Союз 7К-ВИ

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Союз 7К-ВИ
Общие сведения
Индекс 11Ф73
Производитель «ЦСКБ-Прогресс»
Страна Союз Советских Социалистических Республик СССР
Применение Орбитальный полет космонавтов, ведение разведки, ведения огня по орбитальным кораблям
Членов экипажа 2-3 человека
Технические характеристики
Высота 8 м
Диаметр 2,8 м
Объём 11 м³
Масса 6 700 кг
Длительность полёта 30 суток
Производство
Статус отменен
Commons-logo.svg Союз 7К-ВИ на Викискладе

Сою́з 7К-ВИ (индекс 11Ф73, программа «Звезда́») — советский специальный многоместный военно-исследовательский пилотируемый космический корабль. Проект разрабатывался в 1963—1968 годах в ОКБ-1, а позже в КФЦКБЭМ (сегодня «ЦСКБ-Прогресс») в рамках программы по созданию военных модификаций комплекса «Союз».

История проекта[править | править код]

Предпосылки[править | править код]

История создания пилотируемого космического корабля «Звезда» берет начало 24 декабря 1962 года, когда главный конструктор ОКБ-1 Сергей Павлович Королёв подписал эскизный проект космического комплекса «Союз», который и послужил впоследствии основой для будущего проекта военно-исследовательского корабля «7К-ВИ».

Программа «Союз» стала продолжением закрытого проекта «Север», в рамках которой разрабатывался пилотируемый космический корабль «7K». На корабле «Север» планировалось отработать системы маневрирования, сближения, стыковки, а также систему аэродинамического спуска космического аппарата. Следует заметить, что внешний вид корабля «7K» уже тогда был близок к будущим «Союзам».

На ранних этапах (1961 год) в рамках миссии по облету Луны и возвращения космонавтов на Землю планировалось использовать модернизированный корабль серии ЗКА «Восток» и три разгонных ракетных блока. Но к декабрю 1962 года «Союз» подвергся серьёзным изменениям. В Эскизном проекте, подписанном Королёвым, комплекс «Союз» должен был состоять из модифицированного пилотируемого космического корабля «7K» проекта «Север», ракетного разгонного блока «9K» и группы кораблей-танкеров «11K».

Комплекс должен был выводиться на околоземную орбиту ракетой-носителем 11А511 (типа Р-7). Согласно сценарию миссии первым должен был запускаться разгонный блок «9K», впоследствии к нему по очереди должны были бы пристыковаться 3-4 танкера «11K», которые бы заправили разгонный блок 22 тоннами топлива. Последним стартовал бы пилотируемый корабль «7K» с космонавтами на борту. После стыковки «7K» с разгонным блоком «9K» последовало бы отделение блока орбитального маневрирования и запуск двигателей блока «9K». В таком состоянии связка 7К-9К должна была бы отправиться в миссию по облету Луны.

Обеспечить данный, довольно сложный на тот момент, проект необходимым финансированием, предоставляя только перспективы облета Луны, в те годы было довольно сложно. Королёв предложил задействовать бюджет Министерства обороны путём создания на базе корабля «7K» двух военных модификаций: орбитального корабля-перехватчика «Союз-П» и корабля космической разведки «Союз-Р».

Данная идея была поддержана военным ведомством. Впоследствии Сергей Павлович Королёв занялся разработкой основного корабля комплекса «Союз», а разработку военных модификаций «Союза» было решено передать в филиал № 3 ОКБ-1 Куйбышевского завода «Прогресс» под руководство конструктора Дмитрия Ильича Козлова. Следует также заметить, что филиал № 3 с 1961 года уже готовил техническую документацию для серийного выпуска спутников-фоторазведчиков 11Ф61 «Зенит-2» в рамках темы «Восток».

В стенах ОКБ-1, на базе «7K», в 1965 году был создан 11Ф615 «7К-ОК» — многоцелевой трехместный орбитальный корабль с солнечными батареями, предназначенный для отработки операций маневрирования и стыковки на околоземной орбите. Впоследствии в рамках данного проекта было изготовлено и запущено 8 беспилотных и 8 пилотируемых орбитальных кораблей. После проведения успешных орбитальных испытаний предполагалось использовать корабли «7К-ОК» в рамках советской лунной программы, однако эти полёты были отменены, а уже созданные корабли были разобраны.

Корабль стал основой для создания пилотируемых и беспилотных кораблей нереализованных советских лунных программ (Зонд, 7K-Л1, Л3).

Проектами военных модификаций корабля «Союз» в будущем стали корабли: «Союз-П» (7К-П) (11Ф71), «Союз-ППК» (11Ф71), «Союз-Р» (7К-Р) и «Союз 7К-ВИ»—«Звезда» (11Ф73), в т.ч. «Союз 7К-ОБ-ВИ» (11Ф731), «Союз-ВИ/ОИС».

Первые проекты военных «Союзов»[править | править код]

КБ Козлова начинает активно работать по военным проектам комплекса «Союз» в 1963 году. В рамках проекта «Союз-Р» в 1963 году было предложено создать небольшую орбитальную станцию 11Ф71 с аппаратурой для фото- и радиоразведки. Базой для этой станции должен был послужить приборно-агрегатный отсек корабля «», а вместо спускаемого аппарата(СА) и бытового отсека в 11Ф71 было предложено разместить отсек целевой аппаратуры. В будущем по такому же принципу в ЦКБЭМ проектировались модули Многоцелевого орбитального комплекса «19K», из которых лишь автономный модуль 19KA30 «Гамма» дошёл до стадии летно-конструкторских испытаний.

«Союз-Р» получил одобрение Министерства обороны и был даже включен в пятилетний план космической разведки (1964-69 гг.). Приказ об этом был подписан министром обороны маршалом Р. Я. Малиновским 18 июня 1964 года. Кроме «Союза-Р», в плане фигурировали автоматические спутники «Зенит», «Море-1» (серии УС), орбитальный самолет «Спираль» и другие.

В 1964 году на базе модифицированного корабля «7К-ОК» было предложено создать пилотируемый орбитальный инспектор «Союз-П» и боевую модификацию «Союз-ППК» с 8-ю мини-ракетами на борту.

В 1964-65 годах в Филиале № 3 также ведутся работы по созданию новой ракеты-носителя 11А514. Работы над кораблем-перехватчиком «Союз 7К-ППК» и ракетой 11А514 для него в 1965 году были прекращены в связи с выходом на орбиту прототипов будущих автоматических спутников-перехватчиков Полет-1 и Полет-2 разработки ОКБ-52 под руководством В. Н. Челомея. Для доставки на станцию 11Ф71 двух космонавтов в КБ Козлова разрабатывался транспортный корабль обслуживания 11Ф72 «7К-ТК». Это был корабль «7К», снабженный системой сближения, стыковки и перехода на станцию через внутренний люк без использования скафандров. В ОКБ-1 работы над такой модификацией «Союза» начались лишь пять лет спустя — в 1968 году. В качестве носителя для транспортного корабля «7К-ТК» была предложена ракета 11А511, создаваемая для комплекса «Союз».

На расширенном научно-техническом совете Филиала № 3 с участием смежных организаций, Академии наук СССР, воинских частей и Министерства общего машиностроения была проведена защита аван-проекта по комплексу «Союз-Р» — орбитальной станции 11Ф71 и транспортному кораблю обслуживания 11Ф72. Началась разработка эскизного проекта «Союза-Р».

Дмитрий Козлов наладил отношения с Центром подготовки космонавтов, где проходили подготовку к полету будущие пилоты «Союза-Р».

Однако реализовать проект «Союз-Р» Дмитрию Ильичу Козлову не удалось.

В 1964 году был проведен конкурс по выбору проекта космического проекта. В результате был выбран представленный ранее проект ОКБ-52 по созданию пилотируемой станции «Алмаз». «Алмаз» унаследовал индекс 11Ф71 от орбитального блока «Союза-Р». Все наработки куйбышевского филиала по разведывательной орбитальной станции были переданы в Реутов.

Расширение военно-исследовательских программ[править | править код]

Толчком для ускорения работ по разработки военных «Союзов» стал факт расширения военных программ Министерством обороны США по созданию пилотируемой орбитальной лаборатории MOL. Последней каплей в решении вопросов о расширении военных исследований на орбите на борту пилотируемых аппаратов, стал полет американского корабля «Gemini-4» в начале июня 1965 года. Его экипаж проводил несколько военно-прикладных экспериментов: фотографировал земную поверхность, наблюдал запуски баллистических ракет, отрабатывал сближение в космосе, имитируя инспекцию чужих спутников.

В первых числах августа 1965 года председатель военно-промышленной комиссии Совета Министров СССР Леонид Васильевич Смирнов подписал распоряжение о немедленном начале военных исследований на кораблях комплекса «Восход» и начале строительства специального корабля на базе «Союза 7К-ОК». Новый корабль должен был выполнять следующие задания:

  • Визуальная, фото и радиоразведка;
  • Инспекция ИСЗ;
  • Возможность подавления атаки противника;
  • Отработка сценариев раннего предупреждения о ракетно-ядерных атаках;

Работы по станции «Алмаз» были тогда лишь на начальном этапе (первый полет этой станции намечался тогда на 1968 год). Поэтому было предложено сделать небольшой военно-исследовательский корабль, который можно было бы запустить в ближайшем будущем.

24 августа 1965 года ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление о расширении военных исследований в космосе.

Начало работ по 7К-ВИ[править | править код]

28 декабря 1966 года решением Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам № 305 первоочередной задачей Филиала № 3 на 1967 год по созданию космических аппаратов нового типа было принято считать работы по созданию военно-исследовательского корабля 11Ф73 — «Звезда».

7 июля 1966 года приказом Министра общего машиностроения C. А. Афанасьева № 296сс Филиал № 3 был определен головным разработчиком по военно-исследовательскому кораблю. Его планировали разработать, используя Королёвский 11Ф615 «7К-ОК». В КБ Дмитрия Ильича Козлова корабль получил конструкторское обозначение «7К-ВИ». Ещё до принятия Постановления от 24 августа 1965 года в Куйбышеве успели выпустить исходные данные и эскизный проект по кораблю «7К-ВИ» и ракете-носителю 11А511 для него.

Весной 1966 года в Филиале № 3 вместе с отработкой новой серии КА «Зенит» началась разработка нового КА «7К-ВИ». Также в процессе работы над новых кораблем стала рассматриваться возможность использования БЦВМ в системе управления кораблем. на тот момент сотрудники Филиала № 3 не имели опыта разработки систем с использование БЦВМ, поэтому было принято решение обратиться за помощью в НИИМП. Представители НИИМП во главе с А. Меркуловым были направлены в Филиал № 3 для передачи материалов по проекту созданию БЦВМ «Салют-3». Результатом такого сотрудничества стало техническое задание по созданию нового БЦВМ для корабля «7К-ВИ». Созданием нового БЦВМ занималось также НИИМП.

В августе 1966 года заместитель главного конструктора Филиала № 3 А. М. Солдатенков обратился к заместителю начальника комплекса ОКБ-1 Борису Викторовичу Раушенбаху и в копии к главному инженеру НИИМП Б. Ф. Высоцкому со следующим письмом:

«В соответствии с предварительной договоренностью направляю Вам ТЗ на разработку и изготовление бортовой вычислительной системы навигационного комплекса корабля (11Ф732). В связи со сжатыми сроками проектирования и изготовления 7К-ВИ и идентичностью принципов построения и назначения бортовых вычислителей, разрабатываемых применительно к комплексу Н1-Л3 и 7К-ВИ, НИИМП просит рассмотреть вопрос о возможности разработки единых требований к бортовым вычислителям указанных комплексов в части структуры и принципов связи с внешними устройствами в сроки до 10.09. с.г. Нам кажется целесообразным проведение 3-стороннего обсуждения указанных требований в Вашей организации. Прошу сообщить срок. Приложение ТЗ на 15 листах.»

— Герман Носкин «Первые БЦВМ космического применения» [1]

В конце ноября 1966 года главный конструктор Филиала № 3 Д. И. Козлов направляет Б. Е. Чертоку следующее письмо:

«Технические требования к БЦВМ 11Ф73 полностью соответствуют требованиям к БЦВМ комплекса Л3, изложенным в ТЗ на БЦВМ Л3.

В связи с этим и в соответствии с договоренностью ОКБ-1 и НИИМП прошу выслать в наш адрес экземпляр упомянутого ТЗ для оформления подписей от филиала ОКБ-1 и снять копии.»

— Герман Носкин «Первые БЦВМ космического применения»[1]

Окончательное ТЗ нового БЦВМ было утверждено 3 ноября 1966 года. Но НИИМП, увязнув в работах по первому этапу лунной программы, а далее по орбитальным станциям, вынуждено было передать все дальнейшие разработки по проектированию и модернизации БЦВМ «Салют-3» в Филиал № 3, а также на коллектив Харьковского производственного объединения «Монолит», на котором было налажено серийное производство БЦВМ «Салют-3», модернизированной БЦВМ «Салют-ЗМ» и БЦВМ «Салют-5».

C 1968 по 1970 год происходило активное сотрудничество в сфере унификации аппаратуры систем управления движением(СУД) и систем автономной навигации для кораблей «Союз-ВИ» и нового корабля 11Ф732 разработки ОКБ-1. Согласно протокола, утвержденного В. О. Чертоком и Д. И, Козловым в октябре 1968 года, было принято решение о унификации также и ряда датчиков в системе управления движением ручек управления.

Первый вариант корабля 7К-ВИ[править | править код]

Опыт работы над кораблями «Союз-П», «Союз-ППК», «Союз-Р» и «Союз-ВИ/ОИС» позволил оперативно решать все проблемы, что возникали перед конструкторским коллективом. Сначала «7К-ВИ» практически не отличался от своего прототипа «7К-ОК».

Он состоял из тех отсеков и в той же последовательности, что и «Союз»: нижнего — приборно-агрегатного отсека, где стоял двигатель, баки с топливом, служебные системы; среднего — спускаемого аппарата для возвращения на Землю космонавтов; верхнего — орбитального отсека, в котором должна была располагаться аппаратура для военных исследований.

Но в конце 1966 года Дмитрий Ильич Козлов отдал приказ полностью пересмотреть проект. Причинами таких радикальных мер послужили два подряд неудачных запуска корабля «7К-ОК». В ноябре 1966 года по причине многочисленных отказов орбитальная станция была подорвана, а 14 декабря 1966 года во время запуска второго аппарата произошёл взрыв ракеты-носителя, в результате которого погиб человек. Данные запуски показали массу недостатков данного комплекса.

Многофункциональный военно-исследовательский корабль «Звезда»[править | править код]

Особенности конструкции[править | править код]

Пульт космонавта космического корабля «Союз 7К-ВИ» 11К732

Чтобы не унаследовать недостатки «Союза», конструкция «7К-ВИ» была полностью пересмотрена. В первом квартале 1967 года были выпущены новые исходные данные на разработку технической документации. Новый корабль должен был весить 6.7 тонны. Длительность автономного орбитального полета была определена в один месяц.

В новом варианте корабля «7К-ВИ» спускаемый аппарат и орбитальный отсек поменялись местами. Теперь сверху размещалась капсула с космонавтами. Под их креслами был люк, ведущий вниз, в цилиндрический орбитальный отсек, который стал больше, чем на кораблях «Союза». Экипаж корабля состоял из 2 человек. Ложементы располагались в спускаемом аппарате таким образом, что космонавты сидели рядом, но навстречу друг другу. Это позволяло разместить пульты управления на всех стенках СА.

В орбитальном отсеке «7К-ВИ» должно было располагаться оборудование и приборы для военных исследований. На боковом иллюминаторе стоял главный прибор корабля — оптический визир ОСК-4 с фотоаппаратом. Космонавт, усевшийся за визир в специальное седло, напоминал велосипедиста. Он мог наблюдать за земной поверхностью, а нужные места фотографировать.

Кроме того, на иллюминатор можно было установить модуль инфракрасной аппаратуры «Свинец» для наблюдения за запусками баллистических ракет. На внешней поверхности орбитального отсека на длинной штанге устанавливался пеленгатор для обнаружения приближающихся спутников-перехватчиков и для ведения радиотехнической разведки.

Другим новшеством корабля «Звезда» стал люк для перехода в орбитальный отсек, расположенный в днище спускаемого аппарата. Ведь днище снаружи закрывалось термостойким экраном для защиты СА от огромных температур, возникающих из-за торможения в атмосфере при посадке на Землю. Испытания в Филиале № 3 показали, что такой люк не несет угрозы жизни экипажу, может спокойно выдержать участок посадки и не прогореть по шву.

В январе 1967 года во время второго беспилотного испытательного полёта корабля «7К-ОК» под названием «Космос-140» в его днище из-за нарушения технологии крепления одной из заглушек случилось возгорание огнеупорного экрана и нижнего днища. Аппарат приводнился в Аральском море и вскоре затонул.

Ракета-носитель[править | править код]

Для запуска «Звезды» ракета 11А511 уже не подходила по грузоподъемности. Чтобы вписаться в массу 6.3 тонны, которая была тогда пределом для этого носителя, конструкторы предложили сократить экипаж «7К-ВИ» до одного человека. Однако этому воспротивились военные.

Задачи, которые ставились перед кораблем, один пилот решить не смог бы. Второй космонавт без скафандра, но с креслом и запасами системы жизнеобеспечения весил ещё 400 кг. Потому в КБ Дмитрия Ильича Козлова разработали новую модификацию ракеты 11А511, названную 11А511М «Союз-М».

Вооружение[править | править код]

Сверху на СА была установлена небольшая скорострельная авиационная пушка разработки конструкторов А. Э. Нудельмана и А. А. Рихтера НР-23. Она была приспособлена для стрельбы в вакууме и предназначалась для защиты военно-исследовательского корабля от вражеских кораблей-инспекторов и спутников-перехватчиков. Наводить пушку можно было управляя всем кораблем. Для прицеливания в СА имелся специальный визир.

Для отработки навыков ручной наводки и стрельбы орудия, а также для изучения действия отдачи на положения корабля конструкторы Филиала № 3 в 1967 году построили специальный динамический стенд. Его основой была платформа на воздушной подушке. На неё ставили макет спускаемого аппарата «7К-ВИ» с оптическим визиром, средствами управления и креслами космонавтов и производили испытания.

Стенд развеял все опасения и сомнения: ручное управление работало идеально, космонавт с небольшими затратами топлива мог наводить корабль по визиру на любые цели, пушка не сильно влияла на ориентацию корабля, которую космонавт мог быстро исправить.

Источники электроэнергии[править | править код]

Ещё одним новшеством на «Звезде» стали источники электроэнергии. Козлов решил отказаться от больших и тяжелых солнечных батарей, ведь их постоянно нужно было ориентировать на Солнце.

Существовала и угроза, что батареи после выхода корабля на орбиту вообще не раскроются (что как раз и случилось на «Союзе-1» в апреле 1967 года). Для военного же оборудования, установленного в орбитальном отсеке, нужно было много энергии. Потому на «Звезде» решили поставить два радиоизотопных термогенератора.

Эти генераторы преобразовывали тепло, получаемое при радиоактивном распаде плутония, в электрическую энергию. Интересно, что при выведении на орбиту генераторы не были закрыты головным обтекателем. Вопрос о радиоактивном заражении при возвращении корабля на Землю, во время которого все генераторы должны были сгорать, тоже волновал конструкторов. Ведь всего за 4 года до этого, 5 августа 1963 года, был подписан договор об запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, под водой и в космосе.

Заражение от ядерных взрывов в атмосфере было значительно больше, чем при разрушении двух небольших генераторов. Тем не менее, было решено изотопные генераторы заключить в спускаемые капсулы, обеспечивающие торможение в атмосфере и посадку. После обнаружения капсул, изотопные источники предполагалось утилизировать.

Перспективы корабля[править | править код]

Проект корабля получил поддержку у руководства космической отрасли и Министерства обороны СССР.

В марте 1967 года Министерство обороны СССР выдало тактико-технические требования на разработку «7К-ВИ».

15 июля 1967 года Совет Обороны обязал Министерство обороны увеличить подготовку военных космонавтов для программ «Алмаз», «7К-ВИ» и других кораблей.

21 июля 1967 года было принято ещё одно постановление ЦК КПСС и Совмина по кораблю «7К-ВИ», в котором первый полет «Звезда» был назначен на 1968 год. В 1969 году корабль должен был быть принят на вооружение.

К середине 1967 года в Филиале № 3 были уже готовы деревянный макет корабля, динамический стенд для отработки пушки Нудельмана-Рихтера, разработан и успешно защищен перед экспертной комиссией эскизный проект, разработана и запущена в производство вся конструкторская документация по «Звезде» и ракете-носителю «Союз-М».

31 августа 1967 года в Совете Министров СССР прошло большое совещание по ходу отработки военно-исследовательского космического корабля. Его провел заместитель председателя ВПК Георгий Николаевич Пашков. Главный конструктор Дмитрий Ильич Козлов доложил, что первый беспилотный технологический корабль будет готов к испытательному полету во второй половине 1968 года.

Директор завода «Прогресс», где должны были делать корабль, назвал более реальным сроком 1969 год. Пашков на совещании ратовал за сокращение сроков работ, за чрезвычайную оборонную ценность корабля и за необходимость быстрее осуществить эксперименты военного значения. Он несколько раз повторял мысль, что при создании корабля нужно в основном использовать системы, блоки и приборы, уже летавшие и испытанные в космосе, и до минимума сократить новые, ещё не испытанные.

В это же время «7К-ВИ» (как когда-то «Союз-Р») был включен в планы Министерства обороны. Рассматривалась возможность установки на спускаемом аппарате стыковочного узла. Он мог бы пригодиться для стыковки корабля со станцией «Алмаз».

Возможность создания комплекса «7К-ВИ» + «Алмаз» была закреплена даже собственным индексом. Эта конфигурация имела обозначение у военных 11Ф711.

Сходство «Звезды» и станции MOL[править | править код]

Компоновка «7К-ВИ» очень напоминала компоновку американской орбитальной станции «MOL».

Несмотря на схожесть двух проектов, информации относительно прямого указание на «повтор» американского спутника не существовало. Однако об этом проекте в Филиале № 3 наверняка знали. В те годы для ракетно-космических фирм государственный отдел научно-технической документации по открытым зарубежным источникам издавал еженедельный специальный реферативный журнал «Ракетно-космическая техника».

В номерах за 1964-66 год MOL’y было посвящено немало статей. Специальные секретные материалы по американской программе поступали в Куйбышев и из службы внешней разведки КГБ.

Копировать американский аналог было бессмысленно, но учесть заокеанский опыт стоило. Нельзя утверждать, что "Звезда" — повтор MOL’a. Однако, «7К-ВИ» строился по тому же принципу и в тех же целях. Даже однотипные отсеки корабля «7К-ВИ» и станции «MOL» располагались в той же последовательности: спускаемый аппарат, отсек целевой аппаратуры, отсек служебных систем и двигатель.

Также как и американцы, куйбышевцы решили установить люк в огнеупорном днище спускаемого аппарата для перехода в нижний отсек целевой аппаратуры. И всё же, «7К-ВИ» существенно отличался от MOL’a как по характеристикам, возможностям, так и по внешнему виду.

Экипаж «Звезды»[править | править код]

В Филиале № 3 рассчитывали набрать космонавтов-испытателей для полетов на «7К-ВИ» у себя в КБ. Однако добиться этого было непросто — корабль создавался исключительно для военных. В лучшем случае можно было добиться включения своих представителей в будущие экипажи «7К-ВИ» в качестве бортинженеров.

В сентябре 1966 года в Звездном городке была сформирована группа космонавтов для полетов на «7К-ВИ». Её возглавил опытный космонавт Павел Попович. Кроме него в группу вошли Алексей Губарев, Юрий Артюхин, Владимир Гуляев, Борис Белоусов и Геннадий Колесников.

2 сентября 1966 года генерал Николай Петрович Каманин доложил маршалу Сергею Игнатьевичу Руденко предложения о закреплении космонавтов за космическими кораблями. Руденко в основном согласился, но высказался за укрепление группы «7К-ВИ». Дополнительно в группу включили Анатолия Воронова и Дмитрия Заикина.

18 января 1967 года были переведены в группу по программе «Л-1» для облета Луны (вариант с подсадкой с корабля «7К-ОК») Павел Попович (на должность командира корабля), Анатолий Воронов и Юрий Артюхин (на должности бортинженеров корабля).

В 1967 году Павел Попович приезжал в Куйбышев, изучал системы «Звезды», провел тренировки в деревянном макете корабля и на динамическом стенде с имитацией стрельбы в космосе. Оценки Поповичем корабля были самые восторженные. Позже, в декабре 1967 года — феврале 1968 года, когда программу «7К-ВИ» закрывали, Попович активно отстаивал этот корабль.

Выбыл из группы «7К-ВИ» и Владимир Гуляев. Летом 1967 года на отдыхе он получил черепно-мозговую травму и перелом шейного позвонка. После длительного лечения и медицинского освидетельствования 6 марта 1968 года приказом Главкома ВВС № 0159 Гуляев был отчислен из отряда космонавтов по состоянию здоровья.

Геннадий Колесников 16 декабря 1967 года приказом Главкома ВВС № 0953 тоже был отчислен из отряда космонавтов по болезни (язва двенадцатиперстной кишки). Следующим группу «7К-ВИ» покинул Борис Белоусов. 25 декабря 1967 года в ЦПК состоялись государственные выпускные экзамены слушателей-космонавтов набора 1965 года, командиром этой группы из 20 слушателей был инженер-майор Белоусов. На экзамене он получил тройку и 5 января 1968 года приказом Главкома ВВС № 03 Борис Белоусов был отчислен из отряда ЦПК ВВС.

Всего же в течение 1967 года в группу «7К-ВИ» по официальным данным ЦПК входили Павел Попович (старший группы, переведен на программу «„Л-1“»), Владимир Шаталов (пришел с программы «Восход-3», но в этом же году переведен на программу «7К-ОК»), Алексей Губарев, Юрий Артюхин (переведен на программу «7К-Л1»), Анатолий Воронов (переведен на программу «7К-Л1»), Дмитрий Заикин, Владимир Гуляев (выведен из группы по состоянию здоровья).

По некоторым данным некоторое время в группу входил и Георгий Береговой. Также как и Шаталов, он пришёл в «7К-ВИ» из программы «Восход-3» и вскоре был переведен на программу «7К-ОК».

В результате в группе к началу 1968 года остались лишь Алексей Губарев и Дмитрий Заикин. Губарев стал командиром группы космонавтов по программе «7К-ВИ».

В разгар работ над «Звездой», в конце 1966 года — в начале 1967 года, был проведен специальный отбор кандидатов для полетов на «7К-ВИ» среди военных ученых и сотрудников военных научно-исследовательских институтов. В результате этого отбора 12 апреля 1967 года в отряд космонавтов ВВС были зачислены три военных специалиста из НИИ-2 Министерства обороны СССР, расположенного в городе Калинин: Владимир Алексеев, Михаил Бурдаев и Николай Порваткин. Они имели опыт работы, по космическим военно-исследовательским программам. В частности, Бурдаев до отбора в отряд занимался вопросами перехвата космических аппаратов.

Закрытие программы[править | править код]

Роль Василия Павловича Мишина[править | править код]

1967 году для корабля «7К-ВИ» были созданы все условия для осуществления проекта в течение одного-двух лет.

Серьёзным препятствием в реализации проекта стало вмешательство в программу нового главного конструктора ОКБ-1 — Василия Павловича Мишина, который принял руководство данной организацией после смерти Королёва.

Начальник Филиала № 3 Дмитрий Ильич Козлов стал в 1966 году первым замом Мишина.

В дневниках генерала Каманина значится:

13 октября 1967 года. Мишин опять делает глупости. Он написал письмо Афанасьеву и Смирнову, в котором просит ни много ни мало как «закрыть программу 7К-ВИ и за счет его создать в 1968 году дополнительно 8-10 кораблей „Союз“». По «7К-ВИ» есть решение ЦК КПСС и Правительства, определены сроки изготовления кораблей и год приема его на вооружение Работы по созданию корабля идут полным ходом, корабль обещает быть значительно лучше «Союза». Вот это-то, по-видимому, и заедает Мишина. Он ничего не имел против «7К-ВИ», когда рассчитывал, что корабль будет точной копией «Союза», а когда увидел, что Козлов отказался от слепого копирования «Союза» и создает принципиально новый, значительно лучший корабль, то резко изменил своё отношение и к Козлову, и к его кораблю. Я говорил по этому поводу с Вершининым, Крыловым, Руденко и Карасем. У всех у нас единое мнение: не позволить Мишину поломать программу «7К-ВИ»

— Каманин Н. П. «Скрытый космос (Книга 3, 1967-1968)» [2]

Однако просто так закрыть чужой проект, пусть даже и своего филиала, Мишин не мог. Тогда из ОКБ-1 посыпалась критика на технические решения, предложенные Филиалом № 3 и отличавшие проект «7К-ВИ» от «7К-ОК». Среди основных недостатков Мишин выделил радиоизотопные термогенераторы энергии и люк в огнеупорном днище.

Термогенераторы вызывали слишком большие опасения в части радиационной безопасности экипажа «Звезды». Нужно было предусмотреть такую защиту и в штатном случае 30-суточного полета, и в нештатных аварийных ситуациях.

Ещё одним решением Мишина было предложение нового проекта орбитальной исследовательской станции 11Ф730 «Союз-ВИ». Станция должна была состоять из орбитального блока 11Ф731 «Союз 7К-ОБ-ВИ» и корабля снабжения 11Ф732 «7К-С». Последний предлагалось создать на базе уже летающего «Союз 7К-ОК».

Предлагалось разработать и модификации корабля «7К-С» для автономных полетов по военным программам: — 11Ф733 «7K-C-I» для кратковременных исследований; — 11Ф734 «7K-C-II» для длительных полетов. Для снабжения орбитальной исследовательской станции 11Ф730 «Союэ-ВИ» предполагалось создать на базе «7К-С» грузовой транспортный корабль 11Ф735 «7К-СГ». В будущем из этого варианта появился «Прогресс». Только из-за задержки создания «7К-С» его базой стал корабль 11Ф615 «7К-Т».

В ноябре 1967 года главный конструктор В. П. Мишин и заместитель главного конструктора Д. И. Козлов подписали «Основные положения для разработки военноисследовательского космического комплекса „Союз-ВИ“». Однако «капитуляция» Дмитрия Ильича ещё не означала полного закрытия куйбышевского проекта «7К-ВИ».

Проект всячески поддерживал и защищал генерал Каманин — о чём он неоднократно писал в дневнике в декабре 1967 года:

«7 декабря 1967 года.

Вчера дважды звонили Керимов (председатель Госкомиссии по кораблю „Союз“ — авт.) и Карась (начальник ЦУКОС Ракетных войск — авт.) Первый пытался уговорить ВВС поддержать предложения Мишина — не строить корабль 7К-ВИ, а заменить его кораблем 7К-ОК. Второй опасается, что мы можем согласиться с предложением Мишина. Я заверил Карася, что мы будем твердо защищать необходимость продолжать строительство военно-исследовательского космического корабля 7К-ВИ, и согласился подписать документ, отвергающий притязания Мишина на переделку 7К-ВИ.»

— Каманин Н. П. «Скрытый космос (Книга 3, 1967-1968)

Разработка нового «Союз-ВИ» означало возврат к «Союз-Р», и это в то время как работы по созданию более крупного аналога — ОС «Алмаз», уже переходили в стадию создания экспериментального прототипа. Василий Павлович Мишин все-таки добился того, чего хотел.

9 января 1968 года в соответствии с указанием Министерства общего машиностроения, Дмитрий Ильич Козлов подписал приказ № 51 по предприятию о прекращении работ по военно-исследовательскому комплексу 11Ф73 «7К-ВИ» и о начале работ по орбитальному блоку 11Ф731 «ОБ-ВИ» орбитального исследовательского комплекса 11Ф730 «7К-С/ОБ-ВИ».

Попытки вернуться к «7К-ВИ» ещё предпринимались. Так, на защиту проекта встал отряд военных космонавтов. 27 января 1968 года Николай Каманин вместе с Юрием Гагариным, Германом Титовым, Павлом Поповичем, Валерием Быковским, Павлом Беляевым и Алексеем Леонов отправились на прием к первому заместителю министра обороны СССР маршалу Якубовскому.

Беседа с маршалом продолжалась более полутора часов. Якубовский внимательно выслушал просьбы космонавтов и обещал помочь. Каманин и космонавты доложили маршалу о беспокойстве, вызванном отставанием СССР от США в военных исследованиях, и о действиях главного конструктора Василия Мишина, который «тормозит выполнение решения Правительства по строительству военно-исследовательского корабля „7К-ВИ“ и пытается подорвать авторитет орбитальной станции „Алмаз“, строящейся Челомеем».

Маршал обещал переговорить с председателем ВПК Леонидом Васильевичем Смирновым и высказал намерение вызвать к себе главного конструктора Мишина и министра Общего машиностроения Афанасьева. Одновременно он сказал, что знает по опыту о всех трудностях борьбы с главными конструкторами и просил помочь ему обстоятельно подготовить все материалы для этих разговоров.

Окончательное закрытие программы[править | править код]

17 февраля 1968 года в Генеральном Штабе Министерства Обороны СССР состоялся Научно-технический совет по кораблю «7К-ВИ».

В дневнике генерал Каманин пишет:

«Мишин мечтает сохранить монополию на строительство пилотируемых космических кораблей и делает все, чтобы помешать развитию новых баз строительства КК (Козлов, Челомей). Он идет на прямой обман, обещает, что новый корабль будет дешевле, надежнее и лучше 7К-ВИ. Он забывает, что по первому решению ЦК КПСС 7К-ВИ должен был летать в 1967 году, по второму решению и по обещанию Козлова корабль должен был летать в 1968 году. Из-за безответственного отношения Мишина к военным исследованиям и плохого контроля ЦК КПСС (Устинов) за выполнением своих решений корабль 7К-ВИ не будет построен и в 1969 году. Мишин обещает (в сотый раз!) построить новый корабль в 1969 году. Я уверен, что это обещание, как и сотни других, не будет выполнено, а самое главное — мы не получим корабля лучше 7К-ВИ, а 2-3 года потеряем.»

— Каманин Н. П. «Скрытый космос (Книга 3, 1967-1968)»

Смерть корабля 11Ф73 «7К-ВИ» «Звезда» оказалась быстрой. Без поддержки Министерства обороны и ЦК КПСС проект был окончательно закрыт. Продолжились работы по «Союз-ВИ». В 1968 году в Филиале № 3 был разработан эскизный проект по предложенному Мишиным кораблю 11Ф731 «ОБ-ВИ». Внешне он очень напоминал орбитальный блок «Союза-Р».

Дмитрий Ильич Козлов потерял к «Союзу-ВИ» всяческий интерес. Его тогда захватила работа по модернизации фоторазведывательных спутников серии «Зенит» и созданию принципиально нового аппарата фотографической разведки «Янтарь-2К».

Наследие проекта[править | править код]

Опыт по созданию корабля 7К-ВИ «Звезда» не пропал даром. Филиал № 3 использовал его при разработке новых типов космических аппаратов.

В мае 1974 года на основании письма в ЦК КПСС, подписанного руководящими работниками ОКБ-1, в том числе и Дмитрием Ильичем Козловым, Василий Павлович Мишин за существенные просчеты в руководстве ЦКБЭМ и допущенные провалы в космической программе был снят с поста главного конструктора.

30 июля 1974 года Филиал № 3 получил статус независимого предприятия и стал именоваться Центральным специализированным конструкторским бюро. А 13 декабря того же года на орбиту вышел спутник «Космос-697». Это был первый космический аппарат оптической разведки совершенного нового типа «Янтарь-2К».

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

Статьи[править | править код]

Видеоматериалы[править | править код]

  • Козлов Д. И.. Безымянный космос. «Звезда» Дмитрия Козлова (avi) [Документальный]. Самара: ГТРК «Самара». (7 апреля 2007). Проверено 5 мая 2013.
  • Смирнов Борис. Самарский резидент [Документальный]. Москва: pobedy.ru. (2002). Проверено 5 мая 2013.
  • Ушаков Игорь. Территория Козлова [Документальный]. Москва: Канал «Культура». (12 января 2007). Проверено 5 мая 2013.

Ссылки[править | править код]