Тайваньские ханьцы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Главные ворота храма, посвящённого Гуаньинь

Тайваньские ханьцы (кит. трад. 臺灣漢人, упр. 台湾汉人, пиньинь Táiwān hànrén, хоккиен Tâi-uân hàn-jîn, хакка Thòi-vàn hòn-ngìn, англ. Han Taiwanese) — крупная субэтническая и субкультурная подгруппа китайцев. Имеют ханьское происхождение, но из-за географической и исторической обособленности от материкового Китая обладают существенными языковыми и культурными особенностями. Составляют подавляющее большинство населения Китайской Республики (согласно различным оценкам, от 95 до 96 %)[1][2][3].

Из-за того, что ханьцы переселялись на Тайвань несколькими волнами и из разных регионов южного и восточного Китая, среди них сохраняются такие этнолингвистические группы, как хокло и хакка, а также чаошаньцы и гуандунцы (преимущественно выходцы из Гонконга и Макао). Значительный процент ханьцев имеет примесь австронезийских аборигенов острова. Однако, смешанные браки и культурная самоидентификация ханьцев как «тайваньцев» постепенно стирает грани различия между этническими группами[3][4].

История[править | править код]

Женщина с традиционной причёской хакка
Храмовый праздник на Тайване

Коренным населением острова Тайвань являются аборигены австронезийской языковой семьи, близкие по своему происхождению к аборигенам Филиппинского, Индонезийского, Меланезийского и Микронезийского архипелагов. В эпоху династии Мин ханьцы начинают постепенно переселяться из провинции Фуцзянь на Тайвань, осваивая главным образом юго-западное побережье[5][6].

В период голландского правления колонизаторы создали на острове обширные хозяйства по выращиванию риса и сахарного тростника, на которые завозили законтрактованных рабочих из южной Фуцзяни. В 1661 году на Тайвань вторглась армия Чжэн Чэнгуна, изгнавшая голландцев. За ними на остров потянулись ханьцы из числа сторонников свергнутой в Китае династии Мин[7].

В 1683 году маньчжуры захватили Тайвань и включили остров в состав империи Цин. Мигранты из числа хокло селились главным образом в прибрежных районах и на внутренних равнинах, а хакка заселяли холмистые области. Нередко между хокло и хакка происходили столкновения за обладание землями и другими ресурсами. Власти запрещали китайским мигрантам брать с собой на Тайвань семьи, поэтому многие мужчины хокло и хакка вступали на острове в брак с женщинами из племён равнинных аборигенов (пинпу). Постепенно китайцы ассимилировали почти всех аборигенов равнин, вытеснив остальных в горы[3][8].

В 1895 году был подписан Симоносекский договор, согласно которому Япония аннексировала Тайвань. Во время японского правления эмиграция ханьцев на Тайвань практически прекратилась. Постепенно тайваньские ханьцы начали проводить культурные и политические кампании, направленные на развитие собственной идентичности, отдельной от идентичности населения цинского Китая[9][10].

После поражения в Гражданской войне на Тайвань бежали миллионы сторонников Гоминьдана, говоривших преимущественно на языке гоюй (мандарине). Только во время эвакуации правительства в 1949 году на остров высадилось 1,2 млн человек. Среди вновь прибывших ханьцев было много военнослужащих, государственных чиновников, учёных, преподавателей, журналистов и деятелей искусства. Они несколько потеснили в политическом и экономическом плане ханьцев более ранних волн эмиграции, говоривших на хоккиен и хакка. Кроме того, ханьцы послевоенной волны часто женились на местных женщинах, ассимилируя как хокло и хакка, так и аборигенов. Это привело к постепенному размыванию культурных и языковых границ между общинами[3][8][11].

Тайваньское экономическое чудо[en] 1960—1980-х годов способствовало тому, что на остров потянулись новые переселенцы из материкового Китая, Гонконга и Макао, а также этнические ханьцы из Вьетнама (хоа), Камбоджи, Таиланда, Малайзии, Индонезии и Филиппин. В период между 1992 и 2013 годами на Тайване поселилось около полумиллиона иностранцев, среди которых более 80 % приходилось на «синих воротничков». Если в 1905 году на Тайване проживало 3,12 млн человек, то в 1945 году их число возросло до 6,09 млн человек, а в 2013 году достигло 23,37 млн человек[3][12][13].

В 2000 году на Тайване произошла смена политического режима — вместо правившего с 1945 года Гоминьдана, изначально опиравшегося на прибывших с материка китайцев, к власти пришла «зелёная коалиция» во главе с Демократической прогрессивной партией, социальной опорой которой являлись местные хокло и отчасти хакка[14]. Однако приход к власти демократической коалиции не искоренил традиционное соперничество двух основных общин тайваньских ханьцев — бэньшэнжэнь (потомков тайваньцев, живших на острове до 1945 года) и вайшэнжэнь (потомков тайваньцев, прибывших на остров из материкового Китая после 1945 года). В политическом плане большинство бэньшэнжэнь традиционно выступали за независимость Тайваня, а большинство вайшэнжэнь — за объединение с материковым Китаем[15].

Численность[править | править код]

Уличный рынок в Тайбэе во время японского правления

До голландской колонизации в юго-западной части Тайваня проживало около 1,5 тыс. ханьцев[6]. В начале цинской эпохи (1684 год) население Тайваня составляло 120 тыс. человек, к 1764 году оно увеличилось до 666 тыс., а к 1782 году — до 913 тыс. человек. В 1811 году на острове проживало 1,94 млн человек, в 1840 году — 2,5 млн человек, а в 1902 году — 2,68 млн человек[16][17].

Японская перепись 1926 года насчитала на Тайване 4,16 млн жителей, из которых около 90 % являлись этническими китайцами — 3,11 млн ханьцев из провинции Фуцзянь и 586 тыс. ханьцев из провинции Гуандун (носители языка миньнань, включая цюаньчжоуский[en], чжанчжоуский[en], чаошаньский и пусяньский диалекты, а также носители языка миньдун, включая фучжоуский диалект, и носители языка хакка, включая диалекты жаопин[en], сысянь[en], хайлу[en] и ухуа). Крупнейшими подгруппами ханьцев являлись выходцы из двух округов провинции Фуцзянь — Цюаньчжоу (1,681 млн) и Чжанчжоу (1,319 млн)[18].

Среди более мелких подгрупп ханьцев японская перепись 1926 года выделяла выходцев из Тунъаня (553,1 тыс.), Аньси (441,6 тыс.), Мэйчжоу (297 тыс.), Хойчжоу (154,6 тыс.), Чаочжоу (134,8 тыс.), Фучжоу (27,2 тыс.), Янчуня (20,5 тыс.) и Лунъяня (16 тыс.)[18]. В 1944 году на Тайване проживало 6,27 млн жителей[19], однако после капитуляции Японии в 1945 году с острова выехало значительное число японских военнослужащих и чиновников, включая членов их семей. В 1956 году на Тайване проживало 9,36 млн жителей[20].

Этнические группы[править | править код]

Субэтнические группы тайваньских ханьцев

Крупнейшей субгруппой ханьцев Тайваня являются хокло, также известные как хэло или холо (около 70 % от общей численности китайцев острова). Большинство из них ведут свою родословную из округов Цюаньчжоу, Чжанчжоу и Сямынь провинции Фуцзянь. Переселившись на Тайвань, хокло сохранили многие аспекты своей южноминьской культуры, включая свадебные и похоронные ритуалы, религию, праздники, архитектуру, кухню, театр и одежду. Около 15—20 % тайваньских ханьцев ведут своё происхождение от хакка, которые мигрировали на остров из восточной части провинции Гуандун (округа Шаньвэй и Чаочжоу)[3][21][22].

Более 10 % тайваньских ханьцев составляют материковые китайцы, переселившиеся на остров после 1945 года. Среди них имеются небольшие субэтнические группы, представители которых во втором или третьем поколениях преимущественно перешли с родного языка на мандарин или хоккиен. К таким группам относятся чаошаньцы, путяньцы[en], фучжоусцы[en], кантонцы, тайшаньцы[en], хайнаньцы[en] и даньцзя (как выходцы из материкового Китая, так и выходцы из Гонконга, Макао и стран Юго-Восточной Азии).

Поскольку ханьские переселенцы веками смешивались с австронезийскими аборигенами острова, у большинства современных ханьцев Тайваня (по некоторым оценкам, у 85 %) имеются аборигенные примеси[23][24]. Кроме того, в Тайбэе и Гаосюне имеются небольшие общины китайско-японских метисов. Несколько сотен тысяч тайваньских ханьцев проживают за рубежом, главным образом в США, Канаде, Новой Зеландии и Австралии, а также в Гонконге, Макао и материковом Китае (некоторые из них возвращаются на родину по работе или для заключения брака)[25].

Материковые ханьцы[править | править код]

Чан Кайши, правивший на Тайване до своей смерти в 1975 году

Материковые ханьцы, также известные как вайшэнжэнь[en], являются потомками тех ханьцев, которые прибыли на остров из материкового Китая после 1945 года. Крупнейшая волна их иммиграции была в 1949 году, когда Гоминьдан, проигравший в Гражданской войне коммунистам, эвакуировал на Тайвань более 1 млн человек. Эти ханьцы прибыли на остров из разных регионов материкового Китая и принадлежали к различным социальным классам. На Тайване они столкнулись с местными ханьцами из числа хокло и хакка, которые с 1895 по 1945 год находились под японским правлением и частично восприняли японскую культуру[26][27].

К числу вайшэнжэнь причисляли даже тех, кто родился на Тайване, но чьи предки не были уроженцами острова. Им противопоставляли бэньшэнжэнь — потомков тайваньцев, живших на острове до 1945 года (например, видный политик Лянь Чжань родился в материковом Китае, но его предки были тайваньцами и он принадлежал к бэньшэнжэнь). Пик вражды между вайшэнжэнь и бэньшэнжэнь пришёлся на кровавые события 1947 года, известные как Инцидент 228. Во второй половине XX века почти вся политическая элита Тайваня принадлежала к числу вайшэнжэнь, в том числе Чан Кайши, Янь Цзягань и Цзян Цзинго[28].

Фактическую монополию вайшэнжэнь в 1988 году нарушил Ли Дэнхуэй, начавший ряд политических реформ. В 1996 году власти убрали из документов, таких как удостоверение личности и регистрация домохозяйства, упоминание о происхождении предков, заменив его местом рождения, после чего официальное разделение тайваньцев на вайшэнжэнь и бэньшэнжэнь исчезло.

К началу XXI века вайшэнжэнь представляли собой субкультурную группу, которая сильно смешалась с более многочисленными бэньшэнжэнь. К вайшэнжэнь не относятся недавние переселенцы из материкового Китая, составляющие отдельную социальную группу. В 2008—2016 годах пост президента Тайваня вновь занимал представитель вайшэнжэнь Ма Инцзю. К числу других видных вайшэнжэнь принадлежат политик Сун Чуюй, бизнесмен Терри Гоу, писатель Бай Сяньюн и кинорежиссёр Хоу Сяосянь.

К «новым материковым ханьцам», осевшим на Тайване начиная с 1990-х годов, относятся: трудовые мигранты из материкового Китая (синьчжуминь или «новые иммигранты»); граждане КНР, временно находящиеся на острове (далужэнь или чжунгожэнь); невесты тайваньских бизнесменов, работавших в КНР, и женщины из КНР, вышедшие замуж за сельских тайваньцев через профессиональных свах (далумэй или «материковые девочки»)[29]. Община «новых материковых ханьцев» значительно меньше общины вайшэнжэнь.

Взаимоотношения между группами[править | править код]

Чжэн Юнси

В цинскую эпоху (1683—1895) на Тайване нередко случались кровавые конфликты между различными этническими группами ханьцев. Крупнейшими из таких конфликтов были борьба между выходцами из Чжанчжоу (Changchow) и Цюаньчжоу (Chinchew), а также борьба между хокло (выходцами из южной Фуцзяни) и хакка (выходцами из восточного Гуандуна). Одним из самых продолжительных конфликтов была борьба цюаньчжоусцев против хакка с юго-западных холмов Фуцзяни (выходцев из Чантина и западного Чжанчжоу).

Посредниками между конфликтующими сторонами выступали цзиньши — высокопоставленные чиновники, сдавшие сложный экзамен в столице империи. Самым известным из этих цзиньши был Чжэн Юнси (Tēⁿ Iōng-sek, 1788—1858) — первый тайванец, достигший наивысшей чиновничьей ступени, и автор широко известной статьи «Теория убеждения» (勸和論). Также о конфликтах между различными этническими группами писали На Тингуань («Людям Минь и Юэ», 諭閩粵民人) и Лау Кабу («Поэмы Хай-Им», 海音詩).

Нередко в тех регионах, где большинство населения говорило на другом языке, меньшинство в результате смешанных браков, захвата их земель, желания получить защиту и вписаться в более богатое общество и других форм ассимиляции со временем переходило на доминирующий язык и забывало свой родной. Чаще всего это происходило с мигрантами-хакка, переходившими на один из диалектов хоккиена. Они стали известны как «миньнанизированные» хакка (福佬客). Но даже перейдя на хоккиен, многие ассимилированные семьи хакка сохранили многие черты своей культуры, фольклора, архитектуры и религиозных ритуалов[30].

Конфликты не ограничивались разными этническими группами. Нередко на одной территории враждовали ханьцы из различных кланов. Например, долгое время в уезде Илань сохранялся неформальный запрет на браки между семьями из враждующих кланов (родов). Другим важным фактором были взаимоотношения ханьцев с австронезийскими аборигенами, носившие различный характер — от войн и захвата земли до смешанных браков и ассимиляции. Согласно генетическим исследованиям среди местных хокло, больше всего австронезийских примесей имеют ханьцы южного Тайваня, меньше всего — ханьцы северного Тайваня. Среди аборигенов наиболее ассимилированными со стороны хокло оказались равнинные племена (пинпу) региона МяолиТайчжунЧжанхуаНаньтоуЦзяиГаосюнПиндун, почти полностью перешедшие в быту на язык хоккиен. Несмотря на это, хокло всё равно уничижительно называли их хуаньа («иностранец»)[31][32][33][34][35][36].

После ухода японцев и прихода к власти Гоминьдана на Тайване начался конфликтом между пришлыми вайшэнжэнь и коренными бэньшэнжэнь. Пик противостояния пришёлся на Инцидент 228, после которого гоминьдановские власти развернули «белый террор», продолжавшийся почти весь период военного положения (1949—1987). Вся полнота власти принадлежала элите из числа вайшэнжэнь, которая притесняла бэньшэнжэнь. Однако среди прибывших на Тайвань вайшэнжэнь было много бывших солдат и разорившихся крестьян. Оказавшись без денег и связей в чужой для них среде, обездоленные вайшэнжэнь совершали грабежи, изнасилования и убийства. В конце 1950-х годов уровень преступности среди вайшэнжэнь был в два раза выше, чем среди бэньшэнжэнь. Насильственные преступления, совершаемые бродягами вайшэнжэнь, вызывали ещё большую ненависть со стороны бэньшэнжэнь, что вынуждало власти гасить недовольство с помощью публичных казней преступников[37][38].

Приток бедных вайшэнжэнь привёл к тому, что вокруг крупных городов стали появляться обширные районы незаконных трущоб. С другой стороны, богатые вайшэнжэнь, обладавшие связями в Гоминьдане, занимали бывшие особняки японской элиты или выселяли из квартир проживавших там бэньшэнжэнь[28]. Даже после прихода к власти президента Ли Дэнхуэя в 1988 году, вайшэнжэнь продолжали составлять большинство среди государственных чиновников и офицерского состава тайваньской армии.

Генетические связи[править | править код]

Часть дерева родства согласно методу максимального правдоподобия[39]:

На Тайване распространенность алкогольной зависимости среди ханьцев в 10 раз ниже, чем у аборигенов, что связано со многими генетическими, физическими, психологическими, социальными, экологическими и культурными факторами[40][41].

Язык[править | править код]

Доля жителей в возрасте от 6 лет и старше, пользующихся тайваньским языком дома

Тайваньские ханьцы разговаривают на трёх основных языках — тайваньском языке («тайваньский хоккиен»), гоюй («тайваньский мандарин») и тайваньском варианте[en] языка хакка. Многие семьи ханьцев общаются между собой на двух или даже на трёх языках, используя в быту пиджин. По состоянию на 2010 год 83,5 % тайваньцев владели мандарином, 81,9 % — тайваньским и 6,6 % — хакка. Небольшие группы ханьцев продолжают общаться между собой на кантонском и чаошаньском диалектах[42][43].

Младшее поколение (от 6 до 24 лет) больше использует мандарин, старшее — хоккиен и хакка. В городах доля мандарина постоянно растёт за счёт сокращения доля хоккиена и хакка. Наибольшее распространение мандарин имеет в городах Тайбэй, Синьбэй, Таоюань и Синьчжу, уездах Синьчжу и Хуалянь (здесь на нём общаются дома более 90 % населения). Наибольшее распространение тайваньский язык имеет в уездах Чжанхуа, Юньлинь, Цзяи и городе Тайнань (здесь на нём общаются дома более 95 % населения). Наибольшее распространение хакка имеет в уездах Синьчжу и Мяоли (здесь на нём общаются дома более 50 % населения)[42][14].

Тайваньский хакка имеет пять основных диалекта — хайлу (от названия уездов Хайфын и Луфэн провинции Гуандун), жаопин (от названия уезда Жаопин в Гуандуне), сысянь, чжаоань и дапу. В местах компактного проживания хакка на их языке ведётся обучение в школах[3].

Многие представители старшего поколения владеют японским языком. На островах Мацзу распространён восточноминьский локальный диалект[en], близкий к диалекту Фучжоу. На островах Цзиньмыньдао говорят на цюаньчжоуском[en] и пусяньском диалектах.

В тайваньских вариантах хоккиен и хакка имеется ряд заимствований из других языков, включая мандарин, голландский и японский языки. Например, земельный участок площадью 0,97 акра на хоккиен называется ка (甲, kah), что произошло от голландского слова «поле» (akker > 阿甲 > 甲). В языке хакка слово «мыло» (石文, sak vun) заимствованно из голландского языка, слово «насос» (幫浦, phong phu) — из японского, словосочетание «до свидания» (再見, tsai kian) — из мандарина[44][45].

На Тайване ханьцы используют китайское письмо, чжуинь фухао, тайваньские фонетические символы для южноминьского языка и хакка, а также латинский алфавит для различных систем романизации (тунъюн-пиньинь, гоюй ломацзы, пэвэдзи, система Уэйда — Джайлза, система романизации тайваньского хоккиен[en] и система романизации тайваньского хакка[en]).

Языковая политика[править | править код]

После того, как в 1945 году Тайвань перестал быть японской колонией и стал провинцией Китайской республики, гоминьдановские власти усиленно насаждали мандарин в качестве государственного языка, опасаясь ассимиляции со стороны коренного большинства. Со второй половины 1950-х годов гоминьдановцы стали жёстко ограничивать использование хоккин и хакка, особенно в школах, церквях и средствах массовой информации. Мандарин стал не только официальным языком государственного управления и образования, но и лингва франка для носителей других диалектов китайского, говоривших на кантонском, шанхайском и хунаньском. С конца 1970-х годов дискриминация хоккин несколько ослабла, в 1990-х годах власти перешли к политике мультикультурализма, а хоккиен и хакка стали появляться в начальных школах и на общенациональном телевидении. После прихода в 2000 году к власти демократов во всех начальных школах Тайваня стали преподавать хоккиен и хакка[14].

По состоянию на первую четверть XXI века подавляющее число осевших на Тайване носителей пусяньского, фучжоуского, чаошаньского и кантонского диалектов были ассимилированы и перешли в быту на хоккиен или мандарин. Однако в этих землячествах существуют языковые курсы, где все желающие могут изучать родной диалект.

Религия[править | править код]

Храм китайской народной религии в Тайбэе

Большинство ханьцев Тайваня исповедуют народную религию с элементами махаянского буддизма, даосизма, чжэнъидао, конфуцианства и культа предков. Кроме того, имеются значительные общины последователей протестантизма, католицизма, ислама, бахаизма и синкретических сект Игуаньдао, Тяньдицзяо[en], Цзайлицзяо[en] и Сюаньюань-цзяо. Главными божествами народной религии тайваньских ханьцев являются Гуаньинь, Мацзу и Гуань Юй; кроме того, в пантеон входят Ван-е — десятки божеств природы, богов-покровителей деревень и кварталов, профессий и родов, сотни мифических героев, легендарных предков и прародителей[43].

Значительная часть ханьцев, бежавших на Тайвань после 1945 года, принадлежала к христианским конфессиям, в том числе к методистам, конгрегационалистам, пресвитерианам, пятидесятникам, мормонам и лютеранам. Мусульманами являются преимущественно потомки хуэй, бежавших после 1945 года на Тайвань из материкового Китая, а также потомки гоминьдановских солдат, отступивших из провинции Юньнань в Бирму и Таиланд, которые в 1980-х годах эмигрировали на Тайвань[46].

Фамилии[править | править код]

Родовой зал семьи Линь в городе Илань

По состоянию на 2014 год самыми распространёнными ханьскими фамилиями на Тайване были[47]:

В традиционном ханьском обществе дети наследуют фамилию отца. Однако не все носители ханьских фамилий являются этническими ханьцами; среди носителей много тайваньских аборигенов, которым до 1990-х годов запрещали использовать свои традиционные имена[48].

Культура[править | править код]

Церемониальные одежды на даосском празднике в Тайбэе
Храмовая церемония

Культура тайваньских хокло и хакка включает локальные стили гастрономии, архитектуры, музыки, оперы, литературы, шитья, керамики и резьбы по дереву. На культуру тайваньских ханьцев оказали влияние культуры японцев и местных аборигенов, поэтому она существенно отличается от культуры материкового Китая. Кроме того, на Тайване в первозданном виде сохранились многие обычаи и ритуалы, особенно религиозные, потерянные в материковом Китае во время Культурной революции[3][8].

Праздники[править | править код]

Тайваньские ханьцы широко отмечают Цинмин, Чуньцзе, Дуаньу, Чжунцюцзе, Дунчжи, Юаньсяоцзе, Цисицзе, Юйлань, Чунъянцзе и другие традиционные китайские праздники, а также западный Новый год. Кроме того, ханьцы празднуют дни рождения Будды, Гуаньинь, Мацзу, Гуань Юя и Сунь Ятсена (ханьцы-христиане — Пасху и Рождество Христово). Очень популярны храмовые праздники и церемонии, посвящённые богам-покровителям рода (клана), деревни, квартала или профессии.

Архитектура[править | править код]

Тайбэйский конфуцианский храм

Тайваньская архитектура зародилась как ветвь китайской архитектуры и на начальном этапе представляла собой здания, построенные на острове ханьскими переселенцами (при этом, различные группы ханьских иммигрантов имели собственные архитектурные стили)[49][50]. Со времён династии Цин главным компонентом деревни или квартала ханьских переселенцев был конфуцианский храм. Среди характерных образцов конфуцианской архитектуры выделяются Тайнаньский конфуцианский храм[en] и Тайбэйский конфуцианский храм[en][51]. Классикой традиционной ханьской архитектуры считается особняк и сад семьи Линь[en] в Синьбэе. В первой половине XX века сильное влияние на местную архитектуру оказала японская архитектурная школа.

Литература[править | править код]

Тайваньская литература зародилась как отдельные произведения, написанные переселенцами на языках хоккиен и хакка. Одним из самых ранних письменных произведений на языке хакка является «Трагическая баллада о хакка, плывущем на Тайвань» (渡台悲歌), написанная на жаопинском диалекте. Она повествует о жизни и борьбе иммигрантов хакка, которые столкнулись на острове с властью хокло[52]. Одной из наиболее известных ханьских народных сказок Тайваня является произведение «Внучатый тигр»[53].

Музыка[править | править код]

Гоминьдановское правление (1945—1987) притесняло традиционную тайваньскую культуру, возрождение которой началось лишь в 1990-х годах. Инструментальная классическая музыка представлена жанрами бэйгуань[en] и наньгуань[en]. Среди инструментов на Тайване популярны сона, сяо, дицзы, пипа, юэцинь, саньсянь и цзинху. Также на острове распространены такие музыкально-театральные жанры, как Тайваньская опера, опера для сбора чая[en] (особенно стиль хакка) и опера перчаточных кукол[en], в которой в роли актёров выступают суконные марионетки. Кроме того, встречаются региональные стили народной музыки хокло и хакка, имеются поклонники студенческой народной песни[en]. Среди молодёжи популярны такие музыкальные направления, как Хоккиен-поп[en], Мандо-поп, Кей-поп, Джей-поп, Канто-поп и китайский рок[54].

Кухня[править | править код]

Набор типичный тайваньских блюд, включая рис с измельчённой свининой и свиной бульон с яйцом
Устричный омлет

Кухня тайваньских ханьцев впитала в себя многие элементы кухонь хокло, хакка и чаошаньцев, а также богатые традиции японской, кантонской, гонконгской, сычуаньской, шанхайской и пекинской кухонь. Например, в период японского правления на Тайване укоренились одэн, бэнто, моти и карасуми[en]. После окончания Гражданской войны волна иммигрантов принесла с собой на остров такие продукты и блюда, как суп с говядиной и лапшой[en], монгольское барбекю[en], сычуаньское хого, соевое молоко, вонючий тофу, булочки на пару, блинчики, пироги с зелёным луком, лапшу с говяжьим фаршем и масло с перцем чили[3][55][56][57].

К основным ингредиентам тайваньской кухни относятся рис, рисовая лапша[en], фунчоза, сифань, тофу, соевый соус, рисовое вино, кунжутное масло, паста из чёрных бобов[en], чёрный перец, чеснок, лук-шалот, зелёный лук, кориандр, имбирь, базилик, квашеные овощи, свинина, говядина, курятина, яйца и морепродукты (особенно креветки, устрицы, сушёные кальмары, каракатицы и лобан).

Среди блюд южноминьской (хокло) кухни на Тайване очень популярны соус шача[en], гуа бао («тайваньские гамбургеры»), устричный омлет[en], пшеничная лапша[en], лапша таами[en], рис с измельчённой свининой[en], рис с тушеной свининой[en], суп со свиными шариками[en] и рисовый пудинг с кровью. Основными блюдами кухни хакка являются саньбэйцзи[en] («трёхчашечная курица»), жареная свинина с тофу и сушёными кальмарами, домашняя ливерная колбаса с кусочками имбиря и плоская рисовая лапша.

Среди исконно тайваньских блюд выделяются прозрачный суп с каракатицей (ююйгэн), маленькая колбаса в большой колбасе[en], гробовой хлеб[en] и устричная лапша[en]. Также на острове сложилась собственная чайная культура[en]. Главным десертом на Тайване считается фэнлису с ананасовой начинкой, а самыми популярными сортами чая являются чай с шариками и Цзинь сюань. Почти в каждом городе Тайваня есть ночной рынок[en], куда местные жители приходят перекусить и выпить.

Кустарные промыслы[править | править код]

Среди тайваньских ханьцев сохранились мастера, изготовляющие традиционные игрушки. Тайваньские хакка имеют давние традиции покраски тканей с помощью индиго[58].

В искусстве[править | править код]

Жизни и проблемам тайваньских ханьцев посвящены несколько художественных фильмов, самыми заметными из которых являются Тайбэйская история (1985), Город скорби (1989), Яркий летний день[en] (1991), Заходящее солнце[en] (1992), Марш счастья[en] (1999) и Легенда о Формозе 1895[en] (2008).

Примечания[править | править код]

  1. Melissa J. Brown. Is Taiwan Chinese?: The Impact of Culture, Power, and Migration on Changing Identities. — University of California Press, 2004. — P. 2—3. — ISBN 9780520927940.
  2. The Republic of China Yearbook 2014 (стр. 36) (англ.). Executive Yuan.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 族群 (кит.). Executive Yuan.
  4. Melissa J. Brown. Is Taiwan Chinese?: The Impact of Culture, Power, and Migration on Changing Identities. — University of California Press, 2004. — P. 8. — ISBN 9780520927940.
  5. Брук, 1981, с. 461.
  6. 1 2 Tonio Andrade. How Taiwan Became Chinese: Dutch, Spanish, and Han Colonization in the Seventeenth Century. — Columbia University Press, 2008. — P. 129. — ISBN 9780231128551.
  7. The Republic of China Yearbook 2014 (стр. 47) (англ.). Executive Yuan.
  8. 1 2 3 The Republic of China Yearbook 2014 (стр. 48) (англ.). Executive Yuan.
  9. Ryoko Nakano. Beyond the Western Liberal Order: Yanaihara Tadao and Empire as Society. — Springer, 2012. — ISBN 9781137290519.
  10. Andrew D. Morris. Japanese Taiwan: Colonial Rule and its Contested Legacy. — Bloomsbury Publishing, 2015. — P. 93—95. — ISBN 9781472576736.
  11. Yang, 2020, с. 59—60.
  12. The Republic of China Yearbook 2014 (стр. 50, 53) (англ.). Executive Yuan.
  13. Wang Hong-Zen. 社會階層化下的婚姻移民與國內勞動市場:以越南新娘為例 (Social Stratification, Vietnamese Partners Migration and Taiwan Labour Market) // Taiwan: A Radical Quarterly in Social Studies. — March 2001. — № 41 (стр. 99–127).
  14. 1 2 3 Language Policy in the KMT and DPP eras (англ.). China Perspectives.
  15. James Baron. Seeing Past Taiwan’s Identity Politics (англ.). Global Asia.
  16. Chen Kongli. 清代台湾移民社会研究 (Studies on the Immigrant Society of Taiwan under the Ching Dynasty). — Xiamen: Xiamen University Press, 1990.
  17. Shih-Rong Hsu. The first features of Taiwanese ancestral places and ethnic distributions in the beginning of the 20th century: Graphical presentation of the statistic data from Relative Investigations of Formosa Development and History by the Taiwan Sotokufu in 1901 // Journal of Geographical Research. — 2013. — № 59 (стр. 91–126).
  18. 1 2 台灣在籍漢民族鄉貫別調查 (Investigation of the regions of origin of Han people in Taiwan). — Taihoku-shi (Taipei): Taiwan Sotoku Kanbo Chosaka, 1928.
  19. 臺灣第七次人口普查結果表 (The seventh population census of Taiwan). — 臺灣省政府主計處, 1953.
  20. 中華民國戶口普查報告. — 臺灣省戶口普查處, 1959.
  21. The Republic of China Yearbook 2014 (стр. 36, 47—48) (англ.). Executive Yuan.
  22. Melissa J. Brown. Is Taiwan Chinese?: The Impact of Culture, Power, and Migration on Changing Identities. — University of California Press, 2004. — P. 9—10. — ISBN 9780520927940.
  23. Shu-Juo Chen. Plains Indigenous Ancestors and Taiwan Blood Nationalism (англ.). A Radical Quarterly in Social Studies (2008).
  24. Book Review: Charting Taiwan’s future through its past (англ.). The Taipei Times.
  25. The Republic of China Yearbook 2014 (стр. 53) (англ.). Executive Yuan.
  26. Yang, 2020, с. 63—65.
  27. 林, 桶法. 大撤退. — Taipei: 聯經出版事業有限公司, 2009. — ISBN 9789570834512.
  28. 1 2 Yang, 2020, с. 82—83.
  29. Beatrice Zani. Women Migrants in Southern China and Taiwan: Mobilities, Digital Economies and Emotions. — Routledge, 2021. — ISBN 9781000485639.
  30. 哈客通訊摘錄 (кит.). Hakka Affairs Council (2006).
  31. Brown, 2004, с. 156—157, 162.
  32. Huang, 2017, с. 164.
  33. Katz & Rubenstein, 2003, с. 279.
  34. Pazeh writers get awards for preserving language (англ.). The Taipei Times.
  35. Pazeh poets honored at ceremony (англ.). The Taipei Times.
  36. Pingpu activists demand government recognition (англ.). The Taipei Times.
  37. Yang, 2020, с. 70—71, 76—78.
  38. Sze-Wei Liao. Identity, Ideology, and Language Variation: A Sociolinguistic Study of Mandarin in Central Taiwan // University of California. — 2010.
  39. The HUGO Pan-Asian SNP Consortium. Mapping human genetic diversity in Asia // Science. — 2009. — № 326 (5959): стр. 1541–1545.
  40. Chen Huang. Alcohol Dependence in Taiwan: From Epidemiology to Biomedicine // Journal of Experimental & Clinical Medicine. — 2012. — № 4 (2): стр. 108–112.
  41. Lee Wu. Association Study of Gene Polymorphisms in GABA, Serotonin, Dopamine, and Alcohol Metabolism Pathways with Alcohol Dependence in Taiwanese Han Men // Alcoholism: Clinical and Experimental Research. — 2016. — № 40 (2): стр. 284–290.
  42. 1 2 Language Usage (англ.). National Statistics ROC.
  43. 1 2 The Republic of China Yearbook 2014 (англ.). Executive Yuan.
  44. 翁佳音, 曹銘宗. 大灣大員福爾摩沙. — 貓頭鷹, 2015.
  45. Raung-Fu Chung. An investigation of Hakka nativization in Taiwan // Journal of Taiwanese Languages and Literature. — 2014. — № 9 (1): стр. 29–54.
  46. Religion (англ.). Taiwan Yearbook 2006.
  47. 全國1,510姓氏 陳林滿天下 內政部《全國姓名統計分析》全新出版 // Executive Yuan, Taiwan. — 2014.
  48. Lin Bao-Shun. 台灣漢人的姓氏與Y染色體STR單倍型的關聯性分析 (Analysis of the association between surnames and Y-chromosomal STR haplotypes in the Taiwanese Han population) // National Taiwan University. — 2012.
  49. Liang Ssu-Ch'eng. A Pictorial History of Chinese Architecture. — Cambridge: MIT Press, 1984.
  50. The fortunate dimensions of Taiwanese traditional architecture (англ.). Department of Architecture, Carnegie Mellon University.
  51. Liu Shu-Win. 台灣孔廟之敘事分析研究 (A study on Taiwan Confucius Temples from Narrative Theory) // National Yunlin University of Science and Technology. — 2009.
  52. 漢人移民路線圖 (кит.).
  53. Chien Chi-Ru. 臺灣虎姑婆故事之深層結構─以自然與文化二元對立觀之 (The Research for Structural Analysis and Folk Investigation of Taiwan's Grandaunt Tiger Story) // 成大中文學報. — 2013. — № 22.
  54. Wang Ying-Fen. Taiwan: From Innocence to Funny Rap (World Music. Volume 2, Latin and North America, Caribbean, India, Asia and Pacific). — London: Rough Guides, 2000. — P. 235–240. — ISBN 9781858286365.
  55. History behind Taiwanese cuisine revealed (англ.). The Taipei Times.
  56. Lucy M. Long. Ethnic American Food Today: A Cultural Encyclopedia. — Rowman & Littlefield, 2015. — P. 613—614. — ISBN 9781442227316.
  57. Yu-Hsin Chang. Food and Identity: A Socio-historical Perspective on the Evolution of Taiwanese Cuisine. — Griffith University, 2012.
  58. Indigo dyeing renaissance in Hakka village (англ.). Public Television Service Foundation.

Литература[править | править код]

  • Брук С. И. Население мира. Этно-демографический справочник. — Москва: Наука, 1981.
  • Emily M. Ahern, Hill Gates. The Anthropology of Taiwanese Society. — Stanford University Press, 1981. — ISBN 9780804710435.
  • Melissa J. Brown. Is Taiwan Chinese? The Impact of Culture, Power, and Migration on Changing Identities. — University of California Press, 2004. — ISBN 9780520927940.
  • Chun-Chieh Huang. Taiwan in Transformation 1895-2005: The Challenge of a New Democracy to an Old Civilization. — Routledge, 2017. — ISBN 9781351487085.
  • P. Katz, M. Rubenstein. Religion and the Formation of Taiwanese Identities. — Springer, 2003. — ISBN 9781403981738.
  • Dominic Meng-Hsuan Yang. The Great Exodus from China: Trauma, Memory, and Identity in Modern Taiwan. — Cambridge University Press, 2020. — ISBN 9781108478120.

Ссылки[править | править код]