Таджикский национализм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Таджи́кский национали́зм (тадж. Натсионализми (миллатчигии) тоҷикӣ) — научный и политический термин, обозначающий широкий круг общественно-политических и культурно-исторических движений и взглядов среди представителей таджикского народа на территориях современных Таджикистана, Афганистана и Узбекистана, возникших в связи со стремлением к формированию таджикской политической нации и таджикского национального государства с начала XX века. Некоторыми учёными рассматривается как часть паниранизма. Некоторые считают таджикский национализм зеркальным отражением узбекского национализма в Узбекистане и пуштунского национализма в Афганистане. В таджикском национализме обвиняют таджикских сеператистов и ирредентистов в вышеупомянутых двух странах, где таджики составляют значительную диаспору, являясь второй по численности этнической группой в обеих странах[1][страница не указана 33 дня].

Появление современной таджикской государственности в результате создания Таджикской АССР в составе Узбекской ССР в 1924 году, и создание впоследствии самостоятельной Таджикской ССР в составе СССР в 1929 году способствовало централизации националистического движения таджикского народа и проведения национальной политики в этой союзной республике. Обретение независимости национального государства таджиков — Республики Таджикистан 9 сентября 1991 года способствовало ещё большей централизации националистического движения, с формированием как умеренного и либерального таджикского национализма, так и ультраправого и даже ультрарадикального таджикского национализма[1][страница не указана 33 дня].

Идея «Исторического Таджикистана» ставит перед таджикским национализмом ряд сложных вопросов, первый и самый главный из которых — «Чем таджики отличаются от иранцев или персов, которые также вправе претендовать на всё это наследство?». Из-за этого чбольшинство сторонников таджикского национализма предлагают считать таджикский народ частью большой иранской нации, включающей все иранские народы, в особенности персов. По их мнению наиболее достойным иранским народом, претендующим на это богатое наследство после персов являются именно таджики, так как в обширной территории Средней Азии популяризаторами и носителями персидской или иранской культуры являлись именно таджики, тогда как в остальных частях так называемого Иранского мира аналогичную миссию выполняли собственно персы. С другой стороны, по мнению историков приверженность к этой идеологии подрывает основы современной таджикской государственности — современную Республику Таджикистан, занимающую куда меньшие территории, чем заявленные территории Иранского мира[1][страница не указана 33 дня].

Манипуляции[править | править код]

Уже начиная с 60-х годов прошлого века, выполнять свои геополитические задачи для ещё большего раздробления межнациональных отношений между народами пяти союзных республик Средней Азии, советское правительство при помощи КГБ и ряда провокаторов начало постепенное негласное сращивание ряда псевдонационалистов, в особенности в Таджикской ССР, Узбекской ССР и Киргизской ССР, высказывающих националистические, сепаратистские и ирредентистские лозунги, и при их помощи узнав о настоящих сторонниках этих идей, вынуждала их к сотрудничеству, в противном случае подвергала преследованиям, из-за чего были арестованы и иногда расстреляны в большинстве случаев националисты умеренного толка, желающих объединения Средней Азии. Проведение провокаций со стороны советского КГБ, а потом национальных спецслужб получило необычайные масштабы начиная с эпохи «Перестройки» в середине 80-х годов, и в начале 90-х годов после развала СССР. По многочисленным данным, в настоящее время у национальных спецслужб среднеазиатских республик и возможно России существуют специальные неофициальные отделы, где имеются провокаторы и секретные сотрудники, которые при необходимости внедряются в среду умеренных и радикальных узбекских, таджикских или киргизских националистов, и оттуда передают спецслужбам все данные, сводки и наблюдения, и при необходимости осуществляют разного рода провокации и акции для обезличения или поимки представителей настоящих приверженцев этих идей. Также существуют специальные внештатные сотрудники, которые наблюдают за националистическими настроениями в соцсетях и в просторах интернета, и при необходимости осуществляют на них психологические или хакерские атаки. Со стороны России это выгодно в её амбициозной геополитике и сращивании[неизвестный термин] своего влияния на Среднюю Азию, когда народы Средней Азии враждуют между собой и не могут договориться о единстве, тем самым становясь уязвимыми перед Россией и Китаем[2][страница не указана 33 дня][3][страница не указана 33 дня][1][страница не указана 33 дня].

Литература[править | править код]

  • В. А. Тишков, В. А. Шнирельман. Национализм в мировой истории // С. Н. Абашин — Зарождение и современное состояние среднеазиатских национализмов: Таджикский национализм (рус.). — Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН. — М: «Наука», 2007. — 601 с. — ISBN 5-02-035527-5.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 В. А. Тишков, В. А. Шнирельман. Национализм в мировой истории // С. Н. Абашин — Зарождение и современное состояние среднеазиатских национализмов: Таджикский национализм (рус.). — Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН. — М: «Наука», 2007. — 601 с. — ISBN 5-02-035527-5.
  2. С. Н. Абашин. Национализмы в Средней Азии: в поисках идентичности //  (рус.). — Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН. — СПб: Алетейя, 2007. — 304 с. — ISBN 978-5-903354-28-3.
  3. С. Н. Абашин. Нациостроительство и национализм: Средняя Азия //  (рус.). — Центральная Азия и Кавказ. — Лулео (Швеция), 2009.