Сенат (Древний Рим)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сенат
Выборы
Штаб-квартира

Сена́т (лат. senatus, от senex — «старик», «совет старейшин») — один из высших государственных органов власти в Древнем Риме[1].

Считается, что сенат был создан в начале царского периода первым царём Рима Ромулом и первоначально в его состав входило 100 человек. Потомки этих 100 человек впоследствии стали патрициями[2]. Пятый царь Рима, Луций Тарквиний Приск, избрал еще 100 сенаторов. Они были выбраны из второстепенных ведущих семейств и соответственно назывались patres minorum gentium[3].

Седьмой и последний царь Рима, Луций Тарквиний Гордый, казнил многих из руководителей сената и не заменил их, тем самым уменьшив их число. Однако в 509 года до н.э. первый и третий консулы Рима, Луций Юний Брут и Публий Валерий Публикола, выбрали из числа ведущих всадников новых мужчин в сенат, названных conscripti, и таким образом увеличили размер сената до 300 человек[4].

Сенат в эпоху Республики[править | править код]

С установлением республики сенат, наряду с магистратами и народными собраниями (комициями), стал существенным элементом общественной жизни. В состав сената пожизненно входили бывшие магистраты — таким образом, здесь концентрировались политические силы и государственный опыт Рима.

Практика пополнения сената до начала IV века до н. э. реконструируется на основании поздних исторических свидетельств, из-за чего описанные процедуры воспринимаются исследователями с осторожностью[5]. После свержения царской власти сенат, к тому времени насчитывавший 164 сенатора-патриция, был пополнен 136 новыми сенаторами (последних стали называть patres conscripti). В дальнейшем действующие консулы и трибуны с консульской властью пополняли сенат патрициями, а затем и плебеями[5]. В 310-е годы до н. э. был принят закон Овиния[de], закрепивший практику комплектования сената из патрицианского и плебейского сословий, чем отныне занимались цензоры[6]. Приблизительно в это же время занятие высших (курульных) должностей — консула, претора, диктатора, магистра конницы — стало автоматически гарантировать место в сенате[7]. После битвы при Каннах, в которой погибло множество сенаторов, сенат в чрезвычайном порядке пополнили бывшими эдилами, и, по-видимому, с этого момента они стали получать место в сенате автоматически[7]. Народные трибуны, обладавшие значительными полномочиями, получили место в сенате в конце II века до н. э. (между 122 и 102 годами до н. э.) по закону Атиния[8]. В 81 году до н. э. диктатор Луций Корнелий Сулла снизил планку автоматического приёма в сенат до квесторов, а также пополнил его знатными всадниками[9].

Внутри сената существовала градация на «младших сенаторов» (iuniores) и «старших сенаторов» (seniores), хотя к I веку до н. э. различия между ними стёрлись[8]. Во главе сената стоял наиболее заслуженный, первый из сенаторов — принцепс (princeps senatus).

Одним из формальных требований к сенаторам было соответствие повышенным моральным стандартам, и цензоры на этом основании имели право отказать в приёме новичкам (praeterire — «пройти мимо») или исключить ранее принятых (movere — «изгнать, иключать, вычёркивать»)[10]. По меньшей мере с конца II века до н. э. осуждение за некоторые виды преступлений считалось основанием для недопуска в сенат[10]. Не допускались в сенат банкроты, бывшие гладиаторы, проститутки, сводники и наказанные за военные проступки[11]. По-видимому, для сенаторов не существовало имущественного ценза, поскольку с точки зрения римского права римлянин, у которого был жив отец, формально не мог владеть имуществом; более поздний ценз Октавиана Августа в 1 миллион сестерциев мог быть нововведением[10].

В период республики в ходе сословной борьбы плебеев с патрициями (VIII века до н. э.) власть сената была несколько ограничена в пользу комиций (народных собраний)[1].

Заседания сената формально не были регулярными, каждое заседание созывалось одним из магистратов, обладавших подобными полномочиями — консулом, претором, народным трибуном, диктатором, интеррексом, магистром конницы, некоторое время — также префектом города[12].

Лишь по особым случаям (в частности, в первый день нового года) допускалось созывать сенат без конкретного повода, обычной практикой же было предварительное оглашение программы заседания[12]. Сенаторы должны были явиться на собранное заседание, и неявка по неуважительной причине грозила штрафом[13]. Главным образом от участия освобождались сенаторы, исполнявшие государственные обязанности. У заседаний был кворум, однако сообщения о его точном значении разнятся, и лишь в 67 году до н. э. был установлен кворум в 200 сенаторов[14].

Заседание проводилось магистратом, созвавшим встречу, при активном участии сенаторов. Процедура заседания обычно начиналась со вступительной речи магистрата, созвавшего встречу, с неким конкретным предложением (relatio), в некоторых случаях зачитывались письма, или магистраты представляли иностранных послов[15]. Традиционно следующей частью был опрос сенаторов, хотя в отдельных редких случаях (senatus consultum per discessionem) магистрат мог приступить к голосованию без предварительного высказывания мнений и обсуждения (впрочем, сенаторы могли потребовать консультации с ними криком «consule!»). Опрос проходили в порядке очерёдности, но точная последовательность неясна и могла различаться в разное время: традиционно первым высказывался принцепс сената, но в эпоху Поздней республики первым обычно говорил консул, избранный на следующий год, если таковой уже был избран к моменту заседания. В любом случае, первыми опрашивали бывших консулов (консуляров), затем тех, кто достиг лишь должности претора, затем действующих преторов, а затем прочих сенаторов. Сенаторы должны были высказать своё мнение и дать рекомендацию по утверждению или отклонению проекта решения, причём чаще они давали не развёрнутый ответ, а механически соглашались с предложением (последнее было особенно характерно для новичков в сенате). Развёрнутые выступления Катона Младшего и Цезаря по вопросу о заговоре Катилины в 63 году до н. э., вероятно, были исключением. Сенаторы могли предложить поправки к предложению магистрата, созвавшего заседание, а также заявить об изменении своего ранее высказанного мнения. Обсуждение нередко сопровождалось аплодисментами, выкриками из зала, другими проявлениями поддержки или неодобрения, процедурными требованиями (подсчёт сенаторов с целью проверки кворума или разделение предложений на части). Заседания проходили при открытых дверях, и выкрики с площади могли влиять на принятие решений[16]. В связи с тем, что заседание должно было завершиться к концу дня, известны случаи обструкции путём произнесения сенаторами многочасовых речей, которые срывали принятие любого решения[17]. Обсуждение вопроса могло использоваться для высказывания по другим вопросам: например, Цицерон произнёс обличительную седьмую филиппику против Марка Антония на заседании, созванном для решения малозначимых текущих вопросов[18]. Во время первого слова председательствовавший магистрат мог не излагать суть проблемы нейтрально, а прямо призвать сенаторов к определённому решению. Вместе с тем, он не контролировал собрание, и сенаторы могли провалить его предложение[15]. По несколько иной, более свободной процедуре проходили заседания, связанные с приёмом послов, прочтением дипломатических писем, отчётом вернувшихся из провинций магистратов[19].

После окончания опроса сенаторов стартовало голосование[20]. Голосование обычно проходило призывом магистрата занять одну из двух частей помещения. В случае провала предложения сенат мог проголосовать за альтернативные варианты решения проблемы. Обсуждение спорных вопросов могло проходить по несколько дней подряд, и в процессе вырабатывались компромиссные поправки в изначальное предложение. После принятия предложения на голосовании консулы и народные трибуны могли использовать правом вето (intercessio) для отмены решения, хотя вето и угроза его применения использовались редко. Принятое постановление, на которое было наложено вето, называлось «senatus auctoritas»[21].

Текст сенатусконсультов (senatus consulta, аббревиатура — s. c.) был жёстко структурирован и состоял из выверенных формулировок в зависимости от темы документа[22]. В разработке сенатусконсультов принимал участие его инициатор и небольшая группа выбранных им сенатором; специальные секретари и ассистенты, по-видимому, появились лишь в последние годы существования Римской республики. При этом формулировки сенатусконсультов не имели такого значения, как положения законов[23].

В функции сената входили финансовые вопросы, управление Италией (не считалась провинцией) и внешняя политика[24]. В III—I веках до н. э. сенат предварительно рассматривал законопроекты, предлагавшиеся для голосования в комициях, ему принадлежало высшее руководство военными делами, внешней политикой, финансами и государственным имуществом, надзор за религиозными культами, право объявлять чрезвычайное положение и т. д. Сенат утверждал законы и результаты выборов, контролировал деятельность магистратов. Таким образом, сенат фактически осуществлял руководство государством.

Постановления сената (s. c., senatus consulta) имели силу закона, так же как и постановления народного собрания и собрания плебеев — плебисцита.

По словам Полибия (то есть с точки зрения римлян) решения в Карфагене принимались народом (плебсом), а в Риме — лучшими людьми, то есть Сенатом[25]. И это при том, что по мнению многих историков Карфагеном правила олигархия[25]. Полибий считал, что могущество сената базировалось не на правовых основаниях, а на повседневном администрировании различных аспектов функционирования растущего государства[24].

Среди антиковедов сформировались два основных взгляда на характер власти сената. Теодор Моммзен настаивал, что сенат, чьи функции de facto расширялись, оставался консультативным органом для магистратов, обладавших властными полномочиями (imperium) и на этом формальном основании являвшихся настоящими правителями Римского государства[26]. В начале XIX века возник иной взгляд на полномочия сената, к которому позднее примкнули критики концепции Моммзена (в частности, Франческо де Мартино[en]). Сторонники этой точки зрения настаивали на приоритете сената, который они рассматривали в качестве реального правительства[26]. Позиция Моммзена же критиковалась как схематичная[26].

Сенат в эпоху Империи[править | править код]

Курия Юлия, место собраний Сената на Римском форуме

В период империи власть сената всё более ограничивалась, сосредоточиваясь в руках императора, хотя формально сенат продолжал считаться одним из высших государственных учреждений[1]. На самом деле, сенат превратился в собрание представителей знатных семейств, не имеющее большого политического влияния. Постановления сената сохранили силу законов, но принимались обычно по инициативе императора. Начиная с Октавиана Августа, фактический император Рима носил титул «принцепс» — то есть «первый из сенаторов».

При Диоклетиане (конец III века) сенат был превращён в городской совет Рима, при Константине (IV век) был учреждён сенат в Константинополе — «втором Риме», уравненный в правах с сенатом Рима[1].

Сенат после падения Западной Римской империи[править | править код]

Даже после падения Западной Римской империи Сенат в Риме продолжал функционировать при варварском правлении, сохраняя влияние на уровне города. Известен, например, эпизод, когда «Теодерих отправил к императору Зенону легата Феста, главу сената, надеясь получить для себя царское облачение»[27]. Однако в середине VI века численность римских знатных родов уменьшилась в результате войн между остготами и Византией, так как город переходил из рук в руки, и варвары уводили представителей знати в качестве заложников. Последние упоминания римского сената относятся к 603 году: в Григорианском регистре упоминается, что в этом году сенат приветствовал открытие статуй императора Фоки и его жены Леонтии. Предполагается, что как учреждение сенат исчез примерно в 630 году, когда с разрешения византийского императора Ираклия I, в римской курии была построена базилика Св. Адриана  (итал.)[28].

Размер сената[править | править код]

Число сенаторов неоднократно менялось:

Первоначально в сенат входили только члены исконно римских фамилий, но с I века до н. э. это право получили и италики, а во времена империи — даже знатные провинциалы.

С 313 года до н. э. в члены сената принимал цензор — он составлял список из лиц, занимавших или занимающих магистратуру, с определённым имущественным цензом (например, при Августе (I век н. э.) — 1 млн сестерциев). Во времена империи это стало прерогативой императора.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 Сенат - Большая Советская энциклопедия - Энциклопедии & Словари. enc-dic.com. Дата обращения: 28 апреля 2017. Архивировано 2 июня 2017 года.
  2. Тит Ливий, История от основания города, 1:8.
  3. Тит Ливий, История от основания города, 1:35.
  4. Тит Ливий, История от основания города, 2:1.
  5. 1 2 Lintott, 2009, p. 67-68.
  6. Lintott, 2009, p. 67.
  7. 1 2 Lintott, 2009, p. 68.
  8. 1 2 Lintott, 2009, p. 69.
  9. Lintott, 2009, p. 69–70.
  10. 1 2 3 Lintott, 2009, p. 71.
  11. Lintott, 2009, p. 71-72.
  12. 1 2 Lintott, 2009, p. 75.
  13. Lintott, 2009, p. 76.
  14. Lintott, 2009, p. 70.
  15. 1 2 Lintott, 2009, p. 77.
  16. Lintott, 2009, p. 78–83.
  17. Lintott, 2009, p. 78.
  18. Lintott, 2009, p. 80.
  19. Lintott, 2009, p. 80-81.
  20. Lintott, 2009, p. 78–79.
  21. Lintott, 2009, p. 82–85.
  22. Lintott, 2009, p. 75-76.
  23. Lintott, 2009, p. 85.
  24. 1 2 Lintott, 2009, p. 65.
  25. 1 2 С. И. Ковалев «История Рима»
  26. 1 2 3 Lintott, 2009, p. 66.
  27. Аноним Валезия, 60. Дата обращения: 8 сентября 2018. Архивировано 8 сентября 2018 года.
  28. История города Рима в Средние века / Том II (недоступная ссылка — история ). Дата обращения: 19 февраля 2011. (недоступная ссылка)

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]