Суракат I

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Суракат
Суракат I.jpg
Предшественник Саратан I
Преемник Байар II

Рождение Хунзах или Акаро
Род Нуцалы
Отец Саратан I
Дети Андуник[1] и Байар

Суракат — аварский нуцал[к 1], правивший примерно по одним данным, в XI века[3][4], по другим, в XII веке[5] или же в XIII веке[6][7]. Сын нуцала Саратана и внук Уруса[8][9].

Происхождение[править | править код]

Суракат – имя арабское. Принадлежность его к Аварии свидетельствует о существовании связей между аваро-христианской и арабо-мусульманской верхушкой дагестанского общества. Вопрос о датах жизни Сураката до конца до сих пор не решен. Есть различные мнения, которые главным образом основаны на данных местных арабоязычных источников. Большинство авторов говорит о том, что Суракат жил, скорее всего, в конце XI – начале XII века[10][11][12][13][14][15]. У Бакиханова, Суракат - обращенный из мусульман в язычники[3], по другой версии в христианство[8].

Важным источником этого периода является «История Баба и Ширвана», в тексте которого при описании событий 416 по х./1025 г. н.э. в качестве христианского правителя Сарира упоминается Бухтйишо II, который тогда выдал дочь Сарийу за дербентского амира Мухаммада ибн Хашима[16]. За сто лет до него упоминается и Бухтйишо I, который в 292 по х./905 г. н.э. захватил в плен дербентского амира[17]. Преемником Бухтйишо II, вероятно был некий К-рух или Ф-рудж (в арабской записи не указана первая согласная и не удается с уверенностью прочитать последнюю букву), сын которого Току (Тӏокъу) упоминается в 457 по х./1065 г. н.э. как тесть дербентского раиса Муфарриджа ибн Музаффара[18]. Таким образом, исключается вероятность, что Суракат мог править в ХI веке. По мнению большинства историков Суракат мог жить и править в XII веке. А.Р. Шихсаидов и А.Е. Криштопа на основании сообщения исторического сочинения «Сказание об Аргвани», полагают, что первый поход имело место в 654 году по хиджре (1256 год н.э.), то есть, по их предположению, Суракат родился приблизительно в 1190-х и умер в 1250-х годах, за несколько лет до первого похода газиев на Хунзах и его захвата.[6][7].

Биография[править | править код]

При нуцале Суракате установился порядок престолонаследия, согласно которому на троне никто не имел право восседать, кроме его наследников по мужской и женской линии.

Подданные Сураката были язычниками, христианами или иудеями. Нуцал считался могущественным дагестанским правителем. Аварскому нуцалу были подвластны все народы от Шемахи до границ Кабарды, а также Тушетия и чеченцы. Согласно «Запискам императорского географического общества», Суракат «повелевал народами от Шемахи до границ Кабарды, а Чеченцы и Туши находились в безусловной зависимости от него»[19].

Согласно Мухаммадрафи аш-Ширвани Суракат был владыкой Авара, в городе называемом Тануси, «а он сильнейший из городов Дагестана своей мощью, источник неверия — был неверующий сильный титан (в оригинале тиран), негодный, носитель зла, насилия и несчастья, по имени Сурака, с титулом нусал — это их обычай давать такое прозвище и обозначать этим именем своего владыку, — сын Сиртана».[20].

Азербайджанский ученый XIX века Аббас-Кули-ага Бакиханов пишет, что «в городе Танусе, древней столице Аварии, был могущественный и грозный эмир, которого звали Сурака». Он продолжает: «Этот Сурака, владея землями от границ Шемахи до земель черкесов и чеченцев, взимал со всех княжеств и обществ, дань наличными деньгами, скотом, товарами, хлебом, фруктами и даже куриными яйцами». Далее: «Главная подать состояла в следующем:ежегодно каждое семейство должно было давать по три дирхема серебром или соразмерной цены золотом и по одной мерке более употребляемого хлеба; каждый торговец обязывался давать две штуки шелковой материи и две бумажной; с каждого сада по мешку сушеного винограда. Кроме того, каждый убийца должен был давать по сто овец, а вор и ему подобный преступник - по одному быку. Каждая деревня, поздравляя нового владетеля, приносила пять лисьих шкур - одну черную и четыре желтых, и пять баранов; на похороны владетеля - одну лошадь, а на каждую свадьбу в доме владетельном - одного быка и двух баранов»[21].

Реку ал-Ганам (араб. — «Баранья река»), которая пересекает Аварию и которая является большой, замерзающей зимой и впадающей в море ал-Хазар[22]. , В.Ф. Минорский отождествляет с Сулаком[23]. Очевидно Сулак являлась внутренней водной артерией аварского государства. На выходе Сулака из горных ущелий на прикаспийскую равнину, располагалась северная столица — древний город Гелбах. Он часто служил первым форпостом страны, откуда влияние аварского государства распространялось на северные равнины, занятые большей частью хуторами населения страны, а также принимал зачастую первый удар иноземных армий. К примеру, арабские газии сначала одолевают брата нуцала — Кахру, имевшего резиденцию в Гелбахе, и только потом Хунзах.[24]

Почему Суракат находился в Тануси, а не в старой столице Сарира - Хунзахе? Из истории Дагестана известно, что в случае разлада отношений между правителем и населением, правитель со своим ближним окружением мог перебраться в другое поселение. Пример тому — столица Кайтагского уцмийства - Башлы, в котором уцмии фактически не жили, имея местопребывание в мелких селах, таких как Великент, Маджалис, Янгикент. В "Хунзах-наме" это объясняется тем, что в Тануси, наиболее труднодоступном населенном пункте Хунзахского плато, Суракат просто-напросто прятался от войска арабских газиев, которыми командовал Абу Муслим. На самом деле зачатки неприязни между Нуцалами и населением ее столицы существовали еще в IX веке, о чем косвенно свидетельствует проживание правителя не в самом Хунзахе, а в крепости на горе Акаро. Не поладив с Хунзахцами, Суракат вместе со своими дружинни­ками, слугами и рабами переселился в труднодоступное хебдалальское село Тануси, которое, кстати, контролировало жизненно важный для овцеводов путь на Терско-Сулакскую низменность.[4]

По поводу веры Сураката да и всего населения Нуцальства, можно сказать следующее; Д.М.Атаевым и Г.Г.Гамбашидзе было изучено достаточное количество материальных памятников христианства, чтобы сделать вывод о том, что население было христианским грузино-греческого толка. В "Тарихи Дагестана" же Суракат просто назван "неверным", то есть не мусульманином, а население идолопоклонниками. В позднесоставленных источниках "Хроники племени Нахчу" и "Тарихи Аргвани" (XVIII век) Суракат и его брат и вовсе названы иудеями. При нынешнем уровне наших познаний об истории Хунзаха и Аварии вообще наиболее вероятной представляется мысль, что в ХI веке хунзахцы и их правители были христианами. Стоит упомянуть ещё один труд XVIII века - грузинского ца­ревича Вахушти Багратиони, по поводу того, что Квирике Великий, царь Кахетии, создал должность мачинского эристава, которому он якобы подчи­нил территории «к востоку от Алазани» вместе с землями, под­властными городами Шакихи и Хунзахи. Однако Вахушти позаимствовал текст с данными событиями из более раннего источника «Летопись Картли», в котором не говорится ни слова о вхождении Хунзаха или Сарира, в состав Кахетии или её эриставства. Учитывая информацию, содержащуюся в средневековых мусульманских и грузинских источниках, можно усомниться в достовер­ности текстов XVIII века.[4]

В историческом сочинении «Тарихи Аргвани», составленном в XVIII веке, упоминается что газии во главе с Абу Муслимом[a][25], в начале атаковали Гелбах, который являлся одной из столиц Сарира, «вступили в схватку с братом Сураката», «убили его, разрушили резиденцию его, сожгли укрепления его». Источник указывает, что всё это и процесс исламизации этого региона, произошло в 645 году по хиджре (1247—1248 гг.)[26]. Ссылаясь на этот же источник, А. Р. Шихсаидов и А. Е. Криштопа датируют взятие газиями Хунзаха — 1256 годом[27][28]. Согласно же другому источнику условно именуемым, как «Хунзах-наме», Суракату удалось в первой битве нанести поражение газиям, в битве у реки Тобот, там где сейчас аул Арани, но затем пришлось отступить, в ввиду того, что Абу Муслим собрал вторую армию ещё в два раза больше, чем первую, предположительно в 654 году по хиджре (1256—1257 гг.)[29]. К тому моменту (ок. 1255 г. н. э.), Суракат, как считается, умер[27] и нуцалом был уже его сын Байсар[30][31]

Наиболее вероятно, что ещё до окончательного разгрома мусульман Тбилиси в 1122 году Давидом Строителем, а именно в конце XI века, отряд мусульманских фанатиков, во главе с Абу Муслимом, который возможно был потомком Абумуслима Хорасани, осевшего в южном Дагестане ещё в X веке, захватил христианский Хунзах. Именно на рубеже XI-XII веков можно датировать это событие[1]. Так, согласно Бакиханову, Абу Муслим жил в V веке по хиджре (1009 - 1107 годы н.э.)[3]. Из достоверных источников XI—XII веков, становится известно, что мусульмане из Ширвана, захватили населенный «неверными» христианами Кумух в начале второй половины XI века (в одной из поэм, посвященных Фарибурзу, есть строки: «Разве отряд войска Вашего не совершил набег и Гумиком не овладел врасплох?»), а ислам его жители приняли лишь в последние годы этого века. Приведенные факты дают основания предполагать, что Суракат правил Аварией, скорее всего в конце XI века. Согласно общей информации «Истории села Аргвани», названный Суракат, правил в промежутке 1038/39 и 1247/48 годами. Прибытие мусульман на Хунзахское плато можно примерно датировать XI—XII веками. Здесь следует также отметить, что в Хунзахе найдены две арабские надписи на местном камне исламского содержания, которые по почерку можно отнести к XI—XII векам.[4]

Арабы считали Сураката врагом ислама, вели с ним ожесточенную войну за покорение Аварии. В записках также говорится, что «Аварцы были тогда уже, как и теперь первенствующим народом в нагорном Дагестане и дали Арабам долгий и кровавый отпор»[19]. Однажды войско газиев под руководством шейхов Ахмада, Абдуллы, Абу-Муслима и Абдул-Муслима направилось из Кайтага в Аварию. Сначала они одолели Кахру в Гельбахе, там погибли Ахмад и Абдулла. Далее газии планомерно направляются на Хунзах и берут его штурмом, при этом погибает Абдул-Муслим. Абу-Муслим устанавливает в Хунзахе теократическое правление газиев.[32].

Суракат защищал свою столицу Тануси: «Аварцы оказывали пришельцам упорное сопротивление, и попытки арабов захватить Тануси оканчивались ничем. Тогда арабы прибегли к хитрости. Перед боем они приготовили отравленную пищу и разложили ее в своем лагере. Завязав бой с войском Сураката, арабы притворно обратились в бегство, бросив лагерь. Воины Сураката, увидев готовую к употреблению пищу, не удержались от соблазна подкрепиться. Большинство из них умерли. Силы аварцев резко уменьшились, и арабы смогли захватить Тануси - столицу Сураката». Данная легенда опять-таки основана на «бродячем сюжете»: ее можно услышать и в других местах Дагестана. Маловероятно, что она излагает исторический факт: скорее, здесь отражена народная оценка арабских завоевателей как противника опасного не столько силой, сколько коварством.[33]

По одной версии Суракат погиб в битве за столицу, по другой версии он бежал вместе с семьей в Тушетию.[32].

Согласно «Хунзах-наме», после того как шейх Абу Муслим подчинил Хунзах своей власти и начал процесс исламизирования населения, то на­значил там Наиба - своего наместника, после чего вернулся в Гази-Кумух. Поки­дая Хунзах, Абу Муслим наставил наибу: «Не доверяй этому аварскому племени. Я думаю, что их мусульманская вера смешана с сомнениями и лицемерием». И действительно, население Хунзаха, начало раскаиваться в смене религии, не в силах соблюдать шариат, что оставили веру предков, решило тайно обратиться к Суракату с предложением вернутся к правлению, который на тот момент скрывался в далеких горах. В случае его согласия, хунзахцы ему обещали агрессивную поддержку, в частности убийство Наиба и его людей. Поскольку Суракат не полностью доверял хунзахцам, поэтому туда он прислал своего сына Андуника. По прибытии в древнюю столицу Сарира, Андуник и его дружинники действительно были поддержаны обрадовавшимся этому хунзахцами. Наиб был убит, население Хунзаха после этого отказалась от Ислама и они «занялись удовлетворением своих закоренелых запретных страстей».[1]

А одно из преданий гласит о том, что во время правления Сураката в Хунзахе, ункратлинцы исповедовали христианство. В его правление в Аварское княжество вторгся отряд газиев во главе с Абу Муслимом. Хунзахцы не хотели принять ислам, и в местности Ачисал произошло крупное сражение между ними и арабскими войсками. В сражении пало много воинов с обеих сторон. Правивший Суракат погиб, а его сын Байар бежал в Тушетию[34]. Либо же Суракат умер прежде битвы с газиями, и правителем стал его сын Байар, который и бежал в Тушетию, а на престол сел Масумбек из рода шейха Ахмада - потомка Хамзы, дяди Пророка[4]. Абумус­лим, по большому счёту стал первым мусульманским правителем Хунзаха, а именно Имамом. Спустя 30 лет он скончался на территории Аварского нуцальства и был похоронен в Хунзахе.[1]

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. Нуцал — титул ханов Аварии[2].
  1. Абу Муслим ал-Гази — один из самых сложных, запутанных, одновременно чрезвычайно популярных образов в истории Дагестана, особенно в истории исламизации дагестанского общества. Абу Муслим современных легенд — это обобщенный образ героя-исламизатора, возникший благодаря слиянию воедино нескольких прототипов исламских миссионеров арабского, иранского и местного происхождения, действовавших на Северо-Восточном Кавказе в VIII–ХVI вв. С именем Абу Муслима предания связывают повсеместное распространение ислама, назначение и утверждение местных мусульманских правителей. Ему приписывается курайшитская генеалогия, восходящая к ‘Абд ал-Мутталибу,деду Пророка, его родиной объявлен Шам (Сирия). Как видно из дагестанских хроник и строительной надписи ХVIII–ХіХ вв., с именем Абу Муслима связывается соборная мечеть в Дербенте, а также ряд мечетей старейших лезгинских, агульских, даргинских, табасаранских, цудахарских, аварских селений (Кала-корейш, Камах, Каракюре, Ахты, Кочхюр, Мака, Рича, Фите, Акуша, Джафуг, Кумух, Чох. Ему приписывают несколько «святых» мест (зийарат, пир) — в селах Чурдаф, Хучни, Хунзах, Чох, Ахты. Арабские авторы IX– XII вв., описывая процесс завоевания и исламизации Дербента и других дагестанских земель, называют Масламу — крупного арабского полководца, брата халифа Хашама, правителя Ирака и Хорасана. В дагестанских же хрониках имя Масламы заменено именем Абу Муслима Хорасанского (ум. 755), свергателя династии Омеййадов. В Дагестане Абу Муслим не был. Хасан Алкадари пишет о другом Абумуслиме, прибывшем в Дагестан с миссионерской деятельностью.
Источники
  1. 1 2 3 4 СОБЫТИЙ X в. 3 страница
  2. С. М. Броневский. Историческия выписки о сношениях России с Персиею, Грузиею и вообще с горскими народами, в Кавказе обитающими, со времен Ивана Васильевича доныне. РАН. Институт востоковедения СПб. 1996.
  3. 1 2 3 1284832693.pdf
  4. 1 2 3 4 5 СОБЫТИЙ X в. 2 страница
  5. Н. Семёнов. Туземцы северо-восточного Кавказа. СПб.: Тип. А. Хомского и Ко, 1895. — 502 с.
  6. 1 2 Криштопа А.Е. Дагестан в XIII - начале XV вв. М., 2007. С. 45
  7. 1 2 Шихсаидов А.Р. Ислам в средневековом Дагестане. Махачкала, 1969.С.206.
  8. 1 2 Тептар - 21 Июля 2015 - Ваштарой. Нохчийн тайп
  9. Тарих Дагестан Мухаммадрафи Архивировано 15 июля 2014 года.
  10. Шихсаидов А.Р. Хроника "Тарихи Дагестана" С.108
  11. Масуд ибн Намдар. Сборник рассказов, писем и стихов/пред. и указ. В.М.Бейлиса. М.,1970. С. 177-180,187
  12. Айтберов Т.М., Иванова А.А. Новые арабские надписи XII-XVI вв. из Дагестана // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. М.,1981.Ч.2.Вып.15.С.38-41
  13. Маллачиханов Б. К вопросу о хазарском Семендере в Дагестане // Ученые записки Института истории, языка и литературы Дагфилиала АН СССР. Серия историческая. Махачкала, 1965, т.14,с.194
  14. Абаев В.И. Тюркские элементы в осетинской антропонимии // Теория и практика этимологических исследований. М., 1985. С.24,26
  15. Лавров Л.И. Указ. раб.С. 175-176.
  16. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда стр.70,136
  17. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда стр.65,136
  18. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда стр.77,136
  19. 1 2 Записки Кавказского отдела Императорского русского географического общества. Кн. VII, Разд. Критика и библиография. Под. ред. Д. И. Коваленского. Первый выпуск. Тф., 1866. С. 52.
  20. [1] страница 67
  21. Аббас-Кули-ага Бакиханов
  22. Коновалова И. Г. Восточная Европа в сочинениях арабских географов XIII—XIV вв. М., 2009.С.117.
  23. Минорский В. Ф. Указ.соч. С.119.
  24. Атаев М. М. Авария в X—XV вв. Махачкала, 1995.С.126
  25. Бобровников 2006 — Бобровников В. О. «Горское хищничество» в теории и практике российского ориентализма на Северном Кавказе XIX в. // Меняющаяся Европа: проблемы этнокультурного взаимодействия / Отв. ред. М. Ю. Мартынова. М., 2006.
  26. Тахнаева П. И. Аргвани: мир ушедших столетий: исторический портрет сельской общины Нагорного Дагестана. М., 2012.
  27. 1 2 Криштопа А. Е. Дагестан в ХIII — начале ХV вв. Очерк политической истории. М.,2007.
  28. Шихсаидов А. Р. Ислам в средневековом Дагестане (VII—XV вв.). Махачкала, 1969.
  29. Хайдарбек Геничутлинский. Историко-биографические и исторические очерки / пер. Т. М. Айтберова. Махачкала, 1992.
  30. Максуд Алиханов. В горах Дагестана. Путевые впечатления и рассказы горцев / сост. и комм. Р. Н. Иванов. Махачкала, 2005.
  31. Шихсаидов А. Р., Айтберов Т. М., Оразаев Г. М.-Р. Дагестанские исторические сочинения М., 1993.
  32. 1 2 А.Е.Криштопа. ДАГЕСТАН в XIII- начале XV вв. — Москва, 2007 — С.87
  33. [2] страница 96
  34. [3] страница 97

Литература[править | править код]

  • Р. М. Магомедов. История Дагестана: Учебное пособие; 8 кл. — Махачкала: Издательство НИИ педагогики, 2002, С. 82.