Тимерёвский археологический комплекс

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Тимерёвский археологический комплекс — полиэтничный археологический комплекс IX — начала XI века в Верхнем Поволжье под Ярославлем вблизи бывшей деревни Большое Тимерёво (Карабихское сельское поселение) на берегу реки Которосль. Состоит из двух неукрепленных поселений общей площадью более 11 га, курганного могильника, на котором раскопано не менее 472 насыпей[1] и трёх кладов монет арабских правителей начиная с испанских Омейядов VIII века и первых Идрисидов.

История[править | править код]

Тимерёвское поселение было торгово-административным и военным центром, тесно связанным с Волжским торговым путём. Основными занятиями жителей были торговля (связи со Скандинавией, Востоком и Византией), ремёсла и военное дело, вместе с тем, население занималось сельским хозяйством, охотой, рыболовством, различными промыслами. Расцвет поселения приходится на X век и совпадает с расцветом восточной торговли. С середины X века наблюдаются свидетельства расслоения населения (отдельные «усадьбы» на поселении, богатые дружинные захоронения, в том числе в деревянных камерах и срубных могилах, богатые захоронения женщин и детей).

Этнический состав населения включал финно-угров (их было большинство, преимущественно меряне), славян (ильменских словен и кривичей) и скандинавов, игравших ведущую роль в военной организации поселения. В X веке количество скандинавских захоронений уменьшается, при этом количество и разнообразие привозных северных вещей увеличивается, что указывает на размывание этнических границ; с конца этого века скандинавские захоронения уже не прослеживаются. Славянское население начинает встречаться с середины X века.

Были обнаружены кресты, вырезанные из монет, и другие свидетельства проникновения христианства — наиболее ранние из находок предметов христианского личного благочестия на территории Руси.

Захоронения в камерных могилах из Тимерёва, Гнёздова, Шестовиц и Старой Ладоги тяготеют, в отличие от Скандинавии, к границам могильников или к краям рядов курганов. Следы бересты, покрывавшей дно могилы, зафиксированы в Тимерёве, Старой Ладоге, Гнёздове и Пскове. В погребальных камерах Тимерёва, Чернигова, Шестовиц и Старой Ладоги обнаружены следы сгоревших деревянных перекрытий. В ряде случаев в Тимерёве, Киеве (на Старокиевской горе), Гнёздове, Шестовицах и Чернигове исследователями отмечено существование камер отличной и от срубной, и от столбовой конструкций[2]. И. П. Шаскольский считал, что 38 % тимерёвских погребений являются финскими, 15 % — славянскими, 4 % — скандинавскими. Л. С. Клейн этнически неопределимыми в Тимерёво считает 43 % погребений. Из остальных в X веке к финским относит 75 % погребений, к славянским — 12 %, к скандинавским — 13 %, в начале XI века финскими являются 72,5 % погребений, славянскими — 24 %, скандинавскими — 3,5 %[3][4]. В некоторых захоронениях знати, совершённых в языческих некрополях X века в специальных деревянных «камерах», углублённых в землю, были найдены свечи[5].

Проводивший здесь в 1972—1977 годах раскопки И. В. Дубов полагал, что Тимерёвское поселение исчезло, не выдержав конкуренции с основанным неподалёку укреплённым Ярославлем[6].

Значение[править | править код]

Археологическое исследование тимерёвских могильников начал в конце XIX века И. А. Тихомиров. Тимерёвский археологический комплекс за более чем сто лет исследован достаточно хорошо. Его материалы активно используются при решении историко-археологических проблем, связанных с освоением славянами лесной полосы Восточной Европы, роли в этом скандинавов, взаимодействием с местным финно-угорским населением.

Хотя Тимерёвский курганный могильник исследуется уже более 130 лет, он по-прежнему остаётся перспективным, тем более что ряд раскопок имели непрофессиональный и даже грабительский характер. И. В. Дубов не исключал, что наиболее древние слои поселения ещё предстоит открыть.

Находки[править | править код]

  • Торговый инвентарь: весы и гирьки.
  • Оружие: мечи, боевые топоры, копья, стрелы, наконечники ножен, обрывок кольчуги.
  • Снаряжение всадника и верхового коня: удила, псалии, шумящая плеть.
  • Костяные изделия: гребни, копоушки, проколки, иглы, костяные острия, пуговицы.
  • Поясные металлические накладки различных типов.
  • Фибулы различных типов.
  • Фрагменты шерстяных и шелковых тканей.
  • Украшения: золотный позумент, ирландская подвеска, щитообразная серебряная подвеска, браслетообразные височные кольца, шумящие украшения, разнообразные бусы, железные гривны с молоточками Тора.
  • Женский нож с серебряной проволокой на рукояти, деревянные чаши с серебряными оковками, бронзовый сосуд.
  • Три клада арабских серебряных монет IX века, в том числе крупнейший в Восточной Европе, с руническими граффити.
  • Инструменты.
  • Шахматные фигуры с руническими надписями.

Примечания[править | править код]

  1. Русь в IX—X веках: археологическая панорама. М.;Вологда. 2012. С. 179—181.
  2. К. А. Михайлов. Древнерусские элитарные погребения X — начала XI вв., 2005
  3. А. А. Фетисов, А. С Щавелев. Викинги. Между Скандинавией и Русью, 2009.
  4. Дубов И. В., Седых В. Н. Камерные и срубные гробницы Ярославского Поволжья // Историческая этнография. 1993 Выпуск 4. СПб. С. 143-152.
  5. Недошивина Н. Г., Фехнер М. В. Погребальный обряд Тимерёвского могильника // Советская археология. — 1985. — № 2. — С. 111.
  6. Дубов И. В. Северо-Восточная Русь в эпоху раннего средневековья: историко-археологические очерки. Л., 1982. С. 71-78.

См. также[править | править код]

Источники[править | править код]