Стеклянное сердце

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Стеклянное сердце
Herz aus Glas
Постер фильма
Жанр

драма

Режиссёр

Вернер Херцог

Продюсер

Вернер Херцог

Автор
сценария

Герберт Ахтернбуш
Вернер Херцог

В главных
ролях

Йозеф Бирбихлер
Штефан Гюттлер
Фолькер Прехтель

Оператор

Йорг Шмидт-Райтвайн

Композитор

Popol Vuh

Кинокомпания

Werner Herzog Filmproduktion

Длительность

93 минуты

Страна

Flag of Germany.svg ФРГ

Язык

Немецкий

Год

1976

IMDb

ID 0074626

«Стеклянное сердце» (нем. Herz aus Glas) — историко-философская кинопритча Вернера Херцога о хрупкости искусства и цивилизации (1976). В основу фильма легла глава из романа Герберта Ахтернбуша «Час смерти» о жизни и предсказаниях «лесного пророка» Мюльхиазля.

Сюжет[править | править код]

Действие фильма происходит в баварской глубинке в XVIII веке. Крохотный городок, живущий за счёт стеклодувной промышленности, оказывается на грани катастрофы после смерти мастера-стеклодува, который унёс с собой в могилу секрет производства уникального «рубинового» стекла. Владельцы фабрики, мучимые разгадкой заветной тайны, находятся на грани помешательства.

Сыну хозяина представляется, что тайна волшебного стекла в том, что в него подмешана кровь девственницы, и ради её получения он не останавливается перед убийством. Между тем «лесной пророк» Хиаз. предсказывает горожанам конец света и наступление нового мира после всеобщей войны: «Гигантская птица сбросит яйца на город с башней».

Когда фабрика загорается, все обвиняют в случившемся Хиаза, который-де «напророчил» беду. Вместе с владельцем фабрики его помещают в темницу. Он мечтает о свободе — и мы видим его бредущим по заснеженному лесу, где он вступает в борьбу с воображаемым медведем, мясо которого позднее «жарит» на костре. Становится ясно, что Хиаз не менее безумен, чем остальные жители селения, завороженного искусством, рецепт которого потерян, по-видимому, безвозвратно.

Название[править | править код]

Название фильма многослойно. В первом приближении речь идёт о «сердце стекла», о поисках секрета его изготовления. Однако режиссёр вложил в название и другое значение: «стеклянное сердце» — это те внутренние состояния, которые с определённого ракурса представляются прозрачными и которые он, визуализируя изменённые состояния сознания, пытался перенести на экран и в других своих работах.[1] «Для меня это крайне чувствительное и хрупкое внутреннее состояние, как бы сквозящее льдом», — объясняет смысл названия Херцог.[1]

Гипноз[править | править код]

«Стеклянное сердце» известно тем, что исполнители всех ролей (кроме актёра Йозефа Бирбихлера, сыгравшего пророка, и стеклодувов на фабрике) во время съёмок подверглись гипнозу. Отсюда «стилизованная» игра актёров, многие из которых непрофессионалы (в эпизоде снялся сам режиссёр): странная замедленность речи, нескоординированные движения, взгляды поверх камеры.[1] Использованием гипноза режиссёр хотел подчеркнуть то, что всё население посёлка находится как бы во сне и с сомнамбулической неуклонностью движется навстречу предсказанной Хиазом катастрофе (пожару фабрики); для такого сюжета, по словам режиссёра, была необходима «особая форма стилизации»[2].

Идея загипнотизировать актёров была почерпнута Херцогом в канадском фильме «The Tragic Diary of Zero the Fool» (1969), где все роли исполнили пациенты лечебницы для умалишённых, и знаменитых «Мастерах-безумцах» Жана Руша (1954), где одно из племён Ганы, накачавшись наркотическими веществами, разыгрывало прибытие в страну англичан.[1] Херцог считает, что элемент гипноза вообще присущ кинематографу.[1] Первоначально в его планы входил гипноз зрителей с экрана, который должен был прерываться появлением в кадре режиссёра в финале фильма.[1]

Шизоанализ[править | править код]

Вторая причина известности фильма — восторженное отношение к нему со стороны Жиля Делёза.[3] Знаменитый философ видел в работе Херцога эквивалент алхимического опыта «соединения алого кристалла с миром».[4] Параллельно поискам утраченного рецепта рубинового стекла (по терминологии Делёза, «семя») в фильме представлены безбрежные ледяные пейзажи в духе Каспара Фридриха[5] и пророчества о конце мира (Делёз называет это «средой»).[6] Один из интерпретаторов Делёза пишет:[7]

Манипуляция чувственной и интеллектуальной вовлечённостью зрителя… производит сдвиги в сознании. Сомнамбулические движения и остекленевшие взгляды актёров усиливают дезориентацию восприятия и блокируют идентификацию [с героями]. Благодаря продолжительным картинам облаков и запечатлённых мягкорисующим объективом водоворотов тумана фильм наводит на зрителя ощущение транса, в котором линейное переживание времени застывает, подменяясь длительностью.

Кинематография и декорации[править | править код]

В конце фильма рассказано о человеке, который, подобно герою знаменитого полотна Фридриха, из года в год вперял свой взгляд в безбрежное море

Создание «Стеклянного сердца» совпало с увлечением Херцога эстетикой немецкого экспрессионизма.[8] В литературе отмечается сходство визуального ряда и актёрской игры с работами таких режиссёров, как Мурнау.[8] Подобно им, Херцог и оператор Йорг Шмидт-Райтвайн запечатлели интерьеры в технике предельного кьяроскуро (светотеневого контраста), в данном случае навеянного полотнами Жоржа де Латура.[1] С «Голубым светом» Лени Рифеншталь «Стеклянное сердце» сближает как общая тема, так и пейзажи в духе немецкого романтика Фридриха.[9] Режиссёр стремился к тому, чтобы время действия фильма не было очевидным, поместив его «в очень широко определённом прошлом, и уж точно доиндустриальном».[1] Съёмки проходили не только в родных для Херцога местах, где он провёл своё детство, но и на Аляске, и на островах Скеллиг (аллегорическая притча в конце фильма).[1]

Повествовательная техника[править | править код]

Трудность восприятия фильма состоит не только в стилизованности операторской и актёрской работы, но и в причудливых «зигзагах» повествования. Из образов стеклодувов за работой можно было бы составить небольшой документальный фильм. В финале повествование переносится далеко за пределы Баварии: фильм заканчивается притчей, связанной с основным сюжетом только общей идеей гносеологического преодоления.

В кадре периодически появляются образы, с трудом соотносимые с основной идеей фильма: разбивающаяся о голову пивная кружка, танец в таверне с мертвецом, бродящий по столам гусь, колдующая над покойником ведьма (которая позднее пляшет топлес на столе), одинокий и безучастный к происходящему вокруг игрок в карты.

Новые грани физико-соматической неадекватности открывают вслед за Бруно С. (героем предыдущего фильма Херцога) такие персонажи, как непрерывно хохочущий старик в инвалидном кресле (с началом пожара он впервые за 12 лет поднимается с места) и по-линчевски зловещий карлик в доме владельца фабрики, который методично готовит остающееся за кадром убийство девственницы.

Литература[править | править код]

  • Алан Гринбург написал о съёмках фильма одноимённую книгу, которую журнал Rolling Stone оценил как лучшую из всех книг о киносъёмках.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Herzog on Herzog (книга интервью). Macmillan, 2002. ISBN 0-571-20708-1. Pages 126-132.
  2. Los Angeles Review of Books - Werner Herzog Hypnotizes Chickens
  3. Gilles Deleuze. Cinema 2: The Time Image. ISBN 0-8264-7706-2. Pages 72-73.
  4. Adrian Parr. The Deleuze Dictionary. Edinburgh University Press, 2005. ISBN 0-7486-1899-6. Page 48.
  5. Observations on "the Spiritual Situation of the Age" (ed. by Jürgen Habermas). MIT Press, 1985. ISBN 0-262-58074-8. Page 144.
  6. Ronald Bogue. Deleuze on Cinema. Routledge, 2003. ISBN 0-415-96604-3. Page 212.
  7. Anna Powell. Deleuze, Altered States and Film. Edinburgh University Press, 2007. ISBN 0-7486-3282-4. Page 147.
  8. 1 2 Robert Phillip Kolker. The Altering Eye: Contemporary International Cinema. Open Book Publishers, 2009. ISBN 1-906924-03-1. Pages 192—194.
  9. Timothy Corrigan. The Films of Werner Herzog: Between Mirage and History. Routledge, 1986. ISBN 0-416-41070-7. Page 170.

Ссылки[править | править код]