Союз-25

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Союз-25
Общие сведения
Страна
Организация Космическая программа СССР
Полётные данные корабля
Название корабля Союз-25
Ракета-носитель Союз-У
Полёт Союза № 25
Стартовая площадка Байконур площадка 1
Запуск 9 октября 1977
02:40:35 UTC
Посадка корабля 11 октября 1977
03:25:20 UTC
Место посадки 185 км северо-западнее Целинограда
Длительность полёта 2 сут 00 ч 44 мин 45 с
Количество витков 32
Пройденное расстояние 1,343 млн км
Апогей 258,1 (357,5) км
Перигей 198,5 (344,6) км
Наклонение 51,66 (51,62)°
Период обращения 88,79 (91,36) мин
Масса 6,860 т
NSSDC ID 1977-099A
SCN 10401
Полётные данные экипажа
Членов экипажа 2
Позывной «Фотон»
Посадка 2
Место посадки 185 км северо-западнее Целинограда
Длительность полёта 2 сут 00 ч 44 мин 45 с
Количество витков 32
Стыковка Стыковка отменена
Расстыковка Стыковка отменена
Связанные экспедиции
Предыдущая Следующая
Союз-24 Союз-26

«Союз-25» — пилотируемый космический корабль серии «Союз».

Параметры полёта[править | править код]

  • Масса аппарата — 6,860 т;
  • Наклонение орбиты — 51,66 (51,62)°.
  • Период обращения — 88,79 (91,36) мин.
  • Перигей — 198,5 (344,6) км.
  • Апогей — 258,1 (357,5) км.

Экипаж[править | править код]

Основной экипаж
Дублирующий экипаж
Резервные экипажи

Описание полёта[править | править код]

Программа полёта предусматривала стыковку корабля «Союз-25» с орбитальной станцией «Салют-6», которая была выведена на орбиту 29 сентября 1977 года. Экипаж «Союз-25» должен был стать экипажем первой долговременной экспедиции на борту станции «Салют-6».

«Салют-6». КК «Союз-25» пытался причалить к стыковочному узлу, расположенному на переходном отсеке

Космический корабль «Союз-25» пытался причалить к стыковочному узлу, расположенному на переходном отсеке. Из-за того, что ориентация станции не соответствовала нормальному положению, режим стыковки проходил в ручном режиме. Командир В. В. Ковалёнок вспоминал:

Валерий показывает на перекрестие визира и видеоконтрольное устройство телевизионной системы и поднимает большой палец — всё идёт отлично. Ждём касания… Ощущаем толчок. Ждём желанного зелёного транспаранта: «Механический захват». Вместо него загорелся другой: «Отвод». Стыковки не произошло. Принимаем решение повторить её. <…> Но и на этот раз всё повторилось: соударение и страшная надпись на транспаранте: «Отвод». <…> И снова взялся за ручки управления. Режим сближения был организован просто идеально. Корабль шёл на станцию с нулевыми боковыми и угловыми скоростями. Не было даже необходимости держаться за ручки управления. <…> У меня же кошки скребли на душе: два предыдущих режима были такими же, но сцепки не произошло. По какой-то причине, думал я, защёлки стыковочного механизма не проходят в приёмное гнездо стакана конуса…

В подтверждение моих мыслей после третьего соударения корабль стал отходить от станции: пружины стыковочного механизма оттолкнули нас. Затормозить корабль было нечем: топливо в основной системе выработано. <…> Земля поинтересовалась положением станции. Я вплыл в бытовой отсек и глазам своим не поверил: «Салют-6» — в 8—10 метрах от нашего корабля. Такая близость опасна. Дело в том, что по законам небесной механики два тела, побывавшие вместе, то есть в составе одной массы, после расхождения могут встретиться в определенной точке снова, если гравитационные силы будут действовать на «стягивание». Алексей Елисеев в течение двух витков выяснил, на сближение или на расхождение действуют эти силы, но они, к счастью, разводили наши объекты. Мы стали готовиться к посадке

«Родина крылья дала»[1]

Полёт был прерван, и космонавты вернулись на Землю. Истинную причину неудачи стыковки установить так и не удалось[2]. Стыковочный узел «Союза-25» сгорел в плотных слоях атмосферы при посадке космического корабля.

В. С. Сыромятников пишет[3]:

10 октября, успешно выполнив все дальние манёвры сначала по командам с Земли, а затем автоматически при помощи радиолокатора «Игла», «Союз-25» сблизился с «Салютом-6» до расстояния в 150 метров, а относительная скорость уменьшилась до одного метра в секунду. При таких параметрах действие орбитальной механики ослабло настолько, что можно было летать по-самолётному, почти как в земной атмосфере. Предусматривались две возможности завершить причаливание: продолжить автоматическое сближение, используя «Иглу», или перейти на ручное управление. Решение принимали космонавты.

Ковалёнок сделал две попытки состыковаться со станцией. Тогда, да и сейчас, всё-таки трудно было объяснить, как можно промахнуться оба раза. На третью попытку не хватило топлива. Правда, оставались ещё резервные баки, но руководитель полетов А. Елисеев категорически запретил использовать НЗ: топливо требовалось для спуска на Землю, а это было поважнее стыковки.

Восстановить картину удалось в результате анализа телеметрии датчиков касания — ДК1 и ДК2, датчиков перемещений боковых амортизаторов — БПР и БПТ и датчика ЛПШ (линейное перемещение штанги).

Из показаний всех датчиков следовало, что при первой стыковке промах оказался настолько большим, что головка штанги стыковочного механизма, скользнув по наружной обшивке ПХО (переходного отсека станции) и не встретив приёмного конуса, прошла снаружи до тех пор, пока не соприкоснулись шпангоуты стыковочных агрегатов. Скорость сближения была нормальной, и после столкновения корабль отошёл от станции на небольшое расстояние. При второй попытке лишь 2—3 сантиметров не хватило для того, чтобы штанга попала в приёмный конус. Как это следовало из анализа показаний тех же датчиков, осевой амортизатор сработал при ударе нормально, а головка штанги попала в торец стыковочного шпангоута.

Оба члена экипажа «Союза-25» оказались новичками, это был их первый полёт в космос. Стыковка проводилась на следующий день после старта, то есть в острый период адаптации к космическим условиям. Командир корабля В. Ковалёнок — человек очень эмоциональный. Это проявилось как при той неудачной стыковке, так и позже, когда он успешно выполнял два длительных полёта в 1978 и 1981 годы. Эти субъективные факторы и объективные причины, связанные с недостаточно отлаженной системой подготовки, привели к неудаче.

Каждый последующий экипаж, по крайней мере, один из его членов, назначался из состава уже летавших космонавтов. Увеличили объём и интенсивность тренировок, прежде всего по причаливанию и стыковке. Наконец, при первой стыковке, сразу после запуска на орбиту, основным стал автоматический режим причаливания.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. В. Ковалёнок. Родина крылья дала.
  2. 9 октября 1977 года.
  3. Сыромятников Владимир Сергеевич — 100 рассказов о стыковке. Часть 2 — ISBN 978-5-98704-307-7.

Ссылки[править | править код]