Соглашение между СССР и США о линии разграничения морских пространств

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
thimb

Соглашение между СССР и США о линии разграничения морских пространств, или USA/USSR Maritime Boundary Agreement[1] (используются также наименования Соглашении о Линии Шеварднадзе-Бейкера (англ. Baker-Shevardnadze line agreement)) — соглашение между СССР и США о разграничении экономических зон и континентального шельфа в Чукотском и Беринговом морях, а также территориальных вод на небольшом участке в Беринговом проливе между островами Ратманова (Россия) и Крузенштерна (США).

При подписании Соглашения была достигнута и подтверждена нотами договорённость о временном его применении с 15 июня 1990 года (что предусмотрено статьей 25 Венской Конвенции о праве международных договоров 1969 года).

Соглашение было подписано 1 июня 1990 года в Вашингтоне министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварднадзе и госсекретарем США Джеймсом Бейкером.

Основные положения Соглашения[править | править код]

За основу разграничения взята линия, определенная русско-американской конвенцией 1867 года в связи с продажей Россией Аляски и Алеутских островов Соединённым Штатам.

По условиям соглашения в Беринговом море к США отошли:

  • часть исключительной экономической зоны СССР площадью 23,7 тысячи км², фактически переданная Советским Союзом Соединённым Штатам в 1977 году;
  • часть исключительной экономической зоны СССР площадью 7,7 тысячи км²;
  • участок континентального шельфа площадью 46,3 тысячи км² в открытой центральной части Берингова моря, находящийся за пределами 200 морских миль от исходных линий.

При этом участок континентального шельфа, отошедший в этой части Берингова моря к Российской Федерации, составил всего 4,6 тысячи км², что на 74 000 км² шельфа меньше, чем полагается при традиционном в таких случаях разграничении по срединной линии.[2]

В отдельных местах исключительная экономическая зона США за счёт неоправданно отданной площади исключительной экономической зоны СССР превысила расстояние в 200 морских миль от исходных линий, что противоречит статье 57 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.

История вопроса[править | править код]

В Конвенции о продаже Аляски, подписанной в 1867 году Александром II, не было никаких положений о делении морских пространств.

В 1976 году возникла необходимость в «размежевании», когда прибрежные государства стали вводить 200-мильные рыболовные, а затем исключительные экономические зоны. В то же время в Беринговом и Чукотском морях 200-мильные зоны перекрывали друг друга на протяжении 1500 морских миль.

Минрыбхоз СССР предлагал, с учётом интересов рыбаков, договориться с американцами и установить в Беринговом море срединную линию для разграничения накладывающихся участков, а в Чукотском море и Северном Ледовитом океане — взять за основу линию Конвенции от 1867 года. Все эти предложения не противоречили нормам международного права.
Американцы же настаивали на применении по всей акватории линии Конвенции 1867 года и не соглашались проводить разграничение по срединной линии.[3]

Статус[править | править код]

Соглашение было ратифицировано Конгрессом США 18 сентября 1990 года, однако до настоящего времени не ратифицировано российским парламентом и применяется на временной основе после обмена нотами между МИД СССР и Государственным департаментом США.

В 1999 году в спор вмешался штат Аляска. В своей резолюции HJR-27 парламент штата взял под сомнение законность границ между США и Россией, так как 1 июня 1990 года госсекретарь США Джеймс Бейкер подписал соглашение «О морских границах» без участия представителей Аляски в переговорах и без согласия штата с условиями соглашения.

Парламент Аляски считает, что «поскольку департамент США в настоящее время ведёт переговоры с российским правительством по пересмотру морских границ с целью изъятия у американской стороны дополнительных 40 000 квадратных миль океана и морского дна, которые могут давать 300 миллионов фунтов улова без какого бы то ни было qui pro quo для США…, предлагаемый договор должен быть аннулирован, и новые переговоры должны быть проведены с участием штата Аляска, а условия нового соглашения, относящиеся к территории, суверенитету или собственности штата Аляска, должны приниматься только с согласия этого штата». Не согласна Аляска и с «передачей под российскую юрисдикцию островов Врангеля, Геральда, Беннета, Генриетты, Медного, Сивуча и Калана», хотя эти острова никогда и не были под юрисдикцией США.[4]

Критика[править | править код]

Соглашение часто подвергается критике в России, как с точки зрения правомерности, так и по вопросам несоответствия интересам государства.

Правомерность[править | править код]

Вопрос о правомерности соглашения Шеварднадзе-Бейкера поднимался в России много раз, при этом его инициаторы не приводили оснований, достаточных для рассмотрения с точки зрения правительства России.

  • Николай Иванович Рыжков, занимавший должность председателя Совета Министров СССР в тот период, утверждал, что ни Политбюро, ни Совет Министров СССР его не рассматривали, и он, глава правительства, никогда не подписывал подобных документов.[5]
  • Сотрудники МИД России ссылаются на Постановление Совета Министров СССР от 30 мая 1990 года № 532 «О разграничении морских пространств с США», в котором был одобрен проект Соглашения.[6]
  • В то же время в законодательстве СССР не было нормы о временном вступлении в силу договоров о территориальном разделении с другими государствами. Они подлежат обязательной ратификации. Более того, в соответствии с Конституцией СССР (пункт 3, статья 108) определение государственной границы СССР относилось к исключительному ведению Съезда народных депутатов СССР.

Шеварднадзе в Беринговом море отдал 34 тысячи квадратных миль нефтеносного района единоличным решением, а потом провёл его через Политбюро. Кстати, у Шеварднадзе была такая манера: принимать решения, ни с кем не считаясь, а затем оформлять это через Горбачёва. Это, в первую очередь, касалось вопросов разоружения. А если учесть, что у него были и остаются как личные, так и деловые отношения с Бейкером, то это многое объясняет в истории с Беринговым морем[7].

  • В 1996 году в Госдуме состоялись парламентские слушания по вопросу разграничения морских пространств между Россией и США. Никаких решений по результатам не принято.
  • 14 июня 2002 года Госдума Федерального Собрания Российской Федерации приняла Постановление № 2880-III ГД, в котором отмечено:

… в результате разграничения морских пространств в соответствии с Соглашением в Беринговом море к США отошли: часть исключительной экономической зоны СССР площадью 23,7 тысячи квадратных километров, фактически переданная Советским Союзом Соединённым Штатам Америки ещё в 1977 году; часть исключительной экономической зоны СССР площадью 7,7 тысячи квадратных километров; участок континентального шельфа площадью 46,3 тысячи квадратных километров в открытой центральной части Берингова моря, находящийся за пределами 200 морских миль от исходных линий. При этом участок континентального шельфа, отошедший в этой части Берингова моря к Российской Федерации, составил всего 4,6 тысячи квадратных километров. На отдельном участке исключительная экономическая зона Соединённых Штатов Америки за счёт неоправданно уступленной площади исключительной экономической зоны СССР превысила расстояние в 200 морских миль от исходных линий, что противоречит статье 57 Конвенции Организации Объединённых Наций по морскому праву (1982 года)[8].

  • 4 сентября 2002 года член Совета Федерации А. В. Назаров (председатель комитета Совета Федерации по делам севера и малочисленных народов) направил в Генпрокуратуру РФ запрос, в котором просит оценить правомочность действий Эдуарда Шеварднадзе при подписании 12 лет назад договора с США о морской границе.
  • Сам Шеварднадзе в 2004 году утверждал, что в данном соглашении им был лишь подведён итог многолетних переговоров, единогласно одобренный Политбюро ЦК КПСС[9].
  • 5 ноября 2007 года директор департамента Северной Америки МИД РФ И. С. Неверов заявил:

… США ратифицировали Соглашение 16 сентября 1991 года. Вопрос же ратификации Соглашения Россией не выносился, прежде всего, в связи с неоднозначными оценками его экономических последствий для рыболовства в Беринговом море.

Российскими государственными органами неоднократно проводилась экспертиза этого Соглашения на предмет его соответствия нормам международного морского права, интересам России и оценки возможных последствий в случае нератификации. Оценка сводилась к следующему.

Соглашение не противоречит интересам России за исключением потери права на ведение морского промысла на участке в средней части Берингова моря.

Исходя из этого, на протяжении ряда лет российская сторона ведёт переговоры с США с целью заключения всеобъемлющего соглашения о рыболовстве в северной части Берингова моря, которое компенсировало бы российским рыбакам потери от промысла в районах, отошедших к США.

Можно сказать, что на сегодняшний день согласовано большинство документов, входящих в это соглашение.

Таким образом, корректнее было бы говорить не о «споре о правомерности», а о всестороннем учёте всех аспектов Соглашения от 1 июня 1990 года и их применении.[10]

Экономические потери СССР и России[править | править код]

16 октября 2002 года 43 члена Совета Федерации направили в Счётную палату РФ запрос, в котором просили провести ряд мероприятий для «точного установления финансовых потерь России» в результате действия подписанного в 1990 году соглашения Бейкера-Шеварднадзе.

12 февраля 2003 года Счётная палата Российской Федерации в соответствии с планом работы и в связи с обращением членов Совета Федерации провела проверку воздействия соглашения на рыбопромысловую отрасль России и подготовила отчёт в котором, в частности, давалась такая оценка: «За период действия советско-американского Соглашения о линии разграничения в Беринговом море (1991—2002 года) потери России составили 1,6—1,9 млн тонн рыбы, что эквивалентно 1,8—2,2 млрд долларов США».[11] [нет в источнике]

Уступка морских владений Америке лишила Россию возможности ежегодно вылавливать 200 тысяч тонн минтая. Кроме того, наличие пограничной линии усложняет свободное торговое судоходство и блокирует с востока Севморпуть, возрождение которого, в том числе для евроазиатских транзитных грузоперевозок, правительство России объявляло стратегической задачей. Не пускают в этот район и российских рыбопромысловиков; при этом канадские, японские, южнокорейские и тайваньские рыбокомпании имеют там квоты.

Эксперты отмечают, что с самого начала переговоров, которые начались в 1977 году, одним из главных вопросов при разграничении был вопрос о нефти. По данным экспертов, спорные районы богаты не только рыбными ресурсами, но также включают перспективные нефтегазовые месторождения «Наваринское» и «Алеутское».[8]. Об этом свидетельствует и распродажа правительством США участков в спорных районах американским компаниям, которая началась в 1982 году — задолго до подписания соглашения. Ресурсы проданных с тех пор участков, по данным американских экспертов, составляют около 200 млн тонн нефти и 200 млрд м³ газа.[2]

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]