Сомнамбулический поиск неведомого Кадата

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Сомнамбулический поиск неведомого Кадата
The Dream-Quest of Unknown Kadath
Beyond the Wall of Sleep.jpg
Обложка сборника с первым изданием повести
Жанр:

Фэнтези, литература ужасов

Автор:

Лавкрафт, Говард Филлипс

Язык оригинала:

английский

Дата написания:

22.01.1927

Дата первой публикации:

1943

Издательство:

Arkham House

Следующее:

Рок, покаравший Сарнат, и другие рассказы

Wikisource-logo.svg Текст произведения в Викитеке

«Сомнамбулический поиск неведомого Кадата» (англ. The Dream-Quest of Unknown Kadath, также иногда переводится как «Призрачный поиск неведомого Кадата») — повесть американского писателя ужасов и фантастики Говарда Лавкрафта. Самое значимое и объёмное произведение условного цикла Снов.

Герои[править | править вики-текст]

Рэндольф Картер[~ 1] — герой, очень мечтательный и отстранённый человек, способный во сне попадать в далёкие и удивительные места. Встречается и в других сновидческих произведениях автора, является не автобиографическим персонажем, как это часто бывает у Лавкрафта, а собирательным образом, отображающий различные философские и эстетические взгляды писателя[1].

Атал — старый мудрец из страны Ултар, который помог Картеру найти Кадат. Персонаж с таким именем также встречается в «Кошках Ултара» (1920) и «Иных богах» (1921)[2].

Ричард Пикман — безумный художник, изображавший на своих картинах упырей и ставший впоследствии одним из них. Встречается также в рассказе «Модель для Пикмана» (1926).

Куранес — герой рассказа «Селефаис», знакомый Картера в мире яви, ставший после смерти в реальном мире царём Селефаиса[3].

Ньярлатотеп (Ньярлатхотеп) — воплощение хаоса, посланник богов, он пытается обмануть героя и не дать ему найти город из его сна.

Сюжет[править | править вики-текст]

Закатный город

Весь в золоте, дивный город сиял в лучах закатного солнца, освещавшего стены, храмы, колоннады и арочные мосты, сложенные из мрамора с прожилками, фонтаны с радужными струями посреди серебряных бассейнов на просторных площадях и в благоуханных садах; широкие улицы, тянущиеся между хрупкими деревьями, мраморными вазами с цветами и статуями из слоновой кости, что выстроились сверкающими рядами; а вверх по крутым северным склонам карабкались уступами вереницы черепичных крыш и старинные остроконечные фронтоны — вдоль узких, мощенных мшистой брусчаткой переулков.

перевод О. Алякринского

Рэндольф Картер каждую ночь странствовал по миру снов, став бывалым путником сновидческих троп, и вот однажды ему приснился чудесный город, озарённый закатным солнцем. Желая раскрыть тайну этого города, он молился богам своих снов, восседающим на неведомом Кадате, но после первой же молитвы он вообще перестал видеть этот город — словно увидел он его в нарушение некоего тайного замысла.

Тогда Картер принял решение — найти неведомый Кадат, войти под его своды и там молить богов о чуде. Несмотря на предостережения, исходящие от жрецов, в чей пещерный храм он попадал всякий раз, войдя в сон, Картер отправляется на поиски малейшего указания на то, где может находиться этот неведомый Кадат.

Пройдя через Врата Глубокого Сна, Картер попадает в зачарованный лес, населенный маленькими диковинными существами — зугами. Картер узнал от одного старого зуга, что в стране Ултар, за рекой Скай, могли остаться люди, которые видели богов. Узнав об этом, Рэндольф Картер отправляется в Ултар, чьи законы запрещают убивать кошек, и там спрашивает совета у старого и мудрого жреца Атала. Однако Атал рекомендует Картеру отказаться от своей безумной затеи и не гневить богов понапрасну. Получив такой ответ, Рэндольф опоил старого жреца, и тот рассказал ему об огромном и необычном лике, выбитом на склоне горы Нгранек, намекнув, что на нём изображены характерные черты лиц богов. Картер нашел это весьма полезным, так как боги часто оставляли потомков среди людей, и тот народ, чьи черты наиболее похожи на черты этого лика, должен жить где-то неподалеку от Кадата.

Картер отправился в крупный порт Дайлат-Лин, чтобы там найти попутный корабль. Тем временем в город приплыла странная и страшная чёрная галера, чей экипаж никто никогда не видел, а уродливые большеротые купцы, прибывшие на ней, продав свои рубины, покупали золото и рабов. В таверне один из купцов с этого корабля намекнул Картеру, что знает кое-что о предмете его поисков. Но когда Картер выпил вина, предложенного купцом, перед его глазами все помутилось и он потерял сознание.

Придя в себя на борту чёрной галеры, Картер мог лишь бессильно наблюдать, как она проносится мимо разных земель, о которых раньше лишь слышал, не останавливаясь ни в одной из них. Тем временем, галера достигла краёв мира земных снов, и унеслась в космическое пространство, взяв курс на Луну. В конце концов галера пристала в лунной гавани, у чудовищного города, населенного уродливыми тварями, напоминавшими безглазых жаб с непрестанно вибрирующими короткими розовыми щупальцами на конце тупой морды. Несколько дней Картер провёл в темнице, ожидая встречи с ползучим хаосом Ньярлатотепом. Однако, когда твари уже вели его, чтобы передать своему хозяину, на них напали и разорвали кошки, которые часто по ночам запрыгивали на обратную сторону Луны. Помня о хорошем отношении Картера к кошкам, кошачьи вожаки предложили провести его своими тропами в любую точку мира, и он выбрал порт Дайлат-Лин.

Вернувшись на Землю, Рэндольф Картер нашёл другой корабль, капитан которого был родом из тех мест, где возвышается гора Нгранек. Попав на остров, Картер с великим трудом смог подняться до той неприступной скалы, на которой был высечен лик богов. Картер узнал те черты — он часто встречал людей с такими лицами в тавернах великого города Селефаиса, они прибывали на чёрных кораблях с севера для торговли. Значит, на их родине и находится цель его поисков — неведомый Кадат.

Когда Картер в последний раз заночевал на склоне той горы, чтобы утром отправиться в обратный путь, его схватили и понесли вглубь пещерных лабиринтов легендарные ночные призраки[~ 2]). Спускаясь всё ниже и ниже, они в итоге оставили Картера в Пноте, долине, куда упыри сбрасывают объедки своих пиршеств. Это придало ему надежду — ведь раньше он знал одного художника, который подружился с упырями и научил Картера понимать простейшие фразы их языка. Благодаря этому знанию он добрался до обители упырей и найти того художника, Ричарда Пикмана, и узнал, что тот стал важным упырем. Пикман с радостью встретил его, но узнав, что Рэндольф собирается вернуться в зачарованный лес (так как он и так уже находился недалеко от явного мира), обеспокоился. Чтобы добраться туда, следовало преодолеть множество опасных мест, включая царство великанов гугов. В конце концов, после долгих уговоров, Пикман согласился провести Картера в пределы царства гугов. Притворившись упырём, Рэндольф проник вместе с остальными за великую стену, и, пройдя через царство гугов, проник в зачарованный лес.

Картер после отдыха отправился по дороге, ведущей в Селефаис, и после долгого пути по суше и морю добрался до него. Поговорив с вожаков местных котов, он узнал что то, что он ищет, скорее всего находится близ Инкуанока, в чьих городах нельзя встретить ни одной кошки. Также в Селефаисе он встретился с царём Куранесом, который посоветовал ему прекратить поиск закатного города, так как сам он нашёл город из своих грёз, Селефаис, и стал его владыкой, но сейчас тоскует по родной Англии из детских воспоминаний.

Не послушавшись Куранеса, Картер договорился о месте на одном из кораблей и отправился в далёкий, выстроенный из оникса Инкуанок. Там, во время посещения легендарной таинственной каменоломни, огромные глыбы из которой были использованы неизвестно где, он попадает в плен к ещё одному широкоротому торговцу. Тот приводит его в храм, где Картер встречается с ужасным жрецом в жёлтой шелковой маске. В ужасе убежав оттуда, Картер видит в руинах заброшенного города экипаж чёрной галеры, мучающий тех самых упырей, что вышли вместе с ним в зачарованный лес. Пробравшись чуть далее, ко входу в подземный мир, он снова попал в лапы ночных призраков, но упыри ещё раньше сказали ему пароли, на которые призраки отзывались. Когда ночные призраки снова принесли его в подземный мир, Картер рассказал упырям о судьбе их собратьев, и те, собрав свои силы и призвав больше ночных призраков, отправились к руинам и вызволили пленников. Спасённые упыри рассказали о небольшом острове, на котором находится гарнизон лунных тварей. После этого упыри приняли решение отправится туда и перебить всех обитателей острова, что и было сделано.

Окончание повести

И далеко-далеко, за вратами Глубокого Сна, за зачарованным лесом и садами, за Серенарианским морем и за сумеречными просторами Инкуанока, ползучий хаос Ньярлатотеп задумчиво вошел в ониксовый замок на вершине неведомого Кадата в холодной пустыне и принялся надменно упрекать добрых земных богов, чье упоительное веселье в чудесном закатном городе он так грубо прервал.

перевод О. Алякринского

После отражения атаки ещё одной чёрной галеры, упыри в знак благодарности выделили Картеру почётный эскорт из упырей и ночных призраков, который должен был перенести его через плато Ленг и сопровождать в самом Кадате. Этот план сработал, и Рэндольф Картер, смертный сновидец, оказался там, где не ступала нога человека. В исполинском ониксовом замке на вершине Кадата был освещён лишь один зал, куда и направился Картер. Там его встретил сам Ньярлатотеп, и рассказал, что город, освещённый закатным солнцем, есть ни что иное, как сумма того, что Картер видел и любил в юности. И настолько прекрасен он оказался, что боги земных снов покинули ониксовый замок, чтобы поселиться в том городе. И лишь потому Картеру будет позволено попасть туда, что только в его власти уговорить богов вернуться в ониксовый замок неведомого Кадата.

Ньярлатотеп объяснил Картеру, что он должен сделать, чтобы попасть в этот город. Но, как оказалось, слова его были обманом, и вместо закатного города Картер устремился в ту лишённую измерений бездну, где во мраке обитает безумный султан демонов Азатот. Однако, та память, что создала город его снов, те мечты, что наполнили его сиянием заката, позволили сновидцу спастись, и достичь этого чудесного города. После чего Рэндольф Картер вернулся в явный мир, пробудившись в своей спальне в Бостоне, понимая, что это и есть тот чудесный город.

Источники вдохновения[править | править вики-текст]

Течением своего извилистого сюжета повесть Лавкрафта напоминает не только некоторые работы Дансени, но и «Ватек» Уильяма Бекфорда (англ. Vathek, 1786). Некоторые исследователи, например, Уилл Мюррей (англ.) и Дэвид Шульц[4], считают, что основой для неё в творчестве самого Лавкрафта послужили наброски ненаписанного романа «Азатот (англ.)» (англ. Azathoth, 1922), однако основная идея в этих произведениях всё же значительного отличается. Если в «Азатоте» герой желает уйти в мир фантазий из своей скучной реальности, то в «Сомнамбулическом поиске…» Картер в итоге находит реальный мир значительно более интересным, чем до своих сновидческих странствий[5].

В то время, как влияние творчества Дансени на произведения из цикла Снов признаётся большинством исследователей, Роберт Прайс утверждает, что на боевые сцены в этой повести очевидно повлияли шесть вышедших к 1927 году романов из Марсианского (Барсумского) цикла Эдгара Райса Берроуза[6]. Однако следует заметить, что между Джоном Картером, отважным воином и спасателем принцесс, и Рэндольфом Картером, меланхоличным, тихим и созерцательным героем, который в схватке с врагами может рассчитывать лишь на помощь друзей, слишком мало общего[7]. Ещё Прайс видит параллели между «Сомнамбулическим поиском…» и «Удивительным Волшебником из Страны Оз» Лаймена Фрэнка Баума. Как Дороти преодолевает многочисленные препятствия на пути к Изумрудному городу, так и Картер пытается добраться до закатного города, а в финале обоих произведений главный герой понимает, что объект его/её поисков — это на самом деле воображаемая и идеализированная версия родного дома, куда сразу же и возвращается[6].

Также в повести можно проследить влияние романа «Мраморный фавн (англ.)» (англ. The Marble Faun, 1860) и рассказа «Большое каменное лицо (англ.)» (англ. The Great Stone Face, 1858) Натаниэля Готорна[8].

История написания и публикаций[править | править вики-текст]

Лавкрафт написал эту повесть в период своей возросшей творческой активности, наступивший после его возвращения из Нью-Йорка в Провиденс в 1926 году. Начал работу над новым сновидческим произведением он примерно в ноябре 1926[9], в декабре писал Августу Дерлету, что находится уже на 72-й странице[10], а закончил его 22 января 1927 года[5]. Ещё в процессе написания этой повести Лавкрафт относился к ней скептически, он не был уверен, что не уничтожит её, и тем более сомневался, что опубликует. Зато он рассматривал работу над объёмным «Сомнамбулическим поиском…» как полезную практику перед написанием в дальнейшем более удачных произведений в крупной форме[11]. Эта повесть объёмом почти в 43 тысячи слов, то есть уже будучи размером с небольшой роман, стала самым длинным из написанных Лавкрафтом произведений на тот момент[9].

Повесть по сути так и осталась черновиком романа, Лавкрафт не захотел её заканчивать и не давал никому из друзей её перепечатать. Лишь Роберт Барлоу[~ 3] позже выпросил у него этот текст и перепечатал половину, однако Лавкрафт ничего с этим фрагментом не делал, так никому при жизни не продав для публикации[5]. Но благодаря Барлоу текст повести сохранился, он позже передал её Дерлету[9]. Тот уже в 1943 опубликовал «Сомнамбулический поиск…» в составе сборника «Beyond the Wall of Sleep», совокупный тираж которого составил 1 217 экземпляров[13]. Позже Джоши откорректировал текст повести, в его редакции она вышла в сборнике «At the Mountains of Madness and Other Novels» в 1985 году.

На русском языке повесть впервые появилась в 1992 году, в одном издании с «Тарнсменом Гора» Нормана. Перевод, озаглавленный «Зов Кадафа неведомого», сделал С. Степанов, а внутренние иллюстрации для книги создали А. Бандурин и К. Канский[14]. Позднее появилось ещё несколько переводов и множество переизданий, повесть также публиковалась в журнале «Если»[15].

Литературное значение и критика[править | править вики-текст]

Повесть получила самые разные отзывы, некоторые критики, например, Джеймс Блиш, посчитали её худшим произведением Лавкрафта, другие же, наоборот, лучшей работой автора[16]. Лайон С. де Камп отметил, что несмотря на слабость сюжета и недоработанность повести, она увлекает уже благодаря изобретательности автора, который расточителен на оригинальные и красочные идеи; также де Камп отнёс «Сомнамбулический поиск…» к тому же ряду сновидческих произведений, что и фэнтезийные романы Джорджа Макдональда и книги Льюиса Кэррола об Алисе[9]. C.Т. Джоши также отмечает отличную фантазию автора и красочные описания различных чудес и ужасов, а очередное обращение Лавкрафта к стилистике Дансени называет скорее жестом прощания, нежели почтения[5]. Джоанна Расс (англ.) оценивала повесть как «очаровательная, но, к сожалению, не переписанная и не отполированная»[17].

В 1948 году Артур Кларк прислал Лорду Дансени номер журнала The Arkham Sampler (англ.) c «Сомнамбулическим поиском…». Дансени ответил: «я вижу, Лавкрафт позаимствовал мой стиль, но мне не жалко ему одолжить это»[18].

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Здесь и далее все имена и названия приводятся по переводу О. Алякринского.
  2. В оригинале название ночных призраков nightgaunts, и в разных переводах встречается варианты «ночные мверзи», «крылатые твари», «ночные бестии».
  3. Роберт Хейвард Барлоу (1918−1951) — друг Лавкрафта, переписывался с ним с 1931 года, перед смертью Говарда стал его литературным душеприказчиком[12].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Joshi & Schultz, 2004, p. 31
  2. Joshi & Schultz, 2004, p. 13
  3. Joshi & Schultz, 2004, p. 140
  4. Robert M. Price. The Azathoth Cycle. — 1st ed.. — Oakland, CA: Chaosium, 1995. — P. VII. — ISBN 1-56882-040-2.
  5. 1 2 3 4 Joshi, 1996, XVIII
  6. 1 2 Robert M. Price The Dream Quest of Brian Lumley (англ.) // Crypt of Cthulhu. — 1998. — В. 98.
  7. Jason Thompson. Dream Quest of Unknown Kadath (англ.). Lovecraft is Missing (09.02.2011). Проверено 26 июля 2015.
  8. Joshi & Schultz, 2004, p. 107
  9. 1 2 3 4 де Камп, 2008, глава «Живой Ктулху»
  10. H. P. Lovecraft. Selected Letters II: 1925-1929. — Arkham House, 1968. — P. 94-95. — ISBN 978-0870540295.
  11. Письмо Г. Ф. Лавкрафта У. Б. Талману, 19 декабря 1926 года
  12. де Камп, 2008, глава «Посмертный успех»
  13. Beyond the Wall of Sleep - Publication Listing (англ.). ISFDB. Проверено 24 июля 2015.
  14. Джон Норман «Мир Горра». Лаборатория Фантастики. Проверено 24 июля 2015.
  15. Говард Лавкрафт. В поисках неведомого Кадата // Если : журнал. — 1997. — № 2. — С. 1-69.
  16. Joshi & Schultz, 2004, p. 74
  17. Joanna Russ. Lovecraft, H(oward) P(hilips) // Twentieth-Century Science-Fiction Writers / Curtis C. Smith. — St. James Press, 1986. — ISBN 978-0-912289-27-4.
  18. Даррелл Швейцер, обзор Кита Аллана Дэниелса, «Arthur C. Clarke & Lord Dunsany: A Correspondence by Keith Allen Daniels». Weird Tales, DNA Publications, Fall 1998 (p. 9).

Литература[править | править вики-текст]

  • Л. Спрэг де Камп. Лавкрафт = Lovecraft: A Biography. — СПб.: Амфора, 2008. — 664 с. — (Главные герои). — 5000 экз. — ISBN 978-5-367-00815-9.
  • S. T. Joshi. H.P. Lovecraft: A Life. — Necronomicon Press, 1996. — ISBN 0-940884-88-7.  (англ.)
  • S. T. Joshi and David E. Schultz. An H. P. Lovecraft Encyclopedia. — Hippocampus Press, 2004. — 364 p. — ISBN 097487891X.  (англ.)

Ссылки[править | править вики-текст]