Северноандаманские языки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Северноандаманские языки
Таксон семья
Ареал Андаманские острова
Классификация
Категория Языки Евразии
Андаманские языки
Северноандаманские языки
Состав
северные, центральные, южные
Коды языковой группы
ISO 639-2
ISO 639-5

Северноандаманские (Большие Андаманские) языки — одна из языковых семей, на языках которой говорят большие Андаманцы, жители Андаманских островов (Индия) в Индийском океане. Находится под угрозой исчезновения.

История[править | править код]

К концу XVIII века, когда британцы впервые поселились на Андаманских островах, там было около 5000 аборигенов, живущих на Большом Андамане и близлежащих островах, в составе 10 различных племён с разными, но близкородственными языками. С 1860-х годов началось создание постоянной английской колонии-каторги и последующее прибытие иммигрантов, переселенцев и наёмных работников, это сократило количество андаманцев до 19 человек в 1961 году[1].

С тех пор число аборигенов немного выросло, достигнув пятидесяти двух к 2010 году[2], но к 1994 году семь из десяти племён уже исчезли[3][3]. Также разделение среди выживших племен (йерева, бо и кари) фактически исчезло[4] из-за смешанных браков и переселения на значительно меньшую территорию на остров Страйт. Некоторые из них породнились с каренскими (Мьянма) и индийскими поселенцами. Хинди всё чаще выступает в качестве основного языка, и является единственным языком для примерно половины андаманцев[5][6]. Последний известный носитель языка бо умер в 2010 году в возрасте 85 лет[2].

Около половины населения сейчас говорят на новом языке (смешанном или койне) северноандаманской семьи, основанном преимущественно на ака-йерева[7]. Эта модифицированная версия получила название «современный северноандаманский язык»[8][9], но также может упоминаться просто как «Джеро» или «Северноандаманский».

Грамматика[править | править код]

Северноандаманские языки являются агглютинативными языками, с разветвлённой системой приставок и суффиксов[8][10]. Они имеют отличительную систему именных классов, основанную во многом на частях тела; каждое существительное и прилагательное могут получать приставку, согласно которой часть тела с ней связывается (исходя из формы, или функциональной связи)[9]. Например, «ака» — в начале названия языка — это приставка для объектов, связанных с языком[10]. Пример прилагательного может проявляться в различных формах слова «yop», «гибкий, мягкий», в ака-беа[10]:

  • Валик или губка — ot-yop «круг-мягкий», с приставкой от слова, относящейся к голове или сердцу.
  • Трость - ôto-yop, «гибкий», с приставкой от слова означающего длинную вещь.
  • Карандаш — aka-yop, «заострённый», с языковой приставкой.
  • Упавшее дерево — ar-yop, «гнилой», с приставкой конечности или вертикальной вещи.

Аналогично, beri-nga «хороший»:

  • un-bēri-ŋa «умный» (рука-хорошо).
  • ig-bēri-ŋa «зоркий» (глаз-хорошо).
  • аkа-bēri-ŋa «знающий языки» (язык-хорошо)
  • ot-bēri-ŋa «добродетельный» (голова/сердце-хорошо)

Приставки:

Bea Balawa? Bajigyâs? Juwoi Kol
голова/сердце ot- ôt- ote- ôto- ôto-
кисть/стопа ong- ong- ong- ôn- ôn-
рот/язык âkà- aka- o- ókô- o-
туловище ab- ab- ab- a- o-
глаз/лицо/рука/грудь i-, ig- id- ir- re- er-
спина/нога/ягодицы ar- ar- ar- ra- a-
талия ôto-

Части тела являются неотчуждаемой принадлежностью и требуют обязательного употребления притяжательной приставки: нельзя сказать «голова», а только «моя, его, ваша, и т. д. голова»[9].

Основные местоимения почти идентичны во всех северноандаманских языках; ака-ьеа будет служить в качестве примера (местоимения с учётом их основных приставочных форм):

Я, мой d- Мы, наш m-
Ты, твоя ŋ- Вы, ваш ŋ-
Он, его, она, её, оно, его
а Они, их l-

«Этот» и «тот» отличаются по k- и t-.

Судя по имеющимся источникам, в андаманских языках есть только два количественных числа один и два, остальная связанная с количеством лексика — «ещё один», «ещё несколько» и «всё»[10]

Классификация[править | править код]

Языки, на которых говорят на Андаманских островах, делятся на две чёткие семьи, большие андаманские и южноандаманские, а также язык неустановленной принадлежности, сентинельский. Они обычно рассматриваются как связанные. Впрочем, это сходство между большими андаманскими и южноандаманскими до сих пор в основном основано на типологической морфологии, известной общей лексики немного. Исследователь Джозеф Гринберг выразил сомнения в обоснованности больших андаманских языков как семьи[11]; Анвита Эбби (2008)[7] обозначает выжившие северноандаманские языки как изолированные.

Большие андаманские языки[12]:

Джозеф Гринберг предложил относить северноандаманские языки к западным папуасским языкам в качестве элемента гипотетической индо-тихоокеанской макросемьи[11], но эта гипотеза не поддержана другими лингвистами. Стивен Вурм[en] отмечает, что лексическое сходство между большими андаманскими, западнопапуасскими и некоторыми языками Тимора «просто поражает, и количество виртуальной формальной идентичности […] в ряде случаев», но считает, что это возможно из-за языкового субстрата, а не прямого отношения[13].

Кол-во говорящих на языках с 1901 по 1994 год по переписям[14]:

Перепись 1901 года
ака-кари: 39
ака-кора: 96
ака-бо: 48
ака-йерева: 218
ака-кеде: 59
ака-кой: 11
ока-джуваи: 48
ака-пучиквар: 50
ака-балава: 19
ака-беа: 37
Переписи 1994 года
ака-йерева: 19
ака-бо: 15
ака-кари: 2
(«местные»: 4)

Примечания[править | править код]

  1. Jayanta Sarkar (1990), The Jarawa, Anthropological Survey of India, ISBN 81-7046-080-8, <https://books.google.com/?id=HxBuAAAAMAAJ> 
  2. 1 2 (2011) Lives Remembered. The Daily Telegraph, London, 10 February 2010. Accessed on 2010-02-22. Also [https://web.archive.org/web/20100213125406/http://www.telegraph.co.uk/news/obituaries/7207731/Lives-Remembered.html on web.archive.org
  3. 1 2 A. N. Sharma (2003), Tribal Development in the Andaman Islands Архивная копия от 25 мая 2020 на Wayback Machine, page 75. Sarup & Sons, New Delhi.
  4. Radcliffe-Brown, A. R. (1922). The Andaman Islanders: A study in social anthropology. Cambridge: Cambridge University Press.
  5. Anosh Malekar, "The case for a linguisitic survey, " Infochange Media, August 1, 2011. Дата обращения: 2 ноября 2016. Архивировано 27 сентября 2011 года.
  6. Abbi, Anvita, Bidisha Som and Alok Das. 2007. «Where Have All The Speakers Gone? A Sociolinguistic Study of the Great Andamanese.» Indian Linguistics, 68.3-4: 325—343.
  7. 1 2 Abbi, Anvita (2008). «Is Great Andamanese genealogically and typologically distinct from Onge and Jarawa?» Language Sciences, doi:10.1016/j.langsci.2008.02.002
  8. 1 2 Abbi, Anvita (2006). Endangered Languages of the Andaman Islands. Germany: Lincom GmbH.
  9. 1 2 3 Burenhult, Niclas (1996). «Deep linguistic prehistory with particular reference to Andamanese.» Working Papers 45, 5-24. Lund University: Department of Linguistics. Дата обращения: 2 ноября 2016. Архивировано из оригинала 17 сентября 2016 года.
  10. 1 2 3 4 Temple, Richard C. (1902). A Grammar of the Andamanese Languages, being Chapter IV of Part I of the Census Report on the Andaman and Nicobar Islands. Superintendent’s Printing Press: Port Blair.
  11. 1 2 Greenberg, Joseph (1971). «The Indo-Pacific hypothesis» Current trends in linguistics vol. 8, ed. by Thomas A. Sebeok, 807.71. The Hague: Mouton.
  12. Manoharan, S. (1983). «Subgrouping Andamanese group of languages». International Journal of Dravidian Linguistics XII(1): 82-95.
  13. Wurm, S.A. (1977). New Guinea Area Languages and Language Study, Volume 1: Papuan Languages and the New Guinea Linguistic Scene. Pacific Linguistics, Research School of Pacific and Asian Studies, Australian National University, Canberra. Дата обращения: 2 ноября 2016. Архивировано 20 июня 2010 года.
  14. A. N. Sharma (2003), Tribal Development in the Andaman Islands Архивная копия от 23 декабря 2021 на Wayback Machine, page 62. Sarup & Sons, New Delhi.

Литература[править | править код]

  • Yadav, Yogendra. 1985. «Great Andamanese: a preliminary study.» Pacific Linguistics, Series A, № 67: 185—214. Канберра: Австралийский национальный университет.