Солнце русской поэзии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Солнце русской поэзии» — в русском языке образное определение (перифраз) значения поэта Александра Сергеевича Пушкина[1].

История выражения[править | править код]

Выражение восходит к краткому извещению о смерти А. С. Пушкина, напечатанному 30 января (11 февраля) 1837 года, на следующий день после смерти, в «Литературных прибавлениях к Русскому инвалиду»:

Солнце русской поэзии закатилось! Пушкин скончался, скончался во цвете лет, в средине своего великого поприща!.. Более говорить о сем не имеем силы, да и не нужно: всякое русское сердце знает всю цену этой невозвратимой потери, и всякое русское сердце будет растерзано. Пушкин! Наш поэт! Наша радость, наша народная слава!.. Неужели в самом деле нет уже у нас Пушкина! К этой мысли нельзя привыкнуть! 29 января 2 ч. 45 м пополудни

Извещение не было подписано, его автором традиционно считался сам редактор «Литературных прибавлений» А. А. Краевский. Извещение вызвало гнев министра народного просвещения С. С. Уварова. Краевский был вызван к председателю Петербургского цензурного комитета, который довёл до него недовольство министра: «К чему эта публикация о Пушкине?.. Но что за выражения! „Солнце поэзии!“ Помилуйте, за что такая честь?..»[2][1]

В 1914 году предположение о возможном авторстве писателя В. Ф. Одоевского высказал П. Н. Сакулин[3][4]. В 1954 году в Нижнем Тагиле были найдены ранее неизвестные письма С. Н. Карамзиной к единокровному брату Андрею, и на основе письма 10 февраля 1837 года Ираклий Андроников счёл эту гипотезу подтверждённой. А. А. Краевский, очевидно, принял на себя авторскую ответственность как редактор издания[5][6].

Предыстория[править | править код]

Уподобление какого-либо известного лица солнцу, а смерти его — заходу солнца встречается в русском языке много ранее. У Карамзина в его «Истории государства Российского» приводятся слова митрополита Кирилла на смерть Александра Невского в 1263 году, который

сведав о кончине великого князя <…> в собрании духовенства воскрикнул: «Солнце отечества закатилось.» Никто не понял сей речи. Митрополит долго безмолвствовал, залился слезами и сказал: «Не стало Александра!» Все оцепенели от ужаса, ибо Невский казался необходимым для государства и по летам своим мог бы жить ещё долгое время.

Источником Карамзину послужила «Степенная книга» XVI века, в которой фраза приводится в таком виде: Уже заиде солнце земьля Руськія[1].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Ашукин Н. С., Ашукина М. Г. Крылатые слова. — 3-е изд. — М.: Худлит, 1966. — С. 627—628.
  2. [Ефремов П. А.] Александр Сергеевич Пушкин: 1799-1837 // Русская старина. — 1880. — Т. 28, № 7. — С. 537.
  3. Сакулин П. Н. Из истории русского идеализма. Князь В. Ф. Одоевский. Мыслитель. Писатель. Т. 1, ч. 2. — М.: изд. братьев М. и С. Сабашниковых, 1913. — С. 328-9.
  4. А. И. Рогова. Примечания к статье // Пушкин в прижизненной критике, 1834—1837 / Под общ. ред. Е. О. Ларионовой. — СПб.: Государственный Пушкинский театральный центр, 2008. — С. 506.
  5. Н. Боташев, И. Андроников. Из писем Карамзиных // Новый мир. — 1956. — № 1.
  6. Майя Рыжова. Новое о „Тагильской находке“.