Собачий мир

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Собачий мир
Mondo Cane
Постер фильма «Собачий мир».jpg
Жанр

документальный фильм

Режиссёр

Гуалтьеро Якопетти,
Паоло Кавара,
Франко Проспери

Продюсер

Ангело Риццоли[d]

Автор
сценария

Гуалтьеро Якопетти,
Паоло Кавара

Оператор

Антонио Климати[d]

Композитор

Риц Ортолани
Нино Оливьеро

Длительность

105 мин.

Страна

ИталияFlag of Italy.svg Италия

Язык

итальянский язык

Год

1962

IMDb

ID 0057318

«Собачий мир» (в советском прокате начала 1960-х годов — «Грязный мир»[1][2], итал. Mondo Cane) — итальянский документальный фильм 1962 года, поставленный тремя режиссёрами: Гуалтьеро Якопетти, Паоло Кавара, и Франко Проспери. Фильм стал основой и дал название целому направлению специфической кинематографической журналистики — Мондо или Shockumеntary[3]. Снятая более полувека назад, лента, имеющая и сторонников, и противников, до настоящего времени вызывает споры о допустимых методах подачи материала и кинематографической этике. В 1963 году было снято продолжение проекта — «Собачий мир 2», по сравнению с которым первый выглядел «даже менее брутально»[3].

Сюжет[править | править вики-текст]

Картину предваряет текст: «Все материалы данного фильма являются документальными и записаны с натуры. Местами они ужасают, но это лишь потому что в этом мире много ужасающих вещей. Долг хроникёра не смягчать, а объективно освещать события» (англ. «All the scenes you will see in this film are true and are taken only from life. If often they are shocking, it is because there are many shocking things in this world. Besides, the duty of the chronicler is not to sweeten the truth but to report it objectively»).

Фильм начинается со сцены открытия памятника американскому киноактёру Рудольфу Валентино, а заканчивается историей про африканское племя, поклоняющееся самолётам, считая их райскими колесницами, посланными на землю умершими родственниками.

Фильм представляет собой череду сменяющих событий, описывающих обычаи потребления еды, сексуальные традиции, проблемы экологии и религиозных верований, отношение к смерти, жизни и мести, социальное поведение у разных народов. Повествование фильма построено на постоянном контрасте: тяжёлые кровавые сцены сменяются весёлыми и лёгкими зарисовками из светской жизни. Например:

  • полицейские из Мексики соревнуются в меткости, отстреливая сигареты изо рта своих коллег;
  • пьяные немецкие дамы, задрав юбки, демонстрируют в недорогой пивной свои жирные ягодицы;
  • жители гавайских островов забивают свиней, один раз в год объедаются мясом и до полусмерти мучаются от кишечных колик;
  • французы насосом через воронку в горле набивают утробу несчастных гусей кормом, для того, чтобы убив ожиревших птиц, получить заветную фуа-гра;
  • военные тайской армии при получении офицерских погон должны уметь одним ударом отсечь голову быку.

Художественные особенности и критика[править | править вики-текст]

Основу, вероятно, наиболее нетерпимой критике фильма и всего творчества режиссёров (в основном — Якопетти) положил в 1972 году ведущий американский киновед Роджер Эберт. Не выбирая выражений, он назвал «Собачий мир» дрянной подборкой так называемых странностей человеческого поведения. При этом, по его мнению, авторам удалось обмануть нескольких критиков из числа слишком тупых, что бы понять постановочный характер большинства эпизодов[4].

В советской печати и профессиональной литературе оценки «Грязного мира» (вариант названия в прокате СССР начала 1960-х годов) варьировались от позитивных к нейтральным и резко негативным: «итальянская картина Гультьеро Якопетти содержит много чрезвычайно интересных съемок» (И. В. Вайсфельд, 1964 год)[5], «„Собачий мир“ („Грязный мир“) Гуальтьеро Якопетти оставляет в сознании зрителей горькое ощущение бесперспективности развития, <…> но отдельные эпизоды обладают немалой силой обличения» (1965 год)[1], «Якопетти облетел на лайнерах „5А5“, финансировавшей его фильм, весь мир, подбирая свидетельства человеческой пакостности и уродства» (1966 год)[6], «к разряду неонатуралистических произведений „прямого кино“ и инсценированной псевдодокументальности следует отнести, в частности, нашумевший фильм итальянского режиссера Якопетти „Грязный мир“» (1979 год)[2].

Немалое количество негативных высказываний звучит и в современных русскоязычных источниках. Подробный анализ фильма приведён в обзоре журнала «Сеанс», подготовленном искусствоведом Михаилом Трофименковым[7]. Во-первых, автор предполагает, что в СССР, например, было бы просто и удобно отнести эту работу к антибуржуазному, протестному кинематографу (как в первые два-три года на практике и произошло). Но даже идеологи коммунизма, разобравшись, считали работы Якопетти лишь коммерческой эксплуатацией псевдо-революционных настроений (хотя позже, по утверждению М. Трофименкова, именно они приняли на вооружения подобные методы работы для пропагандистских советских телепередач). Далее критик переходит к творческим аспектам проекта. Монтаж ленты он комментирует крайне негативно, называя результат скорее вёрсткой последовательности сюжетов, аналогично новостийной телевизионной программе. А сверхидеей фильма критик видит свидетельство деградации человечества, отсутствии какого-либо прогресса: современные европейцы и американцы — те же варвары, в новых условиях верные тем же древним ритуалам и суевериям. Киновед Александр Дерябин в обзорной статье, посвящённой этике документального кино, называет Якопетти «жупелом документалистики, отрицаемым как прогрессивной, так и реакционной общественностью»[8].

Публицист Татьяна Алёшичева в журнале «Сеанс» считает, что «Собачий мир», имитируя научно-познавательное документальное кино, заполняет эту форму другим содержанием и делает иные выводы: прогресса нет, цивилизация деградирует, белый человек по-прежнему дик[3]:

« Изощрённая жестокость Якопетти состояла не в том, что он первым сознательно и последовательно сделал шок приёмом документального кино, а в том, что <…> на материале многих повторов он пришёл к выводу, который не дает миру шанса. Он вскрывает логику регресса. Цивилизация это цинизм, обученный демагогии. Эта демагогия отвергает сдерживающие факторы во имя прогресса пожирающего. Логика регресса такова: он бесконечно воспроизводит сам себя, он необратим, остановить его в «собачьем мире» может только чудо. Но чуда Якопетти не обещает. »

Награды[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 О Киноискусстве: специфика, образность, мастерство. — М.: Искусство, 1965. — С. 202. — 325 с.
  2. 1 2 Кукаркин, А., Арнольдов, А. Культура и идеологическая борьба. — М.: Мысль, 1979. — С. 26. — 192 с.
  3. 1 2 3 Алёшичева, Т. В документальном кино умирают дважды (рус.). Журнал «Сеанс» № 32. Мастерская «Сеанс» (август 2007). Проверено 6 декабря 2015.
  4. Roger Ebert. Farewell uncle Tom (англ.). Reviews. rogerebert.com (14 November 1972). Проверено 6 декабря 2015.
  5. Вайсфельд, И. Крушение и созидание. — М.: Искусство, 1964. — С. 25. — 156 с.
  6. Мифы и реальность: сборник статей. Буржуазное кино сегодня, Выпуск 1. — М.: Искусство, 1966. — С. 142.
  7. Трофименков М. С. Сукино кино, или Пятый человек (рус.). Лекции / Хроника. Мастерская «Сеанс» (6 марта 2014). Проверено 5 ноября 2015.
  8. Дерябин, А. Судный день. Об этике в документальном кино, и не только. (рус.). № 25-26. Мастерская «Сеанс» (2006). Проверено 6 декабря 2015.

Литература[править | править вики-текст]

  • Goodall, M. Sweet & Savage: The World Through the Shockumentary Film Lens. — London: Headpress, 2006.
  • Kerekes, D. Killing for Culture: An Illustrated History of Death Film from Mondo to Snuff / D. Kerekes, S. David. — London: Creation Books, 1995.