Эта статья входит в число хороших статей

Тайная история

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Тайная история
Ἀνέκδοτα
Historia Arcana, Тайная история
Historia Arcana 1623.jpg
Первое издание 1623 года
Авторы Прокопий Кесарийский
Дата написания 550-е годы
Язык оригинала греческий
Описывает первую половину VI века
Тема историография
Жанр Памфлет
Хранение Ватиканская библиотека
Текст на стороннем сайте

Та́йная исто́рия (др.-греч. Ἀνέκδοτα, лат. Historia Arcana) — спорное произведение Прокопия Кесарийского, написанное в 550-х годах. Это «уникальное произведение в византийской историографии»[1], главный источник[2] о событиях эпохи правления византийского императора Юстиниана I уже почти 400 лет, с момента своего обнаружения, является предметом острых дискуссий, пытающихся установить жанровую принадлежность «Тайной истории», достоверность приводимых в ней сведений и время её создания. К настоящему времени не все эти вопросы нашли своё окончательное разрешение[3].

Написанное живым, образным языком, произведение погружает читателя в закулисный мир Византийской империи эпохи её расцвета — «мир отравителей, убийц и необузданных безумцев», говоря словами Эрнеста Ренана, прочитавшего его в 1857 году[4].

История произведения[править | править код]

Создание[править | править код]

После того как Велизарий, не достигнув значительных успехов в своей второй итальянской кампании, вернулся в Константинополь в 548 году[прим. 1], за ним, вероятно, последовал и Прокопий. Двадцать лет государственной службы не привели последнего к высоким государственным постам, поэтому в это время, лишившись надежд на успешное продолжение карьеры, Прокопий всё большее значение придаёт литературной деятельности. В 550 году выходит первое издание его «Истории войн»[прим. 2], впоследствии дополненное[5].

Дата создания «Тайной истории», разительно контрастирующей с «Историей войн» по тональности изложения примерно одних и тех же событий и добавляющей к ним новые подробности, и раскрывающей тайные причины событий, точно не известна. Первоначальная датировка произведения 559 годом впоследствии была подвергнута критике, новая версия (550 год[6]) на некоторое время стала основной[5], но также не отвечала на все вопросы. Современные исследователи относят создание произведения либо к 552 году, когда уже была завоёвана Италия[7], либо к 550/551 или 558/559. История изучения данного вопроса и современное его состояние приведены в работах B. Croke[3] и A. Kaldellis[8].

Конкретные мотивы написания памфлета не известны. Скорее всего, «Тайная история» не получила широкого распространения, «осев» в узком кругу, что, вероятно, и позволило Прокопию избежать репрессий со стороны Юстиниана. Десять лет спустя Прокопий написал свой последний труд, «О постройках», содержащий неумеренные восхваления строительной деятельности Юстиниана. О последних годах жизни Прокопия информации практически не сохранилось[1]. Иоанн Никиусский, труды которого не являются достоверным источником по Константинополю в VI веке, сообщает, что знаменитый историк был назначен префектом столицы и получил высокие титулы «сиятельный» (лат. illustris) и патрикий. Феофан Исповедник также сообщает о некоем Прокопии, бывшем префектом в 562 году[9], однако отождествлять его с историком существенных оснований нет[10].

Обнаружение[править | править код]

Один из трактатов, выпущенных против «Тайной истории» в защиту памяти Юстиниана.

О существовании «Тайной истории» было известно из Суды, где она упоминалась как Anekdota (др.-греч. Ἀνέκδοτα, «неопубликованное»)[11]. Название Anekdota, вероятно, не принадлежит Прокопию, а является результатом более поздней дедукции авторов Суды и, возможно, является отсылкой к тем анекдотам в стиле Феопомпа, которые Цицерон собирался написать для Аттика. Единственный византийский автор, явно упоминавший данное произведение, Никифор Каллист (не видевший его, впрочем, собственными глазами), называет его др.-греч. ἀντίρρησις (antirrhēsis) — «опровержение», вид палинодии[12])[13]. Исследователи считают, что это является признаком того, что Прокопий умер, не успев завершить свою работу[14].

Вероятно, ни один византийский автор не знал о «Тайной истории» до X века, и на Западе она была почти не известна[14], хотя произведение и упоминал живший при Франциске I французский археолог Пьер Жиль (лат. Petrus Gyllius)[15][16]. С течением времени произведение было утрачено и вновь открыто только в XVII-м веке сотрудником Ватиканской библиотеки Никколо Аламанни и опубликовано в Лионе в 1623. Вскоре после выхода текста появился ряд сочинений, направленных как против самого памятника, так и против комментариев к нему — появившись в разгар Контрреформации, текст стал орудием в борьбе легистов и куриалистов.

В то время сочинения Прокопия пользовались на Западе заслуженной известностью, поддерживая славу создателя Corpus iuris civilis, дополняя его образ чертами монарха-завоевателя, способного противостоять епископам Рима. Поэтому в защиту памяти императора лучшие юристы того времени, среди которых можно назвать Томаса Ривиуса[17] и Габриэля Тривориуса[18], написали свои труды. С другой стороны, в своих «Анналах» кардинал Бароний обвинял в ереси императрицу Феодору, преследовавшую папу Сильверия, и сомневался в православии самого императора. В предисловии к своему изданию, Аламанни, не ограничиваясь чисто научным комментарием, указал на неприятность «Тайной истории» для юристов[19].

История переводов и изданий[править | править код]

Известные рукописи[править | править код]

Для подготовки своего издания Алеманни использовал только две рукописи, хранившиеся в Ватиканской библиотеке[20]. В конце XIX века в результате усилий М. Н. Крашенинникова было известно 12 рукописей «Тайной истории»[21]:

Связи между рукописями «Тайной истории» по М. Н. Крашенинникову
№ п/п Код рукописи Название рукописи Датировка Количество листов Место хранения Часть текста «Тайной истории» Состав рукописи
1 V cod. Vaticanus gr. 1001 XIV век 151 Ватиканская библиотека Первый лист оборван, отсутствует конец последней главы Также включает «Войну с персами»
2 W cod. Vaticanus gr. 16[таб_1 1] XV век Ватиканская библиотека Сборник
3 R cod. Riccardianus XXIII, 88 Риккардианская библиотека, Флоренция Включает только исключенные из издания Аламанни по нравственным соображениям части главы 9 Сборник
4 A cod. Ambrosianus A. 182 XIV век 247 Амброзианская библиотека, Милан Также включает «Войну с готами»
5 G cod. Ambrosianus G. 14 sup.[таб_1 2] 1я пол. XIV века[22] 196 или 198 Амбросианская библиотека, Милан Начинается с 15.3 Также включает отрывки из «Войны с персами» и «Войны с вандалами», произведения Фемистия, Ливания и Платона
6 P cod. Ambrosianus P. 74 sup. XV/XVI века Амбросианская библиотека, Милан Начинается с 15.3 Также включает отрывки из «Войны с персами» и «Войны с вандалами»
7 C cod. Ambrosianus C. 118 sup. XVI век Амбросианская библиотека, Милан Начинается с 15.3 Только «Тайная история»
8 D cod. Ambrosianus C. 121 sup.[таб_1 3] XVI век 57 Амбросианская библиотека, Милан Начинается с 15.3 Только «Тайная история»
9 — 11 F', F, F' cod. Ambrosianus C. 171 inf. XVI век Амбросианская библиотека, Милан Начинается с 15.3 Также включает лат. Constantini militaria quaedam
12 S cod. Coislin. 132 или cod. Seguerianus XVI век Национальная библиотека, Париж
  1. На фолио 43v стоит штамп Национальной библиотеки
  2. Имеет пометку J. V. Pinelli
  3. Имеет пометку итал. copiato dal riscontrato

Впервые научный анализ доступных ему манускриптов был произведён первым исследователем «Тайной истории» Никколо Аламаннии, выводы которого были подвергнуты критике и дополнены на основании анализа большего количества рукописей Крашенинниковым[21]. Важно отметить, что малое количество известных рукописей рассматривалось некоторыми учёными как аргумент в пользу теории о недостоверности «Тайной истории»[23].

Латинские издания[править | править код]

Первое полное издание было подготовлено Мальтретусом (лат. Claudius Maltretus) и издано в Париже в 1661—1663 и перепечатано в Венеции в 1729 году. Издание включало латинский перевод всех произведений Прокопия и стало основой «Corpus Scriptorum Historiae Byzantinae» Диндорфа (англ.), выходившего в Бонне в 1833—1838[24].

К тому времени, когда в конце XIX века произведением занялся М. Н. Крашенинников, уже было издано несколько переводов на европейские языки. Однако по сравнению с этими изданиями, Крашенинников обнаружил и привлёк к своему исследованию в Ватиканской библиотеке новые рукописи[25].

Современные издания[править | править код]

В середине 1930-х годов В. Н. Бенешевич, узнав о возникшей у А. М. Горького мысли издать книгу о положении женщины Византии, предложил подготовить и издать в соответствующей серии издательства «Academia» «Тайную историю». Идея была поддержана руководителем издательства Л. Б. Каменевым, был сформирован коллектив переводчиков в составе М. Е. Сергеенко и А. В. Болдырева, однако проект осуществлён не был. Первое советское издание вышло в 1939 году в переводе С. П. Кондратьева[26].

В последующие годы регулярно выходили новые издания «Тайной истории» на европейских языках, появлялись исследовательские статьи и монографии[27]. Новое издание на русском языке было выпущено только в 1993 году в переводе А. А. Чекаловой.

Подлинность[править | править код]

Постановка вопроса о подлинности «Тайной истории»[править | править код]

Титульная страница переиздания 1654, подготовленного Иоанном Эйхелем

Публикация произведения стала вызовом для юристов, живших при европейских дворах. Француз Тривориус, англичанин Ривиус, немец Эйхель (лат. Ioannes Eichelius) и другие напали сначала на личность и политическую тенденцию Алеманни, затем на изданный им памятник и на авторитет Прокопия. Юристы, отвергая обвинения «Тайной истории», как юридически не доказанные, объявили Прокопия язычником, не заслуживающим доверия. Тем не менее, пока «Тайная история» носила имя Прокопия, удар, нанесённый Алеманни, не был отражён. Разрешить противоречие, не нанеся ущерба для репутации Юстиниана и Прокопия, можно было только доказав её подложность. Вопрос о грубой мистификации не ставился, так как о существовании произведения было известно ранее. При этом не исключалось возможность того, что исходный текст подвергся интерполяциям — либо Алеманни, либо ещё в Византии[28].

Первоначальный анализ Эйхеля, хотя и выполненный на невысоком научном уровне, обозначил основные проблемы, возникающие при анализе подлинности произведения. Эйхель различает вопросы: написал ли Прокопий «Тайную историю» и тот ли самый текст дошёл до нас и был издан Алеманни. На оба этих вопроса немецкий юрист был склонен дать скорее отрицательный ответ, воздерживаясь от окончательного суждения. Единственным обоснованием возможности положительного ответа на первый вопрос он видел в упоминании произведения в «Суде», аргументами против — отсутствие осведомлённости о нём у более близких к Прокопию писателях, Евагрия[прим. 3] и Зонары. При этом упоминание у Никифора Каллиста Эйхель считает малозначащим, так как Никифор называет произведение лат. recantatio, что может относиться только к более позднему произведению «О постройках». Второй вопрос, о соответствии текста оригиналу, Эйхель выводит из того, что он не смог обнаружить в изданном Алеманни тексте цитаты, приведённой кардиналом Панчироли в его издании Notitia dignitatum. Также Эйхель счёл весьма лёгкой задачей подделать стиль автора по другим известным его произведениям, тем более, что стиль произведения, по сравнению с «Войнами», отличается беспорядочностью и легкомысленностью[23].

Несмотря на то, что доказательства Эйхеля не были разработаны, они предлагали возможность сохранить прежний взгляд на эпоху Юстиниана, подвергая сомнению если и не весь текст, то неопределённую его часть. Научного анализа в период с конца XVII века до начала XIX века вопрос о подлинности «Тайной истории» не получил. Не аргументированные отзывы по этой теме оставили Монтескьё[29] и Гиббон[30], признававшие авторство Прокопия, а также многие другие авторы, обширная библиография которых приведена в монографии Феликса Дана.

Научное изучение подлинности[править | править код]

Согласно мнению Э. Гиббона, «из этих странных анекдотов часть может быть истинна, так как вероятна, а часть истинна, так как невероятна. Вряд ли Прокопий мог выдумать и то, и другое»[30].

Первое критическое изучение «Тайной истории» появилось в работе Вильгельма Тейффелля 1847 года. В его статье впервые был высказан решительный, хотя и детально не разработанный взгляд в пользу принадлежности Прокопию изданного Алеманни текста. По мнению Тейффелля, в пользу этого однозначно свидетельствовали удивительное знакомство автора «Тайной истории» с «Историей войн», то же самое мировоззрение, одинаковый стиль, только более небрежный[20]. Против этих положений была направлена диссертация лютеранского теолога Рейнкенса (англ.). Развив аргументы Эйхеля, Рейнкенс привёл следующий список аргументов в пользу того, что «Тайная история» принадлежит перу позднейшего фальсификатора:

  • Молчание современных Прокопию источников и близких к нему по времени писателей. По мнению Рейкенса, позднейшие свидетельства Суды и Никифора Каллиста не являются существенными. Фраза же современника Агафия Миринейского в предисловии к его труду о Юстиниане об историках, «изобличающихся в снискании милостей у многих сильных и лести, что им не верят, даже когда они говорят правду»[31] свидетельствует о том, что Агафий о «Тайной истории» знал, но не считал принадлежащей Прокопию. Логическую несостоятельность этого аргумента достаточно легко показать[32].
  • Недостаточность рукописных данных. Ко времени Рейнкенса было известно уже пять рукописей, из которых две, принадлежавших Екатерине Медичи и Пинелли, он считал утраченными. Однако, как было показано выше, с тех пор количество известных рукописей существенно увеличилось.
  • Отсутствие на рукописях имени Прокопия. Данный аргумент опровергается характером произведения и достаточными для отождествления автора отсылками в тексте.
  • Неоригинальность стиля Прокопия, облегчающая подделку. Подробно вопрос о стиле Прокопия рассматривался в монографии Феликса Дана и был решён положительно.
  • Суеверность автора «Тайной истории» в противоположность рационализму автора «Войн». Этот вопрос также рассматривался Даном.
  • Психологическая невозможность образа Юстиниана.
  • Принцип исторической честности, декларированный в предисловии к «Войне с персами»[33] опровергается в предисловии к «Тайной истории».
  • Ссылки на «Войны» уменьшаются к концу произведения и не встречаются после 21-й главы.
  • Любимые обороты Прокопия и перифразы из Геродота исчезают вместе со ссылками на «Войны». Этот аргумент опровергается более тщательным анализом текста[34].
  • Обширные заимствования из «Войны с готами». Относительно этого аргумента Рейнкенс указал, что он «отказывается верить, что такой серьёзный историк, как Прокопий станет переписывать места из собственных сочинений», однако подобные места в «Войнах» были указаны сначала Экардтом, а затем Даном. Опровержение этого аргумента следует из общей однообразности стиля Прокопия, а также того факта, что четвёртая книга «Войны с готами» была написана после «Тайной истории»[35].
  • Хронологические противоречия либо внутренние, либо «Войнам». В частности, в «Тайной истории» утверждается причастность Феодоры к смерти Амаласунты, о которой автор не мог написать в «Войнах», опасаясь мести императрицы. Противоречие следует из того, что большая часть «Войн» была издана после 548 года. Данное обстоятельство действительно представляет некоторое (преодолимое) затруднение для обоснования подлинности, требующее анализа времени написания различных частей «Войн»[36].

Аргументация Рейнкенса была проанализирована и опровергнута в ряде последующих исследований, основным из которых являлась фундаментальная монография о Прокопии Феликса Дана 1865 года, в которой проблема подлинности анализировалась с точки зрения тождественности личности авторов «Тайной истории» и «Войн». Следующий виток в этой дискуссии связан с именем Леопольда Ранке, который в четвёртом томе своей «Всемирной истории» не выдвинув новых аргументов, повторил старые положения Эйхеля и Рейнкенса, посчитав «Тайную историю» по крайней мере частично подложной[37]. Фактически, Ранке рассматривал вопрос о подлинности произведения с точки зрения достоверности его содержания. Общий вывод Ранке состоит в том, что произведение состоит из трёх элементов: дополнений к «Истории войн», из резких выпадов против Юстиниана «в монашеском духе» и, наконец, из критики недостатков правления Юстиниана. Все три этих элементами являются продуктами одной эпохи, однако только первый из них принадлежит Прокопию. В целом же произведение является компиляцией[38].

Противоположная точка зрения отстаивалась в серии работ Якоба Хаури, вышедших в начале 1890-х годов[6]. Всестороннее рассмотрение вопроса о подлинности «Тайной истории», сопоставлении содержащейся в ней информации с данными новелл, сообщений Иоанна Лида, а также других произведений Прокопия, посвящена большая работа Бориса Панченко «О „Тайной истории“ Прокопия», опубликованная в трёх выпусках «Византийского временника» в 18951897 годах. Общий вывод исследования сводится к тому, что авторство Прокопия несомненно, а приводимые им факты достоверны[39].

С аргументами Ранке в 1889 году согласился[40], а в 1923 году от них отказался[41] авторитетный ирландский византинист Джон Бьюри. С тех пор вопрос о подлинности «Тайной истории» и о её авторстве в научной литературе не рассматривался.

Текст[править | править код]

Жанр[править | править код]

Определение жанровой принадлежности данного произведения является важным с точки зрения рассмотрения вопроса «Прокопий как историк». Если рассматривать «Тайную историю» как политический памфлет, содержащий критику правления Юстиниана, то в этом случае многие исследователи приходят к выводу, что она может служить явным доказательством «скудоумия» её автора[42].

Точка зрения, происходящая из Суды, обозначает произведение как псогос и сатиру (др.-греч. ψόγους καί κωμῳδίαν)[43], то есть произведение, жанровая принадлежность которого предполагает тотальное очернительство. Такой подход снимает обвинения Прокопия в непонимании государственного подхода, как это были склонны делать ранние исследователи[44]. Тем не менее, критика Прокопия всегда ведётся с довольно узких сословных позиций. Традиционным стало мнение, что историк разделял взгляды и предрассудки старой сенатской аристократии[45].

Бертольд Рубин исследовал произведение с точки зрения представлений об Апокалипсисе и Антихристе и поставил его в один ряд с Апокалисисом Илии (англ.), Апокалисисом Ездры и «De mortibus persecutorum» Лактанция[46][47]. В этой связи можно также упомянуть об отождествлении Иеронимом короля вандалов Гейзериха с Антихристом.

Сопоставление «Тайной историю» с «Хроникой» Иоанна Малалы, описывающей те же события в более благожелательном к Юстиниану ключе, позволяет рассматривать последнюю как основанную на собственной пропаганде императора и официальных сообщениях[48].

Язык и стиль[править | править код]

Хотя Прокопий писал возвышенным стилем древнегреческого языка, отдельные фразы, составляющие «Тайную историю», короткие и резкие, а синтаксис их обычно несложен. Одни и те же синтаксические формы часто повторяются без каких либо украшений. Прокопий не пытается поразить читателя своим красноречием, впечатление достигается только за счёт излагаемых сенсационных обвинений. Словарный запас автора также минималистичен, все преступления описываются в сходных выражениях. Однако подобное стилистическое однообразие косвенным образом доказывает, что произведение не является собранием разрозненных заметок, а является плодом законченного труда[49].

Язык произведения, тем не менее, следует типичным для Прокопия моделям с частыми аллюзиями на классические произведения древних авторов, прозрачными для образованного читателя. Так, эпизод из главы IX, в котором повествуется, как Юстиниан изменил древние законы, чтобы иметь возможность жениться на бывшей проститутке, построен по образцу рассказа «Истории» Геродота о том, как персидский царь Камбиc вступил в противозаконный брак со своей сестрой[50]. Сравнением Юстиниана с безумным восточным деспотом Прокопий демонстрирует важный для него тезис о том, что восхождение Юстиниана к власти сопровождалось попранием древних законов и являлось возвратом к тирании. Подобные завуалированные сравнения разбросаны по всему тексту. Фраза о том, что «государственный строй уподобился игрушечному царству»[51] может быть отсылкой к рассказу о том, как Кир Великий в детстве играл «в царя»[52][53].

Часто в «Тайной истории» используются образы, восходящие к древнегреческому комедиографу Аристофану, с которым Прокопия сближает ощущение культурной деградации, наступление царства вульгарности и демагогии. Из произведений Аристофана наиболее часто цитируются «Облака» и «Всадники»[54].

Как и другие позднеантичные авторы, Прокопий избегал христианских и римских терминов и понятий, и если ему приходилось их употреблять, они объяснялись как некие чуждые явления, «принятые среди христиан». Тем не менее, это не мешает ему рассуждать о религиозных вопросах и обвинять Юстиниана в том числе в нарушении религиозных традиций. Характеризуя императора как «владыку демонов»[55], он заимствует образ Священного Писания. Кульминационное перечисление всех бед, причинённых Юстинианом народу империи[56] является обратным отражением литургических славословий в адрес императора[57].

Основные темы[править | править код]

«Тайная история» содержит подробности жизни полководца Велизария, императора Юстиниана I, его жены Феодоры, а также описания различного рода их преступлений перед древними установлениями Римской империи.

Задачей своего произведения Прокопий считает, с одной стороны, предостережение тиранам: «станет вполне очевидным, что им самим никак не избегнуть кары за собственные прегрешения подобно тому, как пришлось претерпеть её и этим людям», а с другой стороны — утешение будущих жертв аналогичных тираний. Ещё одной важной задачей своего труда Прокопий считает раскрытие подоплёки событий, официальная версия которых описана в «Истории войн»[58].

По всему тексту «Истории» разбросаны отсылки к «Истории войн», особенно в первых главах до конца пятой главы. С этой точки зрения Прокопий приступает к общей характеристике Юстиниана и Феодоры, предваряемой рассказом о восшествии на престол Юстиниана. Наконец, начиная с главы XIII, Прокопий подробно останавливается на общей критике имперской политики со следующими постоянно обсуждаемыми темами: отъём Юстинианом собственности у богатых, его кровожадность, его демоническая природа, злобность Феодоры, жадность Юстиниана. Таким образом, только в первой части своего труда автор сдерживает своё первоначальное обещание придерживаться тем «Истории войн». Есть много признаков того, что произведение не вполне целостно, и некоторые исследователи предполагают либо множественность авторов «Тайной истории», либо что Прокопий не успел произвести окончательное редактирование[14].

Велизарий[править | править код]

Основная статья: Велизарий
«И было жалкое зрелище, и невозможно было поверить глазам: Велисарий ходит по Визáнтию как простой человек, почти в одиночестве, вечно погружённый в думы, угрюмый и страшащийся коварной смерти.»
Давид, Жак-Луи, «Велизарий, просящий милостыню»

Ещё молодым человеком в 527 году Прокопий стал секретарём (греч. σύμβουλος) Велизария, а во время африканского похода получил уже звание советника по юридическим делам (греч. πάρεδρος) своего прославленного патрона, с которым историк попал в самую гущу политической жизни[59]. Поэтому не удивительно, что первая часть произведения (главы с I по V) посвящены Велизарию. Однако, в отличие от «Истории войн», в «Тайной истории» уже нет той почтительности, которую мы видели раньше. Если, например, в «Войне с персами» Прокопий был склонен приукрасить действительность, забыв о неудаче при Каллинике и сделав Велизария главным действующим лицом при подавлении восстания Ника[60], здесь он ему припомнил всё.

Основное внимание в этой части уделено разоблачению неверности жены Велизария Антонины (нем.) и неспособности Велизария избавиться от её влияния. Прокопий рассказывает, что тесная дружба между Антониной и Василисой возникла после того, как Антонина умертвила папу Сильверия и погубила Иоанна Каппадокийского. После этого Антонина имела неограниченное влияние на мужа, а последний ничего не мог поделать в связи с её бесконечными изменами. Также описывается разрушительное влияние семейных конфликтов в семье Велизария на военные усилия византийской армии в ходе войны с Персией. Так мы узнаём другую версию событий, связанных с походом 541 года, взятием крепости Сисавранон и последующим отступлением. По «Истории войн» это отступление было связано с болезнями в войске и произошло по инициативе солдат[61]. По версии «Тайной истории» Велизарий двинул войско назад, узнав, что его жена находится в пути к нему[62].

В главе IV описывается каким образом, после отстранения от командования армией, Велизарий смог вернуть себе утраченные позиции — ему пришлось согласиться на то, что большую часть его богатств заберёт себе Феодора, согласиться на брак своей единственной дочери Иоаннины с внуком Феодоры Анастасием, а также, что дальнейшую кампанию против готов в Италии Велизарий будет финансировать за свой счёт.

«Поэтому Велисарий, назначенный главой конюшен василевса, во второй раз был послан в Италию. При этом, как говорят, он обещал василевсу, что никогда не потребует денег для ведения этой войны, но всё военное снаряжение для неё оплатит из собственных средств. Все подозревали, что Велисарий уладил дела с женой таким образом, как об этом сказано, и пообещал василевсу относительно войны то, что я изложил, единственно из желания избавиться от необходимости пребывания в Византии и что, как только он окажется за стенами города, он немедленно возьмётся за оружие и замыслит нечто благородное и достойное мужчины как по отношению к своей жене, так и по отношению к тем, кто чинил ему насилие. Он, однако, не придав никакого значения тому, что произошло, совершенно забыл и презрел клятвы, данные им Фотию и другим близким, и следовал за женой, нелепым образом охваченный страстью к ней, хотя ей было уже шестьдесят лет. Когда, однако, он оказался в Италии, он каждодневно терпел неудачи, поскольку Бог был явно против него. Прежде то, что этот стратиг задумывал в борьбе против Теодата и Витигиса, по большей части имело успешное воплощение, хотя казалось, что его планы плохо согласовывались с обстоятельствами. Позже, однако, несмотря на то, что, казалось, планы его стали много лучше, ибо он приобрёл опыт в ведении войны, исход их оказывался для него несчастливым, что привело к убеждению в безрассудности большинства его действий. Таким образом ясно, что дела человеческие управляются не людскими помыслами, а Божьим соизволением, которое люди обычно называют судьбой, не ведая, почему события происходят так, как они им видятся. Ибо то, что представляется непостижимым, обыкновенно именуется судьбой. Но пусть об этом каждый судит, как ему будет угодно.»

Таким образом, византийско-готские войны проходили чрезвычайно безуспешно из-за того, что Велизарий заботился прежде всего «о низменной наживе, ибо он ничего не получал от василевса»[63].

Эта часть произведения ставит одну из многих проблем датировки «Тайной истории», осуществляемой исключительно по косвенным признакам. Можно предположить, что эти разделы были написаны вскоре после создания «Истории войн», когда чувства и обиды Прокопия были ещё сильны. Сложно поверить, что все эти упрёки могли относиться к заслуженному полководцу, разбившему в 559 году гуннов под Константинополем[64].

Личность Юстиниана[править | править код]

Основная статья: Юстиниан I

Глава VI содержит ценные сведения о происхождении и возвышении императора Юстина I, его неспособности к государственному управлению и причинах возвышения Юстиниана. Прокопий не считает Юстина самостоятельным монархом и всё время подчёркивает, что царствование Юстиниана началось со смертью Анастасия и длилось к моменту написания книги уже 32 года, что позволяет датировать Тайную историю 550 годом[65].

В главе VII обосновывается, каким образом упадок государственной власти при Юстиниане, поощрявшем венетов, привёл к ухудшению криминальной обстановки в Константинополе, в конечном счёте вылившемуся в крупнейшее народное восстание.

В главе VIII содержится одно из немногих дошедших до нашего времени описаний внешнего вида Юстиниана.

«Был он не велик и не слишком мал, но среднего роста, не худой, но слегка полноватый; лицо у него было округлое и не лишённое красоты, ибо и после двухдневного поста на нём играл румянец. Чтобы в немногих словах дать представление о его облике, скажу, что он был очень похож на Домициана, сына Веспасиана, злонравием которого римляне оказались сыты до такой степени, что, даже разорвав его на куски, не утолили своего гнева против него, но было вынесено решение сената, чтобы в надписях не упоминалось его имени и чтобы не оставалось ни одного его изображения.»

Здесь и далее рассказывается о лживости, жадности, склонности к бессмысленному строительству крепостей и морских судов, несправедливости и прочих отрицательных чертах характера Юстиниана: «с лёгкостью изгнав богатство из римской земли, он явился творцом всеобщей бедности»[66].

Глава XII содержит доказательства демонической сущности Юстиниана, которая видна не только по масштабу его вредоносной деятельности, но также и по различным известиям, касающимся его происхождения и поведения:

«Передают, что и мать его [Юстиниана] говаривала кому-то из близких, что он родился не от мужа её Савватия и не от какого-либо человека. Перед тем как она забеременела им, её навестил демон, невидимый, однако оставивший у неё впечатление, что он был с ней и имел сношение с ней, как мужчина с женщиной, а затем исчез, как во сне. Некоторым из тех, кто состоит при нём и бывает при нём ночью, именно во дворце, из тех, что чисты душой, казалось, что вместо него они видели какое-то необычное дьявольское привидение. Один из них рассказывал, как он [Юстиниан] внезапно поднялся с царского трона и начал блуждать взад и вперёд (долго сидеть на одном месте он вообще не привык), и вдруг голова у Юстиниана внезапно исчезла, а остальное тело, казалось, продолжало совершать эти долгие передвижения, сам он [видевший это] полагал, что у него помутилось зрение, и он долго стоял, потрясённый и подавленный. Затем, когда голова возвратилась к туловищу, он подумал в смущении, что имевшийся у него до этого пробел [в зрении] восполнился. Другой рассказывал, что, в то время как он находился возле него [василевса], восседающего на своём обычном месте, он видел, как неожиданно лицо того стало подобным бесформенному куску мяса, ибо ни бровей, ни глаз не оказалось на их привычных местах, и вообще оно утратило какие-либо отличительные признаки. Однако через некоторое время он увидел, что лицо его приняло прежний вид. Хотя сам я не видел всего этого, я пишу об этом, потому что слышал от тех, кто настойчиво утверждает, что видел это.»

В главе XIII рассказывается о том, что юридические реформы Юстиниана были вызваны исключительно желанием императора ограбить и убить как можно больше людей.

Феодора[править | править код]

Сара Бернар в роли Феодоры. Одноимённая пьеса Сарду была написана на волне византийской моды в стиле «Тайной истории»[4].

«История войн» не содержит высказываний, свидетельствующих о симпатиях Прокопия к императрице. Исследователями давно замечено, что в известном пассаже, относящемся к восстанию Ника о том, что «царская власть — прекрасный саван»[67], историк перефразировал слова, обращённые к сиракузскому тирану Дионисию «Тирания — прекрасный саван»[68]. Сообщая о её смерти в 548 году, он не выказывает бурной скорби и верноподданнических чувств.

Отношение Прокопия к Феодоре, его скандальные описания, существенно осложняют задачу историков, пытающихся описать образ святой императрицы. Некоторые историки, например Ш. Диль, принимая в качестве достоверных только сведения биографического характера, отрицают скандальные подробности[69]. Другие более склонны принять точку зрения Прокопия[70].

Глава IX «Тайной истории» содержит описание происхождения императрицы и порнографические подробности её поведения в качестве гетеры. В этой же главе содержится рассказ о том, каким образом Юстиниан смог сочетаться браком с Феодорой — для этого пришлось дождаться смерти императрицы Луппикины, после чего был отменён закон императора Константина I, запрещающий человеку, достигшему сенаторского звания, жениться на блуднице. Само бракосочетание также произошло с нарушением древних обычаев за три дня до Пасхи.

Глава X содержит описание внешнего вида Феодоры: «Феодора была красива лицом и к тому же исполнена грации, но невысока ростом, бледнолица, однако не совсем белая, но скорее желтовато-бледная; взгляд её из-под насупленных бровей был грозен». В главе XVI рассказывается, как движимая завистью к красоте и великолепию королевы Амаласунты, Феодора послала в Италию посла Петра Патрикия с целью убедить короля Теодата убить Амаласунту, что и было исполнено.

Свидетельства Прокопия в этой части, хотя и находятся в соответствии с другими источниками (так, например, Иоанн Эфесский прямо говорит, что Феодора «вышла из борделя»), некоторые историки склонны считать их преувеличением. Тем не менее, существенных оснований сомневаться в них нет, тем более, что само понятие проституции в VI веке было существенно иным, чем сейчас[71].

Государственная деятельность Юстиниана[править | править код]

На многочисленных примерах в «Тайной истории» доказывается разрушительное влияние Юстиниана и Феодоры на государственное управление империи, на обнищание аристократии и народа в целом. Автором категорически отвергается политика умиротворения варваров, проводимая Юстинианом. Раскрытию этой темы посвящены главы с XVIII по XXX. Согласно выводу автора, правление Юстиниана, этого демона в человеческом облике, сопровождалось всеми видами природных бедствий — наводнениями, землетрясениями, чумой и восстаниями.

Соответственно этому император избрал себе худших из возможных советников. Это льстивый Трибониан, издающий законы ради собственной выгоды[72]. Это вор и тайный манихей Пётр Варсима (англ.)[73]. Особенную неприязнь[74] вызывал у Прокопия префект претория Востока Иоанн Каппадокийский, один из главных авторов административных реформ Юстиниана. О всеобщем недовольстве, вызванном деятельностью Иоанна по вымогательству денег у населения столицы и провинций, мы знаем так же по сообщениям Иоанна Лида[75].

Деятельность Юстиниана заслужила порицание и других византийских историков VI века. Евагрий Схоластик в своей «Церковной истории» даёт противоречивую картину правления Юстиниана. Отмечая масштабное религиозное строительство, подробно описывая храм Святой Софии, он говорит о ненасытной жадности императора, его жестокости и предвзятости в борьбе партий и даже прямо обвиняет его в ереси[76]. Плохое военное управление и воровство чиновников в конце жизни Юстиниана, ставшие причиной болезненных нападений варваров, упоминаются Агафием Миринейским[77].

Переводы и издания[править | править код]

  • «Ανέκδοτα», или «Historia arcana», 1899, изд. Крашенинникова.
  • Прокопий Кесарийский. Тайная история. / Пер. С. П. Кондратьева. // ВДИ. 1938. № 4. С. 273—360.
  • Прокопий Кесарийский. Тайная история // Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история / Пер., ст., комм. А. А. Чекаловой. Отв. ред. Г. Г. Литаврин. — М.: Наука, 1993. — 570 с. — (Памятники исторической мысли). — ISBN 5-02-009494-3.
  • Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. — СПб.: Алетейя, 1998. — ISBN 5—89329—109—3.
  • Оригинальное издание Никколо Аламанни на Google Books
  • Procopios. The secret history: with related texts / Edit and translated by Anthony Kaldellis. — Indianapolis, Indiana: Hackett Publishing Company, Inc, 2010. — 195 p. — ISBN 978—1—60384—180—1.

Примечания[править | править код]

  1. Эта кампания началась в 544 году, её общий неудачный для Византии ход завершился третьим падением Рима в 549 году.
  2. «Истории войн Юстиниана» включает в себя следующие разделы, часто издаваемые как отдельные произведения: «Война с персами», «Война с вандалами», «Война с готами»
  3. «Церковная история» Евагрия содержит резкие оценки правления Юстиниана, и цитаты из неё включены в предисловие к изданию Алеманни в качестве дополнительного обоснования подлинности.

Источники[править | править код]

  1. 1 2 Удальцова, 1974, с. 160.
  2. Васильев А. А. Рецензия на Diel Ch. Justininen et civilisation byzantine au VI siècle. // Византийский временник. — СПб., 1906. — Т. 12. — С. 270—272.
  3. 1 2 B. Croke. Procopius’ Secret History: Rethinking the Date. (англ.) // Greek roman and byzantine studies. — 2005. — Vol. 45, iss. 4. — P. 405—431. — ISSN 0017—3916. Архивировано 2010-06—14.
  4. 1 2 Oliver Delouis. Byzance sur la scėne litteėraire française (1870—1920) (фр.) // Auzépy, Marie-France Byzance en Europe. — 2003. — P. 101—151.
  5. 1 2 Курбатов, 1991, с. 184.
  6. 1 2 Jakob Haury. Procopiana. — Druck von Haas & Grabherr, 1891. — 37 с.
  7. Fatouros G. Zur Prokop-Biographie (нем.) // Klio. — 1980. — Bd. 62. — S. 517—523.
  8. A. Kaldellis. The Date and Structure of Prokopios’ Secret History and His Projected Work on Church History (англ.) // Greek, Roman, and Byzantine Studies. — 2009. — Vol. 49. — P. 585–616. Архивировано 2010-06—14.
  9. Феофан Исповедник. Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта. — М., 1884.
  10. Cameron, 1985, с. 10—11.
  11. Krumbacher K. Geschichte der byzantinischen Literatur von Justinian bis zum Ende des Oströmischen Reiches. — München, 1891. — С. 42—46.
  12. Палинодия // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  13. Dahn, 1865, с. 51.
  14. 1 2 3 Cameron, 1985, с. 48.
  15. Панченко, 1895, с. 28.
  16. Petri Gyllii. De Bosporo Thracio libri III. — Lugduni, 1561. — P. 198. — 263 p.
  17. Rivius, Thomas. Imperatoris Iustiniani defensio aduersus Alemannum. — Frankfurt, 1628.
  18. Trivorius, Gabriel. Observatio apologetica ad inscriptionem orationis ad antecessores digestis. — Paris, 1631. — 265 с.
  19. Панченко, 1895, с. 27—28.
  20. 1 2 Teuffel, W. S. Studien und Charakteristiken zur griechischen und römischen Litteraturgeschichte. — 2. — Leipzig: Teubner, 1889. — С. 267—279.
  21. 1 2 Крашенинников М. Н. О рукописном предании «Тайной истории» Прокопия. (Предварительное сообщение) // Византийский временник. — Императорской Академии наук, 1895. — Т. 2. — С. 416—425.
  22. Датировка уточнена в Крашенинников М. Н. К критике текста второй тетради Ὑπὲρ τῶν πολέμων Прокопия Кесарийского // Византийский временник. — Императорской Академии наук, 1898. — Т. 5. — С. 439—482.
  23. 1 2 Панченко, 1895, с. 29—31.
  24. Procopius. History of the wars, with english translation by H. B. Dewing. — London, New York, 1914. — С. XV. — 583 p. — (The Loeb Classical Library).
  25. Акиньшин А. Н., Немировский А. И. Михаил Никитович Крашенинников — историк литературы и педагог // Вестник ВГУ. — 2003. — Вып. 1. — С. 33—47.
  26. Медведев И. П. Об одном неосуществлённом проекте издания в 30-е годы русского перевода «Тайной истории» Прокопия Кесарийского: Неизвестные документы // Византийский временник. — Москва: Индрик, 1996. — Вып. 56 (81). — С. 320–331. — ISBN 5—85759-038—8.
  27. Иванов С. А. Зарубежная прокопиана 80-х годов // Византийский временник. — Москва. — Вып. 48. — С. 193–198.
  28. Панченко, 1895, с. 28—29.
  29. Dahn, 1865, с. 486.
  30. 1 2 Dahn, 1865, с. 487.
  31. Агафий Миринейский. Введение // О царствовании Юстиниана. — М., 1996.
  32. Панченко, 1895, с. 33—34.
  33. «Война с персами», I, 5
  34. Панченко, 1895, с. 36—37.
  35. Панченко, 1895, с. 39.
  36. Панченко, 1895, с. 40—43.
  37. Leopold von Ranke. Weltgeschichte. — 1883. — Т. 4 (часть 2). — С. 300—312.
  38. Панченко, 1895, с. 44—46.
  39. Сюзюмов М. Я. Научное наследие Б. А. Панченко // Византийский временник. — Москва, 1964. — Т. 25. — С. 32–52.
  40. J. B. Bury. History of the Later Roman Empire from Arcadius to Irene,. — 1889. — Т. 1. — С. 359—364.
  41. J. B. Bury. History of the Later Roman Empire from the Death of Theodosius I to the Death of Justinian. — 1923. — С. ch. 24.
  42. Курбатов, 1991, с. 195.
  43. Andrew J. Turner, K. O. Chong-Gossard, James H. Kim, Frederik Juliaan Vervaet. Private and Public Lies: The Discourse of Despotism and Deceit in the Graeco-Roman World. — Leiden: Brill, 2010. — С. 358—366. — 439 p. — ISBN 978—90-04—18775—7.
  44. Cameron, 1985, с. 58.
  45. Удальцова, 1974, с. 173.
  46. Rubin, B. Der Antichrist und die «Apokalypse» des Prokopios von Kaisareia (нем.) // Zeitschriften der Deutschen Morgenländischen Gesellschaft. — 1961. — Bd. 110.
  47. Rubin, B. Der Fürst der Dämonen. Ein Beitrag zur Interpretation von Prokops Anekdota. (нем.) // Byzantinische Zeitschrift. — 1951. — Bd. 44. — S. 469–481.
  48. Roger D. Scott. Malalas, The Secret History, and Justinian's Propaganda (англ.) // Dumbarton Oaks Papers. — 1985. — Vol. 39. — P. 99—109.
  49. Kaldellis, 2010, p. xxxv-xxxvi.
  50. Геродот, «История», III, 31
  51. «Тайная история», XIV, 14
  52. Геродот, «История», I, 114
  53. Kaldellis, 2010, p. xxxvi-xxxvii.
  54. Kaldellis, 2010, p. xxxvii.
  55. «Тайная история», XII, 26
  56. «Тайная история», XVIII, 36—45
  57. Kaldellis, 2010, p. xxxviii-xxxix.
  58. «Тайная история», I, 3
  59. Удальцова З. В. Мировоззрение Прокопия Кесарийского // Византийский временник. — Москва, 1971. — Т. 31. — С. 8—22.
  60. Глушанин Е. П. Военные в восстании Ника // Античная древность и средние века. — Барнаул: День, 1992. — Вып. 26. — С. 24—36.
  61. «Война с персами», I, 25
  62. «Тайная история», II, 19
  63. «Тайная история», V, 8
  64. Cameron, 1985, с. 51.
  65. См. напр. «Тайная история», XXIII, 1 и XXIV, 28
  66. «Тайная история», VIII, 33
  67. «Война с персами», XXIV, 33—37
  68. Чекалова А. А. Прокопий Кесарийский: личность и творчество
  69. Диль Ш. Византийские портреты. Глава III. Феодора. — М.: Искусство, 1994. — С. 46—61.
  70. Holmes W. G. The age of Justinian and Theodora. — London, 1912. — Т. 1. — P. 339—349.
  71. A. A. Vasiliev. Justin the First. An introduction to the Epoch of Justinian the Great. — Harvard Univercity Press, 1950. — 439 с. — P. 96—101.
  72. «Тайная история», XIII, 12—20
  73. «Тайная история», XXII
  74. «Тайная история», XXIV, 11—15
  75. Чекалова А. А., комм. 192
  76. Евагрий Схоластик. Церковная история, IV, 30—39.
  77. Агафий Миринейский. V, 14 // О царствовании Юстиниана. — М., 1996.

Литература[править | править код]

  • Henning Börm: Procopius, his predecessors, and the genesis of the Anecdota: Antimonarchic discourse in late antique historiography. In: Henning Börm (Hrsg.): Antimonarchic discourse in Antiquity. Steiner, Stuttgart 2015, 305—346.
  • Курбатов Г. Л. Ранневизантийские портреты : К истории общественно-политической мысли. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1991. — 270 с. — ISBN 5—288-00543—5.
  • Удальцова З. В. Идейно-политическая борьба в ранней Византии (по данным историков IV—VII вв.). — М.: Наука, 1974. — 351 с.
  • Cameron, Averil. Procopius and the Sixth Century. — Berkeley: University of California Press, 1985. — 308 с. — ISBN 0—415—14294—6.
  • Dahn, Felix. Prokopius von Cäsarea. Ein Beitrag zur Historiographie der Völkerwanderung und des sinkenden Römertums. — Berlin, 1865. — 504 с.
  • Панченко Б. А. О „Тайной истории“ Прокопия // Византийский временник. — Санкт-Петербург, 1895. — Т. 2. — С. 24—57, 340—371.
  • Панченко Б. А. О „Тайной истории“ Прокопия // Византийский временник. — Санкт-Петербург, 1896. — Т. 3. — С. 96—117, 300—316, 461—527.
  • Панченко Б. А. О „Тайной истории“ Прокопия // Византийский временник. — Санкт-Петербург, 1897. — Т. 4. — С. 402—451.

Ссылки[править | править код]