Стратегическая оборонная инициатива

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Sdilogo.png

Стратегическая оборонная инициатива (СОИ — Strategic Defense Initiative) — объявленная президентом США Рональдом Рейганом 23 марта 1983 года долгосрочная программа научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Основной целью СОИ являлось создание научно-технического задела для разработки широкомасштабной системы противоракетной обороны (ПРО) с элементами космического базирования, исключающей или ограничивающей возможное поражение наземных и морских целей из космоса. Программа выглядела настолько невероятной по своим целям и методам их достижения, что средства массовой информации (с подачи сенатора Эдварда Мура Кеннеди) окрестили её программой «Звёздных войн», по названию вышедшей незадолго до этого фантастической саги Джорджа Лукаса.

Её конечными целями предполагались завоевание господства в космосе, создание противоракетного «щита» США для надежного прикрытия всей территории Северной Америки посредством развертывания нескольких эшелонов ударных космических вооружений, способных перехватывать и уничтожать баллистические ракеты и их боевые блоки на всех участках полёта.

По мнению некоторых военных специалистов, более точно передающим суть программы названием было бы «стратегическая инициативная оборона», то есть оборона, предполагающая выполнение самостоятельных активных действий, вплоть до нападения.

Описание[править | править исходный текст]

Основные элементы такой системы предусматривалось базировать в космосе. Для поражения большого числа целей (нескольких тысяч) в течение нескольких минут в ПРО по программе СОИ предусматривалось использование активных средств поражения, основанных на новых физических принципах, в том числе лучевых, электромагнитных, кинетических, сверхвысокочастотных, а также нового поколения традиционного ракетного оружия «земля-космос», «воздух-космос».

Весьма сложными являются проблемы вывода элементов ПРО на опорные орбиты, распознавания целей в условиях помех, расходимости лучевой энергии на больших расстояниях, прицеливания по высокоскоростным маневрирующим целям и многие другие. Таким глобальным макросистемам, как ПРО, имеющим сложную автономную архитектуру и многообразие функциональных связей, присущи нестабильность и способность к самовозбуждению от внутренних неисправностей и внешних возмущающих факторов. Возможное в этом случае несанкционированное срабатывание отдельных элементов космического эшелона системы ПРО (например, приведение её в повышенную боевую готовность) может быть расценено другой стороной как подготовка к удару и может спровоцировать её на упреждающие действия.

Работы по программе СОИ принципиально отличаются от выдающихся разработок прошлого — таких, как, например, создание атомной бомбы («Манхэттенский проект») или высадка человека на Луну (проект «Аполлон»). При их решении авторы проектов преодолевали достаточно предсказуемые проблемы, обусловленные лишь законами природы. При решении проблем по перспективной ПРО авторы будут вынуждены вести борьбу также и с разумным противником, способным к разработке непредсказуемых и эффективных контрмер.

Анализ возможностей СОИ показывает, что такая ПРО не решает в полном объеме задачи защиты территории США от баллистических ракет[источник не указан 1793 дня] и является стратегически нецелесообразной и экономически расточительной. Кроме того, само по себе развёртывание ПРО по программе СОИ, несомненно, способно инициировать гонку стратегических наступательных вооружений Россией/СССР и другими ядерными государствами. В частности, проект СОИ вызывал серьёзное беспокойство у руководства СССР в 1983—1986 гг.

Создание ПРО с элементами космического базирования, помимо решения ряда сложных и чрезвычайно дорогих научно-технических проблем, связано с преодолением нового общественно-психологического фактора — присутствия мощного, всевидящего оружия в космосе. Именно совокупность этих причин (преимущественно практическая невозможность создания СОИ) привела к отказу от продолжения работ по созданию СОИ в соответствии с её первоначальным замыслом. В то же время с приходом к власти в США республиканской администрации Джорджа Буша (младшего) эти работы были возобновлены в рамках создания системы ПРО.

Компоненты СОИ[править | править исходный текст]

Обнаружение и целеуказание[править | править исходный текст]

Поражение и уничтожение[править | править исходный текст]

Противоракеты[править | править исходный текст]

См. Противоракета

Сеть HOE в Космосе

Противоракеты являлись наиболее «классическим» решением в рамках СОИ и представлялись основной составляющей последнего эшелона перехвата. Ввиду недостаточного времени реакции противоракет их затруднительно использовать для перехвата боеголовок на основном участке траектории (так как противоракете требуется значительное время, чтобы преодолеть разделяющее ее и цель расстояние), но развертывание и обслуживание противоракет было сравнительно дешево. Считалось, что противоракеты будут исполнять роль последнего эшелона СОИ, добивая те отдельные боеголовки, которые сумеют преодолеть средства ПРО космического базирования.

В самом начале разработки программы СОИ было решено отказаться от «традиционных» для противоракет ядерных боеголовок. Высотные ядерные взрывы затрудняли работу радаров, и тем самым, сбитие одной боеголовки, затрудняло поражение остальных — в то же время, развитие систем наведения позволяло добиться прямого попадания противоракетой в боеголовку и уничтожения боеголовки энергией встречного кинетического соударения.

В конце 1970-ых фирмой Lockheed был разработан проект HOE (англ. Homing Overlay Experiment) — первый проект системы кинетического перехвата. Так как идеально точное кинетическое попадание на том уровне развития электроники все еще представляло некоторую проблему, создатели HOE попытались расширить область поражения. Поражающий элемент HOE представлял собой раскладную структуру, напоминающую каркас зонтика, который при выходе за пределы атмосферы разворачивался и раздвигался за счет вращения и центробежного действия грузов, закрепленных на концах «спиц». Таким образом, площадь поражения увеличивалась до нескольких метров: предполагалось, что энергии столкновения боеголовки с грузом при суммарной скорости сближения около 12-15 км/с полностью разрушит боеголовку.

Четыре испытания системы были предприняты в 1983—1984 году. Первые три были неудачны из-за сбоев в системе наведения, и лишь четвертое, предпринятое 10 июня 1984 года увенчалось успехом, когда система перехватила учебный боевой блок МБР «Минитмен» на высоте около 160 км. Хотя сама концепция HOE не получила дальнейшего развития, она заложила основы будущих систем кинетического перехвата.

В 1985 была инициирована разработка противоракет ERIS (англ. Exoatmospheric Reentry Interceptor Subsystem - Субсистема заатмосферного перехвата входящих (в атмосферу) боеголовок) и HEDI (англ. High Endoatmospheric Defense Interceptor - Высотный Атмосферный Защитный Перехватчик).

Ракета ERIS была разработана фирмой Lockheed и предназначалась для перехвата боеголовок в космическом пространстве при скоростях сближения до 13,4 км/с[1]. Образцы ракеты были изготовлены на базе ступеней твердотопливных МБР «Минитмен», наведение на цель осуществлялось при помощи инфракрасного сенсора, а поражающим элементом являлась надувная октагональная конструкция, по углам которой были размещены грузы: такая система обеспечивала ту же площадь поражения что и «зонтик» HOE при гораздо меньшей массе. В 1991 году, система осуществила два успешных перехвата учебной цели (боевого блока МБР), окруженной надувными имитаторами. Хотя в 1995 программа была официально закрыта, наработки ERIS были использованы в последующих американских системах вроде THAAD и Ground-Based Midcourse Defense.

HEDI, разработанная McDonnel Douglas, была небольшой противоракетой ближнего перехвата, разработанной на базе противоракеты «Спринт»[2]. Ее летные испытания начались в 1991 году. Всего было выполнено три полета, два из которых были успешными, до того как программа была закрыта.

Лазеры с ядерной накачкой[править | править исходный текст]

См. Лазер с ядерной накачкой

Перспективной основой системы СОИ в начальный период виделись рентгеновские лазерные системы, с накачкой от небольших ядерных взрывов. Подобные установки были основаны на использовании специальных стержней, расположенных на поверхности ядерного заряда, которые после детонации превращались бы в ионизированную плазму но сохраняли (первые миллисекунды) прежнюю конфигурацию, и, остывая в первые доли секунды после взрыва, излучали бы вдоль своей оси узкий пучок жёсткого рентгеновского излучения.

Чтобы обойти договор о неразмещении ядерного оружия в Космосе, ракеты с атомными лазерами должны были базироваться на переоборудованных старых подводных лодках (в 1980-х в связи со списанием БРПЛ «Поларис», из состава флота выводились 41 ПЛАРБ, которые предполагалось использовать в целях развёртывания ПРО) и запускаться за пределы атмосферы в первые секунды атаки. Первоначально предполагалось, что заряд — получивший кодовое название «Эскалибур» — будет иметь множество независимых стержней, автономно наводящихся на разные цели, и, таким образом, сможет одним ударом поразить несколько боеголовок. Более поздние решения предполагали концентрацию на одной цели множества стержней, чтобы получить мощный сфокусированный пучок излучения.

Шахтные испытания прототипов в 1980-х дали, в целом, положительные результаты, но подняли целый ряд непредвиденных проблем, решить которые быстро не удавалось. В результате, от развёртывания атомных лазеров в качестве основного компонента СОИ пришлось отказаться, переведя программу в разряд исследовательских.

Химические лазеры[править | править исходный текст]

Согласно одному из предложений, космическая компонента СОИ должна была состоять из системы орбитальных станций, вооружённых лазерами с химической накачкой. Были предложены различные конструктивные решения, с лазерными установками мощностью от 5 до 20 мегаватт. Развёрнутые на орбите, подобные «боевые звезды» (англ. battlestar должны были поражать ракеты и блоки разведения на ранних стадиях полёта, сразу же после выхода из атмосферы.

В отличие от самих боеголовок, тонкие корпуса баллистических ракет весьма уязвимы для лазерного излучения. Высокоточная инерциальная навигационная аппаратура автономных блоков разведения также чрезвычайно уязвима для лазерных атак. Предполагалось, что каждая лазерная боевая станция сможет произвести до 1000 лазерных серий, причем находившиеся в момент атаки ближе к территории противника станции должны были атаковать взлетающие баллистические ракеты и блоки разведения, а находящиеся дальше — отделившиеся боеголовки.

Эксперименты с лазером MIRACL (англ. Mid-Infrared Advanced Chemical Laser — улучшенный химический лазер инфракрасного диапазона) продемонстрировали возможность создания лазера на флюориде дейтерия, способного развить мегаваттную выходную мощность в течение 70 секунд. В 1985 году, на стендовых испытаниях улучшенная версия лазера с выходной мощностью 2,2 мегаватта разрушила закреплённую в 1 километре от лазера жидкостную баллистическую ракету. В результате 12-секундного облучения, стенки корпуса ракеты потеряли прочность и были разрушены внутренним давлением. В вакууме подобные результаты могли бы быть достигнуты на значительно большей дистанции и при меньшем времени облучения (за счёт отсутствия рассеивания луча атмосферой и отсутствия давления внешней среды на баки ракеты).

Программа разработки лазерных боевых станций продолжалась вплоть до закрытия программы СОИ.

Орбитальные зеркала и наземные лазеры[править | править исходный текст]

В 1980-х в рамках СОИ рассматривалась идея частично-космической лазерной системы, которая включала бы мощный лазерный комплекс расположенный на Земле и перенаправляющее орбитальное зеркало (вернее, систему зеркал), наводящее отражённый луч на боеголовки. Расположение основного лазерного комплекса на земле позволяло решить целый ряд проблем с обеспечением энергией, отводом тепла и защитой системы (хотя в то же время приводило к неминуемым потерям мощности луча при прохождении атмосферы).

Предполагалось, что комплекс лазерных установок, расположенных на вершинах высочайших гор США, в критический момент атаки будет приведён в действие и направит лучи в Космос. Расположенные на геостационарных орбитах концентрирующие зеркала должны были собрать и сфокусировать рассеянные атмосферой лучи, и перенаправить их на более компактные, расположенные на низкой орбите перенаправляющие зеркала — которые нацелили бы дважды отражённые лучи на боеголовки.

Преимуществами системы была простота (принципиальная) постройки и развёртывания, а также малая уязвимость для ударов противника — концентрирующие зеркала, изготовленные из тонкой плёнки, было относительно легко заменить. Кроме того, система могла потенциально использоваться и против взлетающих МБР и блоков разведения — гораздо более уязвимых чем сами боеголовки — на начальном этапе траектории. Большим недостатком была огромная — ввиду потерь энергии при прохождении атмосферы и переотражении луча — необходимая мощность наземных лазеров. Согласно подсчётам, для питания лазерной системы, способной обеспечить надёжное поражение нескольких тысяч МБР или их боевых блоков, требовалось почти 1000 гигаватт электроэнергии, перераспределение которой буквально за несколько секунд в случае войны потребовало бы гигантской перегрузки энергетической системы США.

Атомная картечь[править | править исходный текст]

В качестве побочного ответвления программы лазеров с ядерной накачкой, в рамках программы СОИ рассматривалась возможность использования энергии ядерного взрыва для разгона до сверхвысоких скоростей материальных снарядов (картечи). Программа «Прометей»[3] предполагала использование энергии плазменного фронта, образующегося при детонации килотонной мощности ядерных зарядов, чтобы придать ускорение вольфрамовым картечинам. Предполагалось, что при детонации заряда, размещенная на его поверхности вольфрамовая плита особой формы разрушится на миллионы крошечных дробинок, движущихся в нужном направлении со скоростью до 100 км/с. Так как считалось, что энергии соударения не хватит для эффективного разрушения боеголовки, систему предполагалось использовать для эффективной селекции ложных целей (так как «выстрел» атомного дробовика накрывал значительный объем Космоса), динамика которых от соударения с картечинами должна была существенно измениться.

Рельсотроны[править | править исходный текст]

См. Рельсотрон

Результат столкновения 7-граммового снаряда легкогазовой пушки, летящего на скорости в 7000 метров в секунду с аллюминиевой плитой.

В качестве эффективного средства поражения боеголовок, также рассматривались электромагнитные рельсовые ускорители, способные разогнать (за счет силы Лоренца) проводящий снаряд до скорости в несколько километров в секунду. На встречных траекториях, соударение даже с сравнительно легким снарядом могло привести к полному уничтожению боеголовки. В плане космического базирования, рельсотроны были значительно выгоднее чем рассматривавшиеся параллельно с ними пороховые либо легкогазовые пушки, так как не нуждались в метательном веществе.

В ходе экспериментов по программе CHECMATE (Compact High Energy Capacitor Module Advanced Technology Experiment) удалось добиться существенного прогресса в области рельсотронов, но в то же время стало ясно, что это оружие не слишком пригодно для космического развертывания. Значительной проблемой стало большое потребление энергии и выделение тепла, отвод которого в Космосе вызвал потребность в значительных по площади радиаторах. В итоге, программа рельсотронов в рамках СОИ была отменена, но дала толчок развитию рельсотронов как оружия для применения на Земле.

Кинетические спутники-перехватчики[править | править исходный текст]

В ноябре 1986 года было выдвинуто предложение сделать основным компонентом СОИ миниатюрные спутники-перехватчики, поражающие цели кинетическим ударом при прямом столкновении. Тысячи таких крошечных сателлитов могли быть выведены заранее на орбиту, и в нужный момент — нацелиться на боеголовки и столкнуться с ними.

Спутник-перехватчик программы "Бриллиантовая галька" (художественное изображение)

Проект «Бриллиантовая галька» (англ.  Briliant Pebbles) предусматривал вывод на околоземную орбиту системы из более чем 4000 миниатюрных спутников, оснащённых самостоятельной системой наведения. Спутники должны были наводиться на летящие боеголовки и поражать их лобовым столкновением на встречном курсе. Удар 14-килограммового аппарата при скорости сближения порядка 10-15 км/с гарантировал полное уничтожение боеголовки.

Основным преимуществом системы была её практически полная неуязвимость для превентивного удара противника. Система состояла из тысяч крошечных спутников, разнесённых на десятки и сотни километров друг от друга. Принимая во внимание сложность отслеживания столь небольших объектов, противник физически не мог уничтожить за разумное время значительное их число: пополнить же потери можно было достаточно быстро. Стандартные методы ослепления и нарушения работы системы помехами также не были бы эффективны ввиду значительного количества сателлитов.

Система «Бриллиантовая галька» рассматривалась как наиболее перспективная часть СОИ, так как была основана исключительно на доступных технологиях и не требовала никаких фундаментальных исследовательских программ для реализации. При этом потенциальная эффективность спутников-перехватчиков была бы весьма высока и они могли поражать любой тип движущихся в космическом пространстве целей. Тем не менее, как и иные компоненты СОИ, «Бриллиантовая галька» не была реализована и программа была закрыта в 1994 году. Во время войны в Персидском Заливе, ряд военных аналитиков считал, что даже частичное развёртывание «Бриллиантовой гальки» могло бы полностью нейтрализовать урон, наносимый иракскими баллистическими ракетами типа «Скад».

См. также[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • Тарасов Е. В. и др., «Стратегическая оборонная инициатива США. Концепции и проблемы» М.: ВИНИТИ, 1986. - 109 с.
  • Зегвельд В. Стратегическая оборонная инициатива: технологический прорыв или экономическая авантюра? : Пер. с англ. / В. Зегвельд, К. Энцинг; Общ. ред. и послесл. И. И. Исаченко. — М.: Прогресс, 1989. — 302, [1] с. ISBN 5-01-001820-9
  • Киреев А. П. Кто оплатит «звездные войны»? : Экон. аспекты империалист. планов милитаризации космоса / А. П. Киреев. — М. : Междунар. отношения, 1989. — 261, [1] с. ISBN 5-7133-0014-5
  • Кокошин А. А. СОИ. 5 лет позади. Что дальше? : [Перевод] / Андрей Кокошин, Алексей Арбатов, Алексей Васильев. — М.: Изд-во Агентства печати «Новости», 1988. — 78, [1] с.
  • Котляров И. И. «Звездный мир» против «звездных войн» : (Полит.-правовые пробл.) / И. И. Котляров. — М.: Междунар. отношения, 1988. — 221, [2] с. ISBN 5-7133-0031-5

Ссылки[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]