Тезис о превентивной войне Германии против СССР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Согласно теории о превентивном нападении нацистской Германии на СССР, Германия совершила нападение на СССР в 1941 году для того, чтобы обезопасить себя от потенциальной угрозы со стороны Советского Союза[1][2].

Утверждение о превентивном характере агрессии Германии активно использовалось в гитлеровской пропаганде. Многие историки также считают, что сам Гитлер, как и многие высокопоставленные германские военные, искренне верил в возможность советского нападения. Тезис получил новый импульс развития с начала 1990-х годов после публикации книги Виктора Суворова «Ледокол». По мнению ряда исследователей, угроза нападения СССР на Германию была не потенциальной, а вполне реальной. Суворов придумал условное название этой операции — «Гроза» (план превентивной войны против Германии). Существование плана операции с таким названием не является исторически подтверждённым. В послевоенное время в той или иной степени точку зрения о существовании у Советского Союза планов в 1941 году напасть на Германию высказывали:

В Третьем Рейхе[править | править вики-текст]

Сразу после начала войны пропаганда Третьего рейха стала распространять информацию о том, что вторжение является «превентивной акцией»[20]. Отдельные высокопоставленные деятели Третьего рейха (в том числе Адольф Гитлер) не оставляли этой идеи и в дальнейшем, что следует в частности, из воспоминаний фельдмаршала Вермахта Эриха фон Манштейна[21]. Немецкие периодические издания на оккупированной территории СССР в годы Великой Отечественной войны утверждали, что в развязывании войны повинна не гитлеровская Германия, а СССР[22].

Современный контекст[править | править вики-текст]

Авторы теории подтверждают свои построения завесой официальной цензуры, якобы встречающейся всем, кто неофициально исследует события, так или иначе связанные с советской историей Второй мировой войны:

…если официальная история не содержит данных о количестве танков, самолётов и боеприпасов в Красной Армии, если в ней нет данных о количестве военных округов, армий и корпусов, значит, эта версия войны вообще версией не является.

Виктор Суворов, "Самоубийство. Зачем Гитлер напал на Советский Союз?", 2000, с. 30 [23]

Жалобы на недоступность большого числа документов этого периода высказываются публицистами, например, Марком Солониным, до сих пор.

Исторический контекст[править | править вики-текст]

На Запад!

На Запад, рабочие и крестьяне!
Против буржуазии и помещиков,
за международную революцию,
за свободу всех народов!
Бойцы рабочей революции!
Устремите свои взоры на Запад.
На Западе решаются судьбы мировой революции.
Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару.
На штыках понесем счастье
и мир трудящемуся человечеству.
На Запад!
К решительным битвам, к громозвучным победам!

«Правда», № 99, 9 мая 1920 г.

Отрывок из речи Сталина на пленуме ЦК РКП(б) 19 января 1925 года:

Это не значит, что мы должны обязательно идти при такой обстановке на активное выступление против кого-нибудь. Это неверно. Если у кого-нибудь такая нотка проскальзывает — то это неправильно. Наше знамя остаётся по-старому знаменем мира. Но если война начнётся, то нам не придётся сидеть сложа руки, — нам придётся выступить, но выступить последними. И мы выступим для того, чтобы бросить решающую гирю на чашку весов, гирю, которая могла бы перевесить.
Отсюда вывод: быть готовыми ко всему, готовить свою армию, обуть и одеть её, обучить, улучшить технику, улучшить химию, авиацию, и вообще поднять нашу Красную Армию на должную высоту. Этого требует от нас международная обстановка.

Вот почему я думаю, что мы должны пойти навстречу, решительно и бесповоротно, требованиям военного ведомства.[24]

Тезис о превентивном нападении Германии употреблялся во время холодной войны, однако не разделялся большинством историков[25]. Официально Советское руководство отрицало даже подлинность такого документа, как Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. Подлинность речи Сталина на приёме в честь выпускников военных академий 5 мая 1941 года оспаривается до сих пор[26].

По мнению О. В. Вишлева, речей было три. Первые две — ненастоящие, а одна, соответственно, настоящая, но с вырезанным фрагментом про то, что СССР прекратил поставки зерна в Германию, об этом писал генерал Н. Г. Лященко:

Сталин подошел к трибуне. Лицо суровое, жестокое. Говорил минут сорок. Обрисовал международную обстановку, сказал о договоре 1939 года, о том, что СССР осуждает агрессивные действия Германии и прекратил поставки туда стратегического сырья и хлеба. Но, как мы узнали позже, это заявление оказалось неправдой, и в последней декаде мая вагоны с хлебом и металлом ещё шли в Германию. Затем Сталин сказал, что война с Гитлером неизбежна, и если В. М. Молотов и аппарат Наркомата иностранных дел сумеют оттянуть начало войны на два-три месяца — это наше счастье. «Поезжайте в войска, — закончил свою речь Сталин, — принимайте все меры к повышению их боеготовности». Уже после войны у меня появился текст этой речи Сталина, мне прислали его из Института военной истории, но, увы, ни о прекращении стратегических поставок в Германию, ни о войне там нет ни слова. Думаю, над ней кое-кто изрядно поработал[27].

Оспаривается также Речь Сталина 19 августа 1939 года на секретном заседании Политбюро ЦК ВКП(б)[28]. Д. А. Волкогонов нашёл в архивах только Постановление Политбюро от 19 августа об отсрочке мобилизации железнодорожников. Опубликованная «речь Сталина 19 августа» является переводом с французского, видимо, речь была опубликована во французской печати в ноябре 1939 года. При этом, однако, её автор показывает незнание содержания Секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. Анекдотичным выглядит то, что Сталин переходит на латынь, это его знаменитое в начале речи: "modus vivendi". Это крайне маловероятно. Как известно хотя в Тифлисской духовной семинарии и преподавали французский и немецкий языки, Сталин их не знал. Еще одним из ляпов «Речи Сталина» является то, что по ней Германия уступала СССР всю Восточную Европу:

Германия предоставляет нам полную свободу действий в Прибалтийских странах и не возражает по поводу возвращения Бессарабии СССР. Она готова уступить нам в качестве зоны влияния Румынию, Болгарию и Венгрию[29].

На деле в Секретных протоколах шёл долгий торг за Литву, Сталину пришлось выкупать литовскую территорию и отдать часть Польши Гитлеру:

1) Правительство Германии отказывается от своих притязаний на часть территории Литвы, указанную в Секретном Дополнительном Протоколе от 28 сентября 1939 г. и обозначенную на приложенной к этому Протоколу карте;

2) Правительство Союза ССР соглашается компенсировать Правительству Германии за территорию, указанную в пункте 1 настоящего Протокола, уплатой Германии 7 500 000 золотых долларов, равной 31 миллиону 500 тысяч германских марок[30].

В целом новая западная государственная граница СССР соответствовала границе Российской империи (за исключением Польши), а также линии Керзона. Румынию, Болгарию и Венгрию Гитлер Сталину не собирался отдавать. 25 ноября 1940 г. советское правительство представило Гитлеру условия, на которых возможно вступление СССР в тройственный союз. Одним из важных условий было установление советского протектората над Болгарией. Германия на этот меморандум так и не ответила[31].

В качестве «плана удара по Германии» обозначается документ под названием «Соображения к плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками», где, в частности, планируется следующее:

Первой стратегической целью действий войск Красной Армии поставить — разгром главных сил немецкой армии, развёртываемых южнее линии Брест — Демблин и выход к 30 дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Кройцбург, Оппельн, Оломоуц. Последующей стратегической целью иметь: наступлением из района Катовице в северном или северо-западном направлении разгромить крупные силы Центра и Северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии.

Между тем, указанный документ в первом своём предложении констатирует возможность внезапного нападения Германии на СССР с точки зрения развёртывания вермахта у советских границ и предлагает некоторые мероприятия по срыву этого развёртывания. Не предполагается вторжение на территорию собственно Германии. Подписан документ не был.

В качестве косвенных доказательств также приводят 3 немецких пропагандистских документа: обращение Адольфа Гитлера к немецкому народу в связи с началом войны против Советского Союза 22 июня 1941 года, телеграмму министра иностранных дел Германии И. фон Риббентропа послу в СССР Ф. Шуленбургу 21 июня 1941 года и ноту МИД Германии от 21 июня 1941 года.

22 июня, в 4 часа утра, посол Германии в СССР Ф. Шуленбург вручил В. М. Молотову Народному комиссару иностранных дел СССР Ноту немецкого МИД от 21 июня 1941 года, содержание её сводилось к тому, что советское правительство проводило подрывную политику в Германии и в оккупированных ею странах, проводило внешнюю политику, направленную против Германии, и «сосредоточило на германской границе все свои войска в полной боевой готовности». Нота заканчивалась словами:

…Ненависть большевистской Москвы к национал-социализму оказалась сильнее политического разума. Большевизм — смертельный враг национал-социализма. Большевистская Москва готова нанести удар в спину национал-социалистической Германии, ведущей борьбу за существование.

Правительство Германии не может безучастно относиться к серьезной угрозе на восточной границе.

Поэтому фюрер отдал приказ германским вооружённым силам всеми силами и средствами отвести эту угрозу. Немецкий народ осознаёт, что в предстоящей борьбе он призван не только защищать Родину, но и спасти мировую цивилизацию от смертельной опасности большевизма и расчистить дорогу к подлинному расцвету в Европе.

Обращение Адольфа Гитлера к германскому народу 22/06/1941:

Национал-социалисты, в это время, вы, возможно, чувствовали, что этот шаг был горек и вынужден для меня. Никогда германский народ не вынашивал в себе враждебных чувств по отношению к народам России! Однако уже более 10 лет еврейские большевики пускались в непрерывные провокации поджечь не только Германию, но и всю Европу. В то время как, никогда германские националисты не пытались перекинуть своё мировоззрение на Россию, еврейские большевики из Москвы, наоборот, только что и делали, что пытались подмять под себя не только нас, но и другие европейские народы; и не только идеологически, но и грубой военной силой.

Выдвигающиеся теории о планах СССР первым нанести удар построены, как правило, на косвенных доказательствах и логических умозаключениях, а также на вышеописанном документе «Соображения к плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками», написанном рукой Василевского. При этом сознательно игнорируется преамбула документа — Василевский прямо рассматривает в качестве исходника ситуацию подготовки Германии к агрессии против СССР и предлагает лишь план срыва развёртывания немецких войск.

Сторонники и критики[править | править вики-текст]

Сторонники[править | править вики-текст]

Сторонником тезиса в Германии является Иоахим Хоффман[32], Вернер Мазер (нем. Werner Maser), Вальтер Пост (нем. Walter Post) и Штефан Шайл (нем. Stefan Scheil), в Австрии — Хайнц Магенхаймер (нем. Heinz Magenheimer) и Эрнст Топич (нем. Ernst Topitsch)[33], в Великобритании — В. Резун (литературный псевдоним — Виктор Суворов; детали концепций этого автора и их критика освещены в статье «Концепция Виктора Суворова»). Концепцию Суворова поддерживает бывший ст. научный сотрудник Института истории СО РАН И. В. Павлова, эта тема отражена в её диссертации на степень доктора исторических наук. По её мнению, «в книге [Суворова] имеется немало ошибок, но в целом его концепция представляется правильной»[34].

Также тезис о том, что СССР летом 1941 года готовился к нападению на Германию, в России поддерживают историки В. А. Невежин, М. И. Мельтюхов, К. М. Александров и другие.

Критики[править | править вики-текст]

В Германии — Бьянка Пьетров-Эннкер (нем. Bianka Pietrow-Ennker) (Констанцский университет) [источник не указан 578 дней], Герд Юбершер (нем. Gerd R. Ueberschär)[25] и Вольфрам Ветте (Wolfram Wette) [источник не указан 578 дней], оба сотрудники военного института исторических исследований. На международной арене — Габриэль Городецкий (Gabriel Gorodetsky) и Дэвид Гланц (англ. David M. Glantz). В России — Рой Медведев[35], Ю. Н. Жуков[36], Г. А. Куманёв[37] и др.

Как считает доктор исторических наук, старший научный сотрудник ВНИИ документоведения и архивного дела М. И. Мельтюхов, «в результате сторонник тезиса о „превентивной войне“ Германии против СССР <Суворов> попадает в глупое положение, пытаясь доказать, что Гитлер решил сорвать советское нападение, о подготовке которого он на деле ничего не знал. Собственно, на этом спор относительно лживой версии о „превентивной войне“ Германии против Советского Союза можно считать законченным».[38]

М. Мельтюхов считает что СССР после 15 июля 1941 года готовился к нападению на Германию,[3] но одновременно отвергает версию «о превентивной войне» Гитлера. По его мнению,

…Разгром Германии и советизация Европы позволяли Москве использовать её научно-технический потенциал, открывали дорогу к «справедливому социальному переустройству» европейских колоний в Азии и Африке. Созданный в рамках Старого света социалистический лагерь контролировал бы большую часть ресурсов Земли. Соответственно даже если бы Новый свет и не был захвачен, он, скорее всего, вряд ли смог бы значительно превзойти Старый по уровню жизни. В результате там сохранялось бы значительное количество недовольных, с надеждой смотревших на помощь из-за океана. В случае же полного охвата Земли социалистической системой была бы полностью реализована сформулированная в либеральной европейской традиции задача создания единого государства Человечества. Это, в свою очередь, позволяло создать достаточно стабильную социальную систему и давало бы большие возможности для развития.

Существуют и мнения немецких военных — очевидцев событий. К примеру, немецкий генерал Курт фон Типпельскирх в капитальном труде по Второй мировой войне также отмечал, что нападение на Германию со стороны СССР во время начала ВОВ представлялось невероятным с военной и политической точки зрения[39], «Советский Союз подготовился к вооружённому конфликту, насколько это было в его силах. На стратегическую внезапность германское командование не могло рассчитывать»[40].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Bernd Wegner: Präventivkrieg 1941? Zur Kontroverse um eine militärhistorisches Scheinproblem. In: Jürgen Elvert, Susanne Krauß (Hg.): Historische Debatten und Kontroversen im 19. und 20. Jahrhundert. Franz Steiner Verlag, Wiesbaden 2003. S. 219.
  2. Verfassungsschutzbericht 2001 [1] Verfassungsschutzbericht 2001., S. 120
  3. 1 2 ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Исследования ]- Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941
  4. V. A. Nevezhin: The Pact with Germany and the Idea of an «Offensive War (1939—1941)». In: The Journal of Slavic Military Studies Bd. 8 (1995), H. 4, S. 809—843. V. A. Nevežin: Reč' Stalina 5 maja 1941 goda i apologija nastupatel’noj vojny. In: Otečestvennaja istorija Jg. 1995, H. 2, S. 54-69. V. A. Nevežin: Stalinskij vybor 1941 goda: oborona ili…"lozung nastupatel’noj vojny"? Po povodu knigi G. Gorodeckogo «Mif Ledokola». In: Otečestvennaja istorija Jg. 1996, H. 3, S. 55-73.
  5. В. А. Невежин: Синдром наступательной войны. Советская пропаганда в преддверии «священных боев», 1939—1941 гг. М., 1997.
  6. Werner Maser. Der Wortbruch Hitler, Stalin und der Zweite Weltkrieg.
  7. Данилов В. Д., Сталинская стратегия начала войны: планы и реальность. Отечественная история, 1995, № 3, с.33-44.[2]
  8. Данилов Валерий. Забывчивость или обман? О некоторых нестыковках в освещении преддверия Великой Отечественной войны. Независимое военное обозрение, No.22 (244) 22.06.2001 [3]
  9. Walerij D. Danilow: Hat der Generalstab der Roten Armee einen Präventivschlag gegen Deutschland vorbereitet? In: Österreichische Militärische Zeitschrift Nr. 1, 1993, S. 41-51.
  10. B. V. Sokolov: World War II Revisited: Did Stalin Intend to Attack Hitler? In: Journal of Slavic Military Studies Bd. 11 (1998), H. 2, S. 113—141, Б. В. Соколов: Правда о Великой Отечественной войне (Сборник статей). — СПб.: Алетейя, 1999.
  11. Адам Ногай (Adam Nogaj). Превентивная война Сталина. «Wprost», Польша, 23 июня 2005 [4][5]
  12. Ричард. Ч. Раак. «Если завтра война»: Сталинский сценарий Второй империалистический войны[6]
  13. Ури Мильштейн. Добровольные помощники Сталина[7]
  14. Рыбаков С. В. Накануне гитлеровской агрессии. К вопросу о «Большой игре» // Обозреватель : журнал. — 2011. — № 5.
  15. Ernst Topitsch, Stalin’s War: A Radical New Theory of the Origins of the Second World War. New York: Palgrave Macmillan, 1987 (ISBN 0-312-00989-5)
  16. Weeks, Albert L. Stalin’s Other War: Soviet Grand Strategy, 1939—1941. Lanham, MD: Rowman & Littlefield, 2002 (hardcover; ISBN 0-7425-2191-5);
  17. Hoffmann, Joachim. Stalin’s War of Extermination. Capshaw, AL: Theses & Dissertations Press, 2001 (ISBN 0-9679856-8-4)
  18. Операция «Гроза». Кровавые игры диктаторов.
  19. "И Гитлер, и Сталин готовились к наступательной войне" [8] К какой войне готовился Сталин? [9]
  20. Barton Whaley, Codeword Barbarossa Cambridge, Massachusetts 1974, S. 174.
  21. Эрих фон Манштейн. Утерянные победы. Воспоминания фельдмаршала. — Москва: АСТ, 2007. — c. 183 (Manstein E. von. Verlorene Siege. — Bonn, 1955)[10] Издание 1999 г.[11]
  22. Книга «История отечественной журналистики (1917—2000)», ISBN 5-89349-369-9; 2012 г., Иван Кузнецов: «На временно оккупированной территории фашисты издавали десятки газет, со страниц которых утверждалось, что в развязывании небывалой в истории человечества войны повинна не гитлеровская Германия, а Советское государство».
  23. Виктор Суворов Самоубийство. Зачем Гитлер напал на Советский Союз? // Отечественная история, 2000, с. 30.
  24. Сталин И. В. Сочинения. — Т. 7. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1952. — С. 11-14.
  25. 1 2 Юбершер Г. 22 июня 1941 г. в современной историографии ФРГ. К вопросу о «превентивной войне». Новая и новейшая история, 1999, № 6, с. 59-67. [12](Siehe z.B. Gerd R. Ueberschär, Lev A. Bezymenskij (Hrsg.) Der deutsche Angriff auf die Sowjetunion 1941. Die Kontroverse um die Präventivkriegsthese. — Besprechung: von Joachim Hösler in: Jahrbücher für Geschichte Osteuropas Bd. 47 (1999) 602-­603)
  26. Ю.Веремеев. Красная армия и Вторая мировая война. 1.РЦХИДНИ. Фонд 558, опись 1, дело 3808, листы 1-12;[13]
  27. Лященко Н. Г. «С огнём и кровью пополам…» // Военно-исторический журнал. 1995. № 2.
  28. С. З. Случ. РЕЧЬ СТАЛИНА, КОТОРОЙ НЕ БЫЛО. Отечественная история, № 1, 2004 г. [14]
  29. Бушуева Т. …Проклиная, попробуйте понять. //Новый мир 1994 № 12 http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1994/12/knoboz03.html
  30. [Секретный протокол № 7. От 10 января 1941 г. http://www.agitclub.ru/spezhran/spezprotokol.htm]
  31. 3. Ухудшение советско-германских отношений//Николя Верт История Советского государства. 1900-1991
  32. Отечественная история, 1993, № 4. Хоффман И. Подготовка Советского Союза к наступательной войне. 1941 год. [15]
  33. E. Topitsch, Stalins Krieg. Die sowjetische Langzeitstrategie gegen den Westen als rationale Machtpolitik, Muenchen, 1985, перевод на английский язык: Stalin’s War: A Radical New Theory of the Origins of the Second World War, New York, 1987.
  34. Н. В. ГЛАДКИХ. Защита Павловой: субъективные заметки об одной исторической защите, всероссийский экономический журнал «ЭКО» (№ 1, 2003 г.). Проверено 5 мая 2011.
  35. Медведев Р. А. Сталин в первые дни Великой Отечественной войны
  36. Жуков Ю. Н. Не надо вешать всех собак на Сталина
  37. Куманёв Г. А. Советско-германский пакт о ненападении и его последствия
  38. Мельтюхов, Михаил Иванович. Главная ложь Виктора Суворова. В сборнике «Неправда Виктора Суворова-2» — Яуза, Эксмо, 2008. — ISBN 978-5-699-26288-5
  39. Типпельскирх К. История Второй мировой войны. — Москва: АСТ, 2003. — c.239 [16]
  40. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Военная история ]- Типпельскирх К., История Второй мировой войны

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Противники тезиса[править | править вики-текст]