Типология культурных измерений Хофстеде

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Типология культурных измерений, разработанная Гертом Хофстеде, является основой для кросс-культурной коммуникации. Используя информацию, полученную из факторного анализа, она описывает влияние культуры общества на индивидуальные ценности своих членов, и как эти ценности влияют на их поведение. Типология основана на идее о том, что ценность может быть распределена по шести измерениям культуры. К этим измерениям относятся : дистанцированность от власти, обособленность, мужественность, избегание неопределенности, стратегическое мышление и допущение (или индульгенция). Хофстеде подчеркивает, что измерения культур являются лишь основой, помогающей оценить конкретную культуру для облегчения принятия решений. Существуют и другие факторы, подлежащие рассмотрению, например личные качества, семейная история и личное благосостояние. Предложенные измерения не могут предсказать поведения отдельных индивидов.

Теория Хофстеде используется в различных областях в качестве парадигмы для исследований, особенно в кросс-культурной психологии, международном менеджменте и кросс-культурной коммуникации. Эту типологию можно считать наиболее известной и популярной, что объясняется удачно найденным набором универсальных параметров, подходящих для анализа культур организаций, независимо от того, в какой стране они находятся, в каком более широком культурном контексте действуют.

Параметры культурных измерений[править | править код]

Индекс дистанции власти (PDI)[править | править код]

Основная статья: Индекс дистанции власти

Индекс дистанции власти определяет восприятие власти, степень, с которой наделённые относительно меньшей властью члены общества, института или организации ожидают и допускают неравномерность распределения власти; для культур с большой дистанцированностью от власти (арабские страны, Латинская Америка, Юго-Восточная Азия, Россия[источник?]) характерно восприятие власти как наиболее важной части жизни, преклонение перед начальством; для культур с малой дистанцированностью от власти (Австрия, Дания, США, Германия) характерно построение отношений на основе равенства, уважения к личности.

Индивидуализм (IDV)[править | править код]

Как противоположность сплочённости (коллективизму) индивидуализм определяет тяготение к личностным целям, осознание себя как «я», защита частных интересов, связи между отдельными людьми, не обремененными сильными обязательствами действовать совместно (США); для коллективистской культуры (Латинская Америка) присущи групповые цели, осознание себя как «мы», поддержание отношений, норм.

Мужественность (MAS)[править | править код]

Мужественность означает нацеленность на достижение результата любой ценой. Страны с большим значением этого показателя относят к «мужскому типу» (США, Япония, Италия, Австрия, Мексика, Филиппины), для них характерны такие качества как соперничество, уверенность в себе, целеустремлённость, приверженность материальным ценностям. Страны с низким значением (Дания, Норвегия, Швеция) относят к «женскому типу». Для них характерны почитание взаимоотношений, культурных ценностей, забота о качестве жизни.

Избегание неопределённости (UAI)[править | править код]

Избегание неопределённости определяет степень восприятия и реагирования на незнакомые ситуации. Для стран с большим значением показателя избегания неопределённости типично недопущение неопределённых, неясных ситуаций, стремление к установлению чётких правил поведения, доверие традициям и устоям, склонность к внутригрупповому согласию, нетерпимость по отношению к людям с иной жизненной позицией, образом мышления. Для стран с низким показателем избегания неопределённости характерно проявление личной инициативы, приемлемость риска, спокойное принятие разногласий, иных точек зрения.

Долгосрочная ориентация (LTO)[править | править код]

Стратегическое мышление определяет краткосрочную или долгосрочную ориентацию на будущее, ориентированность на решение стратегических, долгосрочных целей, желание заглядывать в будущее. Опрос по данному показателю проводился в 1980-е годы в сотрудничестве с Майклом Бондом среди студентов из 23 стран. Для культур с большими значениями этого параметра (Юго-Восточная Азия) характерны расчётливость, упорство в достижении целей, стойкость, для культур с малым значением (Европа) — приверженность традициям, выполнение социальных обязательств.

Допущение (или индульгенция)[источник?][править | править код]

Допущение по сути является мерой счастья, степенью удовлетворения простыми радостями жизни. Общества с высокими показателями допущения определяются как позволяющие относительно свободное удовлетворение основных и естественных человеческих желаний, связанных с наслаждением жизнью и получением удовольствий. Низкие показатели по данному параметру характеризуют общества, которые контролирует удовлетворение потребностей и регулирует его с помощью строгих социальных норм. «Допускающие» общества осознают собственный контроль над своей жизнью и эмоциями, а «сдержанные» общества полагают, что на их жизнь и эмоции оказывают влияние другие факторы.

История[править | править код]

Хофстеде разработал свою оригинальную модель на основе факторного анализа при изучении результатов масштабного исследования расположенных на разных континентах и в разных странах подразделений известной транснациональной корпорации IBM (опрошено 116 тыс. служащих в 40 странах). Ответы оценивались по пятибалльной шкале, затем вычислялась средняя оценка. На основе средней величины по каждому показателю вычислялся свой индекс: из средней величины вычиталось число 3, полученный результат умножался на 25 и к нему добавлялось число 50, то есть ответы переводились из пятибалльной шкалы в стобалльную. Данные по СССР были вычислены не по стандартному методу, а на основе косвенных измерений. Позже список стран был расширен до 70. Исследования проходили в период между 1967 и 1973 годах. Первоначальная теория предлагала четыре аспекта, по которым можно было бы анализировать культурные ценности: дистанцированность от власти, обособленность, мужественность, избегание неопределенности. С тех пор теория была усовершенствована.

В 1965 году Хофстед основал научно-исследовательский отдел IBM (который он возглавлял до 1971 года). В период с 1967 по 1973 года, он провел большое исследование особенностей национальных ценностей и различий между странами по всему миру. Он сравнил ответы на один и тот же опрос 116000 сотрудников корпорации IBM из разных стран. В начале, он сосредоточил свои исследования на 40 крупнейших странах, а затем расширил его до 50 стран и 3 регионов (в то время, вероятно, самой большой выборки кросс-национальной базы данных). Теория стала одной из первых количественных теорий, которые могут быть использованы для объяснения наблюдаемых различий между культурами. Этот первоначальный анализ выявил систематические различия в культурах разных национальностей, которые были классифицированы по четырём основным параметрам: дистанция от власти (PDI), обособленность (IDV), избегание неопределенности (UAI) и мужественность (MAS), которые описаны ниже. Как Хофстед объясняет на своем академическом сайте, эти измерения рассматривают четыре антропологические проблемные области, которые различные национальные общества обрабатывают по-разному.

В 1984 году Хофстеде опубликовал книгу «Значение культуры», которая сочетает в себе статистический анализ из обзорного исследования с его личным опытом. Для того, чтобы подтвердить предварительные результаты исследования IBM и распространить их на различные популяции, было успешно проведено шесть последующих кросс-национальных исследований, в период с 1990 по 2002. Они охватывали от 14 до 28 стран, опрашиваемые включали пилотов коммерческих авиалиний, студентов, руководителй государственных служб, потребителей «рынка» и «элиту». Объединенные исследования установили оценочные значения по четырём измерениям в общей сложности в 76 странах и регионах. В 1991 году Майкл Харрис Бонд и его коллеги провели исследование среди студентов в 23 странах, используя инструмент, разработанный вместе с китайскими работниками и менеджерами. Результаты этого исследования показали Хофстеде, что необходимо добавить новое пятое измерение к модели: стратегическое мышление (LTO), первоначально названная «конфуцианский динамизм». В 2010 году показатели данного измерения были расширены до 93 стран, благодаря исследованиям Майкла Минкова, который использовал World Values Survey. С помощью дальнейших исследований, были уточнены некоторые из первоначальных значений, и введена разница в анализе между данными стран и индивидуальными данными. Это также помогло Хофстеде идентифицировать шестое последнее измерение допущение.

Сопоставление показателей (от 1 у самого низкого до 120 у самого высокого)[править | править код]

Модель Хофстеде, с шестью измерениями, позволяет делать международное сопоставление или сравнительное исследование культур:

Индекс дистанции от власти показывает очень высокие баллы у латинских и азиатских стран, африканских областей и арабского мира. С другой стороны, европейские страны имеют более низкое значение (только 11 у Австрии и 18 у Дании). Например, Соединенные Штаты имеют 40 баллов в анализе Хофстеде. По сравнению с Гватемалой, где дистанция от власти очень высока (95) и Израиль, где этот показатель очень низкий (13), Соединенные Штаты находятся в середине. В Европе дистанция власти, как правило, ниже, в северных странах и выше в южной и восточной частях: например, 68 в Польше и 57 у Испании против 31 у Швеции и 35 у Соединенного Королевства.

Что касается индекса индивидуализма, существует явный разрыв между западными странами, с одной стороны, и странами Востока с другой стороны. Северную Америку и Европу можно рассматривать как индивидуалистические общества с относительно высокими оценками: например, 80 у Канады и Венгрии. В отличие от них, Азия, Африка и Латинская Америка имеют сильные коллективистские ценности: Колумбия только 13 баллов по шкале IDV и Индонезия 14. Наибольший контраст можно провести при сравнении двух крайних стран по этому измерению: 6 баллов у Гватемалы и 91 балл Соединенные Штаты. Япония и арабский мир имеют средние значения в этом измерении. Показатели избегания неопределенности являются самыми высокими в странах Латинской Америки, Южной и Восточной Европы, в том числе немецкоязычных стран и Японии. Они ниже для англоязычных стран, Северных и Китая. Например, Германия имеет UAI (65) баллов , Бельгия ещё больше (94) по сравнению с Швецией (29) или Данией (23), несмотря на географическую близость. Тем не менее, лишь немногие страны имеют очень низкий UAI индекс.

Показатели мужественности крайне низкие в странах Северной Европы: у Норвегии 8 баллов и только 5 у Швеции. . В отличие от них, индекс очень высок как в Японии (95), так и некоторых европейских странах, таких как Венгрия, Австрия и Швейцария, находящихся под влиянием немецкой культуры. В англоязычном мире, показатели мужественности являются относительно высокими, например , 66 у Соединенного Королевства. Латинские страны представляют контрастные показатели : например, Венесуэла имеет показатель 73 пункта, тогда как в Чили он составляет только 28.


Высокие показатели стратегического мышления, как правило, в Восточной Азии, причем Китай 118, Гонконг 96 и Япония 88. Они являются умеренными в Восточной и Западной Европе, и низкими в англоязычных странах, мусульманских странах, в Африке и Латинской Америке. Тем не менее, данных об этом измерении меньше, чем об остальных. Ещё меньше данных о шестом измерении. Оценки допущения являются самыми высокими в Латинской Америке, некоторых частях Африки, англоязычных странах и Северных стран Европы; сдержанность встречается в основном в Восточной Азии, Восточной Европы и мусульманском мире.

Корреляции ценностных измерений с другими различиями стран[править | править код]

Исследователи объединили некоторые страны вместе путем сравнения измерения их ценностей с другими различиями, такими, как географическая близость, общий язык, историческое прошлое, религиозные верования и общие философские влияния, одинаковые политические системы, в других слова все, что вытекает из определения культуры нации. Например, низкая дистанция от власти связана с консультативной политической практикой и собственным доходным капиталом, в то время как высокая дистанция от власти коррелируется с неравномерным распределением доходов, а также взяточничеством и коррупцией во внутренней политике. Индивидуализм положительно коррелирует с мобильностью и национальным богатством. Чем богаче страна становится, тем более индивидуалистическoй становится её культура.

Другой пример корреляции был описан Sigma Two Group в 2003 г. Они изучили взаимосвязь между культурными измерениями стран и их преобладающей религией на основе World Factbook 2002. В среднем преимущественно католические страны показывают очень высокий индекс избегания неопределенности, относительно высокий показатель дистанции власти, умеренную мужественность и относительно низкий индивидуализм, в то время как, преимущественно атеистические страны имеют низкий показатель избегания неопределенности, очень высокую дистанцию власти, умеренную мужественность, и очень низкий индекс индивидуализма.

Группа исследователей Coelho (2011) обнаружили обратные корреляции между показателями конкретных видов инноваций в производственных компаниях и процент крупных компаний в стране, а также занятости определенного вида производственной стратегии. Национальная культура-мера дистанции власти положительно коррелирует с отношением компаний к инновационным процессам (28 %). Поэтому в странах с более высоким индексом дистанции власти, производственные компании чаще занимаются разработкой инноваций.

Количественные культурные измерения позволяют сделать межрегиональные сравнения и формируют картину различий не только между странами, но и целыми регионами. Например, в культурной модели средиземноморских стран преобладают высокие уровни дистанции власти и избегания неопределенности. Что касается индивидуализма, страны Средиземноморья, как правило, характеризуется умеренным уровнем индивидуалистического поведения. То же самое относится и к мужественности. По показателю стратегическое мышление средиземноморские страны в среднем рейтинге, и они отдают предпочтение индульгенции.

Практическое применение теории[править | править код]

Хофстеде является, пожалуй, самым известным социологом и антропологом в контексте понимания международного бизнеса.

Модель шести измерений широко используется во многих областях общественной жизни человека, и особенно в области бизнеса. Практические приложения были разработаны практически сразу. В самом деле, когда речь идет о бизнесе, стимулирование культурной чувствительности поможет людям работать более эффективно при взаимодействии с людьми из других стран . Зачастую, общение является одним из главных проблем для профессионалов, которые работают на международном уровне. Модель Хофстеда дает понимание других культур. На самом деле, кросс-культурная коммуникация требует быть в курсе культурных различий, так как то, что можно считать вполне приемлемым и естественным в одной стране, может ввести в заблуждение или даже оскорбительным в другом. Культурные аспекты влияют на все уровни коммуникации: вербальные (слов и самого языка), не вербальные (язык тела, жесты), этикет (одежда, вручение подарков, обычаи. При работе в международных компаниях, менеджеры могут обеспечивать обучение своих сотрудников, чтобы сделать их более чувствительными к культурным различиям, развивать нюансы деловой практики, с использованием протоколов в разных странах. Измерения Хофстеде предлагают рекомендации по определению приемлемых культурно подходов корпоративным организациям.

Модель шести измерений очень полезна в международном маркетинге, поскольку она определяет национальные ценности не только в бизнес-контексте, но и в целом. Marieke de Mooij изучила применение выводов Хофстеде в области глобального брендинга, рекламной стратегии и потребительского поведения. Поскольку компании стараются адаптировать свои продукты и услуги к местным привычкам и предпочтениям, они должны понимать специфику данных рынков. Разнообразие применения абстрактной теории Хофстеда настолько широко, что она была использована даже в область веб-разработки, которая должна адаптироваться к национальным предпочтениям в соответствии с ценностями культур.

Критика модели Хофстеде[править | править код]

Несмотря на то, модель Хофстеде, как правило, принимается в качестве наиболее всеобъемлющей основы национальных культурных ценностей, она была широко раскритикована.

В 2008 году в статье, опубликованной в флагманском журнале Академии управления, The Academy of Management Review, Galit Ailon деконструирует книгу Хофстеде «Культурные последствия», путем зеркального отображения его против своих собственных предположений и логики. Ailon находит несоответствия на уровне теории и методологии и предостережений против некритического чтения "культурных измерений. Хофстеде ответил на эту критику.

Хофстеде признает, что культурные аспекты он определил, как теоретические конструкции. Они представляют собой инструменты, предназначенные для использования в практических приложениях. Обобщения о культуре одной страны полезны, но они должны рассматриваться как таковые, то есть в качестве руководства для лучшего понимания. Они являются измерением на уровне группы, которое описывает средние показатели, относящиеся к населению в целом. Культурные аспекты Хофстеде позволяют пользователям различать страны, но это не относится к различиям между членами общества. Они не обязательно определяют личности индивидов. Национальные оценки никогда не следует интерпретировать как детерминированные для физических лиц. Например, японский человек может чувствовать себя комфортно в меняющейся ситуации, тогда как в среднем, японцы имеют высокий индекс избегания неопределенности. Есть еще исключения из этого правила.

  • Как и во всех исследованиях национальных культур, здесь предполагается, что национальная территория и границы культуры совпадают. Но культурную однородность нельзя принимать как данность в странах, которые включают несколько культурных групп или в которых есть социально доминирующие и подчиненные культурные группы, как обстоит дело в США, Италии (противоречия между севером и югом), Бельгии (французская и фламандская культуры) и Испании (баскская, каталонская и кастильская культуры). Распад Югославии в 1990-х гг. продемонстрировал тщетность попыток создания тесных политических единиц из несопоставимых национальных культур.
  • Респонденты Хофстеде работали в одной отрасли (компьютерной) и в одной многонациональной компании. Это может ввести в заблуждение по двум причинам. В любой стране ценности сотрудников IBM типичны только для небольшой группы (образованные, обычно средний класс, городские жители); другие социальные группы (например, неквалифицированные, занятые ручным трудом рабочие, сотрудники госсектора, представители семейного бизнеса и т.д.) в той или иной степени исследованием не охвачены. Эта проблема репрезентативности имела бы место, какая бы одна-единственная компания ни предоставила респондентов.
  • Исследование Хофстеде может порождать технические трудности, связанные с наложением параметров друг на друга, например небольшая дистанция власти/женская и большая дистанция власти/мужская.
  • Значение параметров может быть различным в разных культурах — например, коллективистское поведение, воспринимаемое где-то положительно, в другом месте может принести к отрицательным последствиям. Яркая иллюстрация этого — японский коллективизм, базирующийся на долге перед организацией, и китайский — основанный на долге перед семьей. По японским понятиям тайваньский сотрудник, который ставят интересы своей семьи над интересами японской многонациональной компании, не предан ей, и ему нельзя полностью доверять.

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Culture, leadership, and organizations: the GLOBE study of 62 societies. — 1st. — SAGE Publications, 29 April 2004. — ISBN 978-0-7619-2401-2., Read it
  • Alvesson, M. & Deetz, S. (2006). Critical Theory and Postmodernism Approaches to Organizational Studies. In S. Clegg, C. Hardy, T. Lawrence, W. Nord (Eds.). The Sage Handbook of Organization Studies (2nd ed). London: Sage, 255-283.
  • Coelho, D. A. (2011). A study on the relation between manufacturing strategy, company size, country culture and product and process innovation in Europe. International Journal of Business and Globalisation, 7(2), 152-165.
  • Fischer, R. (2009). Where is Culture in Cross-Cultural Research?: An Outline of a Multilevel Research Process for Measuring Culture as a Shared Meaning System. International Journal. of Cross Cultural Management, 9: 25-48.
  • Gilligan, C. (1982). In a Different Voice: Psychological Theory and Women’s Development. Cambridge MA: Harvard University Press.
  • Inglehart, Ronald (1997). Modernization and Postmodernization: Cultural, Economic and Political Change in 43 Societies. Princeton, Princeton University Press.
  • Inglehart, Ronald & Miguel Basanez, Jaime Diez-Medrano, Loek Halman and Ruud Luijkx (2004) (eds.) Human Beliefs and Values: A Cross-Cultural Sourcebook based on the 1999-2002 values surveys. Mexico, Siglo Beintiuno editors.
  • Moussetes, A. (2007). The absence of women’s voices in Hofstede’s Cultural Consequences: A postcolonial reading. Women in Management Review, 22, 443-445.
  • Schwartz, S.H. (1992). Universals in the content and structure of values: Theoretical advances and empirical tests in 20 countries. In M.Zanna (Ed.), Advances in Experimental Social Psychology, New York: Academic Press, 25, 1-65.
  • Schwartz S.H. (1994). Beyond Individualism and Collectivism: New Cultural Dimensions of Values. In U. Kim, H.C. Triandis, C. Kagitcibasi, S., Choi, C. & Yoon, G. (Eds.), Individualism and Collectivism: Theory, Method and application. Thousand Oaks CA: Sage, 85-119.
  • Schwartz, S.H. (2007). Value Orientations: Measurement, Antecedents and Consequences across Nations. In J. Jowell, C. Roberts, R. Fitzgerald, G. Eva (Eds.), Measuring Attitudes Cross-Nationally: Lessons from the European Social Survey. London: Sage.
  • Smith, P.B. (2004). Nations, Cultures and Individuals : New Perspectives on Old Dilemmas. Journal of Cross-Cultural Psychology, 35, 6-12.
  • Smith, P. (2008). Indigenous Aspects of Management. In P. Smith, Peterson, M., Thomas, D. (Eds.), The Handbook of Cross-Cultural Management Research. Sage, Thousand Oaks CA: Sage, 319-332.
  • Smith, P., Peterson, M., Thomas, D. (Eds.). (2008). The Handbook of Cross-Cultural Management Research. Thousand Oaks CA: Sage,.
  • Triandis, H.C. (1995). Individualism and Collectivism. Boulder CO: Westview Press.
  • Van de Vijver, F.J.R., van Hemert, D.A., Poortinga, Y.H. (Eds.). (2008). Individuals and Cultures in Multilevel Analysis. Mahwah NJ: Lawrence Erlbaum Associates.

Ссылки[править | править код]