Специфическое расстройство речи

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Специфическое расстройство речи (англ. specific language impairment, SLI) — это нарушение, при котором речевые навыки ребёнка ниже возрастной нормы, несмотря на отсутствие мозговых повреждений, адекватное умственное развитие, нормальный слух, правильно развитый артикуляторный аппарат и нормальные условия для овладения языком.

Дети со специфическим расстройством речи характеризуются соответствующим своему возрасту интеллекту. В отличие от детей, страдающих аутизмом, дети со специфическим расстройством речи испытывают необходимость в коммуникации, способны адекватно общаться с окружающими и обладают должным уровнем развития theory of mind, то есть могут прогнозировать реакцию на свои действия. Результаты тестов уровня интеллекта (IQ), не включающих языковые задания, у таких детей соответствуют норме и даже иногда превышают её.

Согласно исследованию, проведённому на англоговорящих детях в США, доля детей со специфическим расстройством речи составляет от 5 до 8 % населения, причем у мальчиков оно встречается почти в два раза чаще, чем у девочек[1].

Особенности использования термина[править | править исходный текст]

В российской логопедии диагнозу «специфические расстройства речи» частично соответствует алалия. Эти термины, безусловно, не тождественны, так как очень часто у алаликов помимо языковых расстройств наблюдаются нарушения мелкой моторики, внимания и пр. Вследствие отсутствия специфического расстройства речи в советской, а затем в российской логопедической номенклатуре заболеваний, это нарушение остаётся неизученным на материале русского языка. Дети со специфическим расстройством речи получают диагноз алалия, что зачастую прямо противоречит сути нарушения. В МКБ специфические расстройства речи имеет код F80 «Специфические расстройства развития речи и языка».

Проявления[править | править исходный текст]

Дети со специфическим расстройством речи обычно поздно начинают говорить, первые слова у них могут появиться только в возрасте двух лет. Они также плохо усваивают слова, что выражается в лексической бедности речи. Кроме того, существуют свидетельства о недостаточной развитости кратковременной памяти, связанной с речью. Это, по-видимому, выражается в невозможности воспринимать длинные сложные предложения, особенно при быстром темпе речи. Поэтому страдающие специфическим расстройством речи почти всегда высказываются короткими предложениями[2].

Наибольшие сложности у детей со специфическим расстройством речи наблюдаются в синтаксисе, что на материале английского языка было показано как чрезвычайно частые ошибки в употреблении форм глаголов: пропуск копулы (глагола связки), пропуск вспомогательного глагола, пропуск флексии -s для формы единственного числа третьего лица в настоящем времени, пропуск флексии -ed для формы прошедшего времени, сверхгенерализация правила для неправильных глаголов. Кроме того, часто встречается употребление неверной формы для подлежащего и дополнения, например аккузатив вместо номинатива, и пропуск артикля[3].

The boy hitting ball. (Вместо: The boy is hitting the ball.)
Drawed picture. (Вместо: Drew a picture.)
He goed out. (Вместо: He went out.)

Her is at school. (Вместо: She is at school.)

Теории[править | править исходный текст]

Существуют несколько теорий, объясняющих возникновение нарушений, связанных с морфологией, у детей со специфическими расстройствами речи. Все эти теории были разработаны на материале только английского языка. В гипотезе, предложенной Л. Леонардом, предполагается, что специфические нарушения речи связаны с недостаточной скоростью обработки звуков речи, что затрудняет получение грамматической информации из окончаний, зачастую находящихся в слабой, безударной позиции[3]. Согласно другой гипотезе, трудности в продуцировании форм связаны с перцепцией, то есть дети не способны воспринимать короткие быстро сменяющиеся звуковые сигналы[4]. Однако наиболее популярной является гипотеза Векслера, по которой, подобные нарушения у детей связаны с большей длительностью стадии так называемого необязательного инфинитива (optional infinitive), то есть периода употребления нефинитных форм глагола вместо финитных[5].

Другой взгляд на причину возникновения специфических расстройствами речи даёт исследование при помощи ядерного магнитного резонанса: оказалось, что у детей с таким нарушением pars triangularis, часть зоны Брока, значительно меньше, чем у детей с нормальным развитием[6].

В ходе одного исследования отмечена ассоциация однонуклеотидного полиморфизма (rs17236239) гена CNTNAP2 с расстройством.[7]

Прогноз и перспективы[править | править исходный текст]

Ранее считалось, что специфическое расстройство речи — это задержка языкового развития у детей дошкольного возраста. Однако было показано, что дальнейшие трудности в речи встречаются у подростков и взрослых людей. Так, 70 % детей, получивших диагноз «специфическое расстройство речи» в возрасте пяти лет, в 20-летнем возрасте все ещё испытывали некоторые трудности в речи. Большинство долгосрочных исследований детей со специфическим нарушениями речи были начаты и ещё не завершены, поэтому более точные данные будут получены лишь через несколько лет[8].

Источники[править | править исходный текст]

  1. Tomblin J.B., Records N.L., Zhang X. A system for the diagnosis of specific language impairment in kindergarten children // Journal of Speech and Hearing Research. 1996. № 39.
  2. Bishop D. What Causes Specific Language Impairment in Children? // Current Directions in Psychological Science. 2006. October, Vol. 15, № 5.
  3. 1 2 Leonard L.B. Children with specific language impairment. Cambridge, MA: MIT Press, 1998.
  4. Montgomery J. Verbal working memory and sentence comprehension in children with specific language impairment // Journal of Speech, Language and Hearing Research. 2000. № 43.
  5. Wexler K., Shutze C., Rice M. Subject case in children with SLI and unaffected controls: evidence for the Agr/Tns omission model // Language Acquisition. 1998. № 7.
  6. Gauger L.M., Lombardino L.J., Leonard C.M. Brain morphology in children with specific language impairment // Journal of Speech, Language, and Hearing Research. 1997. № 40.
  7. Sonja C. Vernes et al. (November 2008). «A Functional Genetic Link between Distinct Developmental Language Disorders». The New England Journal of Medicine. DOI:10.1056/NEJMoa0802828.
  8. Gopnik M. Language deficits and genetic factors // Trends in Cognitive Science. 1997. № 1.

Рекомендуемая литература[править | править исходный текст]

  • Specific Language Impairment // Encyclopedia of Language and Linguistics. 2nd Edition. Elsevier, 2006.
  • Leonard L.B. Children with specific language impairment. Cambridge, MA: MIT Press, 1998.