Советская депортация китайцев

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Советская депортация китайцев
Дальний Восток России
Дальний Восток России
Страна
Цель ликвидация «пятой колоны»
Исполнитель НКВД СССР
Место Дальний Восток СССР
Результат ликвидация китайской диаспоры на Дальнем Востоке СССР, переселение китайцев на родину и в Среднюю Азию
Погибших 3922[1]
Тип депортация

Депортация китайцев происходила в 1920-х — 1930-х годах на Дальнем Востоке СССР. Среди этих китайцев были как граждане Китая, так и советские граждане, идентифицированные как этнические китайцы.

К 1940-м годам китайцы почти исчезли на советском Дальнем Востоке, хотя до Октябрьской революции их было более 200 тысяч[2][3]. Подробная история вопроса нуждается в детальном изучении[3]. Из-за вынужденной миграции части местного населения, происходило дополнительное заселение региона выходцами из европейской части СССР[4][цитата не приведена 683 дня].

В результате репрессий пострадало не менее 27 558 китайцев, большая часть которых была гражданами Китая[5]:238 (по состоянию на 1937 год на советском Дальнем Востоке было 26 607 китайцев, являющихся гражданами СССР[6]). Из числа жертв преследований 3794 человека были освобождены властями, 3922 — казнены[1], 17 175 вынуждены были мигрировать, остальные были заключены в различные тюрьмы, включая ГУЛАГ[7][8].

Предыстория[править | править код]

Преследование китайцев в годы Гражданской войны[править | править код]

Репрессии против китайцев начались задолго до Большого террора. В ходе Гражданской войны в России китайцы подверглись дискриминации и репрессиям со стороны многих участников войны. Согласно китайским дипломатическим документам, китайцы (включая мирных жителей), захваченные Белой армией, были казнены, а их тела выставлены на всеобщее обозрение в качестве акта запугивания. Китайских мужчин часто арестовывали и казнили без суда и следствия. Недисциплинированные солдаты Красной Армии грабили и сжигали деревни этнических китайцев, насиловали женщин, убивали, заключали в тюрьмы и пытали мужчин военного возраста и интернировали женщин и детей. Многие младшие командиры Красной армии считали любого, кто не говорил по-русски, потенциальными шпионами или иностранными агентами. Кроме того, интервенты произвольно обыскивали китайских рабочих и, если последние вызывали у них подозрение, считали их коммунистами и убивали без допроса[9]:112–113. Одним из примеров может служить случай с китайскими бизнесменами из Чанъи (провинция Шаньдун), которые подверглись в России грабежу и унижениям[10]. Эти репрессии вынудили многих этнических китайцев бежать в Китай[9].

Преследование в годы НЭПа[править | править код]

В 1920-х годах в СССР началась реализация так называемой новой экономической политики. Это вскоре привлекло китайских мигрантов обратно на советский Дальний Восток, где не хватало рабочих рук. Хотя советское правительство переселило из европейской части страны в регион 66 202 человека, растущее число китайцев оказало огромное влияние на местную экономику[11][12][13]. К концу 1920-х годов китайцы контролировали более половины торговых точек и значительную часть торговли на Дальнем Востоке. 48,5 % розничных продаж продуктовых магазинов, 22,1 % продуктов питания, напитков и табака осуществлялись китайцами, 10,2 % ресторанов принадлежали китайцам[1][14].

Напряженность в отношениях с представителями других наций росла, поскольку некоторые китайские бизнесмены поставляли поддельные и некачественные товары[5]:276. 1 июня 1930 годами в Ленинском районе Владивостока между местным населением и китайцами вспыхнул вооруженный конфликт, в результате которого 27 человек были ранены, а трое стали инвалидами. Эта стычка спровоцировала новые межнациональные конфликты[5]:288-230.

Действия властей против китайцев[править | править код]

Один из проходных дворов бывшей «Миллионки».

Китайский район во Владивостоке, так называемая Миллионка, была свободна от государственного контроля, за исключением налогообложения. Китайская община была спонтанно организована в соответствии с их положением в Китае, бандитскими и религиозными группами, которые были независимы от советского общества. Поэтому власть рассматривала китайцев как потенциальную угрозу, поскольку сообщество могло быть прикрытием японского шпионажа[15].

В конце 1920-х годов СССР ужесточил контроль на советско-китайской границе, приняв следующие меры: 1) более строгий контроль безопасности при въезде в страну; 2) налогообложение исходящих посылок стоимостью менее 300 рублей по ставке 34 %. Когда китайцы уезжали из Советского Союза, им нужно было заплатить дополнительный сбор в размере 14 рублей за выезд и пройти личный досмотр. Денежные переводы китайцев были ограничены, введены дополнительные налоги на бизнес-лицензию, бизнес, доход, прибыль, частные долги, документы и т. д. Чтобы получить работу китайцы должны были вступить в местный профсоюз[16]:28.

Депортация 1929—1930 годов[править | править код]

Ранняя концепция депортации[править | править код]

Советская карта конфликта на КВЖД в редакции 1930 года

В 1926 году Народный комиссариат иностранных дел СССР принял решение использовать любые средства, чтобы остановить миграцию китайцев и корейцев на советскую территорию, поскольку они считались опасными для страны. Корейцев начали переселять с Дальнего Востока, при этом были приняты меры по вытеснению китайцев из приграничных территорий[9]:116–117.

В 1928 году Михаил Михайлович Арсеньев, полковник штаба Красной Армии, представил в Дальневосточную комиссию отчет, в котором рекомендовал прекратить свободную миграцию из Китая и Кореи в районы, граничащие с этими странами и заселить этот регион мигрантами из Сибири и европейской части страны[3][9].

Советский реванш за китайскую оккупацию КВЖД[править | править код]

Конфликт на КВЖД ухудшил двусторонние отношения[17]. 19 июля 1929 года Советский Союз прекратил дипломатические отношения с Китаем, все дипломаты были отозваны или высланы в свои страны. СССР приостановил железнодорожное сообщение и потребовал, чтобы все китайские дипломаты покинули советскую территорию[18][16]:30. Советское правительство вынудило китайцев перебраться в Северо-Восточный Китай. Тысячи китайцев в Иркутске, Чите и Улан-Удэ были арестованы по различным причинам, в том числе за нарушение местных распоряжений и уклонение от уплаты налогов. При пересечении границы китайцы имели право вывезти 30 рублей. Всё, что превышало эту сумму, изымалось властями. Если китаец вывозил 1000 рублей наличными и больше, он подлежал аресту, а деньги — конфискации[16]:30.

Шанхайская газета Шэньбао 24 июля 1929 года сообщала:

Около тысячи китайцев, проживавших во Владивостоке, были задержаны советскими властями. Все они были объявлены буржуями[19].

12 августа газета писала, что ещё 1600—1700 китайцев находятся в тюрьме во Владивостоке, каждому из них ежедневно дают по куску ржаного хлеба и подвергают различным пыткам[20]. 26 августа газета продолжила, что задержанные китайцы в Хабаровске ежедневно ели только хлебный суп, а многие люди повесились из-за невыносимого голода[21]. 14 сентября сообщалось, что ещё тысяча китайцев во Владивостоке были арестованы, а китайцев в городе почти не осталось[22]. 15 сентября газета продолжала, что во Владивостоке за 8 и 9 сентября было арестовано более 1000 китайцев и что, по оценкам, в тюрьмах города находится более 7000 китайцев[23]. 21 сентября сообщалось: «Правительство на Дальнем Востоке России обмануло арестованных китайцев и заставило их построить железную дорогу между Хэйхэ и Хабаровском. Рабочим давали только два куска ржаного хлеба в день»[24][16]:31

Освобождение арестованных китайцев[править | править код]

После подписания Хабаровского протокола Советское правительство освободило большинство арестованных китайцев. Однако из-за общего отношения советской власти к китайцам большая часть освобожденных впоследствии вернулась в Китай[16]:31. После создания Японией на границе с СССР подконтрольного государства Маньчжоу-го, советское правительство начало останавливать китайцев, пересекающих границу[17].

Депортация 1936—1938 годов[править | править код]

План подавления китайских «предателей и шпионов»[править | править код]

21 августа 1937 года началась депортация корейцев, самой большой этнической группы среди азиатов на Дальнем Востоке России[25]. 23 октября китайцы были включены в список целей чистки вслед за поляками, немцами и корейцами, как было объявлено приказом НКВД № 693. Николай Ежов разрешил тайные аресты «всех подозреваемых в шпионаже и диверсиях»[26]. 10 ноября Консульство Китайской Республики в Чите сообщило Министерству иностранных дел о том, что Советский Союз ежемесячно переселяет 30 000 европейцев в Сибирь и на Дальний Восток для ускорения оборонного и экономического строительства в регионе. Чтобы избежать сговора китайцев или корейцев с Японией и Маньчжоу-Го, была введена политика выселения корейцев и китайцев[27].

22 декабря Николай Ежов приказал Генриху Люшкову, председателю НКВД на Дальнем Востоке, арестовать всех китайцев, имеющих провокационные и террористические цели независимо от их гражданства[28]. На следующий день Ежов опубликовал «План по подавлению китайских предателей и шпионов» и приказал убрать все укрытия для китайцев, тщательно обыскать места их проживания и арестовать как арендаторов, так и домовладельцев. Любые антисоветски настроенные китайцы, китайские шпионы, контрабандисты и преступники с советским гражданством должны быть преданы суду тройки НКВД во главе с Люшковым. Любые иностранцы, прошедшие через суд, должны быть высланы после суда. Разыскиваемым подозреваемым запрещалось проживать на Дальнем Востоке, в Чите и Иркутске[29][1].

Китайская официальная реакция на эскалацию насилия в СССР[править | править код]

10 января 1938 года Юй Мин, поверенный в посольстве Китая в Москве, обратился к советским властям, призывая их к скорейшему освобождению китайцев. Просьба Китая о встрече с начальником отдела Дальневосточного Народного комиссариата иностранных дел на следующий день была отклонена офицером, заявившим, что начальник болен[30]. 13 января китайским консульствам во Владивостоке и Хабаровске сообщили, что задержанные китайцы голодают, а некоторые замучены до смерти, однако НКВД запрещает любые встречи или пожертвования продуктов для заключённых[31].

Политбюро опубликовало «Репрессии по „национальным линиям“ в СССР», которые расширили репрессии против националистов, в том числе китайцев, и начали проводить их в феврале. Оскорбления со стороны Советского Союза в отношении китайцев 6 февраля попали в заголовок «Central Daily News  (англ.)», которым руководили китайские националисты, правящая партия Китая[32]. 14 февраля китайское консульство во Владивостоке сообщило Министерству иностранных дел, что «советские украли всё, особенно деньги и имущество; если бы они были где-то спрятаны, китайцев пытали; многие люди были убиты при задержании, которое было жестоким до крайности»[33]. 17 февраля китайское консульство в Хабаровске выразило протест против пыток во время допроса, призвав Советский Союз освободить китайцев. 19 февраля «Central Daily News» снова выразили протест против злоупотреблений со стороны Советского Союза в отношении китайцев[34]. 21 февраля гонконгская газета «Kung Sheung Daily News  (англ.)» повторно разместила репортаж о жестокостях СССР по отношению к китайцам, чтобы выразить свое возмущение его действиями[35]. 22-го китайское консульство в Хабаровске сообщило об очередной сотне ни в чём не повинных китайцев, арестованных накануне ночью НКВД, и что, как стало известно, ранее арестованные китайцы были вынуждены работать в этих отдаленных холодных районах[36]. 2 марта китайское консульство во Владивостоке сообщило, что

советские власти искали китайцев день и ночь, арестовывая китайцев, даже когда они были на работе. Советский Союз был настолько агрессивен, что не было места для каких-либо уступок. Действия советской стороны были столь же жестоки, как в 1900 году, когда многие были утоплены в реке Хэйлунцзян. Воспоминание об этой печальной истории заставляет людей дрожать от страха[37].

После окончания массовых арестов во Владивостоке оставалось всего более тысячи китайцев. Советская власть на месяц прекратила обыски и аресты. После того, как все китайцы, укрытые китайским консульством, покинули консульство, советские власти возобновили поиск и захват китайцев. Поскольку Советский Союз установил контрольно-пропускные пункты вокруг китайского консульства, китайцы не смогли вернуться в консульство за помощью, что привело к аресту почти всех китайцев во Владивостоке[38][39]. В ходе второй и третьей волны массовых обысков и задержаний было арестовано 2 005 и 3082 китайца соответственно. 7 мая китайское консульство во Владивостоке сообщило о задержании в общей сложности от 7 до 8 тысяч китайцев. Местные тюрьмы были заполнены китайцами, что, в сочетании с пытками во время допросов, часто приводило к гибели людей[40].

Китайско-советские переговоры об освобождении задержанных китайцев[править | править код]

С 18 апреля 1938 года министр иностранных дел китайского правительства Ван Чунхуэй и посол СССР в Китае Иван Трофимович провели 4-дневные переговоры о задержании китайских граждан на Дальнем Востоке России. Были достигнуты следующие договорённости[41][1]:

  1. Советский Союз готов оплатить расходы по переселению китайских граждан во внутренние районы СССР и в Синьцзян, но делать это советские местные органы власти должны поэтапно.
  2. Советский Союз предоставляет гражданам Китая срок от двух недель до одного месяца для решения личных вопросов.
  3. Советский Союз переместит только китайцев, имеющих возможность и готовность работать в СССР, в свои внутренние районы, и он обеспечит возможность для остальных китайцев вернуться в Китай через Синьцзян.
  4. Советский Союз поможет китайцам продать свою недвижимость или передать её в распоряжение. Если нет доступного доверенного лица, китайские консульства могут выступать в качестве доверенного лица, только если объекты недвижимости не находятся под опекой консульств. Для оказания помощи городские власти пришлют специальных чиновников.
  5. Отделы иностранных дел городских властей должен создать список китайцев для переселения, как это определено в статье 3, и копию списка с указанием времени переезда. Эти два документа должны быть представлены через дипломатические представительства в консульства Китая во Владивостоке, Хабаровске и Благовещенске.
  6. СССР разрешает советским женам китайцев переехать в Китай.
  7. Советский Союз принципиально соглашается освободить арестованных китайцев, если эти лица не совершили тяжких преступлений.

10 июня 1938 года Политбюро СССР приняло постановление о переселении китайцев на Дальний Восток, которое прекратило репрессии против китайцев на Дальнем Востоке России. Затем китайцам разрешили переехать в Синьцзян. Если китаец не желал переезжать в Синьцзян, его/её переселяли на советскую территорию, за исключением приграничных районов на Дальнего Востока. Если китаец не хотел переезжать в Синьцзян, но у него не было собственности на Дальнем Востоке, его переселяли в Казахстан. Если китаец был обвинён в шпионаже и саботаже, его не освобождали[42].

Дальнейшая судьба депортированных китайцев[править | править код]

Освобождённые в СССР[править | править код]

Дальний Восток[править | править код]

В период с 13 июня по 8 июля 1938 года НКВД освободило 2853 китайца после повторной проверки их досье по приказу ЦК[43]. На станцию Эгершельд прошли 5 поездов с заключенными китайцами, которые скоро были освобождены. Последний поезд отправился на север и доставил 941 китайца в отдаленный Кур-Урмийский район в Хабаровском крае, откуда китайцы ушли на свободу[44].

Центральная Азия и Европа[править | править код]

Перепись населения СССР 1939 года показала, что в советской Средней Азии, особенно в Казахстане и Узбекистане, проживало более 5567 китайцев[45][1], большинство из которых, как предполагалось, переехали с Дальнего Востока и Восточной Сибири, так как в 1926—1937 годах китайское население в Средней Азии было мало́. Согласно приказу Николая Ежова от 3 июня 1938 года «китайские жены китайцев с советскими удостоверениями личности должны быть переселены в Казахстан вместе с их супругами»[46]. С сентября по декабрь 1939 года в Казахстане были освобождены ещё 227 задержанных китайцев[1]. 196 китайских ученых, большинство из которых были инженерами, были переселены в европейскую часть СССР. Приезд 34 китайских учёных в Ереван 16 января 1940 года положил конец вынужденной миграции[47].

Вернувшиеся в Китай[править | править код]

С 13 июня по 8 июля 1938 года со станции Энгершельд были отправлены первые 4 поезда в которых находилось 7130 человек, отправившихся из Советского Союза. Дорога в Северо-Восточный Китай была заблокирована марионеточным правительством Маньчжоу-Го, их отправили на запад по Транссибирской магистрали в Новосибирск. Там они пересели на поезда, идущие на юг, и вернулись в Китай через Синьцзян[44]. Китайские консульства выдали визы для их въезда в Синьцзян[48]. С 11 по 14 июля ещё 3341 китайский гражданин покинул Советский Союз через Синьцзян. С 11 по 12 октября были освобождены 1882 преступника, не совершившие тяжких преступлений[44].

Заключённые и убитые в СССР[править | править код]

В Чите было арестовано 1500 китайцев, из них 568 погибли в результате пыток. Генрих Люшков утверждал, что по крайней мере 11 тысяч китайцев были арестованы Советским Союзом после 14 июня 1938 года, когда он перебрался в Маньчжоу-Го. С ним согласен ряд историков, среди которых Николай Бугай и Дмитрий Фартусов[8][49]. По состоянию на 1 января 1939 года 3179 китайцев содержались в ГУЛАГе, из которых 1794 человека были гражданами Китая[50]. Ещё 2729 китайцев содержались в обычных тюрьмах до Великой Отечественной войны, после чего их перевели в ГУЛАГ. 1 января 1942 года количество содержащихся в ГУЛАГе китайцев достигло 5192[51], из которых впоследствии 2632 погибло, 734 пропали без вести, а 1826 были освобождены[7].

Память[править | править код]

30 октября 2012 года в Москве и Благовещенске были установлены два памятника жертвам этнической чистки на Дальнем Востоке[52]. 30 апреля сотрудники гражданской инициативы «Последний адрес» установили табличку с именем одной из жертв преследований китайцев Ван Си Сяна в Москве на доме в Грохольском переулке 13, строение 1, где он жил[53].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 尹广明 (2016). “苏联处置远东华人问题的历史考察(1937—1938)”. 近代史研究 [кит.] (2): 41.
  2. Jersild, Austin Chinese in Peril in Russia: The «Millionka» in Vladivostok, 1930—1936 (англ.). Wilson Center (22 октября 2019). Дата обращения: 8 декабря 2019.
  3. 1 2 3 刘涛,卜君哲 (2010). “俄罗斯远东开发与华人华侨(1860-1941)”. 延边大学学报: 社会科学版 [кит.].
  4. 安妮·阿普尔鲍姆作,戴大洪译. 古拉格:一部历史 : [кит.]. — 北京 : 新星出版社, 2013年. — P. 134.
  5. 1 2 3 Бугай Н. Ф. И. Сталин - Мао Цзэдун: судьбы китайцев в СССР – России : [рус.]. — Москва : Филин, 2018.
  6. Жиромская Б. В.,Поляков Ю. А. Всесоюзная перепись населения 1937 года. НАУКА (1996).
  7. 1 2 Списки жертв. Дата обращения: 30 ноября 2019.
  8. 1 2 Бугай Н. Ф. (2015). “Политические репрессии в СССР граждан Монголии и Китая на территории БМ АССР”. Научные журналы БГУ [рус.] (1): 72—77.
  9. 1 2 3 4 谢清明 (2014). “十月革命前后的旅俄华工及苏俄相关政策研究”. 江汉学术 [кит.] (2). Архивировано из оригинала 2019-12-06. Дата обращения 2020-08-13. Используется устаревший параметр |deadlink= (справка)
  10. 报载苏俄虐待华侨乞饬严重交涉由 (кит.). 山东昌邑县商会 (March 1923).
  11. 谢清明 (2015). “抗战初期的苏联远东华侨问题(1937-1938)”. 西伯利亚研究 [кит.] (1).
  12. K·A·特卡乔娃,林凤江 (1995). “俄罗斯远东移民史初探”. 西伯利亚研究 [кит.] (1).
  13. Залесская О. В. (2009). “Китайские мигранты на Дальнем Востоке России : 1858-1938 гг”. Археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН [рус.]. Благовещенск (1).
  14. Шишлянников Р. Рясенцев А. Мевзос Г. Дальневосточный край в цифрах : [рус.]. — Хабаровский край : страницы истории, 1929. — P. 196.
  15. Ларин А.Г. Китайские мигранты в России. История и современность : [рус.]. — Восточная книга, 2009. — P. 124.
  16. 1 2 3 4 5 卜君哲 (2003). “近代俄罗斯西伯利亚及远东地区华侨华人社会研究(1860—1931年)” (PDF). 延边大学学报(社会科学版) [кит.].
  17. 1 2 Маленкова А. А. (2014). “Политика советских властей в отношении китайской диаспоры на Дальнем Востоке СССР в 1920— 1930 -Е ГГ”. Проблемы Дальнего Востока [рус.] (4): 129.
  18. Patrikeeff, Felix; Russian Politics in Exile: The Northeast Asian Balance of Power, 1924—1931 in: Manchurian Railways and the Opening of China: An International History Basingstoke 2002, ISBN 0-333-73018-6
  19. 海参威华侨被拘禁 (кит.) 第六版. Шэньбао (24 July 1929).
  20. 威部在狱华侨受虐待 (кит.) 第七版. Шэньбао (12 August 1929).
  21. 伯力华侨备受虐待 (кит.) 第八版. Шэньбао (26 August 1929).
  22. 威埠华侨复遭逮捕 (кит.) 第四版. Шэньбао (17 September 1929).
  23. 苏俄大捕华侨 (кит.) 第八版. Шэньбао (15 September 1929).
  24. 威部在狱华侨受虐待 (кит.) 第四版. Шэньбао (21 September 1929).
  25. СНК СССР и ЦК ВКП(б). О выселении корейского населения пограничных районов Дальневосточного края. ЦК ВКП(б) (21 August 1937).
  26. Ежов Н. И. Оперативный приказ НКВД СССР № 00693 «Об операции по репрессированию перебежчиков – нарушителей госграницы СССР. НКВД (23 October 1937).
  27. 苏联为巩固远东防务及发展经济向西伯利亚远东一带移民 (кит.). 驻赤塔领事商务组 (10 November 1937). Дата обращения: 5 декабря 2019.
  28. Ежов Н. И. Указание наркома НКВД Н.И. Ежова начальнику УНКВД по ДВК Г.С. Люшкову об аресте китайцев. НКВД (22 December 1937). Дата обращения: 30 ноября 2019.
  29. Ежов Н. И. Указание наркома НКВД Н.И. Ежова начальнику УНКВД по ДВК Г.С. Люшкову об аресте китайцев. ЦА ФСБ (23 December 1937). Дата обращения: 30 ноября 2019.
  30. 俄远东一带有大批华侨被捕事 (кит.). 中华民国驻苏联大使馆(莫斯科总领馆) (11 January 1938). Дата обращения: 30 ноября 2019.
  31. 关于苏联大捕华侨案 (кит.). 驻海参崴总领事馆 (13 January 1938). Дата обращения: 30 ноября 2019.
  32. 周成芳、耿明、马兴华等编纂. 苏俄虐待华侨 民国27年2月6日 中央日报头版 (кит.) 1. Central Daily News (6 February 1938). Дата обращения: 1 декабря 2019.
  33. 苏联逮捕华侨附移新侨民卷(1937-08~1938-07) (кит.) 176. 中华民国驻海参崴总领馆. Дата обращения: 30 ноября 2019.
  34. 周成芳、耿明、马兴华等编纂. 赤俄虐待华侨 民国27年2月19日 中央日报次版 (кит.) 2. Central Daily News (19 February 1938). Дата обращения: 1 декабря 2019.
  35. 苏联虐俄华侨之可愤 民国27年2月21日 工商日报第四版 (кит.) 4. Kung Sheung Daily News (21 February 1938). Дата обращения: 1 декабря 2019.
  36. 华侨被捕 (кит.). 中华民国驻伯力总领馆 (22 February 1937). Дата обращения: 30 ноября 2019.
  37. 俄境远东逮捕华侨事 (кит.). 驻伯利总领馆;驻海参崴总领馆 (2 March 1938). Дата обращения: 30 ноября 2019.
  38. 电俄境远东逮捕华侨事 (кит.). 驻海参崴总领馆;驻伯利总领馆 (29 March 1938). Дата обращения: 30 ноября 2019.
  39. 谢清明 (2015). “抗战初期的苏联远东华侨问题(1937-1938)”. 西伯利亚研究 [кит.] (1): 87.
  40. 海参崴总领馆电外交部 (кит.). 驻海参崴总领馆 (7 May 1938). Дата обращения: 5 декабря 2019.
  41. 与苏外部谈判移侨问题 (кит.). 中华民国驻苏联大使馆,Ministry of Foreign Affairs (Taiwan) (16 April 1938). Дата обращения: 30 ноября 2019.
  42. Сталин И. В. АП РФ,Ф. 3. Оп. 58. Д. 139. Л. 106 - 107. ЦК ВКП(б) (10 June 1937). Дата обращения: 30 ноября 2019.
  43. Чернолуцкая Е. Н. (2014). “Принудительные миграции на советском Дальнем Востоке в 1920-1950-е гг”. Специальность ВАК РФ [рус.] (7): 262.
  44. 1 2 3 Фартусов Д. Б. (2015). “Принудительные миграции на советском Дальнем Востоке в 1920-1950-е гг”. Гуманитарные исследования Внутренней Азии, БГУ [рус.] (1).
  45. 1939 Перепись населения СССР. Дата обращения: 1 декабря 2019.
  46. Поболь Н.Л., Полян П.М. Сталинские депортации. 1928-1953 : [рус.]. — Москва : Материк, 2005. — P. 103. (недоступная ссылка)
  47. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье : [рус.]. — Ереван : Академкнига, 2003. — P. 43–47.
  48. 《海参崴总领馆电外交部》(1939年1月26日),国民政府外交部档案,04/02/009/01/142
  49. Фартусов Д. Б. (1994). “Выселение советских корейцев с Дальнего Востока”. Вопросы истории [рус.] (5).
  50. Документ № 92 Справка о составе заключенных, содержавшихся в ИТЛ НКВД на 1 января 1939 г. (1 January 1939). Дата обращения: 7 декабря 2019.
  51. Документ № 95 Справка о составе заключенных, содержащихся в лагерях НКВД на 1 января 1942 г. (1 January 1942). Дата обращения: 7 декабря 2019.
  52. 白桦. 黑龙江岸揭幕纪念碑 苏共政治迫害对华人不手软 (кит.). Голос Америки (30 October 2012).
  53. Грохольский переулок, 13, строение 1. Последний адрес (30 April 2017).

Ссылки[править | править код]