Пропаганда в СССР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Советская пропаганда»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Советский плакат. Чтобы больше иметь — надо больше производить.
Чтобы больше производить — надо больше знать. 1920 г.

Сове́тская пропага́нда — пропаганда коммунистических идей и советского образа жизни. Проводилась целенаправленно и централизованно под руководством КПСС и официально называлась идеологической работой, просвещением масс и тому подобным.

Характеристика[править | править код]

В основе советской пропаганды лежала идеология марксизма-ленинизма. Характер пропаганды менялся по мере исторического развития СССР. Пропаганда велась через средства массовой информации, книги, кинофильмы, театральные постановки, произведения изобразительного искусства. Она оставила после себя советское культурное наследие.

Главной целью советской пропаганды было создание нового человека — человека, следующего принципам коллективизма, добровольно подчиняющего свои интересы интересам общества и готового принести себя в жертву на благо общества, который придерживался бы материалистического и атеистического мировоззрения и имел своей высшей целью достижение лучшей, богатой и счастливой жизни для будущих поколений[1].

Позднее требования к морали нового человека были изложены в виде «Морального кодекса строителя коммунизма», который вошёл в тексты Третьей Программы КПСС и Устава КПСС, принятые XXII съездом КПСС (1961). Советские идеологи утверждали: «Формирование нового человека не только следствие, но и условие успешного строительства коммунизма». Важную роль в пропаганде коммунистической идеологии они отводили литературе и искусству, печати, радио, телевидению, различным формам устной пропаганды; отмечался вклад в идеологическую работу советских культурно-просветительных учреждений. Приоритетное значение отводилось «непримиримой наступательной борьбе против буржуазной и ревизионистской идеологии». Пропагандистская работа должна была воспитывать у советских людей преданность делу коммунизма, советский патриотизм, высокое сознание общественного долга, коллективизм и товарищескую взаимопомощь, честность, нравственную чистоту, простоту и скромность в общественной и личной жизни[2].

Как отмечал культуролог Даниил Дондурей, «Советская власть была дальновидна. Она понимала: формирование человека — это не только очевидная пропаганда, но и программирование личности при помощи культуры. Это не только „Отдай жизнь за Ленина-Сталина!“, но и „Очень важно не подставить друга“, „Да, в школе есть плохие учителя, но есть и хорошие“. Она помогала человеку осваивать противоречия реальной жизни. Лениво формировали „строителя социализма“, но одновременно… действительно „развитую личность“»[3].

Генеральный секретарь ВКП(б) И.В.Сталин (в центре), знатная трактористка, организатор первой женской тракторной бригады в СССР Прасковья Ангелина (слева) и новатор сельскохозяйственного производства, колхозница-свекловод Мария Демченко (справа) в президиуме X съезда ВЛКСМ (11-21 апреля 1936 г.)

К середине 1930-х годов ярко проявилась роль пропагандистской машины в укреплении сталинского режима. Пропаганда создавала культ личности Сталина. Пропаганда могла делать из бедствия подвиг, как это случилось со спасением парохода «Челюскин» в 1934 г., когда все летчики, спасавшие челюскинцев, стали первыми Героями Советского Союза. Пропаганда максимально использовала интерес к перелёту экипажа Чкалова из Москвы на Дальний Восток в 1936 году, к перелёту экипажа Чкалова из Москвы через Северный полюс в США в 1937 г., к первой в мире советской дрейфующей полярной станции в 1937—38 годах. Пропаганда также превозносила трудовые подвиги таких «простых людей» как Алексей Стаханов или Паша Ангелина, которые купались в лучах славы[4]

Плакат 1933 года

Х. Гюнтер в работе «Архетипы советской культуры» описывает процесс формирования образа советского героя, среди которых он особенно выделяет образ летчика. Звание «Герой Советского Союза» было введено именно после спасения летчиками челюскинцев, первыми носителями этого звания стали летчики.
Автор проводит классификацию и типизацию советских героев[5]:

  1. герои социалистического труда (летчики относятся именно к этому типу),
  2. герои-воины,
  3. герои — политические деятели,
  4. герои-жертвы.

В таком случае лётчики стоят на вершине героической иерархии. Они одновременно являются «сынами» «отца» — Сталина и «матери-Родины». В 1930-е годы отмечалось появление значительного корпуса текстов, стилизованных под фольклорные произведения. В данных произведениях, например, в сказе Марфы Крюковой, фигурирует словосочетание «ясные соколы», когда речь идет об авиации и авиаторах.

Ещё более значимым для пропаганды, чем образ героев, был образ врагов. До Великой Отечественной войны советская пропаганда уподобляла происходящее в тех или иных сферах общественной жизни событиям эпохи Гражданской войны и использовала, в основном, риторику классовой борьбы.

Плакат периода коллективизации (1930 год)

Но после Великой Отечественной войны, с началом холодной войны, происходила быстрая реставрация традиционно-имперских идеологических представлений. Пропаганда всё больше говорила о борьбе с «тлетворным влиянием» западных капиталистических стран, разлагающим «здоровое единство советского народа». Пропаганда представляла СССР как центр «социалистического содружества», успешно строящего коммунизм, а США — как сосредоточие всего чужого (эксплуатации, расового неравенства, «упадочной культуры» и т.п.).

В качестве главных внешних врагов советского народа пропаганда до Великой Отечественной войны изображала «мировую буржуазию», «фашистов», а после войны — блок НАТО во главе с США. Формы представления этих врагов были стереотипны — от черно-белых карикатурно-плакатных толстяков-капиталистов в цилиндрах и с мешком долларов в руке до дядюшки Сэма и генералов Пентагона. Их стандартными атрибутами в кино или книгах «про шпионов» были бутылка виски, толстая сигара, разговоры о потерянных из-за революции и коммунистов деньгах или планах уничтожения СССР.

Во время Великой Отечественной войны главными врагами, естественно, были «немецкие фашисты» и их союзники. Это наиболее значимый и сильный в моральном и идентификационном плане образ врага, в пропагандистской риторике гитлеровцы всегда служили абсолютной мерой негативного.

Создавалось много произведений на историческую тему, где изображались различные враги русского народа: татары, псы-рыцари, и так далее, включая разнообразных иностранцев, приехавшие в Россию с самыми разными, но всегда враждебными, целями (иностранные купцы, иезуиты, дипломаты). Появление этих образов означало смену оснований легитимации коммунистической власти — переход от революционной идеологической фразеологии к имперской, великодержавной с характерным для нее акцентом на русской национальной исключительности. Изображение исторических событий, связанных с разнообразными врагами этого рода, предполагало в качестве обязательного элемента образа «вынужденное» признание кем-то из них великого будущего России, которую «нельзя победить». Это выражало связь тех давних врагов с сегодняшними, актуальными.

Советская пропаганда заявляла о росте социалистической экономики на фоне кризиса в капиталистических странах

В послевоенное время внешние враги, по существу, вытеснили из риторического поля прежние образы таких врагов, как белогвардейцы, кулаки, меньшевики, троцкисты. Но всё же немаловажными для пропаганды оставались и внутренние враги. В качестве таковых изображался прежде всего скрытый, сознательный вредитель, убежденный противник Советской власти, ждущий, когда она развалится, (инженер, бездарный профессор, реже — кулак, бывший помещик, пробравшийся в номенклатурные чины). Если этот персонаж не был сам до революции крупным собственником, то он — сын бывших владельцев фабрики или поместья, бывший «царский» офицер. Такое же прошлое мог иметь и диверсант или шпион, засланный в СССР, и практически всегда имел изображаемый в пропаганде коллаборационист периода Великой Отечественной войны. Все они выдвигали на первый план главного персонажа пропагандистских кампаний бдительности и борьбы с классовым врагом — «пособника врага», каждый раз утверждаемого сверху в качестве предмета соответствующей критики (подкулачник, злопыхатель, критикан, паникёр и т.п.). Главной задачей пропаганды было связать позицию такого рода персонажей с действиями наиболее агрессивных и непримиримых врагов, представить любую возможность самостоятельного рассуждения или взгляда как угрозу обществу и государству. Это открывало для пропаганды возможности всеобщей охоты на «сомневающихся» и «маловеров», «попутчиков» социалистического строительства, заставляя всех не просто демонстрировать, но и доказывать свою преданность и лояльность режиму[6].

В середине 1950-х годов советский вариант образа внутреннего врага стал медленно уходить из общественного сознания, однако образ внешнего врага практически без изменений сохранился до середины 1980-х годов[7].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Khodorovich, Sergei. 1917—1987: Unsuccessful and Tragic Attempt to Create a «New Man». // Website Orthodox America. Дата обращения 15 октября 2015. (недоступная ссылка)
  2. Научный коммунизм: Учебник. 2-е изд / Коллектив авторов под руководством П. Н. Федосеева. — М.: Политиздат, 1973. — 496 с. — С. 456—459, 464—465.
  3. Шигарева, Юлия.  Про «поЖрать и поРжать». Чему научит зрителя новое российское кино // Аргументы и факты. — 2014. — № 6 (1735) за 5 февраля. — С. 21.  (Проверено 15 октября 2015)
  4. Феномен советской пропаганды
  5. Гюнтер Х. Архетипы советской культуры // Соцреалистический канон : сб. ст. / под общ.ред. Х. Гюнтера и Е. Добренко. — СПб. : Академический проект, 2000. — С. 743—784.
  6. Лев Гудков. Идеологема «врага»
  7. [А.В. Фатеев Образ врага в советской пропаганде. 1945-1954 гг.]

Литература[править | править код]

  • [www.pseudology.org/information/Russia_and_West/index.htm Россия и Запад. Формирование внешнеполитических стереотипов в сознании российского общества первой половины ХХ века / Под ред. А. В. Голубева. (М., 1998)]
  • Фатеев А. В. Образ врага в советской пропаганде. 1945—1954 гг.

Ссылки[править | править код]