Соловьёв, Владимир Исаакович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Соловьёв Владимир Исаакович
Дата рождения 20 февраля 1942(1942-02-20) (76 лет)
Место рождения Ташкент, тогда СССР, ныне – Узбекистан
Гражданство США (до 1977 года – CCCР)
Род деятельности
Направление литература, журналистика, публицистика, политология, литературная и художественная критика
Жанр проза, публицистика, мемуары
Язык произведений русский, английский

Соловьёв Владимир Исаакович (родился в 1942 году в Ташкенте, СССР) – русско-американский писатель, журналист, политолог, мемуарист, критик; автор сотен статей и множества книг, некоторые написаны в соавторстве с женой Еленой Клепиковой. Книги изданы на 12 языках в 13 странах - США, Аргентине, Бразилии, России, Японии, Китае, Германии, Великобритании, Италии, Швеции, Финляндии и др. Жил в Ленинграде и Москве, с 1977 года живет с женой Еленой Клепиковой в Нью-Йорке, США

Биография[править | править код]

Родился 20 февраля 1942 года в Ташкенте, где его отец Исаак Яковлевич Соловьев (1902 – 1966) служил в погранвойсках, а мать Мария Захарьевна Соловьева (1911 – 1990) была медсестрой. Именно с погранслужбой отца на границе с Китаем и Монголией связано рождение Владимира Соловьева и раннее детство в Средней Азии (Ташкент, Фрунзе). После отставки И.Я.Соловьева в звании подполковника семья переезжает в 1949 году в Ленинград, где Владимир Соловьев кончает школу №281 (1959). Спустя 4 года он женится на своей бывшей однокласснице Елене Клепиковой, которая, как и он, станет писателем и журналистом. Их единственный сын Юджин Соловьев, поэт и галерейщик, живет в городе Ситка, единственный русский в этой бывшей столице русской Аляски.

Свою профессиональную литературно-журналистскую и публицистическую деятельность Владимир Соловьев начал 8-классником в 15 лет с публикаций в ленинградской молодежной газете «Смена», а потом и в других газетах города – «Ленинградская правда» и «Вечерний Ленинград», специализируясь на литературной и художественной критике: портреты писателей и художников, рецензии на новые книги, театральные премьеры и художественные вернисажи, репортажи и интервью с деятелями культуры. Один из его излюбленных жанров – «путевка в жизнь» молодым талантам: артистам, режиссерам, художникам и писателям. Так, в 1962 году он открывает Михаила Шемякина – его статья о нем первая публикация о художнике. [1] С тех пор Соловьева и Шемякина связывает тесная дружба, он опубликовал в периодике множество мемуарно-аналитических эссе о Шемякине, которые позднее вошли в его книги. Как и о других писателях и художниках, с которыми его связывали добрые, дружеские и близкие отношения – Иосифе Бродском, Сергее Довлатове, Фазиле Искандере, Евгении Евтушенко, Евгении Рейне, Юнне Мориц, Александре Кушнере, Андрее Битове, Владимире Войновиче, Анатолии Эфросе, Борисе Слуцком, Александре Межирове, Александре Володине, Булате Окуджаве, Зое Межировой, Юзе Алешковском, Василие Шукшине, Андрее Тарковском и др. Мемуарно-аналитический портретный жанр - среди его фаворитных. Это – забегая вперед. А тогда о феномене Владимира Соловьева - самом молодом профессиональном журналисте в стране – пишет центральная пресса. [2]

С 1960 года в штате газеты «Смена» - редактор отдела культуры и искусства. С 1961 по 1965 год – заведующий литературной частью ленинградского ТЮЗа - параллельно учебе в Институте живописи, скульптуры и архитектуры Академии художеств на факультете теории и истории искусства, который оканчивает в 1965 году с квалификацией искусствоведа (1965). Спустя еще несколько лет защищает диссертацию «Проблематика и поэтика пьес Пушкина» в Институте театра, музыки и кинематографии с присуждением ему степени кандидата искусствоведения (1973). Хотя поглавно (в сокращении) пушкинская диссертация Владимира Соловьева распечатана в журналах - «Вопросы литературы», «Театр», «Нева», «Аврора», «Север», престижный сборник «В мире Пушкина» (за исключением непроходимой главы о позднем влиянии на Пушкина иенских романтиков), полностью книга так и не была издана, зарубленная в нескольких издательствах по цензурным соображениям. Как и другие его книги, хотя они были предварительно апробированы многочисленными публикациями в периодике и на основании этих публикаций с автором были заключены договоры с выплатой аванса – о современной литературе («Советский писатель»), о русских поэтах («Художественная литература»), о Петрове-Водкине (ЖЗЛ, «Молодая гвардия»), вплоть до свободно написанного, субъективного гида по Ленинграду («Искусство»). Сюжеты, концепции и стиль Владимира Соловьева, приемлемые и терпимые до известной степени в журналах-толстяках и газетах, которые существовали в конкурентном поле и хоть в какой-то мере зависели от читателей, подписки и розницы, попадали под табу в издательствах, которые находились на государственных дотациях, что обостряло конфликт молодого автора с официальной литературой.

Единственная книга, которую ему удалось выпустить в Советском Союзе незадолго до вынужденной эмиграции, – антология русской дореволюционной сатиры «Муза пламенной сатиры» (составление, предисловие, комментарии), да и то со значительными цензурными потерями. (см. Библиографию) Однако Владимир Соловьев настолько много и повсюду печатался, став известным на всю страну литературным и художественным критиком и публицистом, что, не имея книжки, был принят в профессиональные творческие союзы – Союз писателей и ВТО (Всероссийское театральное общество), из которых исключен после создания первого и единственного за всю советскую историю независимого информационного агентства «Соловьев-Клепикова-пресс» (1977).[3]

Помимо текущей критики, диапазон жанровых и тематических интересов Владимира Соловьева был весьма широк и разнообразен: современная литература, история литературы, культурология, театр, изобразительное искусство. По этой причине, он печатается не только в центральных журналах и газетах – «Новом мире», «Юности», «Знамени», «Звезде», «Дружбе народов», «Литературном обозрении», «Неве», «Авроре», «Литературной газете», «Комсомольской правде», «Известиях», вплоть до «Правды» (только однажды – статья про Шукшина [4]), но и в таких специализированных изданиях, как «Вопросы литературы» (история литературы и современная поэзия), «Творчество» (реабилитационные статьи о художниках-эмигрантах (Александр Бенуа, Константин Сомов, Юрий Анненков и др.), «Театр» (статьи о русской драматургии и текущая театральная критика), «Искусство кино» (портреты Шукшина, Тарковского, рецензии на фильмы). Жанры-фавориты: рецензия, портрет, обзор, проблемная статья, научное исследование, вплоть до полемики, как ни проблематично само существование этого жанра в подцензурной советской периодике.

Полемика – это лазейка, которая давала возможность Владимиру Соловьеву для неортодоксальных высказываний, невозможных в рутинной форме статьи или рецензии. Вплоть до своего отъезда из СССР, Владимир Соловьев был главным полемистом в литературном мире страны, используя такие легальные формы, как «Два мнения», диалог, воображаемый разговор с писателем или даже с самим собой (впоследствии такие вымышленные диалоги - Аз и Буки - включены в книги Владимира Соловьева), дискуссия, вплоть до пространного, типа статьи, «письма в редакцию» или «открытого письма». Владимир Соловьев не просто участвует в диспутах и дискуссиях, но часто является их зачинщиком. Так, именно с его статьи «Необходимые противоречия в поэзии» [5] начинается и длится больше года дискуссия о современной поэзии в «Воплях» (кликуха «Вопросов литературы»), с перехлестом в другие издания. К примеру, в ответ на эту статью Владимира Соловьева реакционный журнал «Молодая гвардия» печатает погромную статью о нем. [6] Ведь даже обычные его статьи, ввиду их провокативности и скандальности, многие издания часто сопровождали и сопровождают до сих пор оговоркой - отмежеванием, типа «На всякий случай подчеркиваем, что мнение редакции не обязательно совпадает с мнением автора статьи». [7]

Больше того, дебют Владимира Соловьева-полемиста состоялся не на литературном, а скорее на общественно-политическом поприще, когда ему было всего девятнадцать лет - на диспуте «Комсомольской правды»[8]. Это его выступление прозвучало по тем временам смело, вызывающе и провокативно, но было тем не менее почти полностью опубликовано под названием «Не уподобляться белке в колесе» с уведомлением читателей, что «вызвало споры, которые долго еще продолжались и в зале, и на трибуне, и в кулуарах». Собственно, с этого выступления и началась всесоюзная слава молодого писателя.

Опять-таки забегая вперед: свое искусство полемиста Владимир Соловьев оттачивает в эмигрантской прессе, где чуть ли не каждая его статья вызывает споры, часто с переходом на личность автора. Острые и парадоксальные произведения, они вызывают шквальную полемику на грани настоящего литературного скандала. В частности, это относится к периоду его тесного сотрудничества с «Новым русским словом», флагманом свободной русской печати в Америке (1977 – 2010), когда, по словам одного из участников очередной дискуссии округ его выступления, даже если Владимир Соловьев напишет о погоде, тут же начнется спор. К примеру, больше месяца длилась дискуссия вокруг русского оригинала статьи Владимира Соловьева и Елены Клепиковой, английский вариант которой был опубликован в «Нью-Йорк таймс» сразу после их приезда в США. Или другой пример – спустя почти четверть века, в 2001 году на радио «Народная волна» (филиал «Нового русского слова») прошел двухчасовой радиомост в связи с выходом в России большого фолианта Владимира Соловьева – фактически три книги под одной обложкой – «Роман с эпиграфами. Варианты любви. Довлатов на автоответчике» (см. Библиографию), с участием автора и подключением гостей из разных городов и университетов США и России.

В качестве образчика его полемического мастерства можно привести две связанные между собой статьи в этой газете - «В защиту Сергея Довлатова» [9] и «В защиту Владимира Соловьева» [10], впоследствии вошедшие в их соавторскую с Еленой Клепиковой книгу «Быть Сергеем Довлатовым. Трагедия веселого человека» (2014). С наступлением гласности и возобновлением писательской и журналистской активности на родине востребованные книги и статьи Владимира Соловьева опять-таки вызывают споры, а порою и нападки, переходящие в инсинуации, на которые Владимир Соловьев изредка и вынужденно отвечает, как, например, - последний пример - в статье «Ниже плинтуса» в «НГ – Ex Libris» [11]

С конца 60-х, а точнее с оккупации Чехословакии в августе 1968 года, когда в стране происходит постепенный откат от прежних относительно либеральных общественных и литературных принципов, возникают тем не менее альтернативные печатные площадки, куда устремляются оппозиционные писатели: Владимир Соловьев - среди них. Он печатается в периферийных «толстяках», типа «Севера» или «Волги», либо в таких журналах-маргиналах, как «Наука и Религия», «Детская литература», «Семья и школа» и др. Помимо прочего, это позволяет обоим фриленсерам – Владимиру Соловьеву и Елене Клепиковой материально удержаться на плаву. Однако дальнейшее усиление КГБ, цензуры и общее закручивание гаек в 70-е годы, когда политическая и общественная атмосфера в стране круто меняется и запрещаются уже набранные произведения (например, статьи Владимира Соловьева о Тынянове в «Вопросах литературы» и о Зощенко в «Авроре»), делают существование этого автора в официальной литературе все более проблематичным. Переезд из загебизированного Ленинграда в более либеральную Москву не достигает тем не менее ожидаемого эффекта, и автор дает себе волю и пишет, что называется, в стол, не помышляя о публикации своих произведений «в отчестве белых головок» (Бродский), а некоторые пуская в самиздат. Этим объясняется жанровое раскрепощение Владимира Соловьева – переход от литературной и художественной критики к исповедальной прозе. Так возникают позднее опубликованные на Западе «Торопливая проза – 1968», «Роман с эпиграфами, или Утешение в слезах», позднее переименованный в «Три еврея» роман-эпизод «Не плачь обо мне…», рассказы «Арест по телефону», «Трамвайный билет», «Кто следующий» и другие произведения. Позднее, с наступлением гласности, они были изданы и многократно переизданы в Петербурге и Москве. (См. Библиографию)

Невозможность полноценно продолжать литературную деятельность понуждает Владимира Соловьева и Елену Клепикову к открытой конфронтации с властями, когда они собирают пресс-конференцию и делают заявление о произволе цензуры и разгуле антисемитизма, а чуть позже весной 1977 года создают независимое информационное агентство «Соловьев-Клепикова-Пресс», чьи бюллетени широко публикуются в мировой прессе. Одна только «Нью-Йорк таймс» печатает не только сообщения агентства, но и большую статью о его создателях с их портретом на Front Page. (19) Сообщения «Соловьев-Клепикова-Пресс» возвращаются на родину в обратном переводе по «вражьим голосам» - Голосу Америки, Немецкой волне, Би-би-Си и проч. Его создателей исключают из профессиональных объединений - Союза писателей, Союза журналистов и даже ВТО. Против них начинаются гонения, «Литературная газета» начинает травлю Владимира Соловьева, публикуя погромную статью-заказуху, инспирированную КГБ. [12] Слежка, шантаж, угрозы и даже покушение на Елену Клепикову (сброшенный на нее с крыши кусок цемента), а в конце концов ультиматум – писательская пара поставлена перед выбором: немедленно убираться на Запад или они будут отправлены на Восток (суд, тюрьма, ссылка) – все это вынуждает супругов - писателей покинуть страну. Подробно этот диссидентский этап жизни супругов описан в главе «Соловьев-Клепикова-пресс» в книге Владимира Соловьева «Записки скорпиона. Роман с памятью» (см. Библиографию) и в главе «Fathers and Sons» в книге «Russia. Broken Idols, Solemn Dreams» дважды лауреата Пулитцеровской премии Дэвида Шиплера из «Нью-Йорк Таймс». [13]

Через пару недель после приезда в США 4 октября 1977 года «Нью-Йорк таймс» публикует первую политическую статью Владимира Соловьева и Елены Клепиковой. С тех пор их статьи – совместные и сольные, - посвященные главным образом Советскому Союзу и Восточной Европе, регулярно печатаются в ведущих американских газетах - Wall Street Journal, NY Daily News, Los Angeles Times, Chicago Tribune, Chicago Sun-Times, Christian Science Monitor, Boston Globe, San Francisco Chronicle, Sacramento Bee и в престижных журналах - New Leader, Dissent, Newsweek, Midstream, WorldView, Partisan Review, Antioch Revew, Michigan Quaterly Review, American Spectator и др. Два крупнейших в США новостных синдиката – Pacific News Syndicate и Independent News Alliance/United Feature Syndicate – приобретают права на распространение статей Владимира Соловьева и Елены Клепиковой среди своих клиентов – американских СМИ.

Начиная с 1983 года, одна за другой - сначала в США по–английски, а потом в переводах на другие языки в других странах (12 языков, 13 стран) - выходят политологические триллеры Владимира Соловьева и Елены Клепиковой «Yuri Andropov: A Secret Passage into the Kremlin», «Behind the High Kremlin Walls», «Boris Yeltzin. Political Biography» и другие. Книги имеют успех и получают высокую оценку в американской прессе. К примеру, «Нью-Йорк Таймс» называет их книгу о Ельцине «the most insightful study to date of what makes Mr. Yeltsin tick» [14]. Книга об Андропове стала «книгой месяца» и переиздана одноименным клубом — одно из литературных отличий в США. Известные американские политологи и журналисты дают общую характеристику журналистским исследованиям супругов-авторов: «Соловьев и Клепикова обнажают динамику кремлевской борьбы за власть – то, что никогда не встретишь ни в учебниках, ни в американской печати о Советском Союзе», - пишет в «Нью-Йорк пост» дуайен американской журналистики Макс Лернер, [15] а ветеран-советолог из «Нью-Йорк таймс» Гаррисон Солсбери называет их «исключительно талантливыми экспертами с прочной и завидной репутацией»: «…вклад Владимира Соловьева и Елены Клепиковой в дело изучения и исследования СССР по своему качеству и аналитическому уровню является непревзойденным со времени их приезда в Америку» (в дословном переводе с английского).

С началом гласности эти политологические исследования появляются и в России на языке оригинала – сначала в периодике, потом нелегальными изданиями (контрабандная брошюра «Горбачев: путь на верх» повсеместно продается на улицах Москвы и Петербурга) и, наконец, многотиражными книгами - «Заговорщики в Кремле», «Борис Ельцин: Политические метаморфозы», «Юрий Андропов: тайный ход в Кремль». С начала 90-х и особенно обильно в новом столетии у Владимира Соловьева вышло в России 26 книг.

В 1990 – 91 года Владимир Соловьев вместе с Еленой Клепиковой несколько раз приезжают в Россию – первый раз по приглашению на Набоковскую конференцию, а потом для сбора материалов на договорную книгу о Ельцине.

Параллельно с работой для американских изданий, Владимир Соловьев продолжает публиковать по-русски прозу, публицистику и критику: «Новое русское слово», «Королевский журнал», «Вечерний Нью-Йорк», «Слово», «Новый американец», «В новом свете», «Комсомольская правда в Америке», «Русский базар», «Метро», «Время и мы» (Нью-Йорк), «Панорама» (Лос-Анджелес), «Кстати» (Сан-Франциско), «Двадцать два» (Израиль) и др., а с наступлением гласности вплоть до настоящего времени в российских изданиях: «Совершенно секретно», «Столица», «Вечерняя Москва», «Литературная газета», «Литературная Россия», «Московский комсомолец», «Независимая газета», «Новая газета», «Октябрь», «Нева», «Петрополь» и проч.

В ряде изданий у него еженедельная рубрика «Парадоксы Владимира Соловьева», которую он переносит на телеэкран и в радиоэфир (WMRB). Для этой же телестанции создает фильм двухчасовой фильм «Мой сосед Сережа Довлатов», с успешной премьерой на большом экране на Манхэттене и положительными отзывами. Этот первый полнометражный фильм о Довлатове доступен сейчас на видео и дисках. Вместе с Еленой Клепиковой они являются главными участниками российского телефильма фильма «Остров по имени Бродский» (Москва, 1-ый канал).

Владимир Соловьев регулярно дает интервью ТВ, радио, интернетным и бумажным изданиями (см. Ссылки). Творческие вечера – сольные и дуэтом с Еленой Клепиковой – в библиотеках и салонах Нью-Йорка, Лонг-Айленда, Нью-Джерси, Пенсильвании и др. – в связи с выходом новых книг, а в конце 2014 года турне с авторскими концертами по Силиконовой долине (Калифорния). (27) За два года,с конца 2014 по конец 2016, у Владимира Соловьева вышло в Москве рекордное число книг – девять, включая сольные и написанные в соавторстве с Еленой Клепиковой. Среди них - мемуарно-исследовательское пятикнижие «Памяти живых и мертвых», «Дональд Трамп. Сражение за Белый дом» и «США. Pro et contra. Глазами русских американцев».

Библиография[править | править код]

  • Муза пламенной сатиры. Из русской стихотворной сатиры Х1Х – начала XX века. Предисловие, составление и примечания Владимира Соловьева. М.: Детская литература, 1974. 224 с.
  • Не плачь обо мне… Роман-эпизод. Иерусалим: Двадцать два. №25. 1982. 96 с.
  • Yuri Andropov: A Secret Passage into the Kremlin. New York: Macmillan, 1983. 302 p.
  • Behind the High Kremlin Walls. New York: Dodd, Mead, 1986. 248 p.
  • Борьба в Кремле. От Андропова до Горбачева. Нью-Йорк – Иерусалим – Париж: Время и мы, 1986. 319 с.
  • Операция «Мавзолей». Роман из недалекого будущего. New York: Liberty Publishing House, 1989. 183 с.
  • М.С.Горбачев. Путь на верх. М. (Самиздат), 1989. 14 с.
  • Роман с эпиграфами, или Утешение в слезах (1975). New York: Слово – Word, 1990. 301 с.
  • Заговорщики в Кремле. М.: Московский Центр Искусств, 1991. 304 с.
  • Борис Ельцин. Политические метаморфозы. М.: Вагриус, 1992. 400 с.
  • Призрак, кусающий себе локти. М.: Культура, 1992. 272 с.
  • Boris Yeltzin. Political Biography. New York: G.P. Putnam’s, 1992. 320 p.
  • Zhirinovsky. Russian Fascism and the Making of a Dictator. New York: Addison-Wesley, 1995. 256 p.
  • Юрий Андропов: Тайный ход в Кремль. СПб.: Северин, 1995. 333 с.
  • Похищение Данаи. История одной болезни. Нью-Йорк: Слово – Word, 1997. 181 с.
  • Роман с эпиграфами. Варианты любви. Довлатов на автоответчике. СПб.: Алетейя, 2000. 816 с.
  • Похищение Данаи. Матрешка. М.: АСТ, 2001. 382 с.
  • Семейные тайны. Роман на четыре голоса. Нью-Йорк – Тверь, Другие берега, 2001. 486 с.
  • Три еврея, или Утешение в слезах. Роман с эпиграфами. Захаров, М.: 2002. 336 с.
  • Довлатов вверх ногами. Трагедия веселого человека. М.: Коллекция «Совершенно секретно», 2001. 191 с.
  • Post mortem. Запретная книга о Бродском. М.: Наталис - РИПОЛ классик, 2006. 541 с.
  • Два шедевра о Бродском. Три еврея, Post mortem. М.: РИПОЛ классик, 2007. 816 с.
  • Записки скорпиона. Роман с памятью. М.: РИПОЛ классик, 2007. 800 с.
  • Как я умер. Субъективный травелог. М.: РИПОЛ классик, 2007. 720 с.
  • Мой двойник Владимир Соловьев. Подлые рассказы и парадоксы-эссе. М.: РИПОЛ классик, 2009. 640 с.
  • Осама бин Ладен. Террорист № 1. М.: ЭКСМО, 2011. 446 с.
  • Быть Сергеем Довлатовым. Трагедия веселого человека. М.: РИПОЛ классик, 2014. 480 с.
  • Иосиф Бродский. Апофеоз одиночества. М.: РИПОЛ классик, 2015. 722 с.
  • Не только Евтушенко. М.: РИПОЛ классик, 2015. 416 с.
  • Высоцкий и другие. Памяти живых и мертвых. М.: РИПОЛ классик, 2016. 512 с.
  • Довлатов. Скелеты в шкафу. М.: РИПОЛ классик, 2016. 251 с.
  • Бродский. Двойник с чужим лицом. М.: РИПОЛ классик, 2016. 432 с.
  • Дональд Трамп. Сражение за Белый дом. М.: РИПОЛ классик, 2016. 368 с.
  • Путешествие из Петербурга в Нью-Йорк. Шесть персонажей в поисках автора: Барышников, Бродский, Довлатов, Шемякин и Соловьев с Клепиковой. М.: РИПОЛ классик, 2016. 522 с.
  • 45-ый президент США. М.: РИПОЛ классик, 2016. 367 с.
  • США. Pro et contra. Глазами русских американцев, М.: РИПОЛ классик, 2017. 377 с


В Библиографии указаны только русскоязычные и англоязычные издания, а из последних – первые американские издания в твердых переплетах. Книги на других языках либо англоязычные издания пейпер-бэк или изданные в Великобритании опущены.

Фильмы[править | править код]

  • Мой сосед Сережа Довлатов
  • Семейная хроника отца и сына Тарковских
  • Парадоксы Владимира Соловьева


Примечания[править | править код]

  1. Журнал «Смена», 4 ноября 1962
  2. Газета «Комсомольская правда», 26 декабря 1961
  3. The New York Times. May 4, 1977
  4. Газета «Правда» 12 апреля 1976 г.
  5. Журнал «Вопросы литературы», №2, 1974 u.
  6. Журнал «Молодая гвардия», №8, 1974 г.
  7. Ex Libris – Независимая газета, 20 октября 2016 г.
  8. Газета «Комсомольская правда», 5 апреля 1961 г.
  9. Газета «Новое русское слово», Нью-Йорк, 27 мая 1992 г.
  10. Газета «Новое русское слово», Нью-Йорк, 14 июля 1992 г.
  11. Ex Libris – Независимая газета, 20 октября 2016 г.
  12. «Литературная газета», 18 марта 1977 г.
  13. David Shipler. Russia. Broken Idols, Solemn Dreams. New York: Times Books, 1983. Pp. 138 – 142, 372 – 373
  14. The New York Times. May 24, 1992
  15. New York Post, December 5. 1983

Ссылки[править | править код]