Советские партизаны в Великой Отечественной войне

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Партизаны в Белоруссии, 1943 год

Сове́тские партиза́ны — составная часть антифашистского движения Сопротивления, которые боролись методами партизанской войны с Германией и её союзниками на оккупированных теми территориях СССР в период Великой Отечественной войны. Движение координировалось и контролировалось органами советской власти и было разработано по образцу РККА. Основной целью партизанской войны было разрушение системы обеспечения фронта — нарушение связи и коммуникаций, работы его автомобильного и железнодорожного сообщения (так называемая «Рельсовая война») и др.

В общей сложности, в 1941—1944 годы на оккупированной территории СССР действовали 6 200 партизанских отрядов и соединений, численность партизан и подпольщиков оценивается в 1 миллион человек[1].

В антифашистском движении Сопротивления на территории зарубежных стран принимали участие свыше 40 тысяч граждан СССР[2].

Образование советских партизанских отрядов[править | править викитекст]

Плакат 1941 года

Основные задачи партизанского движения были изложены в Директиве Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) «Партийным и советским организациям прифронтовых областей» от 29 июня 1941 года № 624 и Постановлении ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 года «Об организации борьбы в тылу германских войск». Важнейшие направления борьбы в тылу врага были сформулированы в приказе НКО СССР И. В. Сталина от 5 сентября 1942 года № 00189 «О задачах партизанского движения».

В развёртывании партизанского движения заметную роль сыграло созданное в 1941 г. 4-е управление НКВД СССР под руководством П.Судоплатова. Ему подчинялась Отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР, из состава которой формировались разведывательно-диверсионные отряды, забрасываемые в тыл врага, которые пытались организовывать, либо пополняли партизанские отряды. Главным стимулом к возникновению партизанского движения, по мнению историка Олега Будницкого, был личный опыт знакомства населения с «немецкими порядками»[3], в число которых входил угон граждан СССР на работу в Германию, историк Борис Ковалев в своих интервью, лекциях и книгах, например, «Повседневная жизнь населения России в период нацистской оккупации», также отмечал затянувшееся образование советских партизанских отрядов, часто из-за выжидательных настроений большей части населения оккупированных территорий.

30 мая 1942 г. был создан Центральный штаб партизанского движения (в 1942—44 начальник штаба — П. К. Пономаренко). Центральному штабу были подчинены в оперативном отношении республиканские и областные штабы партизанского движения, которые возглавляли секретари или члены ЦК компартий республик, крайкомов и обкомов. Создание штабов партизанского движения с чёткими функциями и улучшение связи с «Большой землёй» придавали партизанскому движению всё более организованный характер, обеспечивали большую согласованность действий партизанских сил и способствовали улучшению их взаимодействия с войсками.

Состав и организация партизанских формирований, несмотря на их разнообразие, имели много сходного. Основной тактической единицей являлся отряд, насчитывавший обычно несколько десятков человек, а позже — до 200 и более бойцов. В ходе войны многие отряды объединялись в соединения (бригады) численностью от нескольких сот до нескольких тысяч человек. В вооружении преобладало лёгкое оружие (автоматы, ручные пулемёты, винтовки, карабины, гранаты), но многие отряды и соединения располагали миномётами и станковыми пулемётами, а некоторые — артиллерией. Все лица, вступавшие в партизанские формирования, принимали партизанскую присягу; в отрядах устанавливалась строгая воинская дисциплина.

В 1941—1942 смертность среди заброшенных НКВД в тыл противника групп составляла 93 %. Например, на Украине с начала войны и до лета 1942 г. НКВД было подготовлено и оставлено для действий в тылу 2 партизанских полка, 1565 партизанских отрядов и групп общей численностью 34 979 человек, а к 10 июня 1942 на связи осталось всего 100 групп, что показало неэффективность работы больших подразделений, особенно в степной зоне. К концу войны смертность в партизанских отрядах составляла около 10 %.[4]

Партизаны ведут бой

На формы организации партизанских сил и способы их действий влияли физико-географические условия. Обширные леса, болота, горы являлись основными районами базирования партизанских сил. Здесь возникли партизанские края и зоны, где могли широко применяться различные способы борьбы, в том числе открытые бои с противником. В степных же районах крупные соединения успешно действовали лишь в ходе рейдов. Находившиеся здесь постоянно небольшие отряды и группы обычно избегали открытых столкновений с врагом и наносили ему ущерб главным образом диверсиями.

6 сентября 1942 года была учреждена должность Главнокомандующего партизанским движением, на которую был назначен член Политбюро ЦК ВКП(б) Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов. Им было внесено предложение о создании в тылу немецких войск регулярной партизанской армии. Организация, подготовка и ведение партизанских действий по замыслу маршала должны были стать составной частью военных действий РККА в оперативном и стратегическом масштабе. Однако уже 11 ноября пост Главнокомандующего был упразднен, а центральный штаб партизанского движения в качестве военно-оперативного органа партии подчинен непосредственно Ставке Верховного Главнокомандования.

Элементы партизанской войны[править | править викитекст]

Плакат 1941 года

В тактике партизанских действий времён Великой Отечественной можно выделить следующие элементы:

Диверсии занимали значительное место в деятельности партизанских формирований. Они представляли собой весьма эффективный способ дезорганизации вражеского тыла, нанесения потерь и материального ущерба противнику, не вступая с ним в боевое столкновение.
Используя специальную диверсионную технику, существенный урон противнику могли наносить небольшие группы партизан и даже одиночки.
Всего за годы войны советские партизаны пустили под откос около 18000 составов, из них 15000 в 1943—1944.
  • Разведывательная деятельность, в том числе агентурная.
  • Политическая деятельность и большевистская пропаганда.
Партизанские формирования проводили широкую политическую работу среди населения оккупированных территорий.
  • Боевое содействие.
Партизанские формирования оказывали боевое содействие войскам Рабоче-крестьянской Красной армии.
С начала наступления РККА они срывали вражеские переброски войск, нарушали их организованный отход и управление. С приближением войск РККА они наносили удары с тыла и содействовали прорыву обороны противника, отражению его контрударов, окружению вражеских группировок, овладению населёнными пунктами, обеспечивали открытые фланги наступающих войск.
  • Уничтожение живой силы противника.
  • Ликвидация лжепартизан, коллаборационистов и глав нацистской администрации.
  • Восстановление и сохранение элементов советской власти на оккупированных территориях.
  • Мобилизация боеспособного населения, оставшегося на оккупированной территории, и объединение остатков окружённых воинских частей.

Расположение советских партизанских отрядов[править | править викитекст]

Территория Беларуси[править | править викитекст]

С самого начала советское руководство придавало Белоруссии исключительно важное значение для осуществления и развития партизанской войны. Основными причинами этого были ландшафт республики — лесные дебри и болота — и стратегические расположение с запада от Москвы. По оценкам, в августе 1941 года действовало уже около 231 партизанских отряда.[источник не указан 1369 дней]. К началу летнего наступления Красной армии в 1944 году в партизанских отрядах Белоруссии действовало более 143 тысяч партизан. Кроме того 80 тысяч несли охрану лесных лагерей мирного населения[5] Руководители белорусского партизанского отряда «Красный Октябрь» — командир Фёдор Павловский и комиссар Тихон Бумажков — 6 августа 1941 года первыми из партизан были удостоены звания Героя Советского Союза.

Когда линия фронта сместилась к востоку, материально-технические условия белорусских партизанских отрядов постоянно ухудшались, ресурсов не хватало, не было никакой широкомасштабной поддержки вплоть до марта 1942 года. Одной из нерешённых проблем оставалось отсутствие радиосвязи, которая так и не была налажена до апреля 1942 года. Особенно трудно было партизанам зимой 1941—1942 годов из-за острой нехватки боеприпасов, медикаментов и принадлежностей. Действия партизан были преимущественно несогласованны. Поддержка местного населения была недостаточной. Так, в течение нескольких месяцев партизанские отряды в Белоруссии были практически предоставлены сами себе.

Операции немецких войск летом и осенью 1941 года значительно снизили партизанскую активность в Белоруссии. Многие отряды ушли в подполье и, как правило, к концу осени 1941 — началу 1942 года партизанские отряды не предпринимали значительных военных операций в связи с организационными проблемами, отсутствием материально-технической поддержки и плохого взаимодействия с местным населением.

Битва за Москву внесла свою лепту в прилив морального духа партизан и местного населения в целом. Однако переломным моментом в развитии партизанского движения в Белоруссии и в целом на оккупированных немецкими войсками территориях явилось советское наступление зимой 1942 года.

Многие партизаны Белоруссии были награждены государственными наградами СССР и увековечены в топонимах или других названиях. Например, теплоход «Лидия Демеш» был назван в честь тринадцатилетней партизанки, расстрелянной оккупантами в 1943 году.

16 июля 1944 года в Минске по случаю освобождения города от немецкой оккупации состоялся партизанский парад.

Территория Украины[править | править викитекст]

Следом за Белоруссией, Украина является первой и наиболее поражённой республикой после вторжения в СССР летом — осенью 1941 года. Последствия для Украины и для населения, которые оставались под оккупацией длительное время, были разрушительными. Нацистский режим предпринимает попытки эксплуатировать антисоветские настроения среди украинцев. Несмотря на то, что первоначально некоторая часть украинцев приветствовала немцев, нацистское руководство принимало жёсткие меры к населению: осуществлялась систематическая депортация местного населения в Германию в качестве подневольной рабочей силы и проводилась политика геноцида против евреев. В этих условиях подавляющая часть населения, изменив взгляды, была настроена против нацистов, в связи с чем получило развитие партизанское движение на оккупированных территориях, которое во многих местах, однако, не было просоветским.


Территория России[править | править викитекст]

Допрос немцами партизана в Новгородской области, лето 1942 г.

В Брянской области советские партизаны контролировали обширные территории в немецком тылу. Летом 1942 года они фактически осуществляли контроль территории свыше 14000 квадратных километров. Была образована Брянская партизанская республика. Основную борьбу в этом районе партизаны вели не с немецкими оккупантами, а с антибольшевистски настроенным населением Локотской республики.

Отряды советских партизан общей численностью более 60000 человек в области возглавляли Алексей Федоров, А. Н. Сабуров и другие. В Белгородской, Орловской, Курской, Новгородской, Ленинградской, Псковской, Смоленской областях и в Крыму также велась активная партизанская деятельность в период оккупации. В Орловской и Смоленской областях партизанскими отрядами руководил Д. Н. Медведев. В 1943 году, после того как РККА начала освобождение западной части России и северо-востока Украины, многим партизанским отрядам, включая подразделениям, возглавляемым Федоровым, Медведевым и Сабуровым, было приказано продолжить свои операции на территории Центральной и Западной Украины, которые по-прежнему оставались оккупированы нацистами.

Партизанское движение на Псковщине началось с первых дней оккупации. Партизанские отряды повсеместно образовывались из истребительных батальонов, которые создавались из местного населения для борьбы с вражескими лазутчиками, диверсантами, парашютистами. Отбирали самых крепких, надёжных. Иногда такие отряды формировались в ещё не занятых районах при приближении врага. Зачастую они вели бои вместе с частями Советской Армии, прикрывая её отход. Отряды пополнялись воинами, оказавшимися в тылу вражеских войск. В подполье уходил местный партийный и советский актив. Он составлял ядро первых партизанских отрядов, был их организатором. Некоторыми отрядами командовали пограничники, обладавшие военным опытом (отряд лейтенанта Долгорукова в Великолукском районе и другие). Такие отряды сразу проявляли боевую активность. Другие начинали с разведки, со сбора оружия; постепенно набирая силы и опыт, они разворачивали диверсионную деятельность в тылу врага. Сначала отряды были небольшими: пятнадцать — двадцать человек, редко больше тридцати, а иногда и меньше десяти. Их кормило и одевало местное население.

Командир партизанского отряда знакомит бойцов с оружием. Смоленская область.
23 августа 1941 года

Создание партизанских отрядов не было просто стихийным. В директиве Совнаркома Союза ССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года говорится: «В занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. д. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия…»

Вот строки письма немецкого солдата, убитого партизанами: «Мы ведем самую ужасную войну из всех войн: лучше быть на самом фронте, чем здесь. Там я знаю, что на таком-то расстоянии находится враг. Здесь он — всюду, вокруг нас. Из-за каждого укрытия нас выслеживают партизаны. Едем и… вдруг раздается несколько выстрелов. Обыкновенно эти выстрелы попадают…» Немцы называли партизан «вторым фронтом» в тылу своей главной линии обороны.

Коллаборационистская пресса призывала население оккупированной территории не оказывать помощь и поддержку советским партизанам. Так, смоленская газета «Колокол» якобы от имени местной жительницы в ноябре 1942 г. писала:

Скажу открыто:

Берегитесь злого зверя — сталинского бандита.

Не поддавайтесь на басни каждого проходимца —

Не давайте ему ни ночлега, ни гостинца.

— РГАСПИ. Ф. 17, Оп. 125, Д. 175, Л. 111 об.

Некоторые партизанские отряды формировались и на советской территории — на Большой земле — и перебрасывались через линию фронта. Их возглавляли командиры Советской Армии. Партизанским соединением такого типа являлся отряд Александра Германа. Через несколько месяцев после начала войны мелкие партизанские отряды стали сливаться в бригады. Это усилило их боеспособность. (Мелким партизанским отрядам с наступлением зимы стало труднее уходить от карателей — выдавали следы, как их ни старались запутать.) В начале 1942 года в партизанских бригадах стали создаваться полки — это говорит об их возросшей численности.

Сперва партизаны были вооружены только винтовками и тем оружием, которое они подбирали на поле боя, которое собирало и передавало им население, и тем, которое было сохранено на тайных складах. Постепенно они начали получать и самое современное оружие. Его доставляли самолеты. У партизан были даже пушки.

В нынешней Псковской области действовали ленинградские и калининские партизанские бригады, что соответствовало старому административному делению. К 1944 году ленинградских бригад было тридцать. В них воевало тридцать пять тысяч человек. В шестнадцати калининских бригадах на Псковщине сражалось двадцать две тысячи партизан[6][7][8].

Дедовичский район стал центром Партизанского края. Партизанский край занимал территорию 9600 квадратных километров в глубоком немецком тылу. Территория Края простиралась с севера на юг на 120 километров, с запада на восток — на 80 километров. Она охватывала неправильный прямоугольник между Дно, Бежаницами, Холмом и Старой Руссой, включая часть новгородских земель (почти весь Белабелковский район и часть Поддорского). Сначала четких охраняемых границ у края не было; защитой служили леса и болота. Но потом, когда партизанам пришлось вести оборонительные бои, в качестве рубежей появились окопы и траншеи[9].

В городах действовали подпольщики и диверсанты:

  • так, в Порхове техник-электрик городской электростанции Константин Александрович Чехович, назначенный немцами администратором клуба-кинотеатра, 13 ноября 1943 года во время киносеанса произвёл взрыв. В результате взрыва здание обрушилось, было убито от 360 до 764 немецких военнослужащих, в том числе офицеры и два генерала[10][11][12]. К. А. Чехович был советским разведчиком, и произвёл взрыв по заданию командования 7-й партизанской бригады[13].

Территория Прибалтики[править | править викитекст]

Во время оккупации территория Прибалтики была включена в состав «Рейхскомиссариата Остланд», и там также действовали советские партизаны.

В Эстонии при отступлении советских войск летом 1941 года для организации партизанского движения было оставлено 800 человек[14]. Общее руководство партизанским движением осуществляли Н. Г. Каротамм, Х. Арбон, Э. Кадакас, Н. Руус, М. Китсинг. В целом, на территории Эстонии действовали 3 бригады, 6 отрядов и 54 боевых групп общей численностью 1500 партизан[15]. В результате действий советских партизан и подпольщиков, в 1941—1944 годы было уничтожено 3300 оккупантов и их пособников[16].

В Латвии при отступлении советских войск летом 1941 года было оставлено несколько небольших партизанских отрядов (отряд Мициса, отряд Карлсона, отряд Лациса) и создано несколько подпольных групп: в Риге (под руководством Иманта Судмалиса); в Лиепае (под руководством Бориса Пелнена и Альфреда Старка); в Даугавпилсе (под руководством Павла Лейбча) и Вентспилсе. Кроме того, в конце июня 1941 года ЦК КП Латвии направил через линию фронта две организаторские группы общей численностью 23 человек, и ещё один отряд из 30 комсомольцев был высажен с подводных лодок на побережье в окрестностях Риги[17].

Подпольная и партизанская деятельность начиналась в тяжелых условиях: у активистов отсутствовал опыт конспиративной работы, партизанской и диверсионной деятельности, не имелось связи с руководством, не хватало оружия, снаряжения, печатной техники… В результате, их действия были разрозненными и малоэффективными, а многие участники были раскрыты и уничтожены противником.

Весной 1942 года, после поражения немецкой армии под Москвой и начавшейся в январе 1942 года мобилизации латвийской молодёжи для работы на предприятиях в Германии, антинемецкое сопротивление усилилось, в это время возникает несколько новых партизанских и подпольных групп.

В конце 1942 — начале 1943 года в Латвии действовало 20 отрядов и групп советских партизан[18]. В дальнейшем, численность партизан продолжала увеличиваться: летом 1944 года в Латвии действовало уже три бригады и 4 отряда, в которых насчитывалось 1623 партизан, в сентябре 1944 года их количество возросло до 2 698 человек[19].

В Литве при отступлении советских войск летом 1941 года было оставлено несколько небольших партизанских отрядов (отряд П. Сименаса, отряд А. Вильмаса, отряд А. Годляускаса)[20]. В целом, на территории Литвы действовали 92 советских партизанских отрядов и групп общей численностью более 5 тысяч человек[21]. Часть партизан и подпольщиков была выявлена и уничтожена противником (в частности, уже в 1941 году погибли группы, которыми руководили А. Вильмас, А. Слапшис и К. Петрикас). Тем не менее, уже в это время ими был совершен рял крупных диверсий.

26 ноября 1942 года был создан Штаб партизанского движения Литвы, который возглавил А. Ю. Снечкус.

В 1944 году в Литве действовало 11 отрядов советских литовских партизан, объединённых в Вильнюсскую (командир М. Мицейка) и Тракайскую (командир Т. Мончунскас) бригады. В июле 1944 года эти бригады приняли непосредственное участие в освобождении Вильнюса, помогая штурмующим войскам в боях на южной окраине города и в районе железнодорожной станции.

В Вильнюсе действовала подпольная организация, которой руководил Ю. Т. Витас[22].

В Каунасе действовала подпольная комсомольская организация, руководителями которой являлись П. Малинаускас, П. Зибертас и В. Куницкас. Её участники занимались антифашистской агитацией, распространением листовок, совершали диверсии и акты саботажа на железнодорожном транспорте[23].

В общей сложности, в Литве действовало около 9 тысяч советских партизан (21 % из них были русскими по национальности), в 1941—1944 годы ими было уничтожено 10 тысяч оккупантов и их пособников, разгромлено 18 гарнизонов, организовано крушение 364 эшелонов, выведено из строя 577[24] паровозов и 2 тысяч вагонов[16], выведено из строя 539 км линий связи[25]. 1800 граждан СССР — советских партизан и подпольщиков, действовавших на территории Литвы, были награждены советскими государственными наградами, 7 — удостоены звания Героя Советского Союза[26].

Территория Молдавии[править | править викитекст]

За период с 1941 по 1944 годы партизанами и подпольщиками Молдавии было выведено из строя около 30000 оккупантов и их пособников, организовано крушение свыше 300 воинских эшелонов, подорвано 133 танка и бронемашины, 20 самолётов, сотни автомашин, взорвано 62 железнодорожных моста.

Еврейские партизанские отряды[править | править викитекст]

На территории Советского Союза в подпольных организациях и партизанских отрядах с нацистами боролось от 15 до 49 тысяч евреев[27][28][29]. В 70 чисто еврейских[30] партизанских отрядах на оккупированной территории СССР воевало примерно 4 000 человек. Еврейские партизанские отряды создавались теми евреями, которые бежали из гетто и лагерей, спасаясь от уничтожения нацистами. Многие из организаторов еврейских отрядов были до этого участниками подпольных организаций в гетто.

Одной из главных целей, которую ставили перед собой евреи-партизаны, было спасение остатков еврейского населения. Рядом с партизанскими базами нередко создавались семейные лагеря, в которых находили убежище беглецы из гетто, в том числе женщины, старики и дети[31]. Многие еврейские отряды месяцами сражались, несли большие потери, но в конце концов их уничтожали вместе с соседними семейными лагерями.

Еврейские партизаны не могли в случае необходимости смешаться с окружающим населением и воспользоваться его поддержкой. Еврейские партизаны не могли получить поддержку и от еврейского населения, запертого в гетто.

Ситуацию усугубляли и антисемитские настроения среди советских партизан[32][33][34][35].

Ведущий научный сотрудник Государственного архива Минской области Василий Матох отмечает, что "в докладных записках руководителям подпольных обкомов отмечалось: «…Партизанские отряды им [евреям] не помогают, еврейскую молодёжь принимают к себе неохотно. Были факты, когда партизаны из отряда Н. Н. Богатырева, отняв у пришедших оружие, отправляли их назад, так как антисемитизм в партизанской среде развит довольно сильно…» «…Некоторые партизанские отряды принимают евреев, некоторые расстреливают или только прогоняют. Итак, у Грозного евреев порядочно, довольно их и у Зотова. Зато ни Марков, ни Стрелков евреев не принимают…»"[36]

В лесах Белоруссии в рамках общего партизанского движения действовали отдельные еврейские отряды, однако со временем они частично превратились в отряды смешанного национального состава. Известен еврейский партизанский отряд имени Калинина, созданный братьями Бельскими. В лагере Бельских насчитывалось 1,2 тысяч человек, главным образом бежавших из района Новогрудка. Группа беглецов из Минского гетто во главе с Ш. Зориным создала ещё один семейный лагерь (отряд № 106), насчитывавший около 800 евреев. В районе Деречина был образован отряд под командованием доктора И. Атласа, в районе Слонима — отряд «Щорс 51»; в районе Копыля евреи, бежавшие из гетто Несвижа и двух других гетто, создали отряд «Жуков», евреи из района Дятлово — отряд под командованием Ц. Каплинского. Борцы гетто Белостока и подпольщики из прилегающих к нему городов и местечек создали еврейский партизанский отряд «Кадима» и ещё несколько небольших партизанских групп.

Около 1500 евреев воевали в еврейских группах и отрядах на Украине. 26 украинских евреев командовали партизанскими отрядами и соединениями[37].Общая численность евреев-партизан на Украине была около 4 000 человек[38], из них в книге С. Елисаветинского «Полвека забвения. Евреи в движении Сопротивления и партизанской борьбе в Украине (1941—1944)» приведены поимённые списки в количестве 2000[39]. На Западной Украине во время массового истребления еврейского населения летом 1942 г. образовались многочисленные вооружённые группы еврейской молодёжи, скрывавшиеся в лесах и в горах Волыни. 35-40 таких групп (около одной тысячи бойцов) самостоятельно сражались с оккупантами, пока не присоединились к советскому партизанскому движению в конце 1942 г. М. Гильденман («дядя Миша») образовал еврейский отряд в партизанском соединении А. Н. Сабурова; в соединение С. А. Ковпака вступили еврейские группы «Софиевка» и «Колки»; несколько еврейских отрядов влились в партизанские соединения В. А. Бегмы. Всего в партизанском движении на Волыни участвовало около 1,9 тысяч евреев. Известно, что еврейские партизанские группы действовали в районах городов Тарнополь, Борщёв, Чортков, Скалат, Болехов, Тлумач и других. В партизанском соединении С. А. Ковпака во время его рейда в Карпаты (конец лета 1943 г.) был создан еврейский отряд, которым командовали евреи из групп «Софиевка» и «Колки».

О еврейских партизанских отрядах режиссёр Александр Ступников в 2009 г. снял документальный фильм «Изгои».

Лжепартизаны[править | править викитекст]

Лжепартизаны, 1942 год

Известны многочисленные случаи создания нацистами карательных отрядов (как правило, из коллаборационистов), которые выдавали себя за советских партизан и занимались выявлением и уничтожением партизан и их сторонников среди местного населения. Кроме того, с целью дискредитации партизанского движения они совершали убийства мирного населения, занимались бандитизмом и совершали иные преступления[40].

  • так, в начале октября 1941 года в Глусском районе Белоруссии начал действовать лжепартизанский «отряд Балахонова», который под видом советских партизан грабил население[41].
  • в декабре 1941 года отряд лжепартизан был создан немецкими оккупационными властями в Черниговской области, вскоре после начала действий он был выявлен и разоружён советскими партизанами из отряда А. Ф. Фёдорова на хуторе Луковицы Корюковского района. Все участники лжепартизанского отряда были расстреляны в присутствии местных жителей и крестьян из соседних сёл[42].
  • в декабре 1941 года отряд лжепартизан появился в Поддорском районе Ленинградской области: когда одна из партизанских рот заночевала в деревне на шоссе Поддорье — Холм, в вечерних сумерках к селу приблизился обоз из 30 подвод, на которых сидели вооружённые люди в полушубках и с красными ленточками на шапках. Часть подвод втянулась в село, часть — направилась к огородам. Командир роты Зайцев с десятью партизанами вышел навстречу прибывшим — и те открыли огонь. Находившиеся в домах партизаны попытались отстреливаться, но каратели уже успели окружить дома и теперь забрасывали их гранатами. Спастись удалось немногим… Лжепартизаны тоже не задержались в селе, собрав оружие, они быстро ушли по шоссе[43].
  • в течение 1942 года отрядом Д. Н. Медведева были выявлены и уничтожены три лжепартизанских отряда: первый, из семи человек, занимавшихся грабежами и изнасилованиями, был уничтожен в районе Хотинска; ещё один, из восьми человек, сформированный по заданию бургомистра города Людиново, был уничтожен в районе станции Куява[44].
  • в 1943 году в районе реки Сорть (Калининская область), а позднее — в окрестностях города Себеж (Ржевская область) и в Псковской области[45] начало действовать находившееся в подчинении СД «Истребительное соединение „Восток“ войск СС» («ваффен СС ягдфербанд Ост»), которым командовал Н. Мартыновский, а позднее — И. Решетников. Под видом советских партизан, с красными звёздочками и лентами на шапках они врывались в подозрительные деревни, убивали местных полицаев и, собрав жителей, обращались с просьбой оказать помощь, расспрашивали… А потом начинались убийства, поджоги домов, грабежи и насилия. Немецкие оккупационные власти, в свою очередь, начинали незамедлительно распространять информацию о том, что «деревню сожгли партизаны». При встрече с этим соединением погибла партизанская разведывательная группа Румянцева и был убит командир разведки одного из местных партизанских отрядов Константин Фиш. После того, как партизаны начали охоту за провокаторами, соединение было переброшено в Белоруссию[46].
  • в Спас-Деменске Калужской области под видом советского партизана действовал агент ГФП-570 «Матрос» (А. И. Кузинко), он сумел проникнуть в местный партизанский отряд, который был уничтожен; участвовал в выявлении, арестах и расстрелах советских граждан на территории Орловской, Брянской и Смоленской областей. Часть совершенных им убийств (например, убийство еврейской семьи Гофман из четырёх человек 20 мая 1943 года) немцы объявляли совершенными советскими партизанами[47].

Известны случаи деятельности под видом советских партизан боевиков националистических вооружённых формирований и коллаборационистов:

  • так, 10 сентября 1943 года советская диверсионная группа под командованием А. Жолудя (из соединения А. Н. Сабурова), в лесу у села Корчище Житомирской области была встречена вооружённой группой из 10 боевиков УПА-ПС, действовавших под видом «советских украинских партизан», командир которых был в советской офицерской фуражке и кожаной куртке, а остальные — с красными ленточками на шапках. Националисты приказали сложить оружие, а затем начали связывать партизан с целью «вести на допрос», воспользовавшись моментом, один из подрывников, А. Жолудь сумел бежать, а четверо остальных партизан были убиты «бульбовцами»[48].

Упоминается также деятельность под видом партизан группировки коллаборционистов в 19431944 годах в Полесье:

Группа возвращалась с задания на базу. Навстречу из леса вдруг выходит вооружённая группа. В красноармейских шинелях, на шапках — красные ленты. Горланят «Катюшу». Расслабились наши ребята и поплатились своими жизнями. Погибли секретарь подпольного обкома комсомола Ш. Беркович и депутат Верховного Совета БССР В. Немытов. Оказывается, лжепартизаны возвращались в Пинск после грабежа крестьян.

Александр Черняк. Второй фронт. Пока союзники обещали, партизаны его открыли уже в 1941-м // "РФ сегодня", № 5, 2005

Фронтовой юрист Яков Айзенштат, служивший секретарем военно-полевых судов в годы ВОВ, подтверждал в своей книге существование фиктивно-провокационных партизанских отрядов, созданных немцами[49].

Советские партизаны и Армия Крайова[править | править викитекст]

Главной целью польской Армии Крайовой (АК) была организация вооружённого сопротивления немецким оккупантам как на территории оккупированной Польши так и на бывших территориях довоенной Польши: в Западной Белоруссии, Западной Украине и Литве. АК подчинялась польскому правительству в изгнании

Весной 1943 года отряды АК Новогрудской округи установили связь с советскими партизанами. В Нарочской партизанской зоне был установлен контакт между отрядом А. Бужиньского («Кмицец») и советским отрядом Ф. Маркова. В июне 1943 г. в Иваницах 300 бойцов АК под командованием К. Милашевского совместно с советской партизанской бригадой имени Чкалова под командованием Рыгора Сидорка принимали участие в боях против немцев. В июле-августе того же года эти отряды вновь сражались против немецких войск и полиции в Налибокской пуще.

Однако в феврале 1943 г. начальник Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования П. К. Пономаренко направил командирам партизанских соединений и руководителям подпольных парторганизаций закрытое письмо «О военно-политических задачах работы в Западных областях Белоруссии». В нём давались следующие указания:

« В районах, где имеется уже влияние наших партизанских отрядов и подпольных центров, действия групп националистических польских реакционных кругов не допускать. Руководителей незаметным образом устранять. Отряды или распускать и базы оружия забирать, или, если представляется возможным, отряд брать под свое надежное влияние, использовать, направляя на активную борьбу с немцами, соответствующим образом передислоцируя и разукрупняя, лишать их значения как самостоятельных боевых единиц, придавать другим крупным отрядам и производить соответствующую и негласную чистку от враждебных элементов[50]. »

В июне 1943 года Пономаренко приказал прекратить переговоры партизан с АК и незаметно ликвидировать руководителей АК или передать их немцам. Он приказал: «В выборе средств можете не стесняться. Операцию нужно провести широко и гладко»[51]

В сентябре 1943 — августе 1944 г. г. отряд «Гуры» не провел ни одного боя с немцами, тогда как с белорусскими партизанами — 32 боя. Его примеру последовал Анджей Куцнер («Малый»), пока по приказу штаба округа АК его не перебросили в Ошмянский район. На Виленщине (Вильнюсский район) в 1943 году в столкновениях с АК партизаны потеряли 150 человек убитыми и ранеными, 100 бойцов пропало без вести.

В декабре 1943 года и феврале 1944 года командир одного из отрядов АК, капитан Адольф Пильх (псевдоним «Гура»), встретился в Столбцах с офицерами СД и вермахта и просил об оказании срочной помощи. Ему было выделено 18 тысяч единиц боеприпасов, продовольствие и обмундирование.
В феврале 1944 г. оберштурмбанфюрер СС Штраух сообщал в своем рапорте: «Содружество с белопольскими бандитами продолжается. Отряд в 300 человек в Ракове и Ивенце оказался очень полезен. Переговоры с бандой Рагнера (Стефана Зайончковского) в одну тысячу человек закончены. Банда Рагнера усмиряет территорию между Неманом и железной дорогой Волковыск-Молодечно, между Мостами и Ивье. Установлена связь с другими польскими бандами».
С оккупантами сотрудничал и командир Наднеманского соединения Лидского округа АК поручик Юзев Свида (Вилейская область). Летом 1944 г. в Щучинском районе польские легионеры получили под свой контроль местечки Желудок и Василишки, где они заменили немецкие гарнизоны. Для нужд борьбы с партизанами немцами им были предоставлены 4 автомобиля и 300 тысяч патронов.

Отдельные подразделения АК проявляли большую жестокость к мирному населению, которое подозревали в симпатиях к партизанам. Легионеры сжигали их дома, угоняли скот, грабили и убивали семьи партизан. В январе 1944 г. они расстреляли жену и ребёнка партизана Н. Филиповича, убили и сожгли останки шести членов семьи Д. Величко в Ивенецком районе.

В 1943 году в Ивенецком районе отряд подхорунжего 27-го уланского полка Столбцовского соединения АК Здислава Нуркевича (псевдоним «Ночь»), который насчитывал 250 человек, терроризировал мирных жителей и нападал на партизан. Были убиты командир партизанского отряда им. Фрунзе И. Г. Иванов, начальник особого отдела П. Н. Губа, несколько бойцов и комиссар отряда им. Фурманова П. П. Данилин, три партизана бригады им. Жукова и др. В ноябре 1943 г. жертвами конфликта между советскими партизанами и уланами Нуркевича стали 10 партизан-евреев из отряда Шолома Зорина. В ночь на 18 ноября они заготавливали продукты для партизан в деревне Совковщизна Ивенецкого района. Один из крестьян пожаловался Нуркевичу, что «жиды грабят». Бойцы АК окружили партизан и открыли огонь, после чего увели 6 лошадей и 4 повозки партизан. Партизан, которые пытались вернуть имущество крестьянам, разоружили и после издевательств расстреляли. В ответ 1 декабря 1943 г. партизаны разоружили отряд Нуркевича. Советские отряды приняли решение разоружить отряд «Кмицица» (400 человек) и отомстить за Зорина.

В 1943 году в районе Налибокской пущи против партизан действовал отряд АК. При ночных проверках хуторов партизанами выянилось, что зачастую поляки-мужчины по ночам отсутствовали в своих домах. Командир партизанской бригады Фрол Зайцев заявил, что если при повторной проверке мужчины-поляки будут находиться вне своих семей, то партизаны расценят это как попытку сопротивления. Угроза воздействия не имела и хутора вблизи деревень Николаево, Малая и Большая Чапунь Ивенецкого района были сожжены партизанами.

4 июля 1944 г. из Лондона в адрес партизан Армии Крайовы пришла телеграмма, указывающая, что, при приближении Красной Армии, партизаны АК обязаны были предлагать её сотрудничество. Сами партизаны вначале расценили этот приказ как военную хитрость, однако, в итоге сотрудничество было достигнуто. Так, согласно публикациям прессы, 27 июня командир партизанского отряда «Искра» в Барановичской области докладывал командованию своей бригады, что получил обращение АК из Новогрудка, в котором, в частности, говорилось, что поляки всегда хотели находиться в дружбе с «кровным и большим славянским народом», что «взаимно пролитая кровь указывает нам дорогу к взаимной договоренности». В Лидском районе предложение о военном союзе было передано командованию бригады им. Кирова, в Белостокской области — секретарю подпольного обкома КП(б)Б Самутину[52]

Советские партизаны и «бульбовцы»[править | править викитекст]

10 апреля 1942 года Т. Боровец-«Бульба», ранее сотрудничавший с немцами, отдал приказ о начале деятельности против немцев. В апреле-мае началось формирование отрядов УПА-ПС, которые действовали на Волыни: в окрестностях города Олевск в Восточном Полесье, в Людвипольском районе Ровенской области, в окрестностях городов Ровно, Костополь, Сарны и в лесных массивах вдоль реки Случь.

Активной антинемецкой деятельности отряды УПА-ПС не вели, ограничиваясь «хозяйственными операциями», отдельными операциями против оккупационной администрации и широкой пропагандистской кампанией[53]. Впрочем, современные украинские источники упоминают о случаях уничтожения административных зданий, автомашин и начатых в августе 1942 года акциях на железных дорогах.

В июне 1942 года начались переговоры советских партизан с Т. Боровцом[54]. Советские партизаны расположились в районе Олевск-Рокитно-Городница.[55]

Первая встреча состоялась 1-3 сентября 1942 года на хуторе с. Старая Гута Людвипольского района. От советского партизанского отряда «Победители» на встречу прибыли пять офицеров, в том числе комиссар отряда А. А. Лукин и капитан Брежнев в сопровождении 15 автоматчиков. От УПА-ПС также прибыли 5 человек: Т. Боровец-«Бульба», Л. Щербатюк, Баранивский, Рыбачок и Пилипчук.

Полковник Лукин передал приветствие от советского правительства и в частности правительства УССР. Одобрительно высказался о уже ставших известными действиях «УПА»-Бульбы против Гитлера, подчеркнул, что действия могли бы быть более эффективными, если бы были скоординированы с генштабом СССР. Конкретно было предложено:

  • Амнистия всем участникам украинских формирований Т.Бульбы-Боровца.
  • Прекратить взаимные столкновения.
  • Скоординировать военные действия со Ставкой в Москве.
  • Политические вопросы решать в дальнейших переговорах.
  • Предпринять общее вооружённое восстание против немцев в тылу. Для начала провести ряд акций против немецких высших чинов с целью их уничтожения, в частности организовать убийство Коха, что было бы сигналом к общему восстанию.

16 сентября 1942 года в селе Бельчанки-Глушков состоялась встреча комиссара А. А. Лукина с лидером УПА-ПС Т. Боровцом-«Бульбой». Стороны договорились о нейтралитете, но перейти к активным боевым действиям против немцев Т. Бульба отказался, сообщив, что ему необходимо «скоординировать свои действия с центром»[56].

28 октября 1942 года состоялась вторая встреча А. А. Лукина с Т. Боровцом-Бульбой, на которой присутствовали прибывший из Чехословакии редактор газеты «Самостiйник» и «политический референт» из Берлина. В результате переговоров был установлен пароль для взаимной идентификации советских партизан и отрядов УПА-ПС[56].

Достигнутое соглашение позволило партизанам активизировать деятельность.

Позже[когда?] Т.Бульба-Боровец направил А. А. Лукину письмо следующего содержания:

Как граждане Украинской Народной Республики украинские партизаны не нуждаются в какой-либо амнистии от правительства СССР. УПА представляет собой суверенные вооружённые силы УНР и такими остаются. Ни в какую чужую армию УПА не вольется.
[…]
Украинские вооружённые силы готовы заключить с СССР мир и военный союз против Германии только тогда, когда СССР признает суверенность УНР. До момента окончания политических переговоров УПА согласна заключить перемирие с вооружёнными силами СССР и придерживаться нейтралитета. Общее восстание на всей Украине против немцев УПА поднимет тогда, когда будет открыт второй фронт на Западе…[57]

Подразделения ОУН(б), только формировавшие свои военные подразделения в то время, негативно отнеслись к позиции Бульбы-Боровца, развертыванию советского партизанского движения и их последствиям.[58]

В ночь с 19 на 20 февраля 1943 года начались боевые действия УПА-ПС против советских партизан — на переправе у села Хотин около 30 «сечевиков» устроили засаду и атаковали разведывательную группу из 23 партизан из отряда Д. Н. Медведева. Нападавшие были разгромлены, потеряв 10 человек убитыми. Также были захвачены пленные, один ручной пулемет, несколько автоматов и винтовок[59]. После боя «медведевцы» прочесали село, были задержаны ещё несколько «сечевиков», а среди трофеев оказались винтовочные обрезы, топоры, вилы и даже сделанные из дерева макеты винтовок, окрашенные в темный цвет (с целью увеличить численность нападавших, атаман «бульбовцев» мобилизовал местных жителей, однако настоящего оружия мобилизованным не предоставил)[60].

По другим данным, 19 февраля 1943 года группа командиров и начальник штаба УПА Леонид Щербатюк-Зубатый попали в руки советских партизан и были расстреляны, а затем брошены в колодец. Щербатюк выжил и рассказал о случившемся. После этого с 20 февраля 1943 г. «УПА официально вступила в открытую борьбу на два фронта — против двух социализмов: германского и советского».[61] Однако усилия, прилагаемые в этой борьбе были не равнозначны. Э. Манштейн сообщает: «Вообще существует три вида партизанских отрядов: советские партизаны, боровшиеся с нами и терроризировавшие местное население; украинские, боровшиеся с советскими партизанами, но, как правило, отпускавшие на свободу попавших им в руки немцев, отобрав у них оружие, и, наконец, польские партизанские банды, которые боролись с немцами и украинцами»[62].

Список знаменитых советских партизан[править | править викитекст]

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Фотография партизанских командиров: Ковпак, Мельник, Руднев, Федоров


Изображения на почтовых марках[править | править викитекст]

Советские партизаны в искусстве[править | править викитекст]

  • «Восхождение» — фильм получил несколько призов на Международном кинофестивале в Западном Берлине в 1977 году, став первым (и одним из двух) советским фильмом, удостоенным высшей награды фестиваля, «Золотой медведь».
  • «Иди и смотри» — действие фильма разворачивается на территории Белоруссии в 1943 году. В центре сюжета — белорусский подросток, который становится свидетелем ужасов карательной акции фашистов, в течение двух дней превращаясь из жизнерадостного ребёнка в изуродованного старика.
  • «Проверка на дорогах» (СССР, 1971 год) — фильм по повести Юрия Германа «Операция „С Новым годом!“»
  • «Время выбрало нас» (СССР, Беларусьфильм, 1979)

См. также[править | править викитекст]

Литература[править | править викитекст]

Монета Банка России

Мемуары[править | править викитекст]

Примечания[править | править викитекст]

  1. Партизанское движение в Великой Отечественной войне // Советская военная энциклопедия. / ред. Н. В. Огарков. том 6. М., Воениздат, 1978. стр.230-234
  2. История Второй Мировой войны 1939—1945 (в 12 томах) / редколл., гл. ред. А. А. Гречко. том 9. М., Воениздат, 1978. стр.230
  3. «За родину! С Гитлером». Радио «Свобода» от 11 июля 2013, историк Олег Будницкий: «Но в городах становится гораздо голоднее, чем в деревне, происходит обратная рокировка, и когда деревню достали, когда начался угон на работу в Германию, вот это на самом деле был главный стимул партизанского движения. Не листовки, не призывы, а когда на своей шкуре почувствовали, что такое рабство. Причем, тут ещё какой нюанс любопытный. С одной стороны, колоссальный контраст между пропагандой (как хорошо в Германии, вы там научитесь передовым технологиям, вы будете хорошо зарабатывать, все будет здорово) и, на тебе — трудовые лагеря и прочее.».
  4. А. Попов. НКВД и партизанское движение. Москва. «ОЛМА-ПРЕС» 2003. С.47-53
  5. Советский Союз в годы ВОВ.Москва. Наука 1976.с 504.
  6. Е. Н. Морозова. Псковская земля. М., 1986
  7. Деятельность Псковского подпольного межрайонного партийного центра // сайт «История Пскова»
  8. Партизан Герман
  9. Партизанский край — Дедовичи
  10. Валентин Краснопевцев. Взрыв во время киносеанса
  11. Без срока давности // газета Аргументы и факты — «АиФ Псков», № 19 (1435) от 07.05.2008
  12. Сергей Некрасов. Историю лишили подвига // газета «Невское время» от 8 мая 2008
  13. Война в Псковской области. Порхов и Порховский район // сайт Государственного комитета Псковской области по физической культуре и спорту
  14. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945 (в шести томах). / редколл., Н. А. Фокин, А. М. Беликов и др. том 2. М., Воениздат, 1961. стр.127
  15. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945 (в шести томах). / редколл., П. Н. Поспелов и др. том 6. М., Воениздат, 1965. стр.256
  16. 1 2 З. А. Богатырь. Патриотическая борьба советского народа в тылу врага в период Великой Отечественной войны. М., «Знание», 1970. стр.20
  17. А. К. Рашкевиц. За Советскую Латвию // Советские партизаны: из истории партизанского движения в годы Великой Отечественной войны / ред.-сост. В. Е. Быстров, ред. З. Н. Политов. М., Госполитиздат, 1961. стр.590-630
  18. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945 (в шести томах). / редколл., П. Н. Поспелов и др. том 3. М., Воениздат, 1961. стр.447
  19. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945 (в шести томах). / редколл., П. Н. Поспелов и др. том 4. М., Воениздат, 1962. стр.337-338
  20. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945 (в шести томах). / редколл., Н. А. Фокин, А. М. Беликов и др. том 2. М., Воениздат, 1961. стр.120
  21. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945 (в шести томах). / редколл., П. Н. Поспелов и др. том 6. М., Воениздат, 1965. стр.255
  22. Вильнюс // Большая Советская Энциклопедия. / редколл., гл. ред. Б. А. Введенский. 2-е изд. Т.8. М., Государственное научное издательство «Большая Советская энциклопедия», 1951. стр.70-71
  23. Великая Отечественная война 1941—1945 в фотографиях и кинодокументах / редколл., предс. редколл. П. А. Курочкин. 2-е изд., изм. М., «Планета», 1988. стр.330-331
  24. П. К. Пономаренко. Всенародная борьба в тылу немецко-фашистских захватчиков 1941—1944. М., «Наука», 1986. стр.194
  25. П. К. Пономаренко. Всенародная борьба в тылу немецко-фашистских захватчиков 1941—1944. М., «Наука», 1986. стр.338
  26. Литовская Советская Социалистическая Республика // Большая Советская Энциклопедия. / под ред. А. М. Прохорова. 3-е изд. Т.14. М., «Советская энциклопедия», 1973. стр.530-537
  27. Альтман И. А. Глава 6. Сопротивление. § 3. Евреи-партизаны // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР / Под ред. проф. А. Г. Асмолова. — М.: Фонд «Холокост», 2002. — С. 244-256. — 320 с. — ISBN 5-83636-007-7
  28. Э. Иоффе Плечом к плечу с народами СССР
  29. Штейнберг М. Евреи на фронтах войны с гитлеровской Германией // Международная еврейская газета.
  30. «В операции принимали участие…» Из боевого дневника еврейского партизанского отряда, 1943—1944 гг.
  31. Из дневника еврейского партизана о жизни в еврейских семейных лагерях в лесах Западной Белоруссии
  32. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). — фонд 1329, опись 1, дело 109, листы 226—226 об.: докладная записка «Об антисемитизме в штабе бригады им. Чапаева»
  33. Смиловицкий Л. Л. Проявления антисемитизма в советском партизанском движении на примере Белоруссии, 1941—1944 гг // Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2009. — В. 1. — ISBN 978-985-6756-81-1.
  34. Я помню. Зимак Захар Ошерович
  35. Г. Костелянец. «От Украины до Белоруссии. История одной еврейской семьи». / Академическая серия «Библиотека Холокоста „Ткума“», / Днепропетровск-Минск, изд. «Лира», 2009 ISBN 978-966-383-251-7
  36. Василий Матох. Лесные евреи // центральный еврейский ресурс SEM.40
  37. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок altman123 не указан текст
  38. Коган А. Тайны украинских архивов: как исчезли полтора миллиона евреев. izrus.co.il (16.01.2012). Проверено 29 января 2012.
  39. Елисаветинский С. Полвека забвения. Евреи в движении Сопротивления и партизанской борьбе в Украине (1941–1944). — Киев, 1998. — 400 с. — ISBN 966-02-0701-8
  40. Партизанский курган
  41. В. И. Козлов. Верен до конца. М., Политиздат, 1973
  42. А. Ф. Фёдоров. Подпольный обком действует. Кишинев, «Литература артистикэ», 1985. стр.231
  43. М. Г. Абрамов. На земле опалённой. Л., Лениздат, 1968.
  44. А. Ю. Попов. НКВД и партизанское движение. М., ОЛМА-Пресс, 2003. стр.151-152
  45. Анатолий Тиханов. Лжепартизаны в Орше // газета «Псковская провинция» от 25 ноября 2010
  46. Память грозовых лет / сост. Ф. И. Бурилов, Н. В. Масолов. М., «Московский рабочий», 1979.
  47. Чекисты рассказывают / сб., сост. В. Листов. книга 6. М., «Советская Россия», 1985. стр.179-197
  48. В. В. Буянов. И. И. Залещенко. Грозовые дни и ночи. Киев, Политиздат Украины, 1989. стр.172-174
  49. Книга «Записки секретаря военного трибунала», глава «Фиктивно-провокационные партизанские отряды», автор Яков Исаакович Айзенштат: «У меня осталось твердое убеждение, что немецкое командование действительно создавало фиктивно-провокационные партизанские отряды, и таких было довольно много».
  50. Соколов Борис Вадимович. Оккупация. Правда и мифы. — М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2002. — ISBN 5-7805-0853-4
  51. Статья «Преступления партизан: советская легенда и действительность» на inosmi.ru (перевод статьи газеты «Frankfurter Allgemeine Zeitung», Германия)
  52. Смиловицкий Л. Л. Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941-1944 гг. — Тель-Авив, 2000. — С. 129-147. — 432 с.
  53. А. Гогун. Между Гитлером и Сталиным. Украинские повстанцы. СПб., изд. дом «Нева», 2004. стр.98
  54. Роман Петренко. Слідами Армії без Держави. УВС. Дослідний Інститут «Студіум». К-Т. 2004. С.155-158
  55. Тарас Бульба-Боровець. Армiя без держави. Наклад Товариства «Волинь». Вінніпег (Канада), 1981. C.219
  56. 1 2 Д. Н. Медведев. Сильные духом. Донецк, «Донбасс», 1990. стр.67-71
  57. Тарас Бульба-Боровець. АРМІЯ БЕЗ ДЕРЖАВИ. Наклад Товариства «Волинь». Вінніпег, 1981, Канада. C.220
  58. Роман Петренко. Слідами Армії без Держави. УВС. Дослідний Інститут «Студіум». К-Т. 2004. С.161
  59. Д. Н. Медведев. Сильные духом. Донецк, «Донбасс», 1990. стр.118
  60. Микола Гнидюк. Прыжок в легенду. О чём звенели рельсы. М., «Советский писатель», 1975. стр.339-341
  61. Фиров П. Т. История ОУН-УПА: События, факты, документы, комментарии
  62. Э. Манштейн. Утеряные победы. Москва. Аст 2002. с 632

Ссылки[править | править викитекст]