Специальный суд (Албания)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Специальный суд над военными преступниками и врагами народа (алб. Gjyqi Special për Kriminelët e Luftës dhe Armiqtë e Popullit), чаще Специальный суд (алб. Gjyqi Special) — албанский чрезвычайный трибунал 1945 для показательного процесса над группой антикоммунистических политиков — националистов, монархистов, республиканцев, фашистов, прогерманских и проитальянских коллаборационистов. Вынес 17 смертных приговоров и 42 приговора к тюремному заключению. Явился инструментом репрессивной политики Компартии Албании, устранившей потенциальных руководителей сопротивления режиму.

Политическое решение[править | править код]

17 ноября 1944 Национально-освободительная армия Албании (НОАА) вступила в Тирану. В стране установилась монопольная власть Коммунистической партии (КПА; с 1948 — Албанская партия труда (АПТ) во главе с Энвером Ходжей. Немедленно начались аресты политических противников — прежде всего прогерманских и проитальянских коллаборационистов, националистов Балли Комбетар, функционеров королевского правительства. Руководство КПА приняло политическое решение о проведении показательного процесса.

С этой целью 15 декабря 1944 был сформирован чрезвычайный трибунал, получивший название Специальный суд над военными преступниками и врагами народа[1]. Вторая часть названия демонстрировала политико-идеологический характер будущего процесса — термин, заимствованный из периода советских массовых репрессий не оставлял в этом сомнений.

Состав суда[править | править код]

Председателем Специального суда был назначен

  • Кочи Дзодзе — член Политбюро ЦК КПА, глава политической полиции Сигурими, в то время второе лицо партии после Энвера Ходжи.

Обвинение в Специальном суде представлял прокурор

  • Бедри Спахиу — член ЦК КПА, курировавший партийные юридические службы.

Членами Специального суда являлись[2]:

Все они на тот момент либо состояли в КПА (в том числе на высоких партийных постах), либо являлись лояльными союзниками коммунистов. Бедри Спахиу впоследствии говорил, что в реальности главным автором процесса, судьёй и прокурором являлся сам Энвер Ходжа[3].

Подсудимые[править | править код]

Перед судом предстали высокопоставленные чиновники, офицеры и дипломаты довоенных правительств, руководящие активисты Балли Комбетар, известные экономисты, юристы, журналисты — всего 61 человек. Среди них были функционеры коллаборационистских администраций времён итальянской и немецкой оккупации, деятели Албанской фашистской партии. В то же время многие из них ранее участвовали в национально-освободительном и революционно-республиканском движении.

Некоторые из них были монархистами, сторонниками Ахмета Зогу, другие — республиканцами, сторонниками Фана Ноли. Между ними на протяжении многих лет шла политическая борьба. Но все они являлись непримиримыми антикоммунистами и врагами КПА (что считалось основанием к зачислению во «враги народа»).

Наиболее известные из подсудимых:

  • Ибрахим Бичакчиу — премьер-министр в 1943, прогерманский коллаборационист
  • Фейзи Ализоти — премьер-министр в 1914, монархист
  • Костак Кота — премьер-министр в 1928—1930, монархист
  • Бахри Омари — министр иностранных дел в 1944, активист Балли Комбетар (родственник и конфиденциальный политический партнёр Энвера Ходжи)[4]
  • Яков Милай — министр сельского хозяйства в 1943, активист фашистской партии
  • Теренц Точи — националист, проитальянский коллаборационист, председатель Совета фашистских корпораций в 1940—1943
  • Кемаль Вриони — министр финансов в 1940, проитальянский коллаборационист
  • Зеф Кадарья — проитальянский коллаборационист, начальник полиции в 1940—1942
  • Кола Тромара — активист Балли Комбетар, министр культуры в 1944
  • Тефик Мборья — генеральный секретарь Албанской фашистской партии
  • Густав Мирдаш — офицер королевский армии, прогерманский коллаборационист
  • Сократ Додбиба — министр финансов в 1943—1944, прогерманский коллаборационист
  • Рок Гера — экономист, министр экономики в 1938—1939
  • Махмут Големи — командующий жандармерией в период оккупации
  • Бекир Вальтери — участник республиканского движения, активист фашистской партии, проитальянский коллаборационист
  • Михаль Залари — председатель парламента в период оккупации
  • Лазер Ради — адвокат, журналист, писатель и поэт, идеолог и пропагандист албанского фашистского движения
  • Гьергь Бубани — журналист, директор албанского радио, националист
  • Джеват Кортша — националист, республиканец, историк и философ
  • Мануш Пешкепиа — активист Балли Комбетар
  • Фикри Лагами — журналист, прогерманский националист, переводчик Майн Кампф на албанский язык

Подсудимых защищали десять адвокатов.

Заседания[править | править код]

Заседания Специального суда открылись 1 марта 1945 в здании тиранского кинотеатра «Косово» (впоследствии — албанский Национальный театр). Пропагандистские органы КПА заранее создавали общественную атмосферу: публиковались статьи под заголовками «Предатели», «Балли Комбетар — преступники и террористы», «Час расплаты», «Народ требует возмездия» и т. п. 6 февраля 1945 года в столице был проведён массовый митинг, на котором с соответствующей речью выступил Кочи Дзодзе. Зал заседаний был заполнен активистами КПА и аффилированных организаций[5].

В обвинительных речах Бедри Спахиу вина подсудимых априори объявлялась доказанной. В ряде случаев доказательства по конкретным пунктам выглядели шаткими и неполными, однако упор делался на общеизвестные политические взгляды и связи обвиняемых, их публичные выступления. В частности, в уголовную вину ставилось то, что они «не следовали антифашистским призывам». Юридическая сторона обвинений рассматривалась как второстепенная, на первом плане были политические и идеологические установки.

Со своей стороны, обвиняемые зачастую держались твёрдо, жёстко выступали в политической полемике.

Прокурор Бедри Спахиу произносит смертное обвинение тоном военной команды: «Подсудимый! Ваша деятельность была предательством родины и народа!» К удивлению всех присутствующих, обвиняемый Кола Тромара отвечает с бесстрашным спокойствием: «Кто здесь предатель, народ рано или поздно разберётся»[6].

Лазер Ради объяснял свои действия увлечённость романтикой фашизма. Защита Бекира Вальтери строилась на его повышенной эмоциональности — ещё в 1924 он как республиканец совершил покушение на Ахмета Зогу.

Приговоры[править | править код]

Приговоры оглашались 13 апреля 1945[7].

Семнадцать человек — в том числе Кола Тромара, Бахри Омари, Фейзи Ализоти, Густав Мирдаш, Бекир Вальтери, Теренц Точи, Зеф Кадарья — были приговорены к смертной казни.

Девять человек — в том числе Ибрахим Бичакчиу, Кемаль Вриони, Костак Кота, Джеват Кортша — к пожизненному заключению.

Десять человек — в том числе Сократ Додбиба, Лазер Ради, Тефик Мборья, Михаль Залари — к 30 годам заключения.

Три человека — в том числе Фикри Лагами — к 20 годам.

Пять человек — в том числе Яков Милай, Гьергь Бубани — к 15 годам.

Пять человек — в том числе Рок Гера — к 10 годам.

Пять человек — в том числе Махмут Големи, Мануш Пешкепиа — к 5 годам.

Пять человек получили от 1 до 3 лет заключения.

Два человека оправданы.

Смертные приговоры были приведены в исполнение практически немедленно. 17 осуждённых были расстреляны в течение двух дней после вынесения вердикта[8].

Последствия[править | править код]

Специальный суд сыграл важную роль в дальнейшем развитии политических событий в Албании. Уже в 1945 году антикоммунистическая оппозиция потеряла ведущих лидеров[9]. Одни были казнены, другие изолированы в тюрьмах и лагерях, третьи — например, Абас Эрменьи, Мидхат Фрашери, Джафер Дева — оказались за пределами Албании. Эмигрантский Национальный комитет «Свободная Албания» лишился организаторов в стране, сопротивление свелось к разрозненным актам, лишённым единого внутреннего центра.

На основе Специального суда сложилась своего рода модель политических репрессий. В 19451948 последовали ещё несколько крупных показательных процессов со смертными приговорами[10]. В следующие четыре десятилетия тысячи албанцев были казнены по политическим обвинениям, десятки тысяч приговорены к тюремному заключению. Характерно, что в 1991, во время массовых протестов, Политбюро ЦК АПТ реально опасалось «мести Балли Комбетар», физической расправы над руководящими коммунистами[11]. Основы такого мироощущения были в значительной степени заложены на Специальном суде.

Судьбы[править | править код]

Некоторые члены Специального суда впоследствии сами были репрессированы. Кочи Дзодзе и Фаик Шеху повешены в 1948, Бекир Балуку расстрелян в 1975, Бедри Спахиу провёл в тюрьмах и местах интернирования почти 30 лет.

Многие из осуждённых умерли в заключении — среди них Джеват Котша, Кемаль Вриони, Костак Кота, Тефик Мборья, Гьергь Бубани, Сократ Додбиба. С другой стороны, приговорённый к пожизненному сроку Ибрахим Бичакчиу был освобождён спустя семнадцать лет и работал муниципальным уборщиком. Лазер Ради, Яков Милай дожили до падения коммунистического режима. Несмотря на преклонный возраст, Ради в 1990-х годах активно занимался политической деятельностью.

Бедри Спахиу выступил с раскаянием и просил прощения у албанского за преступления времён диктатуры[6].

В 1993 парламент Албании утвердил в окончательном варианте закон о реабилитации жертв репрессий коммунистического периода. В соответствии с этим актом были предприняты поиски и обнаружены останки казнённых по приговору Специального суда[12].

24 ноября 2014 президент Албании Буяр Нишани издал указ о посмертном награждении орденом «Честь нации» нескольких казнённых по приговору Специального суда — в том числе Бахри Омари, Колы Тромары, Костака Коты[13].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]