Торгсин

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Реклама в парижском русском журнале «За рулём» с предложением низкой комиссии на отправку денежных переводов и продуктовых посылок через Торгсин. 1933 год.
Здание Торгсина в Москве. 1931 год.

Торгси́н (Всесоюзное объединение по торговле с иностранцами) — советская организация, занимавшаяся обслуживанием гостей из-за рубежа и советских граждан, имеющих «валютные ценности» (золото, серебро, драгоценные камни, предметы старины, наличную валюту), которые они могли обменять на пищевые продукты или другие потребительские товары.

Создано в июле 1930 года, ликвидировано в январе 1936 года.

История[править | править код]

Торгсин вначале имел лишь несколько магазинов в крупных городах, которые продавали антиквариат иностранным туристам. Советским гражданам запрещалось не только покупать в них, но даже заходить в эти магазины[1].

Однако в 1931 году советским гражданам было позволено приобретать товары в магазинах Торгсина за иностранную валюту, золото, серебро и драгоценные камни. Во время голода 1932—1933 годов люди были вынуждены менять свои сбережения на еду. В 1933 году продукты питания составляли 80% всех проданных в Торгсине товаров, причём на дешевую ржаную муку приходилась почти половина всех продаж. При этом розничные цены на продовольствие были в среднем в три раза выше, чем при крупнооптовой продаже за рубеж[2]. Качество же товаров и обслуживания были на низком уровне, которое выражалось в продаже порченной продукции и в бесконечных очередях[3]. В этом году Торгсин получил от населения 45 тонн чистого золота и почти 2 тонны серебра. С 1931 по 1936 год Торгсин добыл эквивалент 222 тонн чистого золота, при этом 70% было получено от советских граждан[4][5][6]. Золото принималось во всех видах: в слитках, ломе, монетах, украшениях и произведениях искусства. Любое изделие из золота во время оценки часто ломалось или разбиралось и его действительная ценность не учитывалась[2][7]. Имелись также случаи злоупотребления среди персонала такими как обвешивание и обмеривание покупателей, воровство, занижение действительного веса драгоценных металлов и их пробы[8]. Зачастую цены на отпускаемое продовольствие были сильно завышены. Так цена на муку была выше мировых в три раза[2]. Также и по другим товарам наблюдался большой ценовой разрыв[9]:

Сравнение цен Торгсина с экспортными ценами на некоторые товары (по плану 1 квартал):
Цены Торсина Цены экспорта на Запад Цены Торгсина в % к ценам экспорта на Запад
Масло животное 550 324 170,0
Махорка 12 3 400,0
Сахар 300 91 330,0
Масло растительное 400 105 331,0

При этом ценообразование не было единым и систематичным. Цены могли быть ниже цен коммерческих магазинов, что приводило к спекуляциям, или сильно завышенными, что вызывало затоваривание складов и накоплению излишков.

Запрет на скупку церковных ценностей[править | править код]

Историк Елена Осокина отмечает, что Торгсин не имел права принимать церковные ценности, так как они по закону считались собственностью государства и подлежали конфискации (впрочем, Осокина приводит примеры, когда этот запрет нарушался работниками Торгсина, которые принимали за деньги церковные ценности)[2].

Деятельность[править | править код]

Здание Торгсина на Арбате

Торговые представительства Торгсина были разбросаны по всей стране. На 1 января 1934 их общее количество составляло в сумме 1477 торговых точек[9]. В этом же году интерес граждан к товарам из Торгсина значительно упал из-за улучшения ситуации с продовольствием и количество представительств стало значительно снижаться до самой ликвидации Торсина в 1936 году.

В Москве[править | править код]

На ул. Арбат, № 50—52 — дом с гастрономом «Смоленский» (или «Гастроном» № 2; бывший магазин «Торгсин»), ныне так же гастроном. Здесь происходит один из эпизодов романа «Мастер и Маргарита». До Октябрьской революции здесь располагался ресторан Игнатия Александровича Зверева и лавки купца Троилина[10].

В 1928 году по проекту архитектора В. К. Олтаржевского на месте снесённых строений, со значительным отступом от прежней красной линии улицы, был построен дом для кооператива «Московское объединение». Здание имело 5 этажей, угловая часть была оформлена балконом, располагавшейся над трёхэтажным полукруглым эркером, и завершалась высоким пилоном с круглым окном и пирамидальным аттиком. Однако уже в начале 1930-х годов дом был перестроен архитектором В. М. Маятом: он надстроил 6-й этаж, сделал башню гранёной и поднял её на всю высоту прежнего аттика. По торцам пилонов и над входным вестибюлем были высечены крупные рубленые надписи «Универмаг Торгсин»[10].

В 1936 году Торгсин был упразднен, и гастроном стал называться Смоленским (или № 2 после Елисеевского). Вплоть до середины 70-х годов XX в. в верхних этажах находились квартиры, в основном коммунальные. Здесь жил художник-гравёр, работавший в технике ксилографии и линогравюры П. Н. Староносов[11]. Затем дом был расселён, а после ремонта верхние этажи отданы в распоряжение МИДа (местные жители прозвали его «ГастроМИД»), основное здание которого находится рядом на Смоленской площади.

Реклама Ленинградского Торгсина. 1933 год.

В регионах[править | править код]

Региональная торговая сеть Торгсина была достаточно обширной. Так только в Черниговской области работали 21 магазин в сентябре 1933[8]. Западно-Сибирской краевая контора Торгсина имела свои торговые точки в 22 населенных пунктах[3]. Вятское отделение насчитывало 12 магазинов на территории бывшей Вятской губернии[7].

В витринах лавок по-прежнему вместо товаров и продуктов портреты Ленина и Сталина, пророков. Я удивляюсь тому, что лавки по закупке золота, так называемые магазины «Торгсин», переполнены. Здесь можно купить все; немного дороже, чем за границей, но есть — все. Таким образом из населения выдавливаются последние остатки золота, серебра и валюты. Повсюду по стране стоят эти золотые насосы. Даже в Красноводске, в глухомани, я видел «Торгсин».

Рудольф Волтерс, «Специалист в Сибири», немецкий архитектор в сталинском СССР. 1933

В 1933 году торгсиновский рубль на рынке стоил 35—40 советских рублей, за доллар давали два рубля Торгсина:

в Оренбурге имелся магазин Торгсина, где в разгар голода можно было купить по ценам, подчас ниже мировых, продукты и качественную мануфактуру. Весь город взирал на него с жадностью. Только расплачиваться там надо было золотом, серебром или иностранной валютой. Я видел киргизов и русских мужиков, приносивших к заветному прилавку старинные персидские мониста, оклады икон чеканного серебра, и за эти произведения искусства, редкие монеты, купленные на вес, с ними расплачивались мукой, ситцем, кожей… Ссыльная буржуазия несла зубные коронки. На три сотни франков в месяц (примерно пятнадцать долларов) я мог жить и даже помогать вышедшим из тюрем товарищам. Обмен на рынке позволял добыть и дров на зиму, и чего-нибудь молочного. Один торгсиновский рубль стоил на рынке тридцать пять-сорок рублей бумажных; так что восьмидесятирублевая зарплата по ценам мирового рынка равнялась двум коммерческим рублям или примерно одному доллару"

Виктор Серж, От революции к тоталитаризму: Воспоминания революционера. 1943

Из воспоминаний Виктора Астафьева о голодных 1932-33 годах:

В тридцать третьем году наше село придавило голодом. Замолкли песни, заглохли свадьбы и гулянки, притихли собаки, не стало голубей. Шумные ватаги ребятишек не сыпались на санках с яра, скотина во дворах ревела под ножом, кони начали падать среди улиц. Сразу захмурели и вроде бы состарились дома. Углы у них были, как челюсти у голодных людей, сухи и костлявы...

Город всегда был бедой и выручкой нашего села. Он потреблял сельскую продукцию: дрова, молоко, мясо, рыбу, овощи, ягоды. Он одевал и спаивал. Он был гостеприимен, пока получал из деревни что ему надо было. С пустыми руками и с порожними подводами город встречал мужиков неохотно. Он и сам был голоден, этот большой и теперь неприветливый город.

В тот год, именно в тот год, безлошадный и голодный, появились на зимнике мужики и бабы с котомками, понесли барахло и золотишко, у кого оно было, на мену, в «Торгсин».

Виктор Астафьев, «Ангел-хранитель», автобиографический рассказ. 1967

Результаты деятельности[править | править код]

Торгсин принес государству 287 млн золотых рублей (по другим данным — 270 млн[12]). Для сравнения: экспорт произведений искусства, осуществлявшийся в те же годы, дал 20 млн. золотых рублей[13].

Ценности, которые купил Торгсин, покрыли (по их скупочной стоимости) более пятой части затрат на импортные закупки 1932—1935 гг. — решающих лет индустриализации[1].

За вычетом валютной затраты на импортные товары в размере 13,8 млн рублей, чистая валютная выручка Торгсина составила 273,4 млн рублей. Привлеченная сумма золотовалютных ценностей была сопоставима с расходами на оборудование для десяти гигантов социалистической промышленности: Горьковского автозавода (43,2 млн руб), Сталинградского тракторного (35 млн руб.), Автозавода им. Сталина (27,9 млн руб.), Днепростроя (31 млн руб.), Господшипника (22,5 млн руб.), Челябинского тракторного завода (23 млн руб.), Харьковского тракторного завода (15,3 млн руб.), Магнитогорского меткомбината (44 млн руб.), Кузнецка (25,9 млн руб.) и Уралмаша (15 млн руб.)[14].

Таким образом, практически все «валютные ценности», сохранённые после революции 1917 года, в годы Гражданской войны и накопленные при НЭПе, были получены для осуществления планов индустриализации за счёт их изъятия у населения. Большая часть выручки была получена в годы сильного голода 1932-1933. При этом экспорт зерна из СССР хоть и уменьшился в результате низкой собираемости урожая, но не прекращался в этот период и составлял миллионы тонн в год.

Председатели правления[править | править код]

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Елена Осокина Торгсин в советской экономической системе 1930-х годов
  2. 1 2 3 4 Осокина Е. А. Алхимия советской индустриализации: время Торгсина. — М.: Новое литературное обозрение, 2019. — С. 172.
  3. 1 2 И. В. Павлова. Торгсин в Западно-Сибирском крае. — 2003.
  4. Золото Сталина
  5. Торгсин в 1932—1936 годах скупил у граждан СССР 100 тонн золота
  6. Голод, золото и индустриализация. Как Торгсин помогал советскому "большому скачку"
  7. 1 2 А.Ю. Семенова. Деятельность вятского отделения всесоюзного объединения «ТОРГСИН» (1932-1936 гг. ) // Вестник Вятского государственного университета. — 1910. — № 4(1). — С. 35-39.
  8. 1 2 Н.В. Горох. Кадровый состав «Торгсина» (на примере Черниговской областной конторы) // Известия Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины. — 2014. — № 4(85). — С. 50-54.
  9. 1 2 Аналитическая записка сектора внешней торговли Госплана СССР о работе Торгсина в 1933 г. 20 февраля 1934 г. | Проект «Исторические Материалы». istmat.info. Дата обращения 17 сентября 2020.
  10. 1 2 Архитектура Москвы 1910-1935 гг.. — Искусство-XXI век, 2012. — С. 155. — 356 с. — (Памятники архитектуры Москвы). — ISBN 978-5-98051-101-2.
  11. Памятные места заповедного Арбата (правая сторона), 1985, с. 85.
  12. Незабываемые 30-е: Воспоминания ветеранов партии — москвичей / Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Науч.-метод. каб. и др.; [Сост. Н. Б. Ивушкин].. — М.: Моск. рабочий, 1986. — С. 159. — 304 с.
  13. Особая роль торгсина в эпоху индустриализации. «Эхо Москвы», эфир 19.06.2010.
  14. РГАЭ, ф. 4433, оп. 1, д. 133, л. 136, 141.