Эта статья является кандидатом в хорошие статьи
Эта статья входит в число добротных статей

Суприяди

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Суприяди
индон. Soeprijadi, Supriyadi
Суприяди
Флаг Министр народной безопасности Индонезии
5 сентября 1945 года — 20 октября 1945 года
Президент Сукарно
Предшественник должность учреждена
Преемник Мохаммад Сулийоадикусумо[id]
Флаг Главнокомандующий Национальной армией Индонезии
5 октября 1945 года — 12 ноября 1945 года
Предшественник должность учреждена
Преемник Судирман

Вероисповедание ислам
Рождение 13 апреля 1923(1923-04-13)
Тренгалек (англ.), Восточная Ява, Голландская Ост-Индия
Смерть февраль 1945 (?)
Блитар, Восточная Ява, Индонезия (предположительно)
Отец Дармади
Мать Рахаю
Образование средняя школа, офицерские курсы ПЕТА[en]
Профессия военный
Награды Национальный герой Индонезии
Военная служба
Годы службы 1943—1945
Звание лейтенант
Командовал взвод ПЕТА (1943-1945);
Армия народной безопасности Индонезии (1945; формально)
Сражения

Суприя́ди (индон. Soeprijadi, Supriyadi; 1923 год1945 год?) — индонезийский военный деятель, Национальный герой Индонезии. В феврале 1945 года, в период японской оккупации Индонезии, стал организатором и руководителем крупнейшего антияпонского мятежа индонезийского ополчения ПЕТА[en]. После провозглашения независимости страны был назначен первым министром обороны Республики Индонезии и первым главнокомандующим индонезийскими Вооружёнными силами, однако не вступил ни в одну из должностей, поскольку пропал без вести в ходе подавления указанного мятежа.

Дальнейшая судьба Супряди становилась предметом различных догадок и гипотез. Зафиксированы свидетельства очевидцев, якобы встречавших его после подавления блитарского восстания. Неоднократно появлялись люди, выдававшие себя за выжившего Суприяди. Последний подобный случай, привлекший значительное внимание индонезийских СМИ и достаточно широких кругов общественности, имел место в 2008 году.

Ранний период жизни[править | править код]

Суприяди родился 13 апреля 1923 года в поселении Тренгалек[en] в Восточной Яве. Он был первым из тринадцати детей в семье знатного происхождения: и его отец Дармади (индон. Darmadi), и мать Рахаю (индон. Rahayu) имели яванский аристократический титул Раден[en]. В момент рождения старшего сына Раден Дармади занимал должность среднего уровня в окружной администрации. Когда Суприяди был еще маленьким ребёнком, его мать умерла, и мальчика воспитывала мачеха по имени Сусилих (индон. Susilih), ставшая матерью большей части его младших братьев и сестёр[1][2]. Семья была весьма религиозной, и Суприяди вырос весьма набожным человеком — до конца жизни он ревностно исполнял все исламские предписания, касающиеся молитв и поста[3].

Суприяди последовательно окончил нидерландскую начальную школу для туземцев (нидерл. Europeesche Lagere School) и аналогичную среднюю школу первой ступени (нидерл. Meer Uitgebreid Lager Onderwijs), после чего поступил в находившуюся в Магеланге среднюю школу второй ступени (нидерл. Middelbare Opleiding School voor Inlandsche Ambtenaren), готовившей младших служащих для колониальной администрации[2]. Учебу в последней в феврале 1942 года прервало вторжение японцев в Индонезию, однако в течение следующего года Суприяди смог завершить среднее образование, пройдя подготовку на организованных оккупационной администрацией курсах в Тангеранге[3][4].

Поступление на японскую службу[править | править код]

Как и многие индонезийцы, Суприяди изначально вполне лояльно отнесся к японцам, рассчитывая, что их вторжение, прервавшее голландское колониальное господство, даст возможность для более благополучного развития страны и её политического самоопределения — тем более, что подобные настроения активно культивировались японской пропагандой[5][6]. Еще учась на курсах, он посещал проводившиеся японскими военными занятия по военной подготовке, а вскоре после окончания курсов, в октябре 1943 года добровольно вступил в ряды ПЕТА[en] (индон. PETA, от индон. Pembela Tanah Air — Защитники Отечества) — ополчения, формировавшегося оккупационными властями в Индонезии из местного населения. Пройдя краткосрочное обучение в училище офицерского состава ПЕТА в Тангеранге, он получил звание лейтенанта ПЕТА и в начале 1944 года был направлен для прохождения службы в восточнояванский город Блитар, где в это время его отец, Раден Дармади, занимал одну из главных должностей в администрации округа[6][7].

Подготовка мятежа ПЕТА[править | править код]

Бойцы ПЕТА на учениях. Начало 1945 года

В Блитарском батальоне ПЕТА, сформированном в декабре 1943 года, Суприяди получил назначение на должность командира взвода. Основной задачей батальона, казармы которого располагались у южной окраины города, стала охрана ромуся — подневольных рабочих-индонезийцев, эксплуатировавшихся японской оккупационной администрацией на строительстве фортификационных сооружений, дорог и различных объектов тыловой инфраструктуры. В этих целях взводы батальона постоянно перебрасывались в различные районы Восточной Явы, где проводились соответствующие работы. Условия труда и жизни ромуся были крайне тяжёлыми, что приводило к весьма высокой смертности среди них. Став свидетелем столь бедственного положения своих соотечественников, Суприяди весьма скоро пересмотрел своё лояльное отношение к японцам[5][8]. Кардинальному изменению его взглядов способствовали также многочисленные случаи принуждения японцами яванских девушек к занятиям проституцией на специально устраивавшихся для этого станциях утешения, а также уничижительное обращение, которому подвергались со стороны японских военных сами бойцы ПЕТА. Так, офицеры ополчения вне зависимости от звания были обязаны отдавать честь японским сержантам и унтер-офицерам, и их — наравне с рядовыми петовцами — даже за незначительные провинности могли подвергнуть прилюдной порке. Последнее было особенно унизительно для выходцев из аристократических яванских семей, к числу которых, помимо самого Суприяди, принадлежали многие офицеры блитарского батальона. В результате, уже к середине 1944 года Суприяди был убеждённым противником японской власти и стал вынашивать идею вооружённого восстания против оккупантов[7][8].

Сукарно — первый президент Индонезии, пытавшийся в начале 1945 года отговорить Суприяди от мятежа

В сентябре 1944 года Суприяди раскрыл свои замыслы нескольким офицерам-сослуживцам, которые горячо их поддержали. После этого заговорщики стали регулярно проводить тайные совещания, постепенно расширяя свой круг. В течение нескольких месяцев им удалось привлечь на свою сторону большинство офицеров и унтер-офицеров, а также значительную часть рядового состава батальона. Несмотря на то, что в числе заговорщиков оказались и более старшие офицеры, Суприяди сохранил за собой роль неформального лидера, идеолога сопротивления. По воспоминаниям сослуживцев, он пользовался среди них высоким авторитетом, при том, что обладал мягким характером, был немногословным и задумчивым человеком[9][10]. Характерно, что на тайные собрания Суприяди являлся исключительно в гражданской одежде — яванском национальном саронге, вооружённый пистолетом и крисомкинжалом с зигзагообразным лезвием, которому многие яванцы придают сакральное значение[11].

В начале 1945 года Суприяди вместе с несколькими сослуживцами поделился планами мятежа с Сукарно — лидером индонезийского национально-освободительного движения, будущим первым президентом страны, который приехал в конце 1944 года в Блитар, чтобы навестить своих родителей, проживавших в этом городе. Сукарно отнесся к идее молодых офицеров весьма сдержанно, посчитав подобное выступление несвоевременным и неспособным мобилизовать достаточные силы[1][5]. Известно, что один из сподвижников Суприяди, согласившись с мнением будущего президента о весьма вероятном поражении восстания, заранее попросил того о заступничестве в отношении мятежников, памятуя о том, что незадолго до этого Сукарно сумел добиться у руководства оккупационной администрации отмены смертной казни индонезийского социалиста Амира Шарифуддина, будущего премьер-министра страны, арестованного японцами за подрывную деятельность. Однако Сукарно напомнил офицерам, что их, в отличие от гражданского человека Шарифуддина, в случае ареста ждёт приговор военно-полевого суда, повлиять на который у него не будет возможности. Однако все эти доводы не заставили Суприяди отказался от планов мятежа: покидая блитарский дом Сукарно, он заверил будущего президента, что не сомневается в победе восстания[5][12].

Известно, что Суприяди рассчитывал связаться с другими частями ПЕТА, дислоцированными на Восточной Яве, с тем, чтобы склонить их к одновременному выступлению. Особые надежды в этом плане он возлагал на совместные учения всех петовских частей провинции, планировавшиеся японским командованием на первые числа февраля. Однако за несколько дней до их начала эти учения были отменены[10]. Вскоре, в начале февраля 1945 года у Суприяди сложилось впечатление, что японцы начинают догадываться о планах мятежа, которое перешло в уверенность после того, как один из японских инструкторов прямо обвинил его в соответствующих намерениях. Это заставило Суприяди сделать выбор в пользу скорейшего выступления при опоре лишь на собственные силы[10][13].

9 мая Суприяди посетил в Блитаре известного мусульманского проповедника Ахмада Касана Бендо (индон. Ahmad Kasan Bendo), с которым он регулярно общался и которого называл своим «духовным отцом» для того, чтобы испросить у него благословение на восстание. По не вполне достоверным сведениям, Касан Бендо призвал своего ученика набраться выдержки и подождать четыре месяца. Однако в итоге проповедник якобы благословил Суприяди на вооружённое выступление, заверив молодого офицера в богоугодности борьбы с японцами[10].

13 февраля в ходе последнего, шестого по счёту собрания заговорщиков, было решено начать выступление ранним утром следующего дня. Разработанный план предусматривал ликвидацию всех японских военных, служивших в Блитаре, после чего одна часть повстанцев должна была удерживать позиции в городе, а другая — выйти в его окрестности для ведения партизанских действий. При этом по настоянию Суприяди была особо оговорена недопустимость какого-либо насилия над теми военнослужащими батальона, которые откажутся участвовать в восстании, как и вообще над любыми индонезийцами[5][14][15].

Блитарский мятеж и исчезновение[править | править код]

Гора Келуд, на южном склоне которой приняли последний бой мятежники под командованием Суприяди

Выступление, произошедшее 14 февраля 1945 года, стало самым крупным из всех антияпонских мятежей ПЕТА, произошедших в Индонезии на завершающем этапе Второй мировой войны[12][16]. В нём приняла участие бо́льшая часть блитарского батальона — по меньшей мере 360 человек[10]. Подняв в половину четвёртого утра над казармами красно-белый флаг сторонников независимости — будущий государственный флаг Индонезии, мятежники выдвинулись из казарм четырьмя группами, одной из которых предводительствовал Суприяди[7][17].

Одна группа повстанцев вышла на северную окраину города, а три других проследовали в его центральную часть, где с разных направлений атаковали здания штаба японской военной полиции и гостиницы, в которой проживала бо́льшая часть японских военнослужащих, расквартированных в городе. Однако поcле миномётного и пулемётного обстрела выяснилось, что оба здания пусты: таким образом окончательно подтвердилось, что японцы были заранее осведомлены о подготовке восстания. Одной из групп петовцев удалось захватить арсенал, находившийся на территории военно-полицейской части, что позволило повстанцам существенно пополнить запасы оружия и боеприпасов. В конце дня, узнав о приближении к Блитару японских войск, выдвинувшихся из-под Маланга, восставшие покинули город и закрепились на склоне горы Келуд, находящейся к северу от Блитара[7][16][17].

На следующее утро на южном склоне Келуда произошла серия боестолкновений, в которых погибла небольшая часть повстанцев и несколько японских военных. К середине дня петовцы оказались почти в полном окружении. Бо́льшую часть противостоящих им войск составляли другие восточнояванские подразделения ПЕТА, что весьма негативно сказалось на боевом духе мятежников: они убедились в отсутствии поддержки со стороны своих товарищей по ополчению и, кроме того, не считали возможным — как и настаивал Суприяди — сражаться с соотечественниками. В итоге повстанцы согласились вступить в переговоры с японцами. На встречу с представителем последних полковником Катагири (яп. 片桐) был делегирован один из главных соратников Суприяди, лейтенант Муради (индон. Moeradi)[5]. После того, как Катагири согласился на требование Муради о прощении всех участников восстания и их возвращении в казармы с оружием в руках, петовцы сдались. Условия капитуляции были выполнены самим Катагири, однако в тот же день дезавуированы командованием японской 16-й армии, к зоне оккупации которой относилась Ява. В результате, по разным данным, от 68 до 78 повстанцев были этапированы в Джакарту, где предстали перед военным судом высшей инстанции. Восемь из них были приговорены к смертной казни. Двоим осуждённым впоследствии казнь была заменена пожизненным заключением, шестеро же были расстреляны в джакартском пригороде Анчол[en]. Остальные мятежники были приговорены к тюремному заключению на срок от нескольких месяцев до пожизненного[2][7][18].

Мятеж Суприяди, несмотря на его скоротечность и минимальные успехи с военной точки зрения, имел довольно существенное психологическое влияние как на личный состав ПЕТА в других частях страны, так и на японцев. После него доверие оккупационной администрации к туземному ополчению было существенно подорвано, планы по его использованию в боевых действиях существенно скорректированы, а офицерский корпус подвергся серьезной чистке. Блитарский батальон ПЕТА был расформирован, и те из его военнослужащих, которые не были осуждены, были переведены в другие подразделения[16]. Большая их часть попала на переподготовку, которой руководил Сухарто, будущий второй президент страны, служивший в тот период на офицерских должностях в формированиях ПЕТА на Восточной Яве[19].

Сам Суприяди исчез 15 февраля 1945 года, на второй, последний день мятежа: последний раз его видели живым на южном склоне Келуда незадолго до начала переговоров Муради с Катагири. Свидетельства его гибели либо пленения японцами отсутствуют — равно как и достоверные свидетельства его успешного выхода из японского окружения. Доподлинно известно, что он не фигурировал в списке обвиняемых в ходе процесса японского военного трибунала в Джакарте[7][11].

Назначение на руководящие военные должности[править | править код]

Состав первого правительства Индонезии, опубликованный после неявки Суприяди. Министр обороны (индон. Menteri Pertahanan) фигурирует как «ещё не назначенный» (индон. beloem diangkat)

После провозглашения независимости Республики Индонезии 17 августа 1945 года Сукарно, занявший пост президента, приступил к формированию органов власти и основных институтов нового государства. 5 сентября был объявлен состав первого правительства Республики, в котором Суприяди отводился пост главы военного ведомства — министра народной безопасности. 5 октября, после создания в Индонезии регулярных вооружённых сил, получивших изначально название «Армия народной безопасности», он же указом президента был назначен на должность их главнокомандующего[2][20].

Исследователи сходятся во мнении, что причиной столь высокого назначения молодого офицера стало его личное знакомство с Сукарно в период пребывания последнего в Блитаре в начале 1945 года. Высказывается также предположение, что этим назначением президент Индонезии хотел заставить пропавшего без вести Суприяди объявиться[12][5]. Этого, однако не произошло: Суприяди не явился для занятия министерской и главкомовской должностей и никаким образом не дал о себе знать. В итоге, после нескольких недель его отсутствия министерский пост был официально объявлен вакантным (сама должность при этом была переименована из «министра народной безопасности» в «министра обороны»). 20 октября 1945 года временно исполняющим обязанности главы военного ведомства был назначен Мохаммад Сулийоадикусумо[id], а 14 ноября назначение на пост министра обороны получил Амир Шарифуддин. Временно исполняющим обязанности главнокомандующего Армии народной безопасности с первого дня отсутствия Суприяди был начальник штаба армии Урип Сумохарджо, а 12 ноября на эту должность был официально назначен Судирман[2][20].

После исчезновения[править | править код]

Версии дальнейшей судьбы[править | править код]

Дальнейшая судьба Суприяди по сей день остаётся неизвестной. Официально он продолжает числиться пропавшим без вести. Согласно наиболее распространённому мнению, которое разделяет большинство родственников и сослуживцев предводителя блитарского мятежа, он погиб в бою на склоне горы Келуд 15 февраля 1945 года — именно этим объясняется его отсутствие в списке фигурантов последующего судебного процесса. В качестве дополнительного аргумента в пользу подобной версии приводится тот факт, что переговоры с полковником Катагири — старшим из японских офицеров — вел не сам командир повстанцев, а его соратник лейтенант Муради[12][21][22].

Некоторые допускают, что Суприяди мог погибнуть несколько позже, скрываясь от японцев в районе Келуда или уже на значительном расстоянии от места боестолкновений, происходивших 15 февраля[12][21][22][23]. В 1971 году в альманахе «Видья Юдха» (индон. Vidya Yudha), печатном органе историко-архивного управления министерства обороны и безопасности Индонезии, была опубликована статья майора Субарджо (индон. Soebardjo), в которой тот, со ссылкой на одного из своих бывших сослуживцев, утверждал, что Суприяди удалось ускользнуть от японцев и скрываться от них в течение нескольких месяцев. Однако в августе 1945 года, буквально за несколько дней до провозглашения независимости Индонезии, предводитель блитарских повстанцев якобы был-таки обнаружен и убит японским военным патрулём почти в 100 км к северо-западу от Блитара, на склоне горы Вилис[en][5].

Приводились и другие свидетельства того, что Суприяди будто бы оставался в живых по крайней мере какое-то время после блитарского мятежа. Так, по крайней мере двое жителей прилегающей к Блитару сельской местности утверждали, что в течение нескольких дней прятали его от японцев: один у себя дома, а другой — в пещере[24]. В апреле 1975 года индонезийские журналисты встретились в Сингапуре с главой местного отделения японской компании Taisei Corporation[en] Накадзимой (яп. 中島), который во время Второй Мировой войны служил в структурах японской военной разведки на Яве. В 1943 году он выполнял обязанности инструктора на офицерских кусах ПЕТА в Тангеранге в то время, когда там проходил подготовку Суприяди, а позднее получил направление в центральнояванский город Салатига. По рассказу Накадзимы, в конце февраля или начале марта 1945 года — то есть, примерно через две недели после блитарского мятежа — в его салатигский дом пришёл Суприяди вместе с двумя товарищами. Относясь к Суприяди со времени знакомства по тангеранскому училищу с симпатией, он разрешил тому и его спутникам переночевать у себя. Наутро, прощаясь, Суприяди сообщил Накадзиме, что собирается добраться до деревни Байя[id], расположенной на юго-западе Явы. Японец, по собственным словам, снабдил своего бывшего курсанта деньгами на дорогу и дал ему пистолет[1][11][24]. Исследователи подчеркивают, что именно в это время в Байе проживал Тан Малака — один из лидеров национально-освободительного движения Индонезии[25]. Примечательно, что вскоре после этого житель Байи по имени Мукандар (индон. Mukandar) заявил, что в июле 1945 года приютил у себя дома молодого человека по имени Суприяди, который был болен дизентерией в очень тяжелой форме. Пришелец, по его словам, через несколько дней умер и был похоронен на местном кладбище. В представленной журналистами фотографии национального героя Мукандар уверенно узнал умершего человека[11][24].

Претенденты на личность Суприяди[править | править код]

В последующие годы периодически появлялись люди, выдававшие себя за якобы выжившего Суприяди[11][26]. В большинстве случаев подлог легко раскрывался без сколь-либо серьёзного медийного и общественного резонанса. Однако в 2008 году произошел инцидент, привлёкший внимание общенациональных СМИ, широких публицистических и научных кругов: о себе как о Суприяди заявил 88-летний знахарь из Семаранга Андарьёко Виснупрабу (индон. Andaryoko Wisnuprabu)[11][24][27].

По утверждению Андарьёко, ему удалось ускользнуть от японцев и скрываться от них более трёх месяцев в горных джунглях. После провозглашения независимости Индонезии он якобы смог-таки явиться в Джакарту для занятия государственной должности, причём изначальное министерское назначение было изменено на пост «главного помощника президента». При этом его работа была полностью засекречена, в силу чего о ней были осведомлены только Сукарно и несколько наиболее приближённых к президенту лиц[28][29]. На подобный шаг Сукарно будто бы пошёл по настоятельной просьбе молодого офицера, на которого во время скитаний в восточнояванских джунглях снизошло некое откровение: божественный голос предостерег его от «игры на сцене», что сам он истолковал как запрет на занятие публичной политической деятельностью. Основной обязанностью «главного помощника президента» было выяснение настроений народных масс, для чего он систематически посещал различные районы страны, где инкогнито общался с простыми людьми[30]. В начале 1950-х годов он отошёл от государственной деятельности, после чего, сменив имя, вёл уединённую жизнь. Открыть свою тайну на старости лет его якобы побудило стремление просветить молодежь, которая-де начала забывать о героической эпохе борьбы за независимость[31][32]. По свидетельству членов семьи Андарьёко, впервые о себе как о Суприяди он начал говорить в 2003 году[27][32].

В Блитаре и ряде других городов состоялась серия встреч общественности с Андарьёко. По их итогам родственники — младшие братья и сёстры предводителя блитарского мятежа, а также его однополчане не признали в престарелом знахаре Суприяди[23][33]. Более того, некоторые из них призывали привлечь его к суду за клевету и подлог[22]. Руководством администрации блитарского округа была сформирована рабочая группа по изучению обстоятельств, касающихся судьбы Суприяди, которая достаточно критически оценила заявления Андарьёко[29][10]. Скептики, в частности, отмечали многочисленные неувязки в повествованиях Андарьёко, а также слабое знание им голландского языка и полное незнание японского, крайне маловероятные с учётом обучения Суприяди в голландской школе и на японских курсах — гражданских и военных[33][34]. Кроме того, родственники Суприяди рассказали о письме, отправленном им домой незадолго до блитарского мятежа. В нём молодой офицер предупреждал родных о возможном резком повороте своей судьбы и обещал дать о себе знать в течение пяти лет — более длительное отсутствие вестей должно было, как подчеркивал Суприяди, означать его гибель[10].

Тем не менее, достаточно правдоподобные и детальные рассказы Андарьёко тщательно анализировались многими индонезийскими журналистами и историками, некоторые из которых в конечном итоге допустили возможность соответствия их действительности[21][32][33][34].

В последующем доверие к повествованиям Андарьёко заметно снизилось после того, как он стал рассказывать о своём участии в важнейших, хорошо изученных событиях индонезийской истории, включая провозглашение независимости Индонезии и отречение президента Сукарно от власти. Высказывалось предположение, что семарангский знахарь был одним из сослуживцев Суприяди — этим объяснялась его хорошая осведомлённость о ходе блитарского мятежа и некоторых деталях биографии Суприяди[21][22]. Андарьёко скончался в 2009 году, однако его личность и после этого продолжала вызывать определённый интерес СМИ. Ему был посвящён ряд передач центрального телевидения, а также публикаций, в том числе крупная монография историка Баскара Вардаи (индон. F. X. Baskara Tulus Wardaya) «В поисках Суприяди: свидетельства главного помощника Сукарно» (индон. Mencari Supriyadi: Kesaksian Pembantu Utama Bung Karno)[35].

Память о Суприяди в современной Индонезии[править | править код]

Как в период президентства Сукарно, так и в последующем образ Суприяди активно героизировался индонезийской пропагандой. В официальной индонезийской историографии блитарское восстание ПЕТА преподносится как одно из важнейших событий в контексте национально-освободительной борьбы, его годовщина торжественно отмечается в Блитаре. Именем Суприяди была названа улица Блитара, на которой находятся строения бывших казарм мятежного батальона (в настоящее время в этих зданиях 1910 года постройки размещаются три городских школы). Отец Суприяди, Раден Дармади, сразу после провозглашения независимости страны был назначен руководителем администрации Блитарского округа (занимал эту должность дважды — в 1945-47 и в 1950-56 годах)[36]. 9 августа 1975 года указом президента Сухарто № 063/TK/1975 Суприяди был провозглашён Национальным героем Индонезии[6].

Уже на следующий год после восстания, в июле 1946 года у зданий казарм блитарского батальона ПЕТА — в том месте, где повстанцами был водружён индонезийский флаг — главнокомандующим вооружённых сил Индонезии генералом Судирманом был открыт небольшой монумент в форме небольшой стелы с надписью[37]. 14 февраля 1998 года, в ходе торжественной церемонии, приуроченной к очередной годовщине блитарского восстания, перед бывшими казармами был открыт памятник в виде скульптурной композиции. В центре последней — фигура Суприяди, по правую и левую сторону от неё — фигуры шести его соратников, казнённых японцами. В 2007-08 годах этот монумент подвергся реставрации и был вновь торжественно открыт — опять же в ходе торжеств, приуроченных к годовщине событий 14 февраля 1945 года[38].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Wink. Biografi Supriyadi – Pahlawan Nasional Yang Menjadi Misteri (индон.). Biografiku.com (4 мая 2016). Проверено 22 июня 2018.
  2. 1 2 3 4 5 Sudarmanto, 1996, p. 231-232.
  3. 1 2 Tulus Wardaya, 2008, p. 46.
  4. Album, 2001, p. 161.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 Teman Sejarah. Pemberontakan Peta di Blitar 14 Februari 1945 (индон.). Harian Sejarah (13 февраля 2017). — Электронный исторический журнал «Хариан седжарах». Проверено 21 июня 2018.
  6. 1 2 3 Tulus Wardaya, 2008, p. 47.
  7. 1 2 3 4 5 6 Album, 2001, p. 162.
  8. 1 2 Lebra, 2010, p. 148.
  9. Lebra, 2010, p. 149.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 Pemberontakan PETA Blitar: Di Ngancar, Supriyadi Menghilang (индон.). Detik (12 августа 2008). — Электронная версия журнала «Детик». Проверено 27 июня 2018.
  11. 1 2 3 4 5 6 Moerjio Wulantoro. Pemberontakan Kasih Sayang Shodanco Supriyadi “Pemberontak” PETA Blitar (индон.). Koran Yogya (17 февраля 2017). — Электронная версия газеты «Коран Йогья». Проверено 22 июня 2018.
  12. 1 2 3 4 5 Ramadhian Fadillah. Kisah Pemberontakan Tentara PETA & Ingkar Janji Samurai Jepang (индон.). Merdeka (14 февраля 2014). — Электронная версия газеты «Мердека». Проверено 18 июня 2018.
  13. Prayoga Kartomihardjo et al., 1986, p. 89.
  14. Tulus Wardaya, 2008, p. 56-59.
  15. Prayoga Kartomihardjo et al., 1986, p. 90.
  16. 1 2 3 Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 2, с. 45.
  17. 1 2 Prayoga Kartomihardjo et al., 1986, p. 94.
  18. Tulus Wardaya, 2008, p. 58-62.
  19. Retnowati, 2007, p. 27.
  20. 1 2 Simanjuntak, 2003, p. 18.
  21. 1 2 3 4 Asvi: Andaryoko Anggota PETA, Tetapi Bukan Supriyadi (индон.). Kompas (13 августа 2008). — Электронное приложение к газете «Компас». Проверено 18 июня 2018.
  22. 1 2 3 4 Budi Sugiharto. Tokoh PETA Surabaya: Supriyadi Meninggal di Gunung Kelud (индон.). DetikNews (12 июня 2008). — Электронная версия журнала «Детик ньюз». Проверено 18 июня 2018.
  23. 1 2 Yuli Ahmada. Supriyadi, Bisa Mengilang tapi Tak Bisa Pulang (индон.). Kompas (15 августа 2008). — Электроная версия газеты «Компас». Проверено 10 июля 2018.
  24. 1 2 3 4 Misteri Supriyadi PETA Versi Ronomejo Hingga Nakajima (индон.). Detik (12 августа 2008). — Электронная версия журнала «Детик». Проверено 27 июня 2018.
  25. Tulus Wardaya, 2008, p. 189.
  26. Tulus Wardaya, 2008, p. 41.
  27. 1 2 Pensiunan Karesidenan Semarang Mengaku Supriyadi (индон.). Kompas (12 августа 2008). — Электроная версия газеты «Компас». Проверено 13 июля 2018.
  28. Tulus Wardaya, 2008, p. 90-95.
  29. 1 2 Supriyadi Takut Dikeroyok (индон.). Kompas (9 ноября 2008). — Электроная версия газеты «Компас». Проверено 12 июля 2018.
  30. Tulus Wardaya, 2008, p. 100-103.
  31. Tulus Wardaya, 2008, p. 97-99.
  32. 1 2 3 Andaryoko: Supriyadi Sudah Saya Tanggalkan Tahun 1950 (индон.). Kompas (1 ноября 2008). — Электроная версия газеты «Компас». Проверено 27 июня 2018.
  33. 1 2 3 Perbedaan Silsilah Andaryoko dan Keluarga Supriyadi (индон.). Detik (12 августа 2008). — Электронная версия журнала «Детик». Проверено 28 июня 2018.
  34. 1 2 Misteri Supriyadi: Andaryoko Jelaskan Pemberontakan PETA di Blitar (индон.). Detik (12 августа 2008). — Электронная версия журнала «Детик». Проверено 27 июня 2018.
  35. Tulus Wardaya, 2008, p. 41-42.
  36. Tulus Wardaya, 2008, p. 45.
  37. Erliana Riady. Monumen Potlot, Dari Sini Pemberontakan PETA Blitar Berawal (индон.). Detik (15 декабря 2017). — Электронная версия журнала «Детик». Проверено 27 июня 2018.
  38. Heri Setya Adi. Monumen Peta Blitar, Wisata Edukasi Sejarah Perjuangan Kemerdekaan (индон.). Kabarnesia (25 мая 2017). — Информационный портал «Кабарнесиа». Проверено 27 июня 2018.

Литература[править | править код]

  • Бандиленко Г. Г., Гневушева Е. И., Деопик Д. В., Цыганов В. А. История Индонезии: В 2 ч. — М., 1992—1993.
  • Joyce Lebra. Japanese-trained Armies in Southeast Asia. — Singapore: Institute of Southeast Asian Studies, 2010. — 226 p. — ISBN 978-9814-279-444.
  • Ricklefs, Merle Calvin. A History of Modern Indonesia since c. 1200. — 3rd edition. — Stanford University Press, 2001. — 495 p. — ISBN 978-0804744805.
  • Retnowati Abdulgani-Knapp. Review: Soeharto: The Life and Legacy of Indonesia's Second President. An Authorised Biography. — Singapore: Marshall Cavendish Editions, 2007. — 379 p. — ISBN 978-9812613400.
  • Baskara Tulus Wardaya. Mencari Supriyadi: kesaksian pembantu utama Bung Karno. — Yogyakarta: Galangpress, 2008. — 195 p. — ISBN 978-602-8174-07-7.
  • Album Pahlawan Bangsa. — Jakarta: Mutiara Sumber Widya, 2001. — 223 p.
  • Simanjuntak, P.N.H. Kabinet-Kabinet Republik Indonesia: Dari Awal Kemerdekaan Sampai Reformasi. — Jakarta: Djambatan, 2003. — 474 p. — ISBN 979-428-499-8.
  • Sudarmanto, Y.B. Jejak-Jejak Pahlawan dari Sultan Agung hingga Syekh Yusuf. — Jakarta: Gramedia, 1996. — 332 p. — ISBN 979-553-111-5.
  • Prayoga Kartomihardjo, Prapto Saptono, Soekarsono. Monumen Perjuangan Jawa Timur. — Jakarta: Direktorat Jenderal Kebudayaan, 1986. — 179 p. — ISBN 979-553-111-5.