Северо-восточный диалект белорусского языка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Северо-восточный диалект на карте диалектов белорусского языка

Се́веро-восто́чный диале́кт белору́сского языка́ (белор. паўночна-ўсходні дыялект) — один из двух диалектов белорусского языка. Распространён на территории северо-восточной Белоруссии[1]. От юго-западного диалекта отличается по основным принципам диалектного членения белорусского языка: по характеру аканья, произношению согласного /р/ и некоторым другим фонетическим особенностям[2].

Классификация[править | править код]

В составе северо-восточного диалекта выделяются три группы говоров[3]:

Северо-восточные говоры белорусского языка впервые были выделены как обособленная диалектная единица при составлении диалектологической карты русского языка 1914 года. Данные говоры были включены в состав белорусского наречия, помимо территории, которую занимает современный северо-восточный диалект, в состав северо-восточной группы говоров вошли территории в районах Себежа, Невеля, Ельни, Смоленска, Стародуба и др., относящихся в современном диалектном членении к южнорусскому наречию. Кроме этого к северу от северо-восточной группы говоров отмечено белорусское влияние в псковских средневеликорусских говорах (большая часть современной Псковской группы говоров), и к востоку выделены переходные говоры от белорусских к южновеликорусским[4].

Область распространения и диалектные зоны[править | править код]

Ареал северо-восточного диалекта располагается в северо-восточной части Белоруссии на территории Витебской области и центральных и восточных районов Могилёвской области. К северо-восточным белорусским говорам (или к переходным говорам от белорусских к южнорусским) также возможно относятся говоры на территории России в пограничных с Белоруссией районах Смоленской области[5][6]. На западе и северо-западе говоры северо-восточного белорусского диалекта граничат с областью распространения литовского и латышского языков, на севере и востоке — с говорами Западной группы южнорусского наречия, к югу и юго-западу от них размещены переходные среднебелорусские говоры.

Говоры северо-восточного диалекта в большей части (кроме запада) охватываются ареалом восточной диалектной зоны, юго-восточная часть северо-восточного диалекта входит в ареал юго-восточной диалектной зоны. Обе эти диалектные зоны также охватывают восточные территории среднебелорусских говоров и юго-западного диалекта. Крайне западная часть северо-восточного диалекта связывается общими диалектными явлениями в пределах западной диалектной зоны с западными среднебелорусскими говорами и говорами западной части юго-западного диалекта, а также с полесскими говорами. Ареалы северо-западной и центральной диалектных зон незначительно охватывают северо-восточные белорусские говоры только окраинными своими частями[3].

Граница с южнорусским наречием[править | править код]

Северо-восточные говоры белорусского языка в северной и восточной частях своего ареала граничат с южнорусскими говорами, поэтому определение границы северо-восточного диалекта в этой области также относится к определению границы белорусского и русского языков. Данная граница является в значительной степени размытой, сочетания черт обоих языков распространены на большой территории, образующей широкую полосу переходных говоров, отнесение которых к тому или иному языку бывает часто очень затруднено. Исходя из этого, а также учитывая влияние на современные говоры литературных белорусского и русского языков, границей картографирования белорусских и русских диалектов приняли административную границу РСФСР с Белорусской ССР, отмечая при этом преобладание белорусских языковых черт (среднебелорусские говоры с признаками переходности к южнорусским) на западе Брянской области и на границе Смоленской области с Белоруссией[5].

Особенности диалекта[править | править код]

Фонетика[править | править код]

Вокализм[править | править код]

  1. Шестифонемная система вокализма, включающая гласные /і/, /ы/, /е/, /а/, /у/, /о/, характерные для белорусского литературного языка[7].
  2. Безударный вокализм после твёрдых согласных. Диссимилятивное аканье[1][2] (произношение [а] в первом предударном слоге перед ударными гласными [i], [е], [ы], [у], [о]: тр[а]вíца; на тр[а]ве́, вад’е́; тр[а]вы́, вады́; тр[а]ву́, тр[а]во́й, и произношение безударного [ъ] ([ы]) в соответствии /а/ в положении перед ударным [а]: тр[ъ]ва́ (тр[ы]ва́), въда́ (выда́))[8].
  3. Безударный вокализм после мягких согласных.
    • Диссимилятивное яканье[1][2] белорусского типа (произношение [а’] в первом предударном слоге перед ударными гласными [i], [е], [ы], [у], [о]: на з’амл’í, н’ас’í; з’амл’у́, н’асу́; под з’амл’о́й; з’амл’е́, и произношение [i’] перед ударным [а]: зімл’а́, нісла́. Отмечается на всей территории диалекта, кроме северной части Витебской области[9].
    • Диссимилятивное яканье[1][2] витебского типа (произношение [а’] в первом предударном слоге перед ударными гласными [i], [ы], [у], [о]: на з’амл’í, н’ас’í; з’амл’у́, н’асу́; под з’амл’о́й, и произношение [i’] перед ударными [а] и [е]: зімл’а́, нісла́; з’амл’е́. Распространёно в северной части Витебской области[9]. Диссимилятивные типы яканья северо-восточного диалекта противопоставляется недиссимилятивному яканью в юго-западном диалекте[1][2].

Консонантизм[править | править код]

  1. Произношение мягкого согласного звука [р’][2] в отличие от твёрдого [р] в литературном языке, среднебелорусских говорах и юго-западном диалекте: гр’і́ва, гр’ібы́, кр’е́пкі, б’ар’о́за в середине слова; суха́р’, пі́сар’, кур’у́, ц’іп’е́р’ в середине слова. Мягкий [р’] отмечается также в некоторых полесских говорах[10][11].
  2. Дзеканье и цеканье (произношение аффрикат [дз’] и [ ц’] на месте [д’] и [ т’]), как и в литературном языке и во всех говорах: дз’ен’, дзі́ва, цен’, ці́хі[1]. Произношение мягких [д’] и [т’] встречается только в полесских говорах и в южных говорах на границе с Украиной[10][12].
  3. Произношение твёрдых шипящих [ж], [ш], [ч], [дж], [ц] (не из [т’]), как и в литературном языке и во всех говорах: жыла́, шыц’, чытац’, пчала́[2], кроме некоторых говоров Полесья[10][12].
  4. Произношение фарингального звонкого щелевого согласного [h] в соответствии /г/, как и в литературном языке и во всех говорах.

Морфология[править | править код]

Имя существительное[править | править код]

  1. В отличие от юго-западного диалекта употребление как и в литературном языке в винительном пад. одушевлённых существительных ед. и мн. числа формы родительного пад. (запро́г вала́, па́св'іла каро́ў), а также употребление в винительном пад. неодушевлённых существительных ед. и мн. формы именительного пад. (знайшо́ў грыб, пасадз’і́ў кусты́)[13].
  2. Отсутствие звательного пад., употребляемого в среднебелорусских говорах и юго-западном диалекте[14].
  3. Формы местного пад. существительных ед. числа муж. рода с окончанием -э (на лу́г’е, у катух’е́ и т. п.) и ср. рода с окончанием -у (у малаку́, у агн’у́ и т. п.)в некоторых говорах северо-восточного диалекта[15].
  4. Окончание -ы существительных ед. числа мужского и женского рода на -а в дательном и местном падежах: к в’асны́, па травы́, к ба́ц’кы в говорах северных районов Витебской области[16].
  5. Формы творительного пад. существительных ед. числа муж. и жен. рода на -а с окончанием ъй (-ый): пу́гъй, крын’і́цый и т. п.[16].
  6. Окончание -а существительных женского рода ед. числа с нулевым окончанием типа мыш, гус’: мы́ша, гу́с’а или мы́шына, гу́с’іна и т. п. [17].
  7. Формы творительного пад. существительных ед. числа жен. рода типа мыш с окончанием -ай, -эй, -ой: мы́шай, мы́шэй, мышо́й и т. п. в ряде говоров севера Витебской и востока Могилёвской области[17].
  8. В говорах северной части территории Витебской области формы творительного пад. существительных мн. числа с окончаниями -ъм, -ам: с р’іб’а́тъм, з гръ́бл’ам и т. п. [18]. Ареал данной черты является окраинной частью ареала севернорусского наречия (охватывающего и западные среднерусские говоры).
  9. Образования существительных, обозначающих молодые существа, принадлежащих к мужскому роду, при помощи суффикса -онак: дз’іц’о́нык, йагн’о́нак и т. п. в отличие от форм среднебелорусских говоров и юго-западного диалекта (ц’ал’а́, дз’іц’а́ и ц’ал’о́, дз’іц’о́ и т. п.), а также некоторых говоров Гродненской и Брестской области (парс’у́к, ц’ал’у́к и т. п.) [19].

Местоимение[править | править код]

  1. Формы личных и возвратных местоимений м’ан’е́, ц’аб’е́, с’аб’е́ с i в основе, характерных для говоров с диссимилятивным яканьем витебского типа: м’iн’е́, ц’iб’е́, с’iб’е́ [20].
  2. Формы местоимения 3-го лица жен. рода ед.числа йона́ в винительном пад. йійе́, йей (йайе,́ йой в литературном языке).

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Комментарии
Источники
  1. 1 2 3 4 5 6 Судник М. Р. Белорусский язык // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Кондрашов Н. А. Белорусский язык // Славянские языки. — М., 1986. — С. 96—106. (Проверено 12 апреля 2012)
  3. 1 2 The Virtual Guide to Belarus (белор.). — Dialects on Belarusian territory (аўтар А. А. Крывіцкі). Архивировано 17 сентября 2012 года. (Проверено 9 апреля 2012)
  4. Дурново Н. Н., Соколов Н. Н., Ушаков Д. Н. Опыт диалектологической карты русского языка в Европе. — М., 1915.
  5. 1 2 Диалектологический атлас русского языка. Центр Европейской части СССР. Выпуск I: Фонетика / Под ред. Р. И. Аванесова и С. В. Бромлей. — М.: Наука, 1986. — С. 6—7.
  6. Захарова, Орлова, 2004, с. 34—35.
  7. БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 151—153.
  8. БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 155—156.
  9. 1 2 БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 159—161.
  10. 1 2 3 БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 167.
  11. БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 168.
  12. 1 2 БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 169.
  13. БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 177.
  14. БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 183—184.
  15. БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 185.
  16. 1 2 БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 186.
  17. 1 2 БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 187.
  18. БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 188.
  19. БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 189.
  20. БГУ. Информационные ресурсы. Таблицы, 2009, с. 190.

Литература[править | править код]

  1. Дыялекталагічны атлас беларускай мовы. — Мінск: Выдавецтва Акадэмii навук БССР, 1963.
  2. Лексічны атлас беларускіх народных гаворак. — Мінск, 1993—1998. — Т. 1— 5.
  3. Информационные ресурсы. Таблицы // Белорусский государственный университет. Филологический факультет. Кафедра истории белорусского языка. Белорусская диалектология. — 2009. (Проверено 12 апреля 2012)
  4. Захарова К. Ф., Орлова В. Г. Диалектное членение русского языка. — 2-е изд. — М.: Едиториал УРСС, 2004. — ISBN 5-354-00917-0.

Ссылки[править | править код]