Спиритуалы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Спиритуалы (от лат. spiritualis = духовный), или «мужи духа»[1], — во францисканском ордене периода XIII — первой половины XIV века различные группы монахов[1]:

  • во-первых, выступавшие против большинства, за строгое соблюдение первоначального правила их общины; конфликт между двумя сторонами известен как спор о бедности;
  • во-вторых, движение, возникшее с середины 1270-х годов и длившееся на протяжении 50-ти лет в двух, очень отличных друг от друга, регионах:

Данные группы монахов разделяли следующие общие идеи[1]:

В 1317 году папа Иоанн XXII объявил их идеи ересью. Тогда спиритуалы стали объединяться во внутриорденские партии реформ или образовывали отдельные секты вне ордена (например, фратичеллов[en]), которые, как еретики, подвергались преследованиям со стороны инквизиции.[1]

Спиритуалы 1230—1240-х годов[править | править код]

Среди францисканцев сохранялась группа, болезненно воспринимавшая изменения, которые превратили их первоначальную общину во орден. Первоначально группа стремилась лишь к тому, чтобы в возможной чистоте сохранить правила жизни и завещание Франциска (1181/1182 — 1226), несмотря на то, что папа Григорий IX признал последнее необязательным. Когда во главе ордена стал преемник Франциска, Илья Кортонский[en] (ок. 1180—1253), желавший как можно больше использовать привилегированное положение ордена, то обличавшие его ревнители строгого соблюдения заветов Франциска подвергались всяческим преследованиям.[1]

Особое значение эта внутриорденская партия получила тогда, когда в её среде распространились доктрины Иоахима Флорского; образовалась целая псевдоиоахимовская литература, возвещавшая близкое осуждение церкви и переход к царству Святого Духа, где носителями благодати станут монашеские ордена, в особенности францисканский. Сам Франциск Ассизский приобрёл значение как бы второго Христа, принёсшего людям новое откровение. Не менее охотно, чем грядущий суд над церковью, изображали псевдоиоахимисты её настоящие недостатки, преобладание в ней светских корыстных интересов; в особенности обвиняли пап за искажение заветов Франциска.[1]

Церковь отвечала репрессиями, всячески укрепляя власть орденских прелатов-министров и орденскую дисциплину вообще. Трактат францисканца Герардо «Введение в вечное Евангелие», представлявший собой истолкование подлинных сочинений Иоахима в духе францисканского радикализма, был предан сожжению, а автор осуждён на пожизненное заточение.[1]

Спиритуалы конца XIII века[править | править код]

В конце XIII века францисканцы, стоящие на почве переработанного иоахимизма, получают название «мужей духа», «спиритуалов» и сосредоточиваются в Южной Франции и Италии[1].

Южная Франция[править | править код]

Главным представителем южно-французских спиритуалов был Пётр Оливи. Мы находим у него идею постепенного развития церкви, проходящей через семь стадий, или эпох; последняя эпоха будет благодатным царством Святого Духа, предвестником которого является францисканский орден. Однако, у Оливи, как и у самого Иоахима, этот переход представляется не как осуждение современной им церкви, а как естественное развитие откровения. Оливи старался примирить высокую оценку, которую давали спиритуалы правилу и завещанию, — с послушанием церкви; поэтому он не подвёргся проследованию.[1]

Италия[править | править код]

Гораздо более резкое отношение к правящей церкви мы находим у итальянских спиритуалов[1].

В своем трактате «Arbor vitae crucifixae» Убертино да Казале, изображая приближение царства Св. Духа, осуждает всю современную ему церковь; особенно резки его отзывы о папах, которые как бы распяли Франциска, искореняя насаждённую им евангельскую бедность; Убертино видел в папах орудия Антихриста.[1]

Другая группа итальянских спиритуалов, во главе с Кларено[en] (1247—1337), совсем отделилась от ордена и образовала, под покровительством папы Целестина V, особое братство (целестинцы); преемник Целестина, Бонифаций VIII, заставил их, однако, вернуться в орден.[1]

Начало XIV века[править | править код]

Совместное пребывание в ордене спиритуалов и так называемых «конвентуалов» (осуждавших иоахимизм и стоявших на почве полного подчинения церкви) служило источником постоянных раздоров. Климент V пытался, декларацией 1311 года, примирить обе группы, но безуспешно. Иоанн XXII стал смотреть на спиритуалов как на открытых еретиков: некоторые из них было сожжены в Марселе за то, что не признавали права папы изменять орденский устав.[1]

Рядом со спиритуалами появляются в это время фратичеллы и бегины, преимущественно среди терциариев; они развивают воззрения спиритуалов и открыто порывают с церковью. Попытка Иоанна XXII бороться с беспокойными элементами ордена и с экзальтированным культом евангельской бедности посредством догматического признания, что у Христа и апостолов была собственность, и посредством предоставления собственности францисканцам, привела к отпадению большей части ордена от папы и к её союзу с Людовиком Баварским; главными сторонниками императора из этой среды были Оккам (ок. 1285—1347), Михаил Чезенский (из Чезены, ок. 1270—1342) и Бонаграция Бергамский[en] (ок. 1265—1340).[1]

Преемникам Иоанна XXII удалось воротить орден в лоно церкви. Спиритуалов мы после этого не находим, а фратичеллы и бегины признаются стоящими вне связи с орденом. Тем не менее противоположность более строгих блюстителей правила и более умеренных не исчезла. Постоянные споры представителей этих двух направлений заставили Констанцский собор (1414—1418) дать «обсервантам» (строгим) особое устройство; окончательное разделение конвентуалов и обсервантов, образовавших как бы два ордена, последовало в 1517 г. От обсервантов отделились, в свою очередь, так называемые алькантарские францисканцы, отличающиеся особой суровостью жизни, и капуцины.[1]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]