Слишком много финансов

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Слишком много финансов» (англ. Too Much Finance) — экономическая гипотеза о нелинейном влиянии развития финансового сектора на экономический рост. По мере становления финансового сектора улучшение условий и расширение объемов финансирования положительно сказываются на экономическом росте. Однако вследствие избыточного роста финансового сектора, перефинансирования заемщиков и накопления рисков его влияние может стать отрицательным или, по меньшей мере, не иметь положительного эффекта.

Происхождение гипотезы[править | править код]

Авторами гипотезы выступили экономисты Жан-Луи Аркан[en] из Женевского института международных отношений и развития, Энрико Беркес из Северо-Западного университета и Уго Паницца[en] из Женевского института международных отношений и развития. Впервые озвучена в колонке проекта VoxEU 2011 году[1], проработана в исследовании МВФ[2] и окончательно сформулирована в публикации на страницах «Journal of Economic Growth[en]» в 2015 году[3]. В последующем перепроверялась и подтверждалась другими экономистами[4][5].

Экономическая теория[править | править код]

С 1990-х годов финансовый сектор в глобальной экономике растет темпами, значительно опережающими нефинансовый сектор . Увеличение его размеров обусловлено рядом факторов, включая демографические изменения, накопления значительных сбережений в экономически развитых странах и т. д. Традиционная экономическая теория предполагает наличие положительной связи между размером (глубиной) финансового сектора и экономическим ростом (ВВП на душу населения).

Экономисты XX столетия, Йозеф Шумпетер[6], Эдвард Шоу[7] и другие, констатировали положительную корреляцию между размером финансового сектора и экономическим ростом. Развитие финансовых рынков способствует росту благосостояния, создавая возможности для инвестиций в экономику, снижая проблему асимметрии информации и позволяя экономическим агентам диверсифицировать источники финансирования.

Начиная с 1990-х годов изучается направление причинно-следственной связи между двумя величинами[8][9]. Под влиянием глобального финансового кризиса в 2000-х годах опубликованы исследования[10][11], свидетельствующие о нелинейной связи между размером финансового сектора и экономическим ростом.

В долгосрочном периоде и с учётом фазы делового цикла характер связи меняется. В 1980-е годы в глобальной экономике наблюдалась положительная зависимость на фоне сбалансированного роста кредитования и отсутствия «мыльных пузырей» на финансовых рынках. Нелинейности начали формироваться в 1990-е годы когда рост финансового сектора стал превышать рост производительности труда и других показателей реальной деятельности. В 2000-х годах на фоне череды финансовых кризисов в ряде стран между финансовым сектором и экономическим ростом возникла отрицательная зависимость. Перегретые финансовые рынки выступают причиной торможения роста экономики из-за накопления рисков, высокой вероятности финансовых кризисов и увеличения волатильности инвестиций в экономике.

Избыточная глубина финансового сектора характерна для большинства ведущих европейских экономик, у которых наблюдаются признаки избыточного банковского финансирования (overbanking). Для некоторых стран ОЭСР (США, Чили, Мексика) эффект объясняется особенностями финансовой структуры экономики. В частности, доминированием рынка ценных бумаг над финансовым посредничеством (банками и страховщиками)[12].

Обзор исследований[13][править | править код]

Авторы Выборка стран Период анализа Выводы
Deidda and Fattouh (2002) 119 развитых и развивающихся экономик 1960—1989 Нелинейная связь между финансированием и экономическим ростом. Финансирование выступает значимым фактором роста в странах с высоким уровнем дохода и незначимым в странах с низким уровнем дохода.
Rioja and Valev (2004a) 74 развитых и развивающихся экономик 1961—1995 Финансирование оказывает значительное положительное влияние на рост в регионах, имеющих промежуточную степень финансового развития. Оно положительно, однако эффект оказывается ниже в странах с развитым сектором и незначителен в странах с неразвитым сектором.
Rioja and Valev (2004b) 74 развитых и развивающихся экономик 1961—1995 Финансирование оказывает значительное положительное влияние на рост производительности в большем числе развитых экономик. В странах с низким уровнем дохода эффект проявляется через накопления капитала.
Shen and Lee (2006) 48 развитых и развивающихся экономик 1976—2001 Обнаружена нелинейная перевернутая U-образная связь между финансированием (переменные фондового рынка) и экономическим ростом; связь с развитием банковского сектора выглядит как слабая U-образная инверсия.
Ergungor (2008) 46 развитых и развивающихся экономик 1980—1995 Нелинейная связь между финансированием (размер банковского сектора) и экономическим ростом.
Huang and Lin (2009) 71 экономик 1960—1995 Нелинейная положительная связь между финансированием и экономическим ростом. Положительный эффект более проявлен в странах с низким уровнем дохода, чем в странах с высоким уровнем дохода.
Cecchetti and Kharroubi (2012) 50 развитых и развивающихся экономик 1980—2009 Финансовый сектор оказывает перевернутый U-образный эффект на рост производительности.
Arcand et al. (2012) свыше 100 развитых и развивающихся экономик 1960—2010 Финансирование начинает оказывать отрицательный эффект на выпуск продукции, когда отношение кредита к частному сектору превышает 100 % ВВП.

Пороговое значение[править | править код]

Эмпирические исследования посвящены количественной оценке порогового значения, после которого размер финансового сектора может оказывать негативное влияние на экономический рост. Некоторая часть экономистов склоняется к оценке в 90-100 % объема банковского кредита к ВВП[13]. Альтернативные оценки свидетельствуют о том, что пороговое значение равно 4 % занятых в финансовом секторе к общей численности трудовых ресурсов[14].

Примечания[править | править код]

  1. Arcand J.-L.[en], Berkes E., Panizza U.[en]. Too much finance?. VoxEU.org (7 April 2011).
  2. Arcand J.-L.[en], Berkes E., Panizza U.[en]. Too Much Finance? // IMF Working Paper. — 2012. — № 161.
  3. Arcand J.-L.[en], Berkes E., Panizza U.[en]. Too much finance? // Journal of Economic Growth[en]. — 2015. — № 2. — P. 105–148.
  4. Law S., Azman-Saini W., Ibrahim M. Institutional quality thresholds and finance–growth nexus // Journal of Banking and Finance. — 2013. — № 12. — С. 5373—5381.
  5. Cecchetti G., Kharroubi E. Reassessing the Impact of Finance on Growth // BIS Working Paper. — 2012. — № 381.
  6. Schumpeter J. A. A Theory of Economic Development. — Harvard: Harvard University Press, 1911.
  7. Shaw E. Financial deepening and economic development. — New York: Oxford University Press, 1973.
  8. Rajan R. and Zingales L. Financial dependence and growth // American Economic Review. — 1998. — Т. 88. — С. 559–586.
  9. Levine R., Ross R. Finance and Growth: Theory and Evidence. — NBER Working Paper. — 2004.
  10. Bolton P. Santos T. and Scheinkman J. Is the financial sector too big // Working paper Columbia University. — 2010.
  11. Cecchetti G., Kharroubi E. Reassessing the impact of finance on growth // BIS Working Paper. — 2012.
  12. Stolbov M. Causality between credit depth and economic growth: evidence from 24 OECD countries // Empirical Economics. — 2017. — № 2. — С. 493–524.
  13. 1 2 Law S., Singh N. Does too much finance harm economic growth? // Journal of Banking & Finance. — 2014. — Т. 41. — С. 36—44.
  14. Giorgioni G., Kok S. Chapter 14. Empirical Assessment of the Finance–Growth Nexus in Frontier Markets. — Handbook of Frontier Markets: Evidence from Asia and International Comparative Studies. — 2016. — С. 321–339.

Литература[править | править код]