Эта статья является кандидатом в хорошие статьи

Сеитмуратова, Айше

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Сеитмуратова, Айше Сеитмурат къызы»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Айше Сеитмуратова
Портрет
Имя при рождении крымско-тат. Ayşe Seitmuratova
Дата рождения 11 февраля 1937(1937-02-11) (82 года)
Место рождения Аджи-Эли, Крымская АССР, СССР
Гражданство  СССР
 США
 Украина
Род деятельности правозащитник, историк, диссидент, журналист, общественный деятель, ветеран крымскотатарского национального движения

Айше́ Сеитмура́това (в некоторых источниках Сейтмура́това[1]; крымско-тат. Ayşe Seitmuratova; род. 11 февраля 1937, Аджи-Эли, Маяк-Салынский район, Крымская АССР, РСФСР, СССР) — советский диссидент, журналист, историк и ветеран крымскотатарского национального движения — единственная из женщин, участвовавшая в крымскотатарском национальном движении. Была дважды арестована и судима советской властью по политическим мотивам. В 1978 эмигрировала в США, где её пригласили сотрудничать с радиостанциями «Радио „Свобода“», «Би-би-си», Deutsche Welle и «Голос Америки»[2][3][4].

По возвращении в Крым занимается благотворительностью и помощью крымским татарам в обустройстве на полуострове[5].

Биография[править | править код]

Детство и юность[править | править код]

Айше Сеитмуратова родилась 11 февраля 1937 года в деревне Аджи-Эли, ныне Державино. 18 мая 1944, когда Айше было всего семь лет, вместе с матерью, пятью малолетними братьями и сестрой, как и весь крымскотатарский народ, депортировали из Крыма по огульному обвинению в коллаборационизме. Так вспоминает ночь с 17 на 18 мая 1944 года сама Айше Сеитмуратова[5]: «В три или четыре часа нас будит мама, вся в слезах. В доме — солдаты, которые пришли нас выселять. Офицер, увидев мать и семерых детей, спросил: „Где ваш муж?“. Мама отвечает: „Это я вас должна спросить, где мой муж. Он ушел воевать… Но его нет, а вы пришли“».

Глава семьи, призванный в армию, в начале войны, пропал без вести. Девочка вместе с семьёй попала на станцию Зирабулак Хатырчинского района Самаркандской области Узбекской ССР; их поселили в сараях, где до них находились ослы. В 1946 году она начала учёбу в школе. В 1953 году семья, в связи с развитием гипертонии у матери, переехала ближе к Самарканду, в то время там велось строительство суперфосфатного завода[5].

В 1957 году Айше окончила школу и поступила в Самаркандский университет на исторический факультет. По словам Сеитмуратовой, однажды на лекции политинформации она громко произнесла: «В „Правде“ нет правды», — за что её выгнали из аудитории[5].

По окончании университета с отличием, Сеитмуратову распределили на работу в школу, где она проработала два года, после чего, в 1964 году, получила диплом. В следующем году Айше отправилась в Москву с целью поступления в аспирантуру Института истории. Она с отличием сдала экзамены, но в аспирантуру её не приняли из-за национальности, сказав, что «с такими оценками она сможет поступить в Институт истории АН Узбекской ССР». Айше отправилась в Ташкент, где ей также отказали, объяснив это тем, что у них «свои кадры». После этого Сеитмуратова была вынуждена вернуться в Самарканд, где она начала работу преподавателем истории в школе и работу в университете[5].

Участие в крымскотатарском национальном движении[править | править код]

В 1964 году она примкнула к крымскотатарскому национальному движению и вошла в инициативную группу Самаркандской области, позднее вошла и в состав активистов УзССР. Сеитмуратова несколько раз пребывает в Москве как представительница крымских татар, принимая, в том числе, участие во встречах с партийной номенклатурой[6]. Так, летом 1965 состоялась встреча группы представителей крымских татар с заведующим приемной ЦК КПСС Строгановым. В ответ на вопрос Строганова о том, кто конкретно оскорбляет крымских татар, Айше сказала: «Во-первых, это Приказ ГКО от 11 мая о выселении крымских татар, а во-вторых, — какие имена вам нужны, нас оскорбляет сама Советская власть»[5].

За участие в национальном движении в октябре 1966 года её арестовали и содержали в следственном изоляторе Лефортовской тюрьмы в Москве. В мае 1967 года состоялся секретный и закрытый суд, на котором рассматривалось дело по статье 74 УК РСФСР «За разжигание расовой и межнациональной розни». Вместе с ней по делу проходили журналист Тимур Дагджи и студент Восточного факультета Ташкентского университета Сервер Шамратов. Благодаря выступлениям народа в защиту своих представителей все трое арестованных были освобождены, получив по три года условно[7][6].

Летом 1967 года Сеитмуратова вместе с другими представителями крымских татар вновь попала на приём в Кремль. В июне 1971 года за несколько месяцев до защиты диссертации, советские власти снова арестовали её и осудили «за антисоветизм» по статьям 191 УК УзССР и статье 190 УК РСФСР «Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй» на срок — 3 года лишения свободы. Отбывала свой срок в мордовских лагерях Барашево и Явас. Выпущена на свободу в 1974 году с лишением возможности заниматься научной и преподавательской деятельностью. После освобождения продолжила свою работу в национальном движении. В 1978 году КГБ принял решение направить диссидентку в психиатрическую больницу, узнав это, она заявляет в своём обращении к властям: «Тлеть и медленно умирать там я не собираюсь, я пламенем сгорю на Красной площади. Мне терять нечего, но прежде чем это сделать, я обращусь ко всему мусульманскому миру и опишу жизнь мусульманки в СССР»[8].

Преследования властей и чекистов в СССР и желание продолжить образование вынудили в 1978 году Сеитмуратову просить разрешение на выезд из СССР, она также просила политическое убежище в США, которое ей предоставили. В своём заявлении председателю КГБ СССР Андропову она написала: «От всех форм преследования в стране советов меня спасёт смерть»[9]. 23 июня 1978 года, незадолго до заявления Сеитмуратовой, в Крыму совершил акт самосожжения Муса Мамут в знак протеста против дискриминационной политики властей, не разрешавшей крымскотатарскому народу селиться у себя на родине в Крыму. Советские власти, опасаясь реакции мировой общественности, спустя два дня после заявления дали ей разрешение на эмиграцию. Кроме этого, определённое влияние в этом вопросе сыграли ходатайства перед советским правительством известного американского сенатора Дж. Джавитса[10]. С этого момента началась её жизнь в эмиграции[5].

Жизнь в эмиграции[править | править код]

Работа на западных радиостанциях[править | править код]
Советские власти считали, что они положили конец Айше, но они ошибались. Она рассказывала всем, как маленький мусульманский народ уничтожается в Крыму[8].
 — Impact international

В ноябре 1978 года Айше Сеитмуратова по приглашению[комм. 1] эмигрирует сначала в Вену, в этом ей помогла Елена Георгиевна Боннэр, а 25 января 1979 года прибыла в Нью-Йорк, где её встретили генерал Петр Григорьевич Григоренко и его жена Зинаида Михайловна[12].

У Айше Сеитмуратовой начался новый этап в борьбе за национальные и человеческие права её народа. Поселившись в Америке (город Нью-Йорк), она устроилась внештатным корреспондентом радиостанции «Голос Америки», откуда на нескольких языках — русском, узбекском, азербайджанском вела передачи, которые информировали о национальном вопросе крымских татар. Её выступления также были слышны на радиоволнах «Свободы», «Би-би-си» и Deutsche Welle[8].

В своих передачах Айше Сеитмуратова поднимала самые разнообразные проблемы истории, культуры, языка, а также современного положения крымскотатарского народа. Названия некоторых её передач: «О национальных языках народов СССР (на примере крымскотатарского языка)», «Ликвидация крымскотатарской письменности», «Уничтожение крымскотатарской интеллигенции (1917—1940 гг.)», «Документы о политике русификации и ассимиляции крымских татар»[8].

Так охарактеризовала жизнь Сеитмуратовой в период эмиграции историк, бывший диссидент, одна из основателей и бывший председатель Московской Хельсинкской группыЛюдмила Алексеева[5]:

Я знала Айше в эмиграции, когда она жила в Нью-Йорке. Чтобы устроиться в новой жизни, у большинства приезжающих развивалась бурная активность, и очень немногие, как Айше, думали не об этом, а о тех, кого она оставила. Она всегда жила мыслями о своих соотечественниках — крымских татарах, о том, что они переживают, она все время была на связи, она использовала каждую возможность — а их было не так много, — чтобы рассказать о проблемах крымских татар и добиться какой-то помощи им. Айше — человек, поглощенный судьбой своего народа, его бедами и стремлением ему помочь.

Участие в международных конференциях и совещаниях[править | править код]

Помимо своей деятельности на известных радиостанциях, Сеитмуратова принимала участие во многих международных конференциях по защите прав человека: в Вашингтоне, Оттаве, Монреале, Лондоне, Стокгольме, Осло, Анкаре, Стамбуле и Риме.

С целью оповещения мусульманской общественности о проблемах крымских татар Сеитмуратова участвовала на трёх мусульманских международных конференциях, организованных Организацией исламского сотрудничества (куда на тот момент входило 43 страны), проходивших в Лондоне в 1980 году, Париже (состоявшейся в ЮНЕСКО в декабре 1980 года), Куала-Лумпуре (Малайзия, ноябрь-декабрь 1981 года). На конференции, проведённой в Куала-Лумпуре, посвящённой 15-вековой годовщине ислама, Айше Сеитмуратова была единственной женщиной среди участников конференции. Она выступала в национальной крымскотатарской одежде, наглядно демонстрируя собравшимся культуру своего народа. Сеитмуратова активно лоббировала интересы крымских татар на Совещаниях по Заключительному Акту в Хельсинки.

Её присутствие на слушании было особенно важным, так как стала общеизвестной жестокая реальность советского обращения к национальным меньшинствам. Это было также напоминанием, что «забытое население» СССР состоит из мусульман. Их более 50 миллионов, хотя их проблемы почти никогда не поднимались на международном форуме. Это значимо, так как очень мало известно о них. Айше, одна из немногих мусульман, эмигрантов из СССР, смогла дать авторитетное описание условий, при которых они живут[13].
 — Impact international, оценивая участие Сеитмуратовой в пятых международных слушаниях Сахарова

В ноябре 1980 года она была приглашена для участия в конференции в Мадрид, а в ноябре 1986 года в Вену. Выступая на Мадридской конференции в качестве уполномоченного представителя крымских татар на Западе, она обратилась к участникам Заключительного Акта Хельсинкских соглашений с просьбой поддержать стремления крымскотатарского народа в возращении на свою родину, в Крым, и выступить в защиту осуждённых членов крымскотатарского национального движения: Мустафы Джемилева, Сейдамета Меметова, Эльдара Шабанова, Мамеди Чобанова, Решата Джемилева, Ролана Кадыева и других[14]:

«Я надеюсь, участники государств с уважением отнесутся к принципам Заключительного Акта Хельсинки, один из которых гласит: «Участники государств уважают равноправие всех народов и их право на самоопределение, действуя во все времена в соответствии с требованиями и принципами устава ООН и допустимыми нормами международного закона, включая отношения к территориальной целостности государств». Уважаемые делегаты Мадридского совещания! Защитите национальные и человеческие права крымских татар!»

К Венской конференции у Айше Сеитмуратовой была подготовлена брошюра на английском языке, посвящённая защите М. Джемилева, который в этот период находился в заключении в Магадане[15]. Брошюра, содержащая различные факты и фотодокументы о М. Джемилеве, а также обращение с просьбой содействовать его освобождению, была распространена среди министров иностранных дел всех тридцати пяти государств — участников конференции. Считается, что Венская конференция дала старт освобождению политических заключённых СССР. После конференции по распоряжению генсека Михаила Горбачёва, был возвращён из ссылки в Москву А. Д. Сахаров и освобождён из лагеря М. Джемилев[16]. В 1985 году выступала на Пятых международных слушаниях Андрея Сахарова, которые проходили 10-11 апреля 1985 года в Лондоне[13].

Выступления в парламентах западных стран. Встречи с лидерами стран[править | править код]

Айше Сеитмуратова выступила с крымскотатарским вопросом в парламентах многих западных стран и в Конгрессе США. Эти выступления вызывали желание помочь крымским татарам со стороны правительств разных стран. Так, в период своего посещения Италии, незадолго до визита в эту страну М. Горбачёва, Сеитмуратова сумела заручиться поддержкой итальянских сенаторов, с большим вниманием отнесшихся к проблемам крымских татар. А канадский сенатор Пол Юзик закончил встречу с Сеитмуратовой обращением к журналистам: «Я прошу вас кричать на весь мир, что этот народ нужно спасать»[17].

Она встречалась с лидерами разных стран мира, где поднимала вопрос о крымских татарах. Дважды была приглашена в Белый дом президентом США Рейганом (1982 и 1988 гг.), став, таким образом, первой мусульманкой, приглашенной на аудиенцию с Рейганом. Виделась и беседовала с президентом Турции Тургутом Озалом и президентом Чехословакии Вацлавом Гавелом[18].

Участие в международных организациях. Выступления в СМИ[править | править код]

Сеитмуратова также участвовала в международных общественных организациях, таких как — Amnesty International, «Международная федерация за права человека», «Американская Хельсинская группы», «Центр за демократию в СССР» и прочее. В 1986 году она в двенадцати странах организовала «Комитеты в защиту Мустафы Джемилева». Активно выступала за освобождение Юрия Османова, Решата Аблаева, Синавера Кадырова и других участников крымскотатарского национального движения. Мусульманский журнал Arabia писал так: «С приездом на Запад Айше Сеитмуратовой набирает силу компания по возвращению крымских татар на родину, освобождения Джемилева и его друзей диссидентов»[19].

Большое значение в оповещении мировой общественности о крымскотатарской проблеме имели выступления и статьи Айше Сеитмуратовой в мировых СМИ. Некоторые из них были опубликованы на различных языках в таких изданиях, как Kontinent, Le Nouvel Espoir, The Journal Rabitat Al-Alam Al-Islami, «Новое русское слово» и других[20]. Кроме того, она также поднимала проблемы других народов, угнетаемых коммунистическим режимом. Так, в журнале RCDA она опубликовала статью под названием «Геноцид по-болгарски», посвящённая насильственной болгаризации тюрко-мусульманского населения Болгарии[21]. Её статьи были включены в сборники, издаваемые Колумбийским, Гарвардским и другими университетами[18]

Возвращение в Крым и продолжение деятельности[править | править код]

По возвращении на полуостров она не оставила работу и занялась обустройством крымских татар. Айше Сеитмуратова начала резко критиковать Меджлис и его руководителей Мустафу Джемилева и Рефата Чубарова, обвиняя их в полном бездействии в содействии возврату крымских татар из мест депортации и обустройстве на родине в Крыму, за организацию работы подконтрольного Меджлису «Имдат-банка», в частности на встрече представителей крымскотатарского народа, на которой, кроме прочих, присутствовал и Джемилев, она говорила[22]:

«Если кто-то сунул руку в карман народа, прошу, пока народ не обрубит вам руку, положите, всё верните народу. Я не знаю, кто это сделал, но Мустафа должен извиниться перед народом хотя бы за то, что он допустил … Очень, я очень хочу, чтобы люди поняли это: мы сюда вернулись не ханами быть и не президентами; мы вернулись сюда, чтобы наш народ жил, и сам народ будет выбирать своих ханов и своих президентов»

Кроме того, критиковала глав меджлиса за узурпацию представительства крымских татар, за нежелание регистрировать его юридически, за их сотрудничество с КГБ, сказав Чубарову, нынешнему главе Меджлиса, ближайшему соратнику Джемилева, что он войдёт в историю как «человек, предавший их дело[комм. 2]»[23]. В 1992—1993 годах Сеитмуратова раздавала помощь женщинам и детям, детскую одежду. В 1996 году самолетом через Нью-Йорк и Стамбул она привезла оборудования общей стоимостью 12 тысяч долларов в медицинский центр[3]. В 1997 году в свет вышла её брошюра под названием «Национальное движение крымских татар». Основала благотворительный Фонд «Мерхамет эви» (Дом доброты) по оказанию гуманитарной помощи крымским татарам. Самостоятельно построила пансионат для одиноких стариков «Картлар эви» (Дом стариков), который успешно работает с 2001 года[24].

В 2008 году Айше Сеитмуратова выступила с речью в Киеве с резкой критикой украинских властей, в которой она обвинила киевское руководство в нежелании решить проблемы крымских татар; в ней она высказала своё положительное отношение к практике «самозахватов» в Крыму, которую она назвала «самовозвратом». Она также выразила свою уверенность в стремлении России получить Крым: «Люди хотят владеть морями, им мало Сибири, мало Тихого океана, мало северных морей, им нужен еще и Юг»[25].

После присоединения Крыма к России в марте 2014 года, Айше Сеитмуратова обратилась к муфтию России с заявлением: «Будущая государственность крымских татар должна строиться вместе с украинским народом, только вместе с Украиной мы достигнем успеха», тем самым осудив действия России в Крыму[26].

В мае 2014 года выступила с речью в Симферополе на митинге, посвященному семидесятилетию депортации крымских татар[2].

В 2018 году дала интервью историку Гульнаре Бекировой[27]. Сеитмуратова по сей день занимается благотворительностью и помогает крымским татар в обустройстве и проживании в Крыму[2].

Оценки личности и деятельности[править | править код]

Деятельность и личность Айше Сеитмуратовой положительно оценивается различными журналистами, диссидентами, правозащитниками и историками. Так, например, итальянский писатель и директор «Русской Службы Радио „Свобода“» (1998—2003) Марио Корти, оценивая деятельность Айше Сеитмуратовой, называл её праведником, который «жертвует собой ради других людей»[28]. В этом же ключе её деятельность описала и российско-украинский историк Г. Т. Бекирова[28]. Свою оценку личности диссидента давали многие средства массовой информации, в числе которых и международный журнал Impact International, отмечавший, что «история Айше — это история народа, который отказывается умирать», таким образом связывая судьбу правозащитника с судьбой всего крымскотатарского народа[26].

Комментарии[править | править код]

  1. В этот период только евреи имели право на эмиграцию из СССР по национальному признаку[11]
  2. Далее она поясняет, что „их дело“ — это национальный вопрос

Примечания[править | править код]

  1. Библиотека им. И. Гаспринского. Айше Сейтмуратова (1937) – правозащитница, ветеран национального движения крымских татар. — Симферополь: Республиканская крымскотатарская библиотека им. И. Гаспринского, 2016.
  2. 1 2 3 Радио Свобода, 2018.
  3. 1 2 Гульнара Бекирова, 2018.
  4. Сейдаметов, 2008.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 Гульнара Бекирова, 2019.
  6. 1 2 Библиотека Гаспринского, 2016.
  7. Сейдаметов, 2008, с. 96.
  8. 1 2 3 4 Сейдаметов, 2008, с. 97.
  9. Сейдаметов, 2006.
  10. Фазыл, 1997, с. 32.
  11. Леонид Максименков. Квота на выезд. Коммерсантъ-Огонёк (16 ноября 2015). Дата обращения 13 июня 2019.
  12. Impact International 2, 1980.
  13. 1 2 Impact International, 1985.
  14. Rabitat, 1981.
  15. New York: The Center for Democracy, 1986.
  16. Фазыл, 1997.
  17. Татария, 1990.
  18. 1 2 Сейдаметов, 2008, с. 98.
  19. Arabia, 1981, с. 48.
  20. Le Nouvel Espoir, 1981.
  21. RCDA, 1984.
  22. Критика Джемилева
  23. Критика Меджлиса
  24. НДКТ, 1997, с. 40.
  25. Крым.net : Крым, Общество : Журналистам в Киеве рассказали о справедливости крымскотатарских самозахватов. ikrim.net. Дата обращения 21 мая 2019.
  26. 1 2 Крымскотатарской правозащитнице Айше Сеитмуратовой — 82 года. atr.ua. Дата обращения 14 марта 2019.
  27. Интервью историку, члену ПЕН-клуба Гульнаре Бекировой
  28. 1 2 Крым. Реалии, 2018.

Литература[править | править код]

Статьи[править | править код]