Теорема (фильм)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Теорема
Teorema
Постер фильма
Жанр притча
Режиссёр Пьер Паоло Пазолини
Продюсер Маноло Бологнини
Франко Росселлини
Автор
сценария
Пьер Паоло Пазолини
В главных
ролях
Сильвана Мангано
Теренс Стэмп
Массимо Джиротти
Лаура Бетти
Оператор Джузеппе Рудзолини
Композитор Эннио Морриконе
Кинокомпания Euro International Film (EIA)
Длительность 98 мин.
Страна  Италия
Язык итальянский[1]
Год 1968
IMDb ID 0063678

«Теорема» (итал. «Teorema») — фильм Пьера Паоло Пазолини 1968 года по мотивам собственного произведения.

Фильм, который допустимо интерпретировать в качестве марксистской притчи, религиозной аллегории (еретическая переработка христологических мотивов), урока психоанализа и попытки современного мифотворчества[2]. Как и одноимённый роман, Пазолини иллюстрирует его излюбленный тезис (теорему) о тождестве христианского вероучения, революционно-антибуржуазной проповеди и сексуального влечения.

Сюжет[править | править код]

Беззвучные сцены в тонах сепии представляют зрителю главных героев — семейство миланского фабриканта, ведущее пресную, растительную жизнь. Декорации — безликие промышленные пейзажи в традиции «Красной пустыни». Внезапно этот мир преображается вторжением цвета и звука. На вечеринку прибывает почтальон Анджелино («Ангелочек») с телеграммой о приезде безымянного гостя (Теренс Стэмп). За время пребывания в доме фабриканта немногословный гость с небесно-голубыми глазами совращает всех его обитателей — служанку из крестьян, сына, дочь, мать и даже самого отца.

Название фильма оправдывает геометрическая точность его построения. Многие сцены (обед на вилле, прибытие почтальона) повторяются дважды; строгой симметрии подчинена и сама вилла. В том же порядке, в каком происходит совращение героев, следуют их задушевные разговоры с таинственным незнакомцем. Домочадцы общаются не друг с другом, а почти исключительно с гостем. Когда он по неизвестным причинам оставляет город, жители дома тяжело ощущают пустоту своей жизни и пытаются заполнить её самым нелепым образом:

  • Сын, пытаясь вернуть гостя, воссоздаёт его на своих бездарных полотнах в манере Фр. Бэкона[3].
  • Мать нанимает молодых любовников, внешне напоминающих героя Стэмпа.
  • У дочери развивается кататонический синдром.
  • Отец теряет интерес к бизнесу, отдаёт завод рабочим и скидывает с себя одежду посреди людного вокзала. В последних кадрах фильма он издаёт вопль отчаяния на безжизненных склонах Этны (которые у Пазолини зачастую символизируют буржуазное общество).
  • Служанка видит в себе христианскую мученицу, впадает в аскезу, возносится над домом и просит, чтобы её живой закопали в землю.

«Смысл фильма, грубо говоря, таков: представитель буржуазии, что бы он ни делал, всегда не прав… все, что бы он ни сделал, каким бы искренним, глубоким и благородным это ни было, всегда сделано не так» — так в марксистском духе интерпретировал сюжет сам режиссёр[4]. Сочувственно изобразил он только «преображение» служанки Эмилии — по своему социальному статусу она не принадлежит к ненавидимому им среднему классу и потому может рассчитывать на спасение[4].

Толкования[править | править код]

Теренс Стэмп в роли Посетителя. Кадр из фильма
  • Пьер Паоло Пазолини: «В общих чертах, я превратил Теренса Стэмпа в метафизического небожителя. В нём можно видеть дьявола, а можно — сочетание бога с дьяволом. Важно то, что он представляет нечто столь же неподдельное, сколь и неодолимое»[5].
  • Питер Бонданелла: «Что если бы бог (или иная форма небесного создания) объявился посреди семейства среднего класса, завязал отношения со всеми его членами и затем убыл восвояси? Предлагаемый Пазолини ответ однозначен: домочадцы-обыватели, осознав пустоту своей жизни, разрушили бы себя изнутри»[4].
  • Миллисент Джой Маркус: «После отъезда гостя каждый из домочадцев разлагает себя, пародируя тот идеал самореализации, который вызвал в их сознании пришелец… Метафизическая теорема исполнения желания и саморазрушения объединяет всех героев фильма. Гость кристаллизует их самые сокровенные желания, но в его отсутствие они не могут реализовать их. Он показал семейству неодолимую, ужасную истину и оставил их без средств к её достижению»[5].
  • В лакановском толковании незнакомца следует воспринимать как высшее фантазийное воплощение нехватки, которая всегда стоит у истоков желания:[6] «Магнетическая сексапильность незнакомца и традиционная для Пазолини тема священности низших слоёв общества… ведут к беспощадному изобличению пустоты обывательского существования, экзистенциального вакуума за шикарным фасадом лицемерия… Ни один из персонажей не в состоянии побороть летальные чары пустоты, вскрытой отбытием гостя. Их реакция на его отъезд иллюстрирует функционирование влечения к смерти»[6].

В ролях[править | править код]

Реакция[править | править код]

Фильм получил приз Международной католической кинослужбы в Венеции, однако Святой Престол через газету L'Osservatore Romano дезавуировал это решение[7].

Фильм подвергся аресту по обвинению в непристойности. Процесс по этому делу длился 3 месяца и закончился оправдательным вердиктом. Судья обосновал своё решение следующим образом: «Волнение, которое я испытал при просмотре, носило не сексуальный, а исключительно идеологический и мистический характер. Поскольку речь, бесспорно, идет о произведении искусства, оно не может быть непристойным»[7].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. https://www.themoviedb.org/movie/5335-teorema/videos
  2. Yosefa Loshitzky. The Radical Faces of Godard and Bertolucci. — Wayne State University Press, 1995. — P. 98. — ISBN 0-8143-2446-0.
  3. По наблюдению Альберто Моравиа, молодой человек «отклоняется в направлении самых бесплодных капризов, которые он выдаёт за авангардное искусство». Голубой цвет фигур на его полотнах перекликается с цветом глаз «небесного» гостя.
  4. 1 2 3 Peter E. Bondanella. Italian Cinema: From Neorealism to the Present. — Continuum International Publishing Group, 2001. — P. 281—283. — ISBN 0-8264-1247-5.
  5. 1 2 Millicent Joy Marcus. Italian Film in the Light of Neorealism. Princeton University Press, 1986. ISBN 0-691-10208-2. Pages 250—256.
  6. 1 2 Fabio Vighi. Traumatic Encounters in Italian Film: Locating the Cinematic Unconscious. — Intellect Books, 2006. — P. 38—39, 48-49. — ISBN 1-84150-140-9.
  7. 1 2 Михаил Трофименков. «Теорема» (Teorema) — 1968 // «Коммерсантъ Власть» : журнал. — 2009. — 5 октября (№ 39). — С. 44.

Ссылки[править | править код]