Сергокала

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Село
Сергокала
дарг. Сергокъала
Sergokala 4.JPG
Страна

Россия

Субъект Федерации

Дагестан

Муниципальный район

Сергокалинский

Координаты

42°26′38″ с. ш. 47°40′00″ в. д.HGЯO

Основан

1846

Прежние названия

Дешлагар, Коркмаскала

Высота центра

519 м

Население

8143[1] человек (2010)

Национальный состав

даргинцы

Конфессиональный состав

мусульмане-сунниты

Названия жителей

сергокалинец, сергокалинка, сергокалинцы

Часовой пояс

UTC+3

Почтовый индекс

368510

Код ОКАТО

82 244 855 001

Код ОКТМО

82 644 455 101

Сергокала (Россия)
Green pog.svg
Сергокала
Red pog.svg
Москва
Сергокала (Дагестан)
Orange pog.svg
Махачкала
Blue pog.svg
Сергокала
Green pog.svg
Сергокала
Сергокала (Сергокалинский район)
Blue pog.svg
Сергокала
Green pog.svg
Сергокала

Сергокала — село в Дагестане, районный центр Сергокалинского района и одноимённого муниципального образования.

Памятник Серго Орджоникидзе в Сергокале

Географическое положение[править | править вики-текст]

Расположено в 62 км к югу от города Махачкала, на реке Какаозень.

Население[править | править вики-текст]

Численность населения
2002[2] 2010[1]
7627 8143

Моноэтническое (99 %) даргинское село[3]

Название[править | править вики-текст]

Сергокала названа в честь грузинского революционера Серго Орджоникидзе. Дешлагар (дарг. ДершлахIяр) - старое название местности было связано с кустарником гордовины, которым были покрыты склоны близлежащих гор. Дерш — гордовина, хIяр — откос.

История[править | править вики-текст]

До XIX века Дешлагар (Сергокала) был частью одного большого села Губден. Во время Кавказской войны, Губден не поддерживал открыто Имамат, но в рядах армии имама Шамиля было не мало перебежчиков из этого села.

Первые упоминания о перебежчиках из Губдена:

« 12 ноября Лазарев получил известие, что несколько человек губденских абреков в ту же ночь пришли с неприятельской стороны в селение Губден, чтобы вывести односельцев в горы. Поэтому Лазарев, согласно словесному приказанию князя Орбелиани, потребовал четыре сотни полка и, чтобы преградить дорогу для обратного следования в горы, тотчас же расставил по одной сотне и конных житеелей в окрестностях селения Кака-Шура, Оглы и Апши. Прибыв в Оглы, в полночь на 13 число он отправил 1-ю сотню в засаду: командир этой сотни подпоручик Мирза Бек Нуцал Хан оглы с успехом исполнил возложенное на него поручение и без малейшего урона схватил 5 мюридов из числа 29-ти, наткнувшихся на засаду, отбил у них 17 лошадей, в том числе 8 украденных у наших жителей и много оружия. Остальным 4 мюридам удалось спастись бегством вследствие темноты ночи. В ночь на 13 ноября командир 5-й сотни хорунжий Абдурахман Нурич, стоявший в окрестностях Кака-Шуры, открыл по 3-х из означенных 12 мюридов, возвращавшихся из губденских лесов с уворованными быками, убил 2-х из них, взял в плен 1 и захватил 3 из лошадей и 18 быков; при этом был ранен знаменщик сотни Гимбат; он убил значком сотни одного из абреков, но в свою очередь был так тяжело им ранен, что сделался инвалидом и принужден был развестись навсегда с своею молодою женой. В ночь на 14-е командир 3-й сотни, охранявшей окрестности сел. Апши, сотник Багадур Нурич оглы взял в плен 4-х губденских абреков, пробиравшихся в горы с их семействами (3 женщины), отбил 6 лошадей и все их имущество; у нас был ранен 1 всадник полка.[4] »

Письмо генерала Г. Орбелиани к князю Воронцову:

« Шамиль по возвращении из Галашки, предался покою и молитвам, но его агенты деятельно заняты развозкою прокламаций по Табасарани и даже в Шамхальстве, в особенности в Губдене, жители которой безнаказанно предались грабежам и разбоям, так что теперь мимо этой деревни никто не решается ездить. Если жители Губдена не образумятся, то позвольте, Ваша Светлость, наказать их так, чтоб дети не могли там отыскать жилища своих отцов. Это послужит самым полезным примером и поучительным уроком всему здешнему краю на много лет.[5] »

По этой причине царские власти постоянно требовали их выдачи при приходе в селение, но губденцы этого не сделали. Имеется письмо князя Воронцова Чернышеву, относящееся к этому времени, в котором даргинское общество обвиняется в измене. Речь идет о некоторых губденцах, которые участвовали на стороне Шамиля:

« «Находя однако же неудобным оставлять вовсе без взыскания Даргинское общество, я приписал ему, генералу [Бебутову]: а) Потребовать выдачи тех лиц, которые содействовали призыву Шамиля, если они остались в своих селениях; б) Возложить на жителей снабжение и перевозку продовольствия для войск, которые по обстоятельствам потребовались бы, чтобы двинуться на Акушу, а также расчистку просек и исправление нескольких важнейших дорог; в) В виде наказания отдать безвозмездно необходимые пастбищные и пакостные места Самурскому полку, ближайшей вновь образованной штаб-квартире, принадлежащих частью изменившему нам селению Губден»[источник не указан 96 дней]. »

Отказ губденцев, послужило основанием для наказания губденцев: отобрать их пахотные, покосные и пастбищные земли, расположенные в Дешлагаре и передать их Самурскому полку. Русские власти этим хотели внушить народам Дагестана, что любое их антирусское проявление не останется безнаказанным. Они отбирали земли горцев и без всякого повода отдавали их русским переселенцам, чиновникам, военным, угодным им местным феодалам.[6]

В 1846 году в Дешлагаре строится штаб-квартира 83-го Самурского пехотного полка, где солдаты проходили военную службу и усмиряли горцев. Дешлагар располагался в живописном месте у выхода с гор ущелья Ая-Кака. Здесь построили крепость, сторожевую башню, складские помещения, конюшню, гауптвахту, церковь, здание казармы на 1500 человек, канцелярию полковника. В 1900 году Дешлагар получает статус села.[7]

Позже произошло крупное восстание солдат Самурского полка в Дешлагаре, после которого жители слободы постепенно рассеялись и покинули край, на их место стали заселяться даргинцы с гор. 70-х годов 19 века в владениях губденцев ещё находилась некоторая часть территории Дешлагара. Земельные угодья были расположены между селением Губден и штаб-квартирой в Дешлагаре. Губденцы их называют Дершлабах, Ургабил, ХIягунаг и Пилаул, а последние три ряда гор — Диква. Губденское общество представляла возможность давать эти земли соседям в такие периоды года, в которые они не нуждались в них. Этими избыточными угодьями преимущественно пользовались верхние даргинские общества, нуждавшиеся в пастбищах, в частности, Мекегинское, Акушинское, Цудахарское и др[6].

Позже, даргинцы стали претендовать на эти земли и строить на этих территориях свои хижины и шалаши. 27 апреля 1867 году губденцы сожгли эти хижины и прогнали даргинцев в горы. Последние обратились с жалобой к окружному управлению. Пока жалоба рассматривалась, акушинский кадий обратился к даргинцам с призывом собраться с оружием для выхода против губденцев. В Дешлагаре собрались даргинцы и губденцы для разрешения конфликта. Но увидев скот на своих посевах, губденцы погорячились и вопреки уговорам стариков, вновь разрушили и предали огню шалаши, хижины и заготовленный лес, отобрали оружие и топоры для возмещения убытков от потрав посевов[6].

Даргинцы нашли самоуправство губденцев удобным поводом для выдвижения своих претензий на губденские земли. Теперь они требовали уже земель намного больше, чем они пользовались. Даргинский кадий пошел, можно сказать на неоправданные меры, крайние меры. Он обратился к народу выйти на урочище Дешлагар, взяв с собой съестных припасов на неделю. 1867 г. 11 мая в Дешлагаре, в местности Диква собрались жители Акушинского, Цудахарского, Мекегинского, Усишинского и Сюргинского обществ. Но сюргинский и усишинский кадии вернули своих земляков домой, узнав, что народ созван без согласия начальства округа. Остальные направились к границе губденских земель. Со стороны даргинцев собрались более полутора тысяч человек. В это время поступило требование начальника Даргинского округа разойтись по домам. 13 мая утром они разошлись, не причинив никому вреда. В тот же день даргинцы с акушинским кадием явились к начальнику округа с повинной и просили простить им их необдуманный поступок. Так принятыми властями мерами был предотвращен опасный конфликт. Вскоре возник конфликт с даргинцами в Дешлагаре. В материалах отмечается, что жители слободы Дешлагар уничтожили пограничные знаки, распахивали спорную и бесспорную землю губденскую землю. До 1908 года они несколько раз придвигали границу в глубь губденской земли. Разумеется, что губденцы не могли примириться с таким произволом. В 1909 году они распахали свою землю, на которую без всякого основания претендовали даргинцы, за что административном порядке были посажены в тюрьму 18 губденцев. Таким образом, власти пренебрегли справедливостью и открыто встали на сторону даргинцев. Но губденцы придавали большое значение земельным вопросам и благодаря влиятельному адвокату Б. К. Далгату вернули себе свои земли[6].

В исковом заявлении Бакинскому окружному суду Б. К. Далгат написал письмо. Бакинский окружной суд в итоге решил вопрос по всем пунктам в пользу губденского общества.

« Завладев обширным пространством губденской земли, на которую никогда никаких прав даргинцы не имели и которой Губденское общество владело на правах собственности на протяжении многих земских давностей, когда не существовало даже и самой слободы Дешлагар, образовавшейся, главным образом, из отставных солдат Самурского полка, для нужд которого была занята временно, а затем и присвоена казной губденская земля, отданная в надел слободе в 1898 году.[8] »

В 1916 году возникло ещё одно дело по земельному вопросу. Теперь речь шла о разделе 125 рублей между обществами Губден, Акуша, Цудахар, Мекеги, Усиша и др., полученные от властей за землю, отчужденную на караульный дом в местности Диква. Слушание дела в Темир-Хан-Шуринском окружном словесном суде было назначено на 24 ноября 1915 года. Но поверенные последних сельских обществ попросили перенести рассмотрение вопроса, поскольку они не имели с собой документов, подтверждающих их права на получение своей доли из 125 рублей. Считая эту просьбу обоснованной, рассмотрение дела было перенесено. Состоялось новое заседание окружного суда 19 января 1916 года. На этом заседании выступили поверенные селений Акуша, Цудахар, Мекеги, Усиша, Муги, Сана-махи, Кадани-махи, Куппа и др. Поверенные этих сел и на второе заседание пришли без документов, подтверждающих их право на долю денег. Поэтому они вновь стали просить перенести рассмотрение дела, обещая представить документы, что и было сделано. 18 апреля 1916 года состоялось третье заседание. Изучая представленные документы, суд пришел к выводу, что местность Диква, Пилив, Дузлагар и Дешлагар составляют собственность губденцев и даргинцы имеют на Диква и Пилив некоторые условные, временно установившиеся права. Поэтому претензии даргинских сёл на часть из 125 рублей безосновательны. Отсюда решение окружного суда, что нужно "признать спорные между даргинцами и губденцами 125 рублей подлежащими выдаче губденцам как владельцами собственности, то есть местности Диква.[9]

1917—1918 годы в ходе гражданской войны, большая часть мужского населения Губдена сражаясь с белоказаками погибло, в результате чего главенство в Дешлагаре перехватили даргинцы и основали село[6].

В 1929 году село переименовывается в Коркмаскалу — в честь видного общественного, государственного и политического деятеля, профессионального революционера, руководителя революционного движения в Дагестане Дж. Коркмасова. В 1937 году Коркмасов был арестован и расстрелян. В 1938 году село переименовывается в Сергокалу — в честь Серго Орджоникидзе.

Известные жители[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Всероссийская перепись населения 2010 года. Таблица № 11. Численность населения городских округов, муниципальных районов, городских и сельских поселений, городских и сельских населённых пунктов Республики Дагестан. Проверено 13 мая 2014. Архивировано 13 мая 2014 года.
  2. Всероссийская перепись населения 2002 года. Том. 1, таблица 4. Численность населения России, федеральных округов, субъектов Российской Федерации, районов, городских поселений, сельских населённых пунктов - райцентров и сельских населённых пунктов с населением 3 тысячи и более. Архивировано 3 февраля 2012 года.
  3. Итоги переписи 2002 года по Сергокалинскому району
  4. Кузубский Е.И. История Дагестанского конного полка. — С. 118-119.
  5. Epistoraluri Memkvidreoba Tomi IV.
  6. 1 2 3 4 5 Абдуллаев М. А. Очерки по истории Губдена. — Махачкала: Новый день, 2002. — С. 103.
  7. ПЕХОТНЫЙ, № 83-ГО САМУРСКИЙ ПОЛК.
  8. Абдуллаев М.А. Очерки по истории Губдена. — Махачкала: Новый день, 2002. — С. 118—124.
  9. ЦГА ДАССР, ф. 187, оп. 2, д. 1, с. 16.

Ссылки[править | править вики-текст]