Социально-преобразующие инвестиции

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Социально-преобразующие инвестиции (инвестиции социального воздействия, импакт-инвестиции) относятся к инвестициям «в компании, организации и фонды с целью создания измеримого, общественно или экологически полезного воздействия, а также для получения финансовой отдачи»[1][2].

Социально-преобразующие инвестиции могут совершаться как на развивающихся, так и на развитых рынках, и «целевой диапазон доходов может варьировать от ниже рыночного до выше рыночного», в зависимости от обстоятельств. Инвестиции социального воздействия, как правило, ведут своё начало от социальных вопросов или экологических проблем. Импакт-инвесторы стремятся разместить капитал в предприятия, некоммерческие организации и фонды, деятельность которых нацелена на позитивные преобразования в общественно-значимых областях[3].

Наиболее распространённой формой импакт-инвестирования является заёмное или долевое финансирование[4], среди других форм: инвестирование через частные капиталовложения/венчурный капитал, инвестирование с фиксированной доходностью[en].

Типичными и самым распространёнными объектами социально-преобразующего инвестирования являются социальные предприятия. В импакт-инвестировании используются различные, подчас довольно сложные, финансовые инструменты, в частности, действующие по принципу оплаты за результат. На 2019 год наиболее популярным инструментом импакт-инвестирования являются зелёные облигации[en]: их ежегодный выпуск составляет 230 млрд долларов США[5].

Для защиты инвесторов от рисков создаются специальные организационно-правовые формы социальных предприятий, предусматривающие контроль приоритета социальной миссии, обязательную социальную/экологическую отчётность, а при необходимости — блокировку активов. Другие инструменты контроля и оценки эффективности адресатов социально-преобразующих инвестиций — различные системы рейтингования и сертификации, обеспечивающие независимую экспертную оценку результативности их деятельности. Благодаря этим мерам, импакт-инвестирование в среднем характеризуются сопоставимыми рисками и доходностью, что и традиционное инвестирование[4].

Отсутствие единой метрики или методики оценки эффективности социально-преобразующих инвестиций ограничивает рост этого рынка. В итоге выбор той или иной модели и показателей оценки эффекта подчас оказывается ключевым фактором для подтверждения результативности[4].

В ряде стран государство оказывает законодательную поддержку импакт-инвесторам, вводя для них налоговые льготы. В некоторых юрисдикциях (Великобритания, Япония, Австралия) к социально-преобразующей инвестиционной деятельности допущены пенсионные фонды[4].

Понятие[править | править код]

Приблизительно к 2007 году сложился термин «инвестиции воздействия» — обозначивший подход сознательного учёта нематериальных активов наряду с материальными, финансовыми[6]. Приверженность измерению социальных и экологических показателей, с той же строгостью, что и финансовых, является обязательным атрибутом импакт-инвестирования[7].

Место импакт-инвестирования в ряду смежных видов деловой активности и их характеристики

На оси степени учёта прибыли и социального воздействия, где слева находится только учёт прибыли (традиционное инвестирование), а справа — традиционная благотворительность (максимально быстрое и «точечное» социальное воздействие, не предполагающее возврата понесённых затрат) социально-преобразующее инвестирование располагается между социально ответственным инвестированием и венчурной филантропией (см. схему). Таким образом, импакт-инвестирование подразумевает окупаемое и, следовательно, устойчивое воздействие, сфокусированное на социальном результате. От социально ответственного инвестирования оно отличается большей нацеленностью на решение социальных и экологических проблем. Результат такого воздействия является такой же важной целью инвестирования, как и финансовый результат. Это предполагает необходимость оценки и измерения полученного социального (экологического) результата. В свою очередь, венчурная филантропия, при той же сфокусированности на социальных преобразованиях, отличается от импакт-инвестирования готовностью к отказу от прибыли[8].

Более широким понятием, по сравнению с импакт-инвестированием, является ESG-инвестирование[en] (англ. Environmental, social and corporate governance)[8]. Оно предполагает инвестирование в компании, одновременно удовлетворяющие трём условиям:

  1. высокий уровень сохранения окружающей среды;
  2. культивирование хороших взаимоотношений с клиентами, сотрудниками, деловыми партнёрами и местным сообществом;
  3. следование передовым практикам корпоративного управления[8].

История[править | править код]

Исторически, регулирование и, в меньшей степени, филантропия — представляли собой попытку минимизировать негативные социальные последствия предпринимательской деятельности. Однако, история сохранила примеры отдельных инвесторов, использовавших социально ответственное инвестирование для выражения своих ценностей. Такое инвестиционное поведение выражалось, как правило, в стремлении избегать инвестирования в предприятия или виды деятельности, влекущие негативные последствия[9].

В 1984 году была основана US SIF: The Forum for Sustainable and Responsible Investment (US SIF[en], до 2011 года — Social Investment Forum) — международная ассоциация индустрии устойчивого развития, со штаб-квартирой в Вашингтоне[10].

В 1990 году американским консультантом Эми Домини[en] был введён Domini 400 Social Index[en] — индекс капитализации компаний, следующих принципам социальной ответственности[10].

В 1990-е годы Джед Эмерсон выступает за смешанно-ценностный подход, согласно которому фондам следует направлять пожертвования в соответствии со своей миссией, а не со стратегией получения максимальной финансовой прибыли, как это было принято ранее[11].

Одновременно при оценке деятельности корпораций, как изнутри, так и снаружи, стали учитываться такие аспекты как предотвращение загрязнения окружающей среды[en], корпоративная социальная ответственность, получила распространение концепция тройного критерия[12]. В 2000 году Барух Лев из Бизнес-школы Штерна[en], сопоставил идеи о нематериальных активах в книге с одноимённым названием (Intangibles: Management, Measurement, and Reporting), поспособствовав их дальнейшему развитию[13].

Логотип инициативы PRI (Principles for Responsible Investment)

В 2006 году при поддержке ООН была создана международная сеть инвесторов PRI[en] (Principles for Responsible Investment), придерживающихся 6 принципов ответственного инвестирования. Эти принципы провозглашают верность идеалам ESG-инвестирования и их всемерное распространение. Совокупные активы под управлением подписантов оцениваются в 4 трлн долларов[10].

В 2007 году Фонд Рокфеллера совместно с крупнейшими инвестиционными банками ввёл в обращение термин «импакт-инвестиции»[14]. В том же году Европейский инвестиционный банк выпустил первые зелёные облигации, а через год такую облигацию выпустил Мировой банк[10].

В 2009 году была создана GIIN — ассоциация главных игроков рынка импакт-инвестирования. GIIN запустила IRIS (Impact Reporting and Investment Standards) — систему критериев для оценки социального и экологического воздействия. Bloomberg на регулярной основе начинает освещение новостей сферы устойчивого развития[10].

В 2010 году была выпущена первая социальная облигация (SIB), в 2011 введена глобальная система рейтингования импакт-фондов организаций (GIIRS), ещё через год Morgan Stanley запустила платформу «Investing With Impact», а в 2013 году в Великобритании открылась первая социальная биржа. В 2015 году ООН приняла цели устойчивого развития[10].

В 2019 году рынок импакт-инвестиций установил рекорд (502 млрд долларов), как и рынок зелёных облигаций (230 млрд долларов)[10].

Рынок импакт-инвестирования[править | править код]

Число фондов, практикующих инвестиции социального воздействия сильно выросло в 2000—2010-е годы. Рост инвестиций социального воздействия частично объясняется критикой традиционных форм благотворительности и международного сотрудничества, которые характеризуются как неустойчивые и зависимые от целей — или прихотей — соответствующих доноров[15]. Доклад исследовательской фирмы Monitor Deloitte[en] от 2009 года содержал прогноз, что эта индустрия может вырасти с 50 миллиардов долларов (в активах) до 500 миллиардов в течение следующего десятилетия[16].

Этот прогноз оправдался: по данным GIIN, капитализация глобального рынка импакт-инвестиций на конец 2018 года составила 502 млрд долларов (без учёта средств индивидуальных инвесторов и средств, привлечённых через зелёные облигации). К этому времени на рынке импакт-инвестиций присутствовало 1340 игроков. Большинство из них представляют собой небольшие организации, хотя встречаются инвесторы, управляющие очень крупными инвестиционными портфелями, например, крупные американские финансовые группы. Медианный объём фонда импакт-инвестирования составляет 29 млн долларов, средний объём — 452 миллиона[8]. 51 % активов приходится на организации, управляющие капиталом или фондами, 27 % — на финансовые институты развития (нацеленные на обеспечение устойчивого роста национальной экономики и находящиеся, как правило, под контролем и управлением национальных правительств), 12 % — на прочие финансовые институты (включая банки), 6 % — на пенсионные фонды, 2 % — на прочие фонды, 0,4 % — на семейные офисы и только 0,2 % — на инвестиционные компании (остальные 2 % активов приходятся на организации других типов)[17].

Примеры за последнее десятилетия включают в себя множество инвестиций в микрофинансирование, финансовые и экологически чистые технологии. В результате опроса 266 импакт-инвесторов, проведённого GIIN, была получена информация о поддержке ими тех или иных отраслей и сфер экономики[18][19]:

Отрасль (сфера) экономики Доля от общего числа опрошенных инвесторов (%) Доля активов под управлением опрошенных инвесторов (%)
Энергетика 47 15
Микрофинансирование 31 13
Финансовые услуги
(кроме микрофинансирования)
40 11
Продовольственное и сельское хозяйство 58 10
Строительство 39 7
Вода, санитария и гигиена 24 7
Здравоохранение 42 6
Лесничество 16 5
Образование 40 4
Инфраструктура 19 4
Информационные и коммуникационные технологии 24 2
Производство 18 2
Искусство и культура 7 0,1
Другое
(коммерческая недвижимость, розничная торговля,
развитие сообществ и многоотраслевое распределение)
51 15

Капитал инвестирования и формы предприятий[править | править код]

Капитал импакт-инвестирования может заключаться в различных формах, включая собственный капитал, заёмный, оборотный капитал, кредитные гарантии[15].

Организации, получающие капитал в виде импакт-инвестиций могут иметь разную юридическую форму: коммерческую, некоммерческую или гибридную. Для повышения привлекательности социальных предприятий как объектов инвестирования в разных странах были разработаны специальные организационно-правовые формы таких предприятий. Они предполагают дополнительные условия и ограничения деятельности социальных предприятий: ограничение или запрет распределения прибыли, обязательную регулярную отчётность о ходе выполнения социальной миссии, приоритет достижения уставных социальных целей перед интересами акционеров, а также некоторые дополнительные возможности, например, привлечение пожертвований наравне с благотворительными организациями[20].

Примерами таких специальных организационно-правовые форм предприятий могут служить: B-корпорации[en] (корпорации общественного блага) и низкоприбыльные компании с ограниченной ответственностью[en] (L3C) в США, компании с общественными интересами[en] (Community Interest Company, CIC) в Великобритании или компании содействия обществу[en] (Community Contribution Company, CCC) в Канаде[21][17][20].

Импакт-инвестирование и краудфандинг[править | править код]

Импакт-инвестирование отличается от деятельности краудфандинговых платформ, таких как Indiegogo или Kickstarter, поскольку инвестиции социального воздействия — это, как правило, долговые или долевые инвестиции, превышающие 1000 долларов США — с более чем традиционными для венчурного капитала сроками выплат — и «стратегия выхода» (традиционное первичное публичное размещение (IPO) или выкуп «стартапа» в коммерческом секторе) может отсутствовать. Хотя некоторые социальные предприятия являются некоммерческими организациями, инвестиции социального воздействия, как правило, предполагают получение прибыли, а также следование социальной или экологической миссии компании.

Инструменты импакт-инвестирования[править | править код]

Как правило, инструменты рынка импакт-инвестиций — это обычные долговые и долевые финансовые рыночные инструменты, адаптированные под нужды социальных предприятий. Они могут предоставляться на льготных, более мягких условиях, например, по более низким процентным ставкам, или с более длительным сроком займа. Среди таких инструментов можно выделить[22][23]:

  • Квазикапитал (участие в прибыли)
  • Промежуточное финансирование
  • Инвестиции в доли и акции социальных предприятий
  • Облигации (социальные, зелёные, облигации развития)
  • Долговые инструменты (залоговые и беззалоговые кредиты, займы, конвертируемые займы)
  • Смешанное финансирование (комбинация долгового, грантового финансирования, государственных или банковских гарантий)

Ключевым финансовыми инструментами в социальном инвестировании являются зелёные и социальные облигации[24][25].

Измерение социального и экологического воздействия[править | править код]

В настоящее время (2020 год) единый подход к измерению социальных и экологических результатов импакт-инвестиций отсутствует. Эта проблема является ключевой для рынка таких инвестиций. Аналитики вынуждены опираться на количественные (валовые) показатели: число бенефициаров, число созданных рабочих мест и т.д., но они не дают полной картины достигнутых результатов. Разработаны некоторые стандарты измерений, например[26]:

  • Стандарты импакт-ивестирования и отчётности — IRIS (Impact Reporting and Investment Standards), разработанные GIIN. Всего разработано более 400 стандартных показателей по различным отраслям: сельское хозяйство, образование, здравоохранение, энергетика, экология, финансовые услуги, строительство жилья, водные ресурсы, утилизация мусора и др.
  • Цели устойчивого развития ООН (ЦУР) - стандартный набор из 169 показателей по 17 целям, по каждой из которых оцениваются количественные результаты. Например по ЦУР 1 «Здоровье и благополучие» в расчёт берутся такие показатели, как количество людей, получивших более качественные медицинские услуги, снижение стоимости стандартных медицинских услуг и др. Эта система оценок набирает популярность.
  • Делаются попытки учитывать в оценках влияние достигнутых результатов на жизнь людей в более отдалённой перспективе: 5, 10 или 20 лет[26].

В проекте Impact Management Project заняты около 2000 специалистов. Они решают проблему оптимизации и унификации системы измерения, что позволит также решить задачу прогнозируемого управления воздействием (импактом). В своей работе исследователи применяют новейшие подходы и технологии. Например, фонд Acumen проводит оптимизацию данных, используемых при анализе (lean data); накоплен определённый опыт работы с блокчейном[26].

Эти метрики успешно внедряются в среде импакт-инвесторов, но пока ни одна из них не получила решающего признания, многие инвесторы пользуются двумя-тремя системами: 72 % опрошенных используют ЦУР, 48 % — IRIS, 33 % — наработки Impact Management Project[26].

Институциональное социально-преобразующее инвестирование[править | править код]

Институциональные инвесторы[править | править код]

Инвестиции социального воздействия различают по классам активов и по объёму инвестиций. Среди самых известных — прямые инвестиции или венчурный капитал. «Социальный венчурный капитал[en]» или так называемый «терпеливый капитал», — импакт-инвестиции, структурированные аналогично любому другому венчурному капиталу. Инвесторы могут играть активную роль наставников или вести компанию к процветанию,[27] подобно тому, как венчурная фирма способствует росту компании на ранней стадии. Хедж-фонды и фонды частного акционерного капитала также могут следовать стратегии импакт-инвестирования.[28]

Существуют также «акселераторы» импакт-инвестирования, занимающиеся посевными и ранними венчурными инвестициями. Схожие с бизнес-акселераторами для традиционных стартапов, акселераторы импакт-инвестирования предоставляют меньшие объёмы капитала, чем обычно принято на первом раунде финансирования или в случае крупных инвестиционных сделок.[29] Большинство импакт-инвестирующих ускорителей представляют собой некоммерческие организации, привлекающие гранты от крупных доноров на оплаты услуг по развитию бизнеса; однако, коммерчески ориентированные ускорители гарантируют инвестиционную готовность и предоставление консультационных услуг для привлечение капитала.

Крупные корпорации также формируются в качестве мощных механизмов для социально-преобразующих инвестиций. Компании, стремящиеся создавать общие ценности через развитие новых продуктов/услуг, или преобразующие свою деятельность в позитивном ключе, начинают привлекать импакт-инвестиции в производственно-сбытовые цепи, в частности, в цепи поставок.[30]

Многие финансовые институты развития, такие как британская Корпорация развития Содружества или норвежский фонд Norfund, также можно отнести к импакт-инвесторам, поскольку они выделяют часть своего портфеля на активы, обеспечивающие финансовые, а также социальные или экологические выгоды[31].

Участие фондов в инвестировании миссий[править | править код]

Инвестирование миссии — это инвестиции фондов и других целевых организаций для последовательного и стабильного достижения ими филантропических целей.[32] Такое инвестирование включает в себя любой тип инвестиций, предназначенных как для создания значимого социального или экологического эффекта, так и для получения финансовой отдачи:

  • Программное инвестирование (PRI) или другое льготное (ниже рынка) инвестирование, применяется в основном для достижения программных, а не финансовых целей. Эта категория включает в себя грантовую поддержку, капитализацию (акционирование), субординированные кредиты, займы, денежные депозиты на условиях ниже рыночных и кредитные гарантии. Для частных фондов PRI рассчитывают из 5 % годовых.
  • Рыночное инвестирование (МРТ) должно, по законам рынка, генерировать финансовую отдачу, сравнимую с отдачей от обычных инвестиций аналогичного типа и степени риска. Рыночные инвестиции призваны оказать позитивное воздействие, одновременно способствуя долгосрочной финансовой стабильности и росту накоплений. В эту категорию входят банковские депозиты с рыночной ставкой, инструменты фиксированной доходности (облигации), частный капитал и акционерный капитал (акции)[33].

Частные инвесторы[править | править код]

Социально-преобразующее инвестирование исторически происходило через механизмы, ориентированные на институциональных инвесторов. Однако, существуют способы осуществления импакт-инвестирования и для частных инвесторов.

Биржевые фонды[править | править код]

Биржевые инвестиционные фонды, такие как SPDR Gender Diversity ETF из State Street Global Advisors, котируются на бирже и, следовательно, доступны любому владельцу брокерского счёта. Morgan Stanley Capital International[en] предлагает 11 экологических, социальных и управленческих индексов ETF, включая популярные низкоуглеродный индекс и индекс устойчивости.[34]

Синдикат или совместное инвестирование[править | править код]

Существуют группы бизнес-ангелов сосредоточенных на воздействии, когда частные инвесторы объединяются и выступают в виде синдиката. В качестве примеров можно привести группу Investors' Circle в США,[35] Clearly Social Angels в Великобритании[36] или Toniic в Европе.[37]

Цифровые платформы микрофинансирования[править | править код]

Также существуют Инвестиционные веб-площадки, предлагающие сравнительно низкую стоимость инвестирования. Поскольку сделки с акциями могут быть чрезмерно дорогими для небольших транзакций, на этих платформах преобладают микрофинансовые ссуды, а не инвестиции в акционерный капитал. Интернет-сервис MyC4, основанный в 2006 году, позволяет розничным инвесторам получить кредит для малого бизнеса в африканских странах через местных посредников. Microplace[en] был одним из первых поставщиков таких услуг в Соединённых Штатах, этот сервис прекратил принимать новые кредиты в 2014 году, заявив, что результаты «не масштабировались до широкомасштабного социального воздействия, к которому мы стремимся».[38]

Инвестиции социального воздействия в Азии — это растущий сектор, в котором в настоящее время находится много фондов. Однако, до сих пор многие компании страдают от недостатка надёжных каналов инвестиций.

Сдерживающие факторы и перспективы[править | править код]

Для развития рынка импакт-инвестиций необходимо гармоничное и скоординированное развитие четырёх факторов: предложение со стороны импакт-инвесторов, спрос со стороны социальных предпринимателей, эффективность посредников и помощь со стороны государства[39].

Наилучшая ситуация на этом рынке складывается с предложением: импакт-инвестиции к своему инвестиционному портфелю добавили такие крупные игроки, как Bain Capital, BlackRock, Credit Suisse, Goldman Sachs, JPMorgan Chase[39].

В ряде стран государство оказывает поддержку этому виду деловой активности: например в Великобритании, Японии, Австралии пенсионные фонды имеют право участвовать в импакт-инвестировании[39]. Также в некоторых странах государство предоставляет импакт-инвесторам налоговые и другие льготы, законодательно закрепляет понятие «социальное предпринимательство», создаёт для социальных предпринимателей специальные организационно-правовые формы, учреждает государственные фонды импакт-инвестиций[40].

В качестве позитивного признака созревания рынка социально-преобразующих инвестиций можно рассматривать и появление посреднических организаций и платформ[41]. Посредники могут обеспечить коммуникацию между импакт-инвесторами и социальными предпринимателями (социальные биржи, брокеры и платформы), выдавать социальным предпринимателям гранты на прединвестиционную подготовку (фонды подготовки к инвестициям), организовывать акселераторы, консультировать, помогать в разработке проектов, обучать, сертифицировать инвесторов, получателей инвестиций или инструменты инвестирования[40]. Однако, по состоянию на 2020 год, такие посреднические структуры в основном обслуживают только крупных инвесторов: фонды, состоятельных частных лиц, семейные офисы. В то же время, наблюдается высокий спрос на подобные услуги со стороны частных инвесторов, располагающих небольшими инвестиционными ресурсами. Согласно материалам доклада, подготовленного глобальной сетью TONIC, 43 % посредников и консультантов работают исключительно с импакт-инвестициями, остальные 57 % рассматривают импакт-инвестиции как часть более традиционного портфеля[41].

Главная же сдерживающая диспропорция: недостаток инвестиционно привлекательных социальных и экологических проектов, при значительном числе потенциальных инвесторов, готовых предоставить свой капитал для их поддержки. Причина несоответствия в слабой подготовке большинства социальных предпринимателей, неспособных разработать устойчивую бизнес-модель своего проекта, что обуславливает высокие инвестиционные риски. Социальные предприниматели зачастую не имеют опыта бизнеса, в отличие от потенциальных инвесторов, у этих групп разная деловая культура, различные ожидания от сотрудничества, что выливается в непонимание и невозможность эффективного взаимодействия. Данная проблема решается обучением социальных предпринимателей основам ведения бизнеса и дальнейшей их подготовкой к работе с импакт-инвесторами. Например, в Великобритании вторую задачу решают специально создаваемые фонды[42].

Влияние этих факторов варьирует в зависимости от региона, в частности, инвесторы США и Канады испытывают недостаток государственной поддержки, а инвесторы Западной Европы указывают на дефицит качественных исследований в этой области. Сложная ситуация на рынках Юго-Восточной Азии, где низкий уровень измерения социального и экологического воздействия усугубляется нехваткой инвестиционного капитала и квалифицированных специалистов[43].

Критика и стереотипы[править | править код]

Широко распространено мнение о несовместимости максимизации доходности и социального эффекта. Однако исследование, проведённое Morgan Stanley в 2015 году, показало, что большинство инвесторов, держащих в своих портфелях компании с социальной миссией, достигают даже более высокой доходности и сталкиваются с меньшей волатильностью, чем обычные фонды акций. Исследование Morgan Stanley 2019 года, где было рассмотрены данные по 11 тысячам паевых фондов за 2004—2018 годы, подтвердило эти выводы. Сведения, полученные GIIN в результате опроса инвесторов, также согласуются с результатами Morgan Stanley: полное удовлетворение социальным эффектом и финансовым результатом отметили 82 % и 76 % респондентов соответственно, а 15 % опрошенных заявили, что финансовая и социальная отдача превзошла их ожидания[44].

Другими мишенями для критиков социально-преобразующего инвестирования являются недостаточное понимание механизмов социального воздействия и слабые навыки его измерения[43].

Наконец, импакт-инвестирование могут дискредитировать недобросовестные компании, так называемые «гринвошеры» (англ. green washing) и «импакт-вошеры» (англ. impact washing), не ведущие реальной экологической или социальной деятельности, но заявляющие о ней с целью получения покупательской лояльности и роста продаж. Противодействием такого рода компаниям могут служить системы сертификации экологических и социальных предприятий, а также унификация подходов к оценке экологического или социального эффекта[43].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Introducing the Impact Investing Benchmark. The Global Impact Investing Network & Cambridge Associates. Дата обращения: 14 марта 2017. Архивировано 2 сентября 2016 года.
  2. 2017 Annual Impact Investor Survey. The Global Impact Investing Network. Дата обращения: 14 марта 2017. Архивировано 2 сентября 2016 года.
  3. Lessons Learned from Microfinance for the Impact Investing Sector (недоступная ссылка). Impact Investing Policy Collaborative (IIPC). Impact Investing Policy Collaborative (IIPC) (2013). Дата обращения: 16 декабря 2013. Архивировано 17 декабря 2013 года.
  4. 1 2 3 4 Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 4.
  5. Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 4, 20.
  6. The State and Future of Impact Investing. Forbes (23 февраля 2012). Дата обращения: 14 августа 2014.
  7. Phil DeMuth. Is 'Impact Investing' Just Bad Economics?. Forbes (22 апреля 2014). Дата обращения: 9 сентября 2020.
  8. 1 2 3 4 Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 5.
  9. Hayat, Usman. Impact investing: making money the charitable way, Financial Times (4 ноября 2012). Дата обращения 14 августа 2014.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 6.
  11. Billy Parish Mosaic Conversations: Jed Emerson and the Emerging Impact Investment Ecosystem (недоступная ссылка). Mosaic. Mosaic Inc (август 2012). Дата обращения: 15 декабря 2013. Архивировано 31 июля 2016 года.
  12. Bugg-Levine, Anthony. Impact Investing: Transforming How We Make Money While Making a Difference (англ.). — 1. — John Wiley & Sons. — ISBN 0470907215.
  13. Transcript from Intangible assets by Baruch Lev
  14. Саймон, 2020, с. 39—40.
  15. 1 2 Impact investing for sustainable development (недоступная ссылка). Partners Global. Partners Global. Дата обращения: 16 апреля 2015. Архивировано 15 июня 2015 года.
  16. Jessica Freireich and Katherine Fulton Investing for Environmental and Social Impact (PDF) (недоступная ссылка). Monitor Institute. Monitor Institute (январь 2009). Дата обращения: 15 декабря 2013. Архивировано 30 марта 2017 года.
  17. 1 2 Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 10.
  18. Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 11.
  19. Annual Impact Investor Survey (Executive Summary), 2019, с. 2.
  20. 1 2 Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 16.
  21. Bob Sherwood. Social enterprise start-ups blossom. Financial Times (4 августа 2011). Дата обращения: 8 октября 2014.
  22. Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 18.
  23. Кулькова, Дадаева, 2018, с. 166.
  24. Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 20—25.
  25. Денисов Сергей, Джазовская Ирина. Развитие преобразующих инвестиций в России // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Экономические науки : журнал. — 2017. — № 2. — С. 53—61. — doi:10.21685/2309-2874-2017-2-6.
  26. 1 2 3 4 Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 9.
  27. Financial Advisor Magazine Wealthy Attracted To Impact Investing. NASDAQ. NASDAQ (2 июня 2010). Дата обращения: 15 декабря 2013.
  28. Lemke, Lins, Hoenig and Rube, Hedge Funds and Other Private Funds, § 6:43 (Thomson West, 2013)
  29. Baird, Ross. Bridging the "Pioneer Gap": The Role of Accelerators in Launching High-Impact Enterprises, Aspen Institute (1 июня 2013). Архивировано 17 апреля 2016 года. Дата обращения 8 октября 2014.
  30. Unpacking the Impact in Impact Investing. SSIR. Дата обращения: 14 июля 2015.
  31. Impact investing how it works. Investopedia. Дата обращения: 14 июля 2015.
  32. Berliner, Peter About Mission Investing. Mission Investors Exchange. Дата обращения: 19 ноября 2014.
  33. Berliner, Peter. The Many Forms of Impact Investing // Community Foundation Field Guide to Impact Investing. — 2013. — Сентябрь.
  34. Sullivan, Paul. In Fledgling Exchange-Traded Fund, Striking a Blow for Women, The New York Times (4 марта 2016). Дата обращения 17 декабря 2016.
  35. Field, Anne. Investors' Circle Continues Its Upward Spiral, Forbes (1 апреля 2013). Дата обращения 8 октября 2014.
  36. Cohen, Norma. Making good and doing good, The Financial Times (22 марта 2013). Дата обращения 8 октября 2014.
  37. Say, My. 5 Key Trends In Impact Investing, Forbes (5 февраля 2013). Дата обращения 8 октября 2014.
  38. The Future of Microplace (недоступная ссылка). Microplace. Дата обращения: 1 октября 2015. Архивировано 6 сентября 2015 года.
  39. 1 2 3 Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 12.
  40. 1 2 Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 13.
  41. 1 2 Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 14.
  42. Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 15.
  43. 1 2 3 Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 17.
  44. Мировой опыт развития импакт-инвестиций, 2020, с. 8.

Ссылки[править | править код]

Литература[править | править код]