Тавры

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Тавры (народ)»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Крым во II веке н. э.      Скифы в Крыму      Боспорское царство      Языги      Роксоланы      Сираки      Меоты      Тавры

Тавры (др.-греч. Ταύροι) — народ, населявший в древности южное побережье (преимущественно горную часть[1]) Крыма, известное в то время как Таврика или Таврида (др.-греч. Ταυρίδα). Упомянуты в трудах греческих и римских историков и географов. Первые упоминания — VI век до н. э., последние — I век н. э. К этому времени смешались со скифами и обычно назывались «тавроскифы» (греч. Σκυθοταύροι, Ταύροι Σκύθες, Ταυροσκύθες).

Этногенез[править | править код]

Этническая принадлежность древних тавров неясна. Точно неизвестно, на каком языке они говорили, хотя делались попытки отнести его к индоевропейским (реликтовым индоарийским) языкам[2][3]. По археологическим находкам тавров сближают с остатками срубной культурно-исторической общности. Возможно сближение тавров и с каким-то этно-языковым тохарским реликтом. Также, на основе возможности тюркского происхождения самоназвания тавров (крымско-тат. tav (степной диалект) — гора; крымско-тат. yer — место, местность или крымско-тат. er — люди, человек), делаются предположения об отнесении тавров к тюркам[4], что в целом сомнительно.

Любопытно, что в сообщении анонимного автора VI века н. э. Псевдо-Арриана готский язык назван таврским. Рассказывая о гуннском племени эвдусиан Псевдо-Арриан указывает: «Итак, от Синдской гавани до гавани Пагры прежде жили народы, называвшиеся керкеты или ториты, а ныне живут так называемые эвдусианы, говорящие на готском или таврском языке» (Перипл Понта Евксинского. 63 (22)). То есть готы тогда изъяснялись не на германском, а на местном индоевропейском языке, видимо близком сармато-аланскому.

Тавры, на определённом этапе существования, соответствуют археологической кизил-кобинской культуре. Археологи связывают с таврами многочисленные памятники этой культуры, расположенные в горном и предгорном Крыму.

Характерные таврские захоронение представляют ящик из четырех каменных плоских плит (иногда весьма массивных), перекрытых сверху пятой. Они широко распространены в горном Крыму до настоящего времени.[5]

Тавры не были закрытым сообществом: о том, что с течением времени тавры приняли многих беженцев из Крымской степи, следует из археологических раскопок поселения Тау-Кыпчак[1]. Обе группы постепенно смешивались и бывшие кочевники активно интегрировались в хозяйственную жизнь горцев, создав целый ряд переходных предгорных сообществ.

О хозяйственной жизни тавров известно немного. Помимо стычек и локальных конфликтов с жителями приморских греческих городов тавры начали осваивать и традиции чаирного садоводства. Раскопки поселения тавров Уч-баш показали использование ими черешни, алычи и вишни[6]. Остатки груш, яблок, грецких орехов и черешни были обнаружены в поселениях и могильниках крымских скифов.

Сведения античных авторов и эпиграфики[править | править код]

Впервые о таврах упоминает Геродот, в рассказе о скифо-персидской войне. Тавры были среди тех народов, которые отказали скифам в помощи против персов. Геродот писал, что они жили в горной местности на полуострове, вдающемся в Понт, между Керкинитидой и Херсонесом Скалистым (до Керченского пролива). Эллинов и мореходов, попавших к ним в плен, они приносили в жертву своей богине Деве, в которой некоторые греки видели Ифигению. Пленников ударяли дубиной по голове и сбрасывали в море или, по другим сведениям, закапывали в землю. Захваченным в бою врагам отрубали головы и выставляли их вокруг дома на высоких шестах в качестве охранителей. «Живут тавры грабежом и войной», заканчивает Геродот. Таврский царь (или цари) присутствовал на совете племён перед вторжением персов.

В найденном в Херсонесе декрете в честь Диофанта, полководца царя Митридата, относящемся ко II веку до н. э., упомянуто, что были подчинены тавры, жившие около Херсонеса. Царь Боспора Аспург, судя по ряду надписей, в начале I века подчинил многие окрестные племена, в том числе и тавров.

В дальнейшем сведения о таврах чрезвычайно разрозненны. Страбон писал, что в гавани Символон (Балаклава) недалеко от Херсонеса собирались их банды и грабили корабли.[7] Тацит упоминал о гибели в 49 году в земле тавров части римских воинов, ставших жертвами кораблекрушения, в том числе префекта когорты.[8] Аммиан Марцеллин также говорил о свирепости этого племени и о том, что римская чернь ревёт подобно таврам. Он также указывал, что три таврских племени: арихи, синхи (возможно, синды) и напеи — наиболее злобны. Относительно обычая жертвоприношений Деве, которую также называли Орсилохой, Аммиан сообщал, что жертв закалывали, а их головы прибивали на стены храма «как вечные памятники славным деяниям».[9]

На территории Херсонеса были найдены надгробия с указанием о том, что покойный был убит таврами, а на территории Боспорского царства на некоторых надгробиях было написано, что сам умерший был тавром.

Можно предполагать деление тавров на разные племена, возглавляемые вождями. Поклонение Деве было воспринято от тавров и жителями Херсонеса, но без сопутствующих жертвоприношений.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Чаир — сад и сенокос в горном лесу. Традиционное крымское поликультурное растительное сообщество | Зеленый Путь
  2. Трубачёв О. Н. Indoarica в Северном Причерноморье: Реконструкция реликтов языка. Этимологический словарь. М.: «Наука», 1999.
  3. Галкина Е. С. Тайны Русского каганата. М.: «Вече», 2002, с. 91
  4. https://cyberleninka.ru/article/n/lingvisticheskie-i-ekstralingvisticheskie-svedeniya-o-drevnih-predkah-krymskih-tatar
  5. Тавроскифы. ДОРОГОЙ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ ОЧЕРКИ О ДРЕВНЕМ КРЫМЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО «КРЫМ» СИМФЕРОПОЛЬ (1969).
  6. http://www.studfiles.ru/preview/2278111/
  7. Страбон VI, 4, 2
  8. Тацит XII, 17
  9. Аммиан Марцеллин XXII, 8, 33

Источники[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Храпунов И. Н. Очерки этнической истории Крыма в раннем железном веке: Тавры. Скифы. Сарматы. Симферополь: Таврия, 1995. (адаптир. вариант).
  • Бондаренко М. Е. Тавры: Этногр. характеристика древ. племен горн. Крыма, (I тыс. до н. э.). — М.: МАКС пресс, 2010. — 128 с.
  • Зубарь В. М. Херсонес Таврический и население Таврики в античную эпоху. — Киев: Шлях, 2004. — 312 с.
  • Колотухин В. А. Горный Крым в эпоху поздней бронзы – начале железного века: (Этнокультур. процессы). — Киев: Южногор. ведомости, 1996. — 160 с.
  • Кравченко Е. А. Кизил-кобинська культура у Західному Криму. — Київ: ІА НАН України, 2010. — 276 с.
  • Кравченко Э. А, Горбаненко С. А., Горобец Л. В., Кройтор Р. В., Разумов С. Н., Сергеева М. С., Яниш Е. Ю. От бронзы к железу: Хоз-во жителей Инкерман. долины: (По материалам исслед. поселений Уч-Баш и Сахарн. Головка). — Киев: ИА НАН Украины, 2016. — 318 с.
  • Крис Х. И. Кизил-кобинская культура и тавры. — М.: Наука, 1981. — 128 с. — (Свод археол. источников; Вып. Д1-7).
  • Лесков А. М. Горный Крым в I тысячелетии до нашей эры. — Киев: Наук. думка, 1965. — 200 с.
  • Сенаторов С. Н. Лепная керамика кизил-кобинской культуры: типология и хронология: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. — СПб., 2002. — 22 с.
  • Храпунов И. Н. Этническая история Крыма в раннем железном веке // Боспорские исследования. — 2004. — Вып. VI. — 240 с.