Средневековая Норвегия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Средневековая Норвегия — история Норвегии в Средние века.

Раннее средневековье[править | править код]

Первые поселенцы, оттеснившие кочевые финские племена к северу, далеко за пределы их прежнего распространения, были предками теперешних обитателей Норвегии и принадлежали к отдельному скандинавскому племени, родственному датчанам и англам. Относительно того, как произошло это заселение, мнения расходятся. Мунх и ученые его школы утверждают, что Норвегия заселялась с севера, и что затем поселенцы основались на западном берегу и в центр. Позднейшие историки, напротив того, предполагают, что заселение происходило с юга на север — мнение, подтверждаемое археологическими раскопками. Из древних саг можно заключить, что в отдаленные времена норвежцы занимали область от южной части залива Вике до Дронтгейма (Нидаросе), но, подобно своим соседям, готам и шведам, не образовывали сплоченного политического целого. Население распадалось на 20—30 отдельных групп, называемых fylke (народ). У каждого фюлка был свой король, или ярл, за исключением тех случаев, когда военное счастье соединяло несколько фюлков под властью одного короля. В народе, однако, рано проявилось сознание необходимости выработать какое-либо право, которое регулировало бы взаимные отношения фюлков и препятствовало бы постоянным между ними распрям. Для этой цели несколько фюлков соединялись в одно общее собрате (thinp). Тинг созывался в определённом месте, в хорошее время года. На нём присутствовали все свободные члены общества, но дела решались особенными уполномоченными, назначаемыми каждым королём в отдельности и образовавшими верховное собрание, или верховный суд; в ряды их не допускались лица, находившиеся в зависимых к королю отношениях. В позднейшие времена страна была разделена на четыре большие округа, каждый со своим отдельным тингом, со своими отдельными законами и обычаями; а именно: Frostatbing, заключавший фюлки, расположенные к северу от Согнефьорда; Gulathing, охватывавший юго-западные фюлки, и тинги Упланда и Вике, включавшие всю страну к югу и востоку от Центральной горной цепи и собиравшиеся сначала вместе в Ейдзатинге, но впоследствии округ Вике отделился и образовал отдельный тинг.

Внутри фюлка существовало разделение на herad (сотни); во главе герада стоял hersir, занимавший эту должность по наследственному праву и заведовавший гражданскими и религиозными делами округа. Короли, носившие название yngling, считались происходившими от бога (у некоторых фюлков они назывались ярлами) и являлись представителями фюлков во внешних делах и предводителями войск на войне, но их права находились вообще в большой зависимости от их личных качеств и от размера их личных владений; притом все наиболее важные дела решались самим народом, крестьянами (bonde), на тинге. Крестьяне платили королю виру в случае нарушения ими мира и приносили королю добровольные дары. Если король «водворял насилие вместо права», тогда всем обитателям фюлка посылалась стрела в знак того, что короля следует схватить и убить. Если убить не удавалось, короля навеки изгоняли из страны. Права на престол имели, наравне с законными, и незаконнорождённые дети, происхождение которых доказывалось испытанием железом.

Древненорвежское общество состояло, таким образом, из двух сословий: князей и свободных поселян, или крестьян. В строгой подвластности им находились несвободные люди, или рабы, с которыми они обращались, однако, не сурово. Это были, большей частью, пленники. В земной жизни они зависели вполне от произвола своих господ, а по смерти не допускались в Валгаллу, куда принимались только свободные люди, умершие в бою. Два свободных сословия не составляли обособленных друг от друга каст. Звание крестьянина считалось почетным. Поступление на службу к королю считалось позорным для крестьян и налагалось в некоторых случаях в виде наказания. Король был наиболее, крупным землевладельцем и своими землями управлял с помощью лиц, называвшихся armadr. При дворе короля жил отряд воинов; это были отборные, отважнейшие люди, называемые домашними людьми. Они находились в зависимости от короля, почему их не причисляли к самостоятельным людям, хотя они пользовались полной личной свободой.

Занятиями древних норвежцев были война, грабительские набеги, военные упражнения и охота. Они устраивали пиры, на которых присутствовали и женщины, любили веселиться, но в то же время жаждали славы умереть геройской смертью. В сражения ходили даже женщины. Вера в судьбу, которой не может избежать никто, возвышала отвагу норвежцев. Они верили, что победу решает Один и потому смело шли в бой. Эти суровые люди любили, однако, поэзию. Короли морских разбойников часто ходили в бой, окруженные скальдами, которых награждали золотом и полными добычи кораблями. Вследствие физических особенностей страны, общинное владение не развилось в ней; земли составляли частную собственность владельца, который либо сам пользовался ею, либо давал в пользование своим людям. Земля обыкновенно передавалась по наследству старшему сыну; младшие получали свою долю деньгами, а затем отправлялись искать себе счастья на чужбине. Это положение дел, в связи со скудностью почвы, с жаждой славы и обогащения, увеличивало страсть к экспедициям в чужие земли, так что уже в VIII веке норвежцы начали наводить ужас на соседние страны своими набегами. Когда в конце IX века в Норвегии стали образовываться обширные государства, короли которых стесняли свободу отдельных округов, число уезжавших в дальние плавания ещё более увеличилось. Иногда пускались в поход, для завоеваний или грабежа, сами короли, желая прославить своё имя. Почетными назывались только те экспедиции, которые предпринимались под начальством князей, называемых морскими королями.

Различаются два периода экспедиций викингов: в первом норвежцы плавают за море небольшими отрядами, нападают лишь на берега и острова и удаляются домой при наступлении зимы; во втором периоде они собираются большими войсками, заходят далеко от берега, остаются на зиму в стране, которую грабят, овладевают ею, строят там укрепления, поселяются в них. Этот период начинается в некоторых из посещаемых викингами землях раньше, в других позже — в Ирландии в 835 г., в устье Луары — около того же. времени, в Англии и по низовьям Сены — в 851 г. Даже в нынешнюю Турцию заглядывали норвежцы, куда их привлекали богатства Константинополя, называемого ими Мюккльгордом.

В конце IX века Норвегия сплотилась в одно королевство, и с тех пор имеются более достоверные сведения о её судьбе. На западном берегу Вика, теперешнего Христиансфьорда, находилась небольшая область Вестерфюльд, управляемая потомками королей, которые, по народному преданию, царили никогда в Упсале. Первый король Вестерфьорда, оставивший по себе память, был Гафдан Чёрный, который, отчасти благодаря семейным связям, отчасти путём завоеваний присоединил к своему королевству все области около верхней оконечности залива и простиравшиеся внутрь страны до озера Мьезен. Гафдан рано умер, оставив десятилетнего сына, Гаральда Гарфагра (863). Последний продолжал начатое отцом дело, подчиняя своей власти соседних ярлов и королей и устанавливая в Норвегии единовластие. Он достиг успеха, но гордые родоначальники неохотно подчинялись королю, которому прежде были равны; очень многие знатные люди были изгнаны Гаральдом за сопротивление ему и поплыли искать себе новые земли. Позже всех была подчинена область, лежащая к югу от Согнефьорда. Её вожди собрали значительное войско, но в жестокой битве при Гафурсфьорде победил Гаральд (885). Гаральд произвел полный переворот в экономическом и общественном строе страны. Массы недовольных уничтожением старых вольностей выехали в Исландию, на Шетландские, Гебридские и Оркнейские острова. Отсюда они часто производили набеги на берега Норвегии, но Гаральд победил их и поставил норвежских ярлов на островах. Гаральд под конец жизни изменил принципу единовластия: он разделил страну между своими сыновьями, каждому выделив по королевству, а потомкам женской линии дал по графству вместе с титулом ярла. Образовалось всего 16 королевств, связь между которыми Гаральд думал сохранить, объявив старшего своего сына Эриха старшим королём. Гаральд был ещё жив, когда Эрих сделал попытку утвердить вновь единую монархию и получил прозвище Кровавой Секиры за истребление братьев. Его суровый, тиранический характер способствовал оживлению реакции, возбужденной строгим управлением Гаральда. В год смерти последнего (936) на сцену появился младший его сын Гакон, рождённый от рабыни и отданный на воспитание Этельстану Английскому. Гакона выбрали королём после того, как он торжественно обещал крестьянам восстановить их древние права и вернуть им родовые земли. Эрих должен был уехать в Англию. Гакон Добрый исполнил данные им обещания. Крещеный при дворе Этельстана, Гакон сделал попытку водворить христианство и в Норвегии, но крестьяне резко отказались и упорно настаивали на том, чтобы король неуклонно исполнял языческие обряды, так что между ним и народом чуть было не произошел разрыв. После Гакона целый ряд королей, из которых самые знаменитые — Олаф I Трюггвесон (995—1001) и Олаф II Толстый (1015—1024), старались водворить христианство, выдерживая упорную борьбу с народом. Благодаря своим личным качествам, Олаф Трюггвесон сделался любимым героем норвежской истории. Олаф II Толстый, прозванный по смерти святым и считающийся патроном Норвегии, был правнук Гаральда Гарфагра. Он соединил под своей властью всю Норвегию, построил вновь Нидарос, основанный Олафом Трюггвесоном и затем разрушенный, и сделал из него столицу государства. Он был ревностным христианином; вековое сопротивление народа новой вере было подавлено. Утвердив христианство, Олаф изменил законы страны согласно новым условиям жизни и составил церковное уложение. Могущественные роды, пользовавшиеся при его предках полной независимостью, должны были покориться ему. Он уничтожил наследственность должностей лендерменов и верзиров. Даже звание ярлов было уничтожено; ярлом стали называть ближайшего помощника короля на войне и в мирное время. При иных королях ярлы вступали в борьбу с королевской властью и получали громадное значение, что чаще всего случалось в малолетство королей. Соседние короли, шведский и датский, всячески старались вредить королю норвежскому. Хотя король шведский Олаф Любимый, вынужден был в конце концов примириться с ним по настоянию своих крестьян и даже выдать за него свою дочь, но Канут датский постоянно возбуждал против него мятежи и поддерживал инсургентов. Олаф воспользовался отъездом Канута в Рим, чтобы напасть на его государство, но Канут, вернувшись, прогнал врагов и в следующем же году сам поплыл в Норвегию. Народ, раздраженный против Олафа за его своевольное управление, присягнул Кануту. Олаф вынужден был бежать и нашел приют у Ярослава в Киеве. В 1029 г. он собрал войско и поплыл в Норвегию, но при Стиклестаде его встретило норвежское войско, в три раза более многочисленное, и он был убит. Канут назначил наместником Норвегии своего сына Свенда; но невыносимые притеснения, которые норвежцам пришлось терпеть под датским игом, возбудили их раздражение, и все с горьким сожалением вспомнили об Олафе. Те самые люди, которые убили Олафа, привезли из Киевской Руси его десятилетнего сына Магнуса и провозгласили его королём. Свенд бежал в Данию, с которой был заключен договор: Магнус должен был стать королём Дании после смерти Гардиканута. Когда последний умер, власть Магнуса была действительно признана в Дании. Он назначил своим наместником Свена, но через год Свен отказал ему в повиновении. Магнус одержал победу в нескольких сражениях, но, после победы в большой битве на острове Зеландии (1047) был убит. Преемник его, Гаральд Суровый, вел непрестанные войны с датчанами: его называли северной молнией, губителем датских островов. Он увлекся надеждой завоевать Англию, поплыл туда и погиб. После этого наступило более миролюбивое царствование Олафа Спокойного, который правил Норвегией мирно 27 лет. В его правление Норвегия достигла значительного благосостояния. После смерти Олафа, в 1095 г., Норвегия вновь разделилась на два государства, и опять возникли бесконечные распри, пока один из королей, Магнус Барфуд, не сделался вновь государем объединенной Норвегии. Он совершил экспедиции в чужие страны, покорил острова Гебридские и Оркадские и английский остров Мэн и погиб в Ирландии в 1103 г. Ему наследовали сыновья его, Эрих и Сигурд. Первый мудрым управлением способствовал мирному присоединению к Норвегии новых областей, строил церкви, монастыри и т. д. Сигурд напротив того, отличался отважным, беспокойным духом древних викингов. В 1107—1111 гг. он предпринял крестовый поход в св. Землю и вернулся со множеством награбленных сокровищ. В Иерусалиме он обязался перед патриархом устроить в Норвегии епископство и установить церковную десятину, что и было им исполнено.

Развитое средневековье[править | править код]

После смерти Сигурда (1130) начинается длинный период междоусобных войн. Государство иногда раздроблялось между несколькими государями, иногда соединялось под властью одного. Духовенство сумело воспользоваться смутным временем, чтобы расширить свои права и привилегии. Это значительно ослабило королевскую власть, которая в Норвегии никогда не могла получить такого большого значения, как в остальной Европе, потому что права норвежского народа были весьма обширны, и он упорно отстаивал их, защищаясь от всяких попыток подчинить его. Аристократия норвежская все более и более отдалялась от народа и после введения христианства начала сближаться с духовенством, стремясь, совокупно с ним, сосредоточить в своих руках управление страной. В 1161 г., в царствование Гакона Гардабрайта, Норвегию посетил папский легат, который заставил признать запрещение браков священников и ввел разные другие реформы. В Бергене он помазал на царствование 8-летнего Магнуса, избранного королём в 1162 г. Магнус происходил от Гаральда Гарфагра по матери; церковь, освятив его наследственные права, дала возможность целому ряду потомков королевских дочерей предъявлять притязания на норвежский престол. Король Магнус в 1174 г., по убеждению Ейстейна, архиепископа нидаросского обнародовал закон, называемый грамотой Золотого пера и предоставлявший норвежскому духовенству очень большие права. Магнус, называвший себя в этой грамоте королём Божией милостью, обещал установить десятину в пользу церкви, отказался от всякого вмешательства в выборы епископов и других церковных сановников и предоставил архиепископу нидаросскому и его духовным советникам преобладающее влияние в решении вопроса о том, которому из сыновей или родственников короля должна быть отдана корона. Таким образом назначение короля народным собранием было заменено в Норвегии влиянием духовенства и коронованием. Объяснялось это тем, что каждый король получал Норвегию как бы в лен от св. Олафа. Такого нарушения своих прав народ не мог спокойно вынести и восстал под предводительством Эйстейна Мейла, называвшего себя внуком одного из норвежских королей, Гаральда Гилле. Возникла борьба между двумя партиями, из которых одна называлась Березоногой (биркебейнеры), а другая Кривожезловой (баглерами), от кривого епископского жезла. Березоногие противились расширению прав духовенства и отстаивали права народа, а кривожезловые были клерикалами. Борьба продолжалась более столетия и послужила причиной ряда переворотов. Биркебейнеры были уже близки к гибели, когда во главе их стал бывший священник Сверри, исландец по происхождению, выдававший себя за сына короля Сигурда Мундса. В 1184 г. Магнус был убит, а Сверри избран королём. Царствование его является новой эпохой в истории Норвегии; он нанес решительный удар обоим союзникам — духовенству и аристократии — и утвердил демократические начала, на которых опиралось норвежское государство. Он уничтожил могущество дворянского сословия, назначив для управления страной новых лиц, зависевших исключительно от него; титулы сохранились, но они представляли теперь не более, как пустой звук. Он уничтожил также преобладание духовенства на том основании, что король получает своё звание от Бога и властвует над всеми своими подданными. Духовенство восстало против него, папа Иннокентий III отлучил его от церкви, все епископы выехали из Норвегии, но Сверри оставался непреклонен. Если ему не удалось довести дело централизации до конца, то лишь потому, что ему приходилось бороться все время не только с внутренними, но и с внешними врагами. Борьба продолжалась и после его смерти (1202), как при его сыне Гаконе, так и во время наступившего за тем периода междуцарствия, когда биркебейкеры назначали одного короля, а духовная партия — другого, пока побочный внук Сверри, Гакон, не был признан королём обеими партиями на собрании в Бергене, на котором присутствовали высшее духовенство, ярлы и крестьяне.

Для Норвегии наступил период мирного развития. Гакон не согласился признать грамоты Золотого пера, но в то же время он выступил в качестве примирителя между крестьянами и духовенством. В деле юрисдикции духовенству была предоставлена полная независимость от гражданского суда; оно избирало своих сановников без королевского вмешательства, а церковные имения были объявлены свободными от воинской повинности. В благодарность за то духовенство помогло Гакону покорить почти всю Исландию и Гренландию. Сын его Магнус VI вступил на престол (1263) уже не по выборе на тинге, а по желанию отца, предложившего народу присягнуть ему на верность перед предполагаемым походом в Данию и обнародовавшего в 1257 г. закон о престолонаследии, уничтожавший влияние епископов на это дело и предотвращавший раздробление государства на части. Магнус поддерживал спокойствие внутри государства и мир с соседями и заслужил название Улучшителя законов (Laegebaetr); он установил общий закон для всего королевства, положив в его основание старое законодательство страны, гулатинг, фростатинг и т. д. Наказания были смягчены, установлены были более точные правила престолонаследия, совершенно устранившие выборы короля. Существенные перемены, произведенные в госуд. строе, заключались в увеличении значения королевских служилых людей и возвышении власти самого короля. «Лучше всего, если нет никаких ярлов», — говорится в придворном уложении Магнуса. Той же политики придерживались и последующие короли. Король Гакон (1319) уничтожил совсем звание лендерменов, не встретив никакого сопротивления: лендермены перестали быть вождями народа, представляя лишь крупных свободных землевладельцев, и не приобрели такого первенствующего значения, которое создало бы из них отдельное сословие, занимающее первое место рядом с королями. В общем, обезземелить крестьян и, сосредоточив в своих руках земельную собственность, создать себе первенствующее положение в государстве норвежской аристократии не удалось, так как не было промежуточного безземельного, вполне зависимого от неё класса, на который она могла бы опереться в своей борьбе с королями. Таким образом, Норвегия осталась страной крестьян — мелких землевладельцев. Гакон умер без наследников мужского пола, и так как по матери малолетний шведский король Магнус Эрихсен был внуком Гакона, то норвежцы избрали его своим королём: престол Норвегии перешел в шведскую линию, причем обе страны сохранили свои законы и свои верховные советы. В Норвегии было 4 местных совета (Orething) и один общий, собиравшийся большей частью в Бергене. Более крупные города имели собственное самоуправление.

С этого времени история Норвегии нераздельно связана с историей других скандинавских государств и утрачивает самостоятельное значение. Норвегия идет в фарватере Швеции, участвуя в войнах Швеции с Ганзой, усиливших господство последней и задержавших на долгое время развитие норвежской торговли. В Норвегии вся власть сосредоточивалась в руках чиновников; не было ни аристократии, ни постоянного народного собрания, которые могли бы оказать им противодействие, хотя крестьяне и города сохраняли свои исконные вольности. В 1349 г. разразилась чума, унёсшая более трети населения страны. Норвежцы настоятельно требовали присутствия короля, и Магнус в 1350 г. прислал в качестве короля своего младшего сына Гакона, 12-ти лет. В 1376 г. шведский государственный совет, по прекращении мужской линии царствовавшей династии, выбрал королём четырёхлетнего Олафа, сына норвежского короля Гакона и жены его Маргариты, причем Маргарита была назначена регентшей. Вслед за тем и Ганза признала датским королём Олафа. Таким образом, все 3 скандинавских государства соединились в одно. Когда Гакон норвежский умер в 1380 г., то Маргарита была признана норвежской регентшей. Но её власть в Дании и Норвегии была очень слаба. В 1387 г. Олаф умер, и как датский, так и норвежский сеймы избрали Маргариту королевой, а в 1388 г. и шведы избрали её королевой шведской. Избирая Маргариту, норвежский сейм признал её наследником внука её сестры, Эриха Померанского. В 1396 г. (июль) датский и шведский сеймы обещали, что Эриху по достижении совершеннолетия будет отдано управление их государствами и что скандинавские государства не будут вести войны между собой. Чтобы упрочить положение своего наследника, Маргарита созвала государственные советы всех трех королевств в Кальмаре; они в июне 1397 г. выработали закон, называемый Кальмарской унией. На основании его Дания, Норвегия и Швеция должны были иметь всегда одного короля, избираемого из династии Эриха по линии первородства; скандинавские государства не должны воевать между собой, а должны защищать друг друга при нападении врагов; договоры с иностранными государствами должны быть общие для всех трех государств; объявленный мятежником в одном из них должен подвергаться преследованию и в двух других, но каждое из трех скандинавских государства сохраняет свои особые законы. Кальмарская уния мало принесла пользы скандинавским государствам; они были вовлечены ею в политику завоеваний, которой придерживалась царствующая династия и которая принесла им много вреда. Норвегия должна была несколько десятилетий приносить жертвы для целей, ей совершенно неизвестных, платить громадные налоги для расходов на войны, чуждые её интересам. Короля норвежцы никогда, не видели, а его чиновники угнетали народ, вытягивали все соки из страны, заставляли брать по нарицательной цене монету дурной чеканки. Норвежцы просили прислать им наместника, если король не мог приехать сам; не имея ни аристократии, ни общего сейма, они нуждались в непосредственной заботе короля об их государственных делах — но на просьбы их не обращали внимания. «Нами правят иностранные жестокие фохты, у нас нет ни порядка в монете, ни наместника, ни даже печати, так что норвежцы должны бегать за своей печатью за границу», — так жалуются норвежцы в 1420 г. Отсюда происходило враждебное отношение к владычеству иноземных королей и возник целый ряд смут; народ отказывался подчиняться чужеземцам и энергически сопротивлялся всякого рода покушениям на местные законы и обычаи. Смуты в Дании дали норвежцам возможность отстоять свою самостоятельность и превратить унию в личную и равноправную (1450). Каждое государство сохраняло своё отдельное наименование и свои законы, управлялось своими соотечественниками, имело свои отдельные финансы и казну. Выбранный норвежцами королём Карл Кнудсон уступил свои права королю датскому Христиану I. Решено было, что Норвегия будет иметь всегда общего с Данией короля; выбор короля должен происходить в Гальмштадте, и если король Христиан оставит по себе сыновей, то они должны прежде всего подвергнуться избранию. С этих пор у Норвегии были до 1814 г. общие короли с Данией.

Позднее средневековье[править | править код]

В течение всего XV века и до 1536 г., когда вольности Норвегии были окончательно подавлены, норвежцы не переставали волноваться и возмущаться против всякого посягательства на их права. Датских королей они признавали только после долгих колебаний и сопротивления. Особенно возмущало норвежцев то обстоятельство, что наиболее важные и старинные их колонии, Оркнейские и Шетландские острова, были отданы Христианом I в 1468 г. в залог шотландскому королю и с тех пор не были выкуплены, так что остались во владении Шотландии. Постоянно происходили вооруженные восстания против чужеземцев. После того, как датский король Христиан II, изгнанный из Дании и поддерживаемый Норвегией, был взят в плен датчанами и низложен, датский ригсдаг в 1536 г., вопреки Кальмарской унии, превратил Норвегию из равноправного члена союза в подвластную провинцию. Уничтожены были отдельный норвежский сейм, отдельные армия и флот, отдельные финансы и пр. Уничтожен был верховный норвежский суд; все процессы решались в Копенгагене датскими судьями; там же рукополагались епископы, там училось юношество, посвящавшее себя государственной и церковной службе. Норвежские солдаты и матросы пополняли собой ряды датского флота и войска. Управление Норвегией было поручено датским фогтам, посылаемым датским правительством и совершенно самостоятельно распоряжавшимся в ней. Единственное, чего датчане не решились затронуть — это права на землю крестьян, «odelsret». Утрата политической самостоятельности подействовала угнетающим образом на развитие Норвегии. Она как бы застыла на месте, в особенности после введения реформации, которая была водворена в Норвегии почти такими же насильственными путями, как и христианство. Торговля Норвегии была уничтожена всемогущей Ганзой; промышленность не развивалась. Как финансы страны, так и её население страдали от постоянных войн со Швецией, солдаты которой опустошали её пограничные области. При этом Швеция захватила три норвежские области: Иемтланд, Герьесдален и Богуслэн. В умственной жизни водворился полный застой. Даже переписывание старинных рукописей прекратилось; можно, было думать, что норвежцы даже забыли читать, говорит один писатель. Но если в этих отношениях господство Дании оказывало на Норвегию неблагоприятное воздействие, зато в других оно действовало благодетельно, направляя жизнь Норвегии по тому руслу, по которому она начала идти, и укрепляя демократические начала, положенные в основание её государственного строя. Последние остатки феодализма исчезли в XVII веке, а новая аристократия не могла образоваться ввиду отсутствия двора, отсутствия короля и постоянной смены чиновников, которые являлись пришлым элементом и не могли пустить прочных корней в стране.

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]