7. 1 2 Abbi, Anvita (2008). «Is Great Andamanese genealogically and typologically distinct from Onge and Jarawa?» Language Sciences, DOI:10.1016/j.langsci.2008.02.002
  8. 1 2 Abbi, Anvita (2006). Endangered Languages of the Andaman Islands. Germany: Lincom GmbH.
  9. 1 2 3 Burenhult, Niclas (1996). «Deep linguistic prehistory with particular reference to Andamanese.» Working Papers 45, 5-24. Lund University: Department of Linguistics (недоступная ссылка). Дата обращения 2 ноября 2016. Архивировано 17 сентября 2016 года.
  10. 1 2 3 4 Temple, Richard C. (1902). A Grammar of the Andamanese Languages, being Chapter IV of Part I of the Census Report on the Andaman and Nicobar Islands. Superintendent’s Printing Press: Port Blair.
  11. 1 2 Greenberg, Joseph (1971). «The Indo-Pacific hypothesis» Current trends in linguistics vol. 8, ed. by Thomas A. Sebeok, 807.71. The Hague: Mouton.
  12. Manoharan, S. (1983). «Subgrouping Andamanese group of languages». International Journal of Dravidian Linguistics XII(1): 82-95.
  13. Wurm, S.A. (1977). New Guinea Area Languages and Language Study, Volume 1: Papuan Languages and the New Guinea Linguistic Scene. Pacific Linguistics, Research School of Pacific and Asian Studies, Australian National University, Canberra.
  14. A. N. Sharma (2003), Tribal Development in the Andaman Islands, page 62. Sarup & Sons, New Delhi.

Литература[править | править код]

  • Yadav, Yogendra. 1985. «Great Andamanese: a preliminary study.» Pacific Linguistics, Series A, № 67: 185—214. Канберра: Австралийский национальный университет.