Сороки (праздник)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Со́роки
Со́роки
Обрядовое печенье «Жаворонки»
Тип народно-христианский
Иначе Жаворонки, Кулики, Заклички, Сорок сороко́в
также Сорок мучеников (церк.)
Значение встреча Весны
Установлен обрядность имеет древние дохристианские корни
Отмечается восточными и южными славянами
Дата 9 (22) марта
Празднование «закликают» Весну[1]
Традиции пекут «жаворонков»[2], выбирается семейный засевальщик
Связан с весенним равноденствием

Со́роки, Жа́воронки — день народного календаря у славян, приуроченный к дню памяти Сорока Севастийских мучеников в Русской православной церкви9 марта (22 марта). Согласно народному календарю, в этот день зима кончается — весна начинается, день с ночью меряется-равняется[3] (равноденствие).

Жаворонками (куликами, тетёрками) также называли печенье в виде птиц или солнца, выпекавшиеся к празднику.

Другие названия праздника[править | править вики-текст]

Со́роки, Сорок сороко́в, Со́роки святые, «Сорочини» (укр.), Равноденствие, Жаворонки, Именины жаворонка, Кулики[4], Тетёрочный день (каргопол.)[5], Сорок мучеников; белор. Саракі, Соракі, Сарака, Саракасвятыя, Сорак мучанікаў, Сорак пакутнікаў[6], серб. Младенци, Празник Четрдесет мученика, Дан мученика, Змщин дан, Змиjин дан[7][8]; болг. Младенци, Свето четирсет, Светото, Женска Цаца[9].

Ещё один распространённый тип названия праздника — «молодые», «молодожёны», «новобрачные». Названия этого типа (болг. и серб. Младенци) распространены у болгар (западная Болгария), сербов, македонцев, черногорцев[10][страница?].

Обряды праздника[править | править вики-текст]

Перед Албазинской иконой Божией Матери молятся о защите православных святынь, о благодарении Бога за всё, что Он дарует нам, при беременности, во время родов[11].

Название «Сороки» произошло от 40 севастийских мучеников, память которых совершается православными церквями в этот день, однако сам праздник с 40 мучениками не имеет ничего общего[12].

У русских повсюду существовала вера в то, что в этот день из тёплых стран[13] прилетают кулики и жаворонки и приносят с собой весну[14]. «9 марта — "кулик". В этот день "путящий" жаворонок должен прилететь. Бывает, что и раньше прилетают, но те не путящие, прилетит и следнеть [замёрзнет]. Под Сороки бабы ставили лепёшки и делали из них «куликов», подобие птиц, делают их в виде летящих с хохолками» (Орловская губ.)[4]. В Белоруссии и на Украине считали, что в этот день первые птицы возвращаются из Вырия[15] и ищут себе места для гнездования. В Гомельской области первых птиц так и называли «выреями»[15].

В этот день вторые[16][страница?] «Заклички» весны (по А. Афанасьеву[17] первые — 1 марта, третьи — 25 марта по ст. ст.).

По народным поверьям, хозяйство, в котором есть гнездо ласточки, будет счастливым[18].

На Сороки и на пятой неделе Великого поста[19], пекли «жаворонков»[2] (кое-где «куликов»[20], «воробушков»[15] или «орешки»[21]) из разной муки, в большинстве случаев с распростёртыми крылышками, как бы летящих, и с хохолками, а также птичек на гнёздышках. Гнёздышки с яичками тоже из теста. К изготовлению «жаворонков» охотно допускались дети. Когда жаворонки готовы, несколько птичек сажали на подоконник, а окно открывали. Кроме жаворонков из пресного теста пеклись большие блины и хорошо подсушивались; их звали «преснушками». Пекли жаворонков из кислого теста. Птичек раздавали детям, и те с криком и звонким смехом бежали «закликать» жаворонков, а с ними и весну. Для этого печёных жаворонков прикрепляли к длинным палкам и выбегали с ними на пригорки или насаживали птичек на плетни и, сбившись в кучу, что есть силы кричали[22]:

Жаворонки, прилетите,
Студёну зиму унесите,
Тёплу весну принесите:
Зима нам надоела,
Весь хлеб у нас поела!

(Воронеж. обл.)

Говорили: «Весна-красна, на чём пришла? — На сохе, на бороне, на овсяном снопу, на ржаном скирду»[23]. С куликами кувыркались на соломе и приговаривали: «Кулики-жаворонушки, летите у в одонушки, пашаничку клевать, куколь выбирать»[24]. Забираясь на сарай, забор или подбрасывая печенье, ребятня зазывала весну: «Солнышко-вёдрышко, выгляни в окошко. Солнышко, нарядись, Красное, покажись! Пошли нам, Господи, тёплого лета, урожайного года и побольше света!»[24].

Обряд «кликанья» весны сопровождался специальными песнями — веснянками[25].

После печёных птичек обычно съедают, а головки их скармливают скотине или отдают матери со словами: «Как жаворонок высоко летал, так чтобы и лён твой высокий был. Какая у моего жаворонка голова, так чтобы и лён головастый был»[26]. В Воронежской области жаворонков оставляли скоту, Богу, первому встречному, детям. В с. Петино Хохольского района пекли сорок жаворонков и все надо было раздать прохожим людям[24]. Куличи бросали через сарай. Считалось, куда упадёт кулич, в какую сторону укажет, туда девушка и выйдет замуж[23].

С помощью подобных птичек на Жаворонки выбирается семейный засевальщик. Для этого в жаворонок запекается монета, лучинка и пр., и мужчины, независимо от возраста, вытаскивают себе печёную птичку. Кому выпадает жребий, тот и разбрасывает первые пригоршни зерен во время начала посева[27].

В Каширском районе Воронежской области блины пекли, оладьи. Пышки делали как сороки, хвост кверху или типа крестика, а внутрь клали денежку на счастье[21].

Известные «заклички» порой поражают своей архаичностью, а одна из записей стала настоящей сенсацией, ибо в ней упоминается древнее имя одного из славянских языческих богов. Запись была сделана на Украине в Волынской области в 1965 году. В песне говорится о соловье, которого Дажьбог посылает исполнить ответственную миссию:

Оригинал[28]
Ой ти, соловейку, ти, раннiй пташку,
Ой, чого так рано з вир’їчка вийшов?
Не сам вийшов, Дажбог мене вислав
З правої ручейки, i ключики видав:
З правої ручейки — лiто вiдмикати,
З лiвої ручейки — зиму замикати <…>          

Перевод с укр.[29]
Ой ты, соловушка, ты, ранняя пташка,
Ой, что так рано с Вырия вышел?
Не сам вышел, Дажбог меня выслал
С правой рученьки, и ключик дал:
С правой рученьки — лето отмыкать,
С левой рученьки — зиму замыкать <…>

На Сороки хозяйки пекли из ржаной или овсяной муки сорок шариков («орехов») — «сороки святые — колобаны золотые»[30] и по одному шарику выбрасывают каждый день за окошко, приговаривая[31]:

Мороз, красный нос,
Вот тебе хлеб и овёс,
А теперь убирайся,
Подобру-поздорову!

Верили, что мороз, наевшись хлебных шариков, уйдёт до следующего года и не станет мешать в посевных весенних работах[11].

На Переяславщине[uk] в этот день девушки варили сорок вареников с творогом и угощали парней — «чтобы мороз любисток не побил»[32].

На Сороки сельские мальчишки выбегают рано босые на двор и стараются перебросить через кровлю сорок щепочек[33].

Сороки в Каргополье зовётся Тетёрочным днём: завивают, пекут кружевное тесто — в честь «солнышка-высоколнышка златокудрого» и весеннего равноденствия[5].

Очевидец этого праздника в Гомельском уезде в 1880-х годах этнограф З. Радченко вспоминала: «Девушки собираются вечером по окончании своих работ и становятся группами на берегу реки, а если нет реки или озера, то за деревней, на площадке, иногда же на взгорке. Эти группы устанавливаются на далеком расстоянии одна от другой; когда одна группа закончит свой куплет и едва стихает её последняя нота, тогда в отдалении другая группа продолжает свой куплет». Далее этнограф замечает: «Веснянки отличаются от всех других песен своим припевом, вроде ауканья (в середине песни), что звучит очень красиво, когда песня раздаётся в лесу, пронесётся по весеннему разливу и откликнется далеким эхом. Не указывает ли это на очень старинное происхождение веснянок?»[34].

В полесских сёлах спрашивали в этот день под окном: «Дзе твои куры несуцца?», на что надо было ответить: «Дома»[35].

У сербов в этот день принято убирать дом и двор, а мусор сжигать. Через огонь все домашние должны прыгнуть по три раза. В некоторых местностях юноши и девушки накануне собираются, после полуночи разжигают огонь, прыгают через него, поют и играют до зари. На заре все вместе идут набрать веток вербы, с которыми возвращаются домой. Придя домой, ударяют ветками всех домочадцев, приговаривая: «Чтобы был здоров, как бык, чтобы был быстр, как олень, чтобы был упитанным, как свинка, чтобы рос, как верба». В Алексинацком Поморавье в день Сорока мучеников люди с утра глотали по цветку кизила, приговоривая: «Пусть я буду здоров, как кизил[36]. В этот день молодые, прожившие совместно менее года — «младенци», в своём доме принимают гостей, которые приносят подарки, калачи (оладьи) из пшеничной муки, помазанные мёдом, стараются помочь советом и хвалят молодых. Калачи символизирует ладную и сладкую жизнь супругов. Хозяева показывают, своё мастерство и ловкость, как умеют принимать гостей, вести беседу. Все женщины в этот день пекут 40 калачей, но первые отдают молодым, и лишь затем детямвместо[37].

По представлениям жителей Карпато-Балканского региона, в этот день пробуждаются змеи и насекомые; у болгар сохранилось предание, что в этот день прилетают аисты, у македонцев — ласточки[10].

В Софийском округе Болгарии в день Сорока мучеников дети выходят за село с маленькими хлебцами и скатывают их с пригорка со словами: «Откатывайся, зима, прикатывайся, весна»[38].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Кликанье (закликание) весны // Российский Этнографический Музей
  2. 1 2 Жаворонки // Российский Этнографический Музей
  3. Приметы дня (На Со́роки день с ночью меряются. Зима кончается, весна начинается) осмысляют близость дня к точке весеннего равноденствия, аналогично приметам таких дней, как Спиридон-солноворот 12 (25) декабря / Тёмный день 9 (22) декабря, Кирилл-солноворот 9 (22) июня. Гагаузы утром во дворе каждого дома, под деревом или возле калитки, разжигали из «мусора» небольшой костёр с целью «согреть землю», через который перепрыгивали домочадцы. В обрядности дня 40 мучеников отражаются воззрения, связанные с инициальной магией (магией «первого дня») и числом 40. Считалось необходимым проделать в небольшом объёме все работы, чтобы в течение всего года сопутствовала удача. Воззрения, связанные с магией числа 40, распространены как у христиан, так и у мусульман [Квилинкова Е. Н.].
  4. 1 2 Агапкина, 2000, с. 248
  5. 1 2 Александров и др., 1999, с. 629
  6. Лозка, 2002, с. 77
  7. Агапкина, 2001, с. 359, 360
  8. Петровић, 1970, с. 218
  9. Плотникова, 1996, с. 22
  10. 1 2 Голант, 2007
  11. 1 2 Котович, Крук, 2010, с. 108
  12. Гальковский, 1916, с. 91
  13. Левкиевская, 2004, с. 422
  14. Сахаров, 1885, с. 38
  15. 1 2 3 Агапкина, 2000, с. 249
  16. Полуянов, 1998
  17. Афанасьев, 1995
  18. Гура, 2004, с. 86
  19. Если считать, что Пасха (Велик-день), как отражение Благовещенья, приходилась на 25 марта, то именно на пятую неделю поста выпадают Жаворонки.
  20. Пухова, Христова, 2005
  21. 1 2 Пухова, Христова, 2005, с. 79
  22. Максимов, 1903, с. 54–355
  23. 1 2 Пухова, Христова, 2005, с. 78
  24. 1 2 3 Пухова, Христова, 2005, с. 13
  25. Заклички весенние (веснянки) // РЭМ
  26. Шангина, 2003, с. 79
  27. Некрылова, 2007, с. 155
  28. Скуратівський, 1995, с. 80
  29. Перевод В. Лобачёва.
  30. Даль
  31. Мадлевская, 2005, с. 199
  32. Воропай, 1958, с. 172
  33. Некрылова, 2007, с. 152
  34. Соколова, 1979, с. 81
  35. Толстая, 2005, с. 231
  36. Антониjевиħ, 1971
  37. Агапкина, 1999, с. 493
  38. Агапкина, 1995, с. 349

Литература[править | править вики-текст]

  1. Весна / Т. А. Агапкина // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / Под общей ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Международные отношения, 1995. — Т. 1: А (Август) — Г (Гусь). — С. 348–352. — ISBN 5-7133-0704-2.
  2. Кизил / Т. А. Агапкина // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / Под общей ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Международные отношения, 1999. — Т. 2: Д (Давать) — К (Крошки). — С. 492–494. — ISBN 5-7133-0982-7.
  3. Агапкина Т. А. Младенци // Словенска митологија. Енциклопедијски речник / Редактори Светлана M. Толстој, Љубинко Раденковић. — Београд: Zepter book world, 2001. — С. 359–360. — ISBN 86-7494-025-0.  (серб.)
  4. Агапкина Т. А. Этнографические связи календарных песен. Встреча весны в обрядах и фольклоре восточных славян. — М.: Индрик, 2000. — 338 с. — ISBN 5-85759-108-2.
  5. Антониjевиħ Д. Алексиначко Поморавље // Српски етнографски зборник. Књ. 83. — Београд: С.А.Н.У., 1971.
  6. Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. В 3-х томах. — М.: Современный писатель, 1995. — 416 с. — ISBN 5-265-03309-2.
  7. Воропай О. Звичаї нашого народу. — Мюнхен: Українське видавництво, 1958. — Т. 1. — 310 с.
  8. Гальковский Н. М. Масленица. Сороки // Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси. — Харьков: Епархиальная типография, 1916. — Т. I. — С. 90–92. — 376 с.
  9. Голант Н. Г. Мартовский обрядовый комплекс румын и болгар в этнокультурной традиции карпато-балканского региона // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Санкт-Петербургский государственный университет. — СПб., 2007.
  10. Ласточка / Гура А. В. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / Под общей ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Международные отношения, 2004. — Т. 3: К (Круг) — П (Перепелка). — С. 85–88. — ISBN 5-7133-1207-0.
  11. Колоб // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.
  12. Золотые правила народной культуры / О. В. Котович, И. И. Крук. — Мн.: Адукацыя i выхаванне, 2010. — 592 с. — 3000 экз. — ISBN 978-985-471-335-9.
  13. Календарные обряды и обрядовая поэзия Воронежской области. Афанасьевский сборник. Материалы и исследования. – Вып. III / Сост.: Т. Ф. Пухова, Г. П. Христова. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 2005. — 249 с.
  14. Квилинкова Е. Н. Календарные обычаи и обряды гагаузов // Вести Гагаузии. — 2001. — № 9, 16, 23 октября.
  15. Ирей / Левкиевская Е. Е. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / Под общей ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Международные отношения, 2004. — Т. 3: К (Круг) — П (Перепелка). — С. 422–423. — ISBN 5-7133-1207-0.
  16. Лозка А. Ю. Беларускі народны каляндар. — Мн.: Полымя, 2002. — 238 с. — ISBN 98507-0298-2.  (белор.)
  17. Максимов С. В. Сороки // Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. — СПб.: Товарищество Р. Голике и А. Вильворг, 1903. — С. 354–356.
  18. Мадлевская Е. Л. Мороз // Русская мифология. Энциклопедия. — М.: Мидгард, Эксмо, 2005. — 784 с. — ISBN 5-699-13535-9.
  19. Месяцеслов // Пословицы русского народа, Даль В. И.
  20. Некрылова А. Ф. Круглый год. Русский земледельческий календарь. — М.: Правда, 1991. — 496 с. — ISBN 5-252-00598-6.
  21. Некрылова А. Ф. Русский традиционный календарь: на каждый день и для каждого дома. — СПб.: Азбука-классика, 2007. — 765 с. — ISBN 5352021408.
  22. Петровић П. Ж. Младенци // Српски митолошки речник. — Београд: Нолит, 1970. — С. 218. — 317 с. — (Библиотека Синтезе).  (сербохорв.)
  23. Полуянов И. Д. Деревенские святцы : По уст. нар. календарям / Научный редактор И. А. Кузьмин. — М.: Технологическая школа бизнеса, 1998. — 351 с.
  24. Русский народ. Будни и праздники. энциклопедия / Сост. И. И. Шангина. — СПб.: Азбука-классика, 2003. — 558 с. — ISBN 5-352-00650-6.
  25. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. — М.: Наука, 1981. — 608 с.
  26. Сахаров И. П. Сказания русского народа. Народный дневник. Праздники и обычаи. — СПб.: Издательство МГУ, 1885. — 245 с.
  27. Скуратівський В. Т. Дiдух. — К.: Освiта, 1995. — 272 с. — ISBN 5-330-02487-0.  (укр.)
  28. Соколова В. К. Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов XIX — начало XX в. Академия наук СССР, Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. — М.: Наука, 1979. — 286 с.
  29. Толстая С. М. Полесский народный календарь. — М.: Индрик, 2005. — 600 с. — ISBN 5-85759-300-X.

Ссылки[править | править вики-текст]