Судьба

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Судьба́ — совокупность всех событий и обстоятельств, которые предопределены и в первую очередь влияют на бытие человека, народа и т. п.; предопределённость событий, поступков; рок, фатум, доля; высшая сила, которая может мыслиться в виде природы или божества; древние греки персонифицировали судьбу в виде: Мойр (Клото, Лахезис, Атропос), Тиха, Ате, Адрастеи, Хеймармене, Ананке; древние римляне — в виде Парки (Нона, Децима, Морта); слово, часто встречающееся в биографических текстах.

В русском языке синонимом слова судьба является слово удел или суд Божий.

Общие сведения о судьбе[править | править вики-текст]

Судьба — одна из ключевых и универсальных категорий человеческой культуры, мифологема (Горан), онтологема (Лосев), описывающая фундаментальные отношения Человека и Мира. В ней выражены многовековой опыт «всенародного осмысления свободы и необходимости», попытка назвать те «силы, которые управляют мировым порядком и человеческим поведением»[1].

Три главнейшие характеристики судьбы: тотальность, непознаваемость и независимость от человеческой воли. По выражению А. Ф. Лосева, «судьба есть нечто такое, что движет всем и в то же время непознаваемое»[2]. С одной стороны, «судьба ни с кем и ни с чем не считается», с другой, «судьбе, при всем предельном отчуждении от тех, кто находится под её воздействием, есть дело до каждого»[3]. Тем самым судьба — это внешняя сила, которая сводит человеческую личность к всеобщему безличному приговору, что делает её неким «небесным» аналогом земного тоталитаризма. Характеристики судьбы сплошь негативные: мрачная, бессмысленная, безжалостная, всесокрушающая, неотвратимая, слепая[4]. Этим характеристикам соответствуют облики судьбы, в которых она является человеку: смерть, высший суд, божественная воля, слепой случай, хаос.

Исследователи выделяют пять функций судьбы: Распределитель, Игрок, Режиссёр, Заимодавец, Судья[5]:

  • Распределитель (Дистрибутор) — это понимание судьбы свойственно для атеизма. Она наугад и вслепую распределяет возможные варианты жизни. В ее действиях нет логики, зато много хаоса, поэтому для такой судьбы характерна случайность и бессмысленность. Каждый человек получает от нее свою долю (участь), поэтому судьбу-распределитель называют уделом (участью).
  • Судьба Играющая — это также в основном женский образ: Тюхе, Фортуна. Её отличает непостоянство, случайный каприз, выбор фаворитов и злая насмешка над постоянными неудачниками. «Везёт / не везёт» — так описывает человек влияние на свою жизнь этого вида судьбы.
  • Режиссёр — судьба, наоборот, рациональная, имеющая цель (сценарий) своих действий. Такое представление судьбы свойственно для христианства. Каждый человек от этой судьбы получает роль во всемирном спектакле: у героев — главные, у посредственных — массовка. Эта роль называется предназначением, предопределением.
  • Судьба-Заимодавец наиболее гуманна. Здесь предназначение заменяется призванием, человек получает некий дар с условием правильно им распорядиться. Если это происходит, судьба к человеку благосклонна: он выполнил её задачу, но и человек не остаётся в накладе: ведь он реализовал свой талант.
  • Судьба в облике Судьи также судит человека по его поступкам. К сожалению, это часто делается по законам не человеческим, но небесным, которых человек может не знать. Поэтому возможны случаи, когда известный праведник получает наказание, а грешник — награду. Все же именно два последних облика судьбы наиболее совместимы со свободой воли[6].

Судьба на Древнем Востоке[править | править вики-текст]

Общей чертой в представлениях о судьбе в архаических цивилизациях Древнего Востока являлась ещё слабая выделенность личностного фактора, в результате чего человек мыслился во многом бессильным перед судьбой, чья власть нивелирует всех без различия[7].

Наиболее древние из известных сегодня представлений о судьбе зафиксированы в шумерских текстах III — начала II тысячелетия до н. э., где обозначались словом nam, которое, возможно, было связано с «Ангелом Смерти» (Nam-tar). Со смертью в первую очередь ассоциируется судьба и в шумерской поэме «Гильгамеш и Страна живых»[8]. Вместе с тем у шумеров появляются и позитивные представления о судьбе (нам-ду — «благоприятная судьба»), связанные с требованием «максимально соответствовать своей сущности»[9].

В Древнем Египте судьба (шаи) считалась определённой с самого рождения человека и выражалась в сосчитанных наперёд годах его жизни[10]. Однако египтяне признавали за богами возможность пересматривать уже принятые решения о судьбе того или иного человека в зависимости от своей милости или немилости («Пусть он <бог> не считает моего шаи» — молили они). При этом, как и в Месопотамии, степень благосклонности бога зависела и от самого человека, от его образа жизни[11].

Наиболее персонифицирована судьба была у хеттов. Ею ведали две богини-пряхи: Истустая и Папаия[12]. Сохранились воззвания к ним о продлении лет жизни хеттского царя, который символически предстательствовал за весь народ, всю страну.

Судьба в античном мире[править | править вики-текст]

Основные слова для обозначения судьбы в гомеровском эпосе — aisa и moira (оба в значении «часть, доля»), которые скорее всего восходят к минойско-микенским хтоническим божествам[13]. Считается, что это были богини-пряхи, чей образ возник из древнего индоевропейского обычая ткать магическую одежду-оберег к рождению ребёнка[14]. У Гомера персонифицированные Айса и Мойра (пока в единственном числе) повышаются в статусе и становятся космическими божествами жребия, чьему решению подчиняются даже верховные боги — Посейдон, Зевс, Аид: «На трое все разделено было, и каждый получил свою долю».[15]

У Гесиода образ гомеровской Мойры растраивается. Теперь одна богиня — Клото — прядёт, другая — Лахесис — отмеряет, третья — Атропос — перерезает нить жизни. Одновременно в лирике (ярче всего у Пиндара) усиливается тенденция подчинить мойр воле богов, конкретно Зевса (Зевс-Мойрагет). Противоположной позиции придерживается Эсхил, чьи «трёхликие» мойры и «помнящие» эриннии управляют космической необходимостью — «ананкой»[16].

Категории необходимости (ананки) и вселенской справедливости (дике) получили дальнейшее развитие у древнегреческих философов: Фалеса, Анаксимандра, Парменида[17], и нашли своё законченное выражение в понятии логоса у Гераклита[18]. Напротив, у поздних поэтов (начиная с Архилоха) усиливается роль слепого случая (тюхе). У Софокла Тюхе приобретает черты рока, а в эллинистическую эпоху сближается с римской Фортуной, которая также связана с жребием, но уже не в качестве воли богов, а в виде случайного броска костей[19].

Судьба в представлениях китайцев[править | править вики-текст]

В классической китайской культуре понятие судьбы передаётся единственным иероглифом ming (мин) и означает предопределение, допускающее возможность свободы. Фатальная необходимость, присущая европейскому пониманию судьбы, отсутствует, так как предполагается, что предопределение можно изменить или уклониться от него. Древнекитайские философы (Конфуций, Мэн-цзы) считали долгом «благородного мужа» познавать все «веления Неба», но следовать только правильным[20].

В современном китайском языке к знаку ming добавляется yun, в котором заложена идея движения, перемен. Тем самым понятие судьбы ещё более релятивизируется: судьбу можно изменить, во многом она — во власти человеческих усилий, главное — вести себя правильно, хорошо. А вот фактор случайности китайцы с судьбой совершенно не связывают, обозначая его отдельным словом ou («совпадение», «неожиданность»)[21].

Судьба у арабов[править | править вики-текст]

У доисламских арабов бытовали два представления о судьбе: мана — конкретный удел, персональная доля каждого, и дахрун — безличное время, властвующее целиком над миром. В Коране они преимущественно отрицаются в пользу новой концепции судьбы — кадар — божественного предопределения, абсолютной воли Аллаха. Заменяя собой слепую языческую судьбу, Аллах, в понимании мусульман, воплощает высшую справедливость, пусть и не всегда понятную человеку. Переждать превратности неведомой воли божества и дождаться его справедливой милости помогает сабр — мужественное, благочестивое терпение[22].

Судьба в христианском мире[править | править вики-текст]

В Еккл. 3:1—2 говорится:

« Всему свое время, и время всякой вещи под небом: время рождаться, и время умирать; »

- когда человек сделал в жизни все лучшее, что мог и на этом у него кончились силы. В Еккл. 7:17 записан совет:

« Не предавайся греху, и не будь безумен: зачем тебе умирать не в свое время? »

Это иносказание утверждает, что порочный и невежественный человек мертв.

В Прит. 10:27 сказано:

« Годы нечестивых сократятся. »

И в Псал. 54:24 говорится:

« кровожадные и коварные не доживут и до половины дней своих. »

Притчи говорят, что жизнь и смерть в руках самих людей. Поэтому нечестивые уходят из жизни раньше срока, становятся живыми мертвецами (Пс. 90:10; см. также Еккл. 9:11).

Судьба в произведениях искусства[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Судьба
Логотип Викисловаря
В Викисловаре есть статья «судьба»

Примечания[править | править вики-текст]

  1. В. И. Постовалова. «Судьба как ключевое слово культуры и его толкование А. Ф. Лосевым» // «Понятие судьбы в контексте разных культур». — М.: «Наука», 1994, 207—208 с.
  2. Лосев. А. «Признавая абсолютную истину» // «Студенческий меридиан». 1991. № 10. С. 28
  3. П. А. Сапронов. «Феномен героизма». — СПб.: «Гуманитарная академия», 2005. — С. 18
  4. В. И. Постовалова, с. 213
  5. Н. Д. Арутюнова. «Истина и судьба» // «Понятие судьбы в контексте разных культур». — М.: «Наука», 1994, 310 с.
  6. Н. Д. Арутюнова, с. 312
  7. В. П. Горан. «Идея судьбы и зарождение личностного самосознания в древних культурах Месопотамии, Египта и Греции» // «Понятие судьбы в контексте разных культур». — М.: «Наука», 1994, с. 81
  8. В. П. Горан, с. 80
  9. В. В. Емельянов. «Древний Шумер». — СПб.: «Петербургское востоковедение», 2001. — С. 104
  10. В. П. Горан. «Древнегреческая мифологема судьбы». — Новосибирск: «Наука», 1990. — С. 68
  11. В. П. Горан. «Идея судьбы и зарождение личностного самосознания в древних культурах Месопотамии, Египта и Греции», с. 82
  12. В. П. Горан. «Древнегреческая мифологема судьбы», с. 65
  13. В. П. Горан. «Древнегреческая мифологема судьбы», с. 41
  14. Томсон Дж. «Исследования по истории древнегреческого общества: Доисторический эгейский мир». — М., 1958. — С. 337
  15. Гомер, «Илиада», XV, 189—191
  16. В. П. Горан. «Древнегреческая мифологема судьбы», с. 259
  17. В. П. Горан. «Древнегреческая мифологема судьбы», с. 288—296
  18. «Гераклит объявил сущностью судьбы логос, пронизывающий субстанцию вселенной» (Аэтий, I, 28, 1)
  19. В. И. Силецкий. «Превратности Лахесис (доля — случай — рок)». // «Понятие судьбы в контексте разных культур». М., 1994, с. 232
  20. «Духовная культура Китая»: в 5 т. Т. 1: «Философия». — М.: «Восточная литература», 2006 — С. 341 (статья «Мин»)
  21. Аошуан Тань. «Реконструкция представлений китайцев о судьбе по фразеологизмам». // «Понятие судьбы в контексте разных культур». М.: «Наука», 1994, с. 161
  22. М. Б. Пиотровский. «Ислам и судьба» // Понятие судьбы в контексте разных культур. — М.: «Наука», 1994, с. 96

Литература[править | править вики-текст]