Симфония № 5 (Шостакович)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Симфония № 5
Композитор Дмитрий Шостакович
Тональность ре минор
Форма симфония
Сочинение op. 47
Время и место сочинения 1937
Первое исполнение 1937
Продолжительность 45 минут
Части в четырёх частях

Симфония № 5 ре минор, op.47, — симфония Дмитрия Шостаковича, созданная в период между апрелем и июлем 1937 года. Впервые исполнена 21 ноября 1937 года в Ленинграде, Ленинградским филармоническим оркестром под управлением Евгения Мравинского. Работа имела огромный успех, и, по словам Мстислава Ростроповича, получила овации со слезами на глазах[1], длившиеся по крайней мере 40 минут.

История создания[править | править код]

После гонений 1936 года за оперу «Леди Макбет Мценского уезда» и балет «Светлый ручей» Шостакович находился под давлением. От него требовали упростить свою музыку и адаптировать её к модели социалистического реализма. Согласно официальной позиции, социалистический реализм в музыке предполагал монументальный подход и возвышенную оптимистическую риторику. Музыка Шостаковича была сочтена слишком сложной технически, оперу «Леди Макбет Мценского уезда» поносили в «Правде». На заседании Союза композиторов через неделю после этой статьи Лев Книппер, Борис Асафьев и Иван Дзержинский предложили помочь композитору встать на правильный путь. В такой обстановке у Шостаковича, как представляется, нет другого выбора, кроме как подчиниться.

Шостакович обратился к помощи маршала Михаила Тухачевского. Один из высших офицеров в Красной армии с 1925 года был покровителем композитора. Тем не менее, сам маршал стал жертвой, осужден по обвинению в измене и расстрелян. Многие из друзей и родственников Шостаковича были арестованы и исчезли, а на протяжении года композитор опасался, что то же случится и с ним.

Такова была ситуация, с которой Шостакович столкнулся в апреле 1937 года. Но как исключительно точно, глубоко и правдиво воспринимающий действительность человек, он создал новое произведение с удивительной глубиной и многоплановостью, отражающее жизнь, ни на йоту не поддавшись давлению. И он достиг новой высоты в своем творчестве, оставив потомкам срез времени в классической музыкальной интерпретации.

Одна работа, написанная ранее, смогла добиться этого — Четвёртая симфония Малера. Малер начал свою Четвертую симфонию в режиме детской простоты, однако в дальнейшем стало очевидным, что первое впечатление было обманчивым. Шостакович использовал отрывок из Малера в своей симфонии.

Через четыре месяца после Четвёртой симфонии, Шостакович начал писать Пятую. Эта работа, как он надеялся, будет означать его политическую реабилитацию. Композитор даже дал симфонии подзаголовок «Ответ советского художника на справедливую критику». Этот «ответ» мог бы сойти за пример героического классицизма, который от него требовали. Шостакович расширил свой музыкальный стиль, при этом усилив содержательность и создав многомерность. Он нашел язык, при помощи которого мог говорить с властью все последующие годы.

Музыка[править | править код]

Первая часть (Moderato — Alegro non troppo, ре минор, сонатная форма) — огромное, развернутое повествование, разворачивающееся по типичной для Шостаковича схеме трактовки сонатной формы в симфониях. Её открывает вопросительная, напряженная тема, имитирующаяся канонически в нижнем регистре, отличительное свойство которой — двойной пунктирный ритм. Продолжает экспозицию неустойчивая, фаустианская мелодия в скрипичном тембре; следующая за этим просветленная побочная партия исполняется также скрипками. Разработка приводит к вторжению жестких, императивных интонаций и ритмов, а в результате — к значительному нарастанию и достижению её кульминации — маршевому образу механистического движения, в котором главную роль играют медные духовые инструменты и ритмическая фигурация малого барабана — таким образом, этот эпизод можно считать прототипом знаменитого раздела из первой части Седьмой симфонии. Но императивный образ угнетающей силы постепенно уступает место настроениям репризы — возвращаются вопросительные интонации, «блуждающие» музыкальные построения, побочная партия воплощается уже в канонической имитации флейты и валторны. Реприза части, суть которой — осмысление действия, происходившего в разработке, заканчивается уходящей ввысь первой темой.

Вторая часть (Allegretto, ля минор, сложная трёхчастная форма) — скерцо. Первый раздел начинают виолончели и контрабасы[2]. Тема среднего раздела (до мажор) — в духе простой уличной песенки, сначала звучит у солирующей скрипки, затем флейты[3]. Реприза первого раздела несколько видоизменена и по-новому инструментована[4].
Третья часть (Largo, фа диез минор, сонатная форма без разработки) — эмоциональный и трагедийный «центр» симфонии[4]. Часть начинается тихим хором струнных.
Финал (Allegro non troppo, ре минор — ре мажор, сонатная форма с эпизодом вместо разработки) начинается пронзительной трелью, а затем — яркой, энергичной темой у медных духовых на фоне литавр[5]. Побочная партия, благородная и призывная, сначала звучит у солирующей трубы, а затем у струнных и деревянных духовых с сопровождением труб[6]. Не все трактовки этой части признают её внешнюю оптимистичность,

Состав оркестра[править | править код]

Симфония написана для оркестра в составе: 2 флейт и флейты-пикколо, 2 гобоев, 2 кларнетов и малого кларнета, 2 фаготов и контрафагота, 4 валторн, 3 труб, 3 тромбонов, тубы, литавр, малого барабана, треугольника, тарелок, большого барабана, гонга, колокольчиков, ксилофона, 2 арф (одна часть), фортепиано, челесты и струнных.

Приём[править | править код]

Пятая симфония Шостаковича стала беспрецедентным триумфом. Музыка встретила положительный отклик как официальных критиков, так и публики. Власти нашли всё, что искали в предыдущих сочинениях композитора. Общественность услышала её как выражение страдания. Симфония явилась художественным изображением времени, в котором она возникла. Годы спустя автор так отозвался о случившемся: «Они… надели маски… Теперь все говорят: „Мы не знали, мы не понимали. Мы верили Сталину. Нас обманули, ах, как нас жестоко обманули!“… Я ни за что не поверю, что тот, кто ничего не понимал, мог прочувствовать Пятую симфонию»[1].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 П. Котов, М. Шифрин. Испания и СССР, ноябрь 1937 (параллели) // Вокруг света. — 2012. — № 11. — С. 42.
  2. Мазель, 1960, p. 44.
  3. Мазель, 1960, p. 46.
  4. 1 2 Мазель, 1960, p. 47.
  5. Мазель, 1960, p. 51.
  6. Мазель, 1960, p. 52.

Литература[править | править код]

  • Лев Абрамович Мазель. Симфонии Д.Д. Шостаковича. Путеводитель.. — Советский композитор, 1960.

Ссылки[править | править код]