Смерч 16 (29) июня 1904 года

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Смерч 16 [29] июня 1904 года — стихийное бедствие, произошедшее в центральной части России. Ураган, зародившийся в Тульской губернии, прошёл над восточными окраинами Москвы в сторону Ярославля. На подходе к Москве сформировался смерч, уничтоживший Люблино, Карачарово, Анненгофскую рощу, Чагино, Капотню, Грайвороново, разрушивший Кузьминки, Калитники, постройки в Лефортово, Басманной части, Сокольниках, в Лосином острове. Более ста человек погибших[1].

Оценка современников[править | править код]

Под Москву смерч сначала зашёл с деревни Марьино, в километре от Перервы, а потом, изменив траекторию движения, направился на Москву через Капотню и Люблино. Чёрный столб приближался к столице с гулом, свистом и рёвом, поднимая бурю песка. Газета «Московские новости» позже писала: «Казалось, на город надвигается нечто ужасное, инфернальное, готовое его поглотить. Люди теряли ориентиры. Лошади впадали в панику». По современным подсчётам, скорость торнадо достигала 55-60 километров в час. Крутящийся чёрно-багровый столб смерча нёсся, сметая на своем пути всё: вырывая с корнем деревья, разрушая постройки, срывая крыши. Каменные городские дома устояли, но их верхние этажи, ограды, ворота не выдержали натиска. Люди и скот поднимались в воздух, а потом падали. После ужаса. продолжавшегося примерно 1 час, смерч затих недалеко от подмосковного Пушкино. Было повреждено 608 владений. Скорость ветра оценивалась современниками в 25 м/c (субъективные оценки, не подкреплённые инструментальными измерениями). За время прохождения урагана в Москве выпало 162 мм осадков. Разрушения, порождённые смерчем в самой Москве (Анненгофская роща, Лефортово, Сокольники), были описаны множеством очевидцев, в том числе В. А. Гиляровским в очерках «Ураган» и «Русское слово»:

Я видел его начало и конец: пожелтело небо, налетели бронзовые тучи, мелкий дождь сменился крупным градом, тучи стали черными, они задевали колокольни. Наступивший мрак сменился сразу зловеще жёлтым цветом. Грянула буря, и стало холодно. Над Сокольниками спустилась чёрная туча — она росла снизу, а сверху над ней опускалась такая же другая. Вдруг всё закрутилось … среди зигзагов молний вспыхивали жёлтые огни, и багрово-жёлтый огненный столб крутился посередине. Через минуту этот ужас оглушающе промчался, руша все на своем пути. Неслись крыши, доски, звонили колокола; срывало кресты и купола, вырывало с корнем деревья; огромная Анненгофская роща была сбрита; столетние деревья или расщеплены, или выворочены с корнем. Было разрушено огромное здание Кадетского корпуса и Фельдшерской школы. По улицам — горы сорванных железных крыш, свёрнутых в трубочку, как бумага. Кое-где трупы. Много убитых и раненых… — В. А. Гиляровский, «Русское слово».

Фактически разрушения начались в дальних юго-восточных пригородах Москвы (за современными границами города). Ширина грозового облака составляла 15—20 км, и оно только чудом не затронуло центр города.

Благодарение Господу Богу несчастий с людьми не было и также и постройки все сохранились… При этом несчастия были и с людьми, и разрушены жилые постройки в Московском уезде в 18 верстах расстояния от Суханова … Так в селении Капотня снесло 200 домов, в Чагине из 67 домов уцелели только 2 дома, Хохловка вся уничтожена — Летопись Богородицерождественской церкви с. Суханова.

«Деревья старинного парка были переломаны, как щепки», — писал о разрушении Кузьминок в своих воспоминаниях советский балетовед и театральный критик Юрий Бахрушин.

«Дачники Люблина, — рассказывал краевед Николай Николаев, —  оказались замурованы в своих домах, им приходилось вылезать из квартир через окна и выбитые в стенах смерчем отверстия».

На глазах очевидца священника Струкова в селе Карачарово (сейчас Нижегородский район) смерч сорвал купол с крестом с местной церкви. Деревню Грайвороново (сейчас район Текстильщики) смерч снёс почти до основания. Общее число разрушенных зданий не подсчитывалось, но с учётом крестьянских изб оценивается в несколько тысяч домов (Разуваев). В Кузьминках погибло около ста тысяч деревьев – часть векового парка (Бахрушин). Известны фотографии деревянных домов в Басманной части, сорванных с фундаментов и буквально переброшенных через улицу. Хуже всего пришлось старинному Лефортову. Часовой Лефортовской пожарной части заметил смерч, но принял его за пожар. Обоз уже готов был выехать, как налетевший торнадо подхватил пожарную телегу, поднял в воздух и разбил её в щепки. Погибли несколько пожарных. Пастуха, который пас стадо коров в Анненгофской роще, вместе с двумя животными подняло в воздух. Пару минут они «летали», а потом резко были выброшены. Коровы не выжили, а пастуху повезло: смерч забросил его на дерево, поэтому он спасся. Анненгофская роща, площадью в полтора квадратных километра, была буквально вырвана с корнем буквально за пару минут. К западу от неё сорвало крыши с капитальных трёхэтажных зданий кадетского корпуса (судя по фотографиям, сами здания не были разрушены, как о том сообщал Гиляровский). Около ст. "Сортировочная" 6 товарных вагонов, стоявших на запасных путях, были повалены на бок. Перемещаясь на северо-запад, смерч перебрался через Яузу и максимально приблизился к центру города. Он вновь немного повернул, теперь несколько вправо, и пошёл на Сокольники. Здесь произошло полное разрушение леса в полосе шириной от 150 до 300 метров. Побушевав в Сокольниках и в Лосином Острове, смерч ушёл в сторону Пушкино и Мытищ, в окрестностях которых и рассыпался.

Современные оценки[править | править код]

По пятибалльной классификации Фудзиты московский смерч относится к категории значительных (F-2 или F-3).

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Мезенцев Владимир Андреевич. Энциклопедия чудес. — 1990. — ISBN 5—89750—026—6.

Ссылки[править | править код]