Турецко-персидская война (1578—1590)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Турецко-персидская война (1578—1590)
Основной конфликт: Турецко-персидские войны
Дата 1578—1590
Место Закавказье, Западный Иран
Итог Стамбульский мир
Противники
Командующие


Турецко-персидская война 1578—1590 годов — вооружённый конфликт между Османской империей и сефевидской Персией за контроль над Закавказьем.

В 1555 году османский султан Сулейман I и персидский шах Тахмасп I подписали Амасьинский договор, установивший границу между их государствами. В 1576 году шах Тахмасп I умер, при его наследниках страна ослабла, и султан Мурад III решил воспользоваться этой ситуацией и расширить контролируемые османами на Кавказе территории.

Кампания началась летом 1578 года, сардаром был назначен Лала Мустафа-паша. В 1578 году османы восстановили крепости в провинции Карс, вторглись на территорию Грузии, заняли Тифлис и захватили ключевую провинцию на Кавказе - Ширван. На зиму Лала Мустафа-паша увел армию в Эрзерум, оставив в Ширване бейлербеем Османа-пашу Оздемироглу.

В 1579 году Осман-паша с помощью войска крымских татар захватил Баку и удерживал его, базируясь в Демир-капы.

В последующие два года ситуация не менялась, назначенный сардаром Коджа Синан-паша, торопился вернуться в столицу, получив пост великого визиря. Он инициировал письмами к шаху мирные переговоры, которые зашли в тупик, поскольку персы хотели вернуться к границам 1555 года, а Мурад III не желал отдавать Карс и Ширван.

В 1583 году наступила новая фаза войны, был назначен новый сардар - Ферхат-паша. Весной в битве за Ширван Осман-паша разгромил войско Имамкули-хана, а Ферхат-паша захватил Иреван.

Следующий этап наступил в конце 1584 года, когда сардаром был назначен Осман-паша. Он прибыл на Кавказ и осенью 1585 года захватил Тебриз. Попытки шахского правительства получить помощь от других государств не увенчалась успехом.


Предыстория[править | править код]

Граница между Османской и Сефевидским империями была установлена после войны между в 1555 году по мирному договору между османским султаном Сулейманом I и персидским шахом Тахмаспом I. Договор разделил Грузию на сферы влияния Османской империи и Сефевидского государства[1]. Западная Армения, Западный Курдистан и Западная Грузия отошли к Османской империи, а Восточная Армения, Восточный Курдистан и Восточная Грузия (включая Восточный Самцхе) остались в руках Сефевидов. Османская империя получила большую часть Ирака, получив выход в Персидский залив, а персы сохранили бывшую столицу Тебриз и территории нынешнего Дагестана и Азербайджана.Также провинции Карс по Амасьинскому договору должна была оставаться ничейной землей между двумя империями. Договор предусматривал, что ни одна из сторон не будет пытаться укрепить её[2].

В 1576 году шах Тахмасп I умер, его наследники не отличались ни умом, ни талантами. По словам Шараф-хана Бидлиси за год эмиры "пустили на ветер уничтожения" собранные Тахмаспом за 53 года богатства[3][4]. Взошедший на престол его сын Исмаил II начал своё правление с репрессий в отношении своих родственников, убил шестерых братьев, и в 1577 году был сам убит в результате заговора. Новым шахом стал единственный выживший брат Исмаила, слабый и полуслепой Мухаммад Худабенде. Через два года после смерти Тахмаспа султан Мурад III решил, что это подходящее время для возобновления военных действий. Великий визирь Соколлу Мехмед-паша был против, но влияние его уже было совсем мало. В 1578 году началась Османо-сефевидская война, сардаром в которой был назначен Лала Мустафа-паша. Лала Мустафа предложил Оздемироглу Осману-паше поехать с ним, тот согласился и прибыл в армию в Эрзурум со своим окружением из 1000 человек[5].

Кампания началась летом 1578 года, когда 100 тысячная османская армия выдвинулась из Эрзурума на восток[5][6].

Ход кампании. 1578 год. Сардар Лала Мустафа-паша[править | править код]

Начало кампании. Осада Мгелцихе[править | править код]

Мустафа-паша достиг провинции Карс, которая по Амасьинскому договору должна была оставаться ничейной землей между двумя империями. Договор предусматривал, что ни одна из сторон не будет пытаться укрепить её. Мустафа-паша начал восстанавливать крепости в этом районе и оставлять в них гарнизоны. Было очевидно, что его следующим шагом станет нападение на Грузию[2]. Токмак-хан предупредил шаха о выступлении османского войска, после чего в Казвине состоялся совет, и было принято решение, что сам шах не станет возглавлять армию, поскольку это ниже шахского достоинства — ведь во главе османской армии стоит не султан. Поэтому официально командование было возложено на сына шаха, Хамзу Мирзу. Токмак-хан Устаджлу, правитель Чухур-Саада, написал Амиру-хану Туркману и Имамкули-хану Каджару, предлагая присоединиться к его войску[6].

Два поздних источника (XVIII века) — «История Грузии» Вахушти Багратиони и анонимная так называемая «Парижская хроника» — указывали, что кампания началась ранее. Вахушти указывает, что война началась с осады 7 августа крепости Мгелцихе[k 1]. Оба источника относят к началу кампании, помимо Мгелцихе, и осаду крепости Каджи (Каджис-цихе, Шайтан Калеси). Вахушти писал, что османы за 6 дней так и не смогли взять город[k 2][7]. В Парижской хронике обе осады описаны более подробно, причем, падение Каджис-цихе датировано 5 августа, тем самым сражение за неё становится первым в этой войне[k 3][8].

Другие, в том числе современные событиям источники, не упоминают эти события. По словам Ибрагима Печеви кампания началась 9 августа 1578 года, когда османская армия выступила и захватила две крепости, названные историком Виле (Вале) и Еникале[9]. Согласно османскому историку и современнику событий Ибрагиму Рахимизаде кампания тоже началась с осады Еникале[10]. По словам Вахушти, древние грузинские хроники не упоминали названий крепостей[7].

Путь к Тифлису[править | править код]

Мустафа-паша отремонтировал форт в Карсе и занимался восстановлением крепости в Месхетии, названной Искандером Мунши Акеска. Токмак-хан и Имамкули-хан решили воспрепятствовать планам Мустафы-паши и выступили в поход. Зная об этом от своих разведчиков, Мустафа-паша постоянно рассылал вокруг сторожевые отряды. 9 августа 1578 года в равнине у озера Чилдыр 30 тысячное (15 тысячное) персидское войско столкнулось с передовым отрядом османской армии из 40-50 человек, на помощь которому позже бейлербей Диярбакыра Дервиш-паша привёл 300—400 человек, но силы были неравны[9][6]. Персидская армия одерживала верх, несколько раз самого Дервиш-пашу солдаты противника сбрасывали с коня (после битвы он умер от ран)[9][11]. В критический момент на помощь прибыли бейлербей Эрзурума и Осман-паша. Рукопашная битва длилась весь день, огнестрельное оружие не применялось обеими сторонами из-за сильного дождя[12][11]. Битва продолжалась до утра следующего дня[11]. Кызылбаши были разгромлены, османы взяли богатую добычу[12]. Потери сефевидской армии в битве были велики[11]. Потери османов тоже были значительны[13].

Османская амия входит в Тифлис. Нусретнаме.

Причины такого сокрушительного разгрома крылись внутри сефевидской империи. Междоусобица между кызылбашскими эмирами привела к тому, что они не объединились[14]. Амир-хан из-за ссоры между туркманами и устаджлу не хотел, чтобы кто-либо из членов племени устаджлу занимал какой-либо важный пост, и потому задержал своё выступление насколько мог[2]. Победе османов способствовало и то, что курдская знать массово перешла на их сторону[15]. Кроме того, Токмак-хан Устаджлу вступил в бой, поскольку полагал, что в османской армии не более 40 тысяч человек. Когда ему стало понятно, что он вступил в бой лишь с передовыми отрядами, а сама армия намного больше, Токмак-хан начал отступать[14]. Искандер Мунши писал, что к поражению привело высокомерие кызылбашских эмиров, недооценивавших османов[2].

После победы при Чилдыре путь на Грузию для османских войск был открыт[16]. Местные правители предпочитали подчиняться сильной стороне[1], и сразу после битвы при Чилдыре к Мустафе-паше прибыл фактический правитель Самцхе-Саатабаго Манучар Джакели, который выразил покорность османам[1]. Царь Кахетии Александр II и царя Картли Симон I получили от Мустафы ультиматум с требованием подчиниться. Османская армия без проблем прошла через горные перевалы и достигла Тифлиса, в котором правил Давид, брат царя Картли Симона I. Когда пришли османы, Давид, отчаявшись получить помощь от братьев из-за семейных ссор, эвакуировал гарнизон и сдал крепость османам. 24 августа они вступили в Тифлис, а затем в Гори[17]. В первый же день «Мустафа превратил две церкви этого города в мечети»[18]. После захвата Тифлиса к Мустафе-паше прибыл царь Кахетинского царства Александр II с изъявлением покорности[19]. Впоследствии он обеспечивал османские войска провизией и принимал участие в боях на стороне османов[19]. Лишь Симон отказался подчиниться и вел войну с османами[19].

От Тифлиса до Ширвана[править | править код]

Битва на реке Канык

Следующая битва османских и сефевидских войск произошла в сентябре 1578 года у местечка Коюнгечиди (Овечья переправа) у реки Канык [20]. 8 сентября 1578 года армия Лала Мустафы-паши выступила из Тифлиса и 16 сентября прибыла в Ареш[az] (город на территории современного Евлахского района недалеко от впадения в Куру Канык-Алазани) [19][21][18]. Путь от Тифлиса до Каныка армии дался тяжело из-за болот и лесов, которые пришлось преодолевать, а также из-за голода. Килограмм ячменя стоил шесть дукатов, а окка муки полдуката. Десять тысяч человек Лала Мустафа-паша отправил на равнины, чтобы убрать урожай; но они попали в засаду Токмак-хана, Амир-Хан и Имамкули-хана[18]. 9 сентября персидские войска форсировали Куру и у Коюнгечиди атаковали фуражиров[22][23]. Отряд османов переправился через приток Куры, Габырры, и напал на сефевидскую армию с тыла[22][24]. Разделившаяся на три части под командованием Османа-паши, бейлербея Алеппо Мехмеда-паши и бейлербея Дулкадира Мустафы-паши османская армия одновременно атаковала противника с трёх сторон[20][25]. Кызылбаши не выдержали и обратились в бегство[22]. Отступая к реке кызылбаши пытались перейти через мост, но он не выдержал толпы и рухнул. Находившиеся на мосту утонули, а остальные либо бросились в воду и тоже пошли ко дну, либо были зарублены[21][25][26]. Потери кызылбашской армии были огромны - кто не был зарублен, утонул[22][20][27]. Попавшие в плен были казнены, а немногие уцелевшие укрылись в Ширване у Араса-хана Румлу, который опоздал и не принимал участия в битве[22][28].

К победе османов привело их превосходство в численности, их артиллерия, несогласованность действий кызылбашских беев[29]. Победа османских войск у Коюнгечиди открыла османам путь на самую большую провинцию Ширван, расположение которой делало ее стратегически важным пунктом[29][30]. После этого поражения ханы рассеялись и ушли в свои города - Гянджу, Эриван, Нахичеван, и там ожидали последующих распоряжений проживающего в Казвине шаха.[18]

В Ареше Дервиш-паша и Осман-паша за неделю построили крепость, «окруженную глубоким рвом, с фортами и башнями, со складами для вооружения». В крепости оставили сто пушек и гарнизон под командованием Гейтаса-паши, назначенного бейлербеем Ареша. Местное кызылбашское население подверглось преследованиям османов и местных суннитов[31][32]. На следующий день османская армия взяла путь на Ширван[27].

Мурад назначает Османа-пашу сердаром

Должность бейлербея Ширвана Мустафа-аша предложил сначала Дервишу-паше, после его отказа — другим бейлербеем, но они отказались. Мустафа-паша пообещал бейлербею Ширвана звание визиря, и тогда бейлербей Эрзурума согласился остаться в Ширване, но почти сразу передумал, сказав «лучше сейчас признать себя побежденным, нежели потом прослыть предателем». Мустафа-паша уже собирался сам остаться в Ширване на зиму, но Осман-паша предложил свою кандидатуру[33]. Таким образом, когда Лала Мустафа-паша увёл на зиму армию в Эрзурум, он повысил Османа-пашу до звания визиря и сардара. В крепостях расположились османские гарнизоны, а Осману-паше как бейлербею Ширвана и Дербента Лала Мустафа оставил, по словам Печеви, небольшое войско из 1000 янычаров, более 60 пушек 200 сундуков боеприпасов и полугодовое жалование для солдат[5][34]. Мустафа Али писал про 66 пушек и 180 ящиков боеприпасов и вооружения[35]. Но по словам Рахимизаде, «не было оставлено даже 1/10 части от того количества войск и казны, которое было ему обещано»[36].

Осману-паше приписываются слова: «Раз уж так случилось, у нас нет иного выхода, кроме как сражаться до самой смерти, не роняя своего достоинства и своей чести»[37].

Также перед уходом в Эрзерум Мустафа-паша провел переговоры с правителями Аварии, Кайтага, Кумуха, Табасарана и Шахрухом Мирзой из рода ширваншахов, заручившись их поддержкой для остающихся в регионе османских войск[35].

Битвы за Шемаху и Ареш[править | править код]

Осман-паша (справа вверху) и его секретарь Асафи в битве против Араса-хана.

В связи с недостатком припасов Осман-паша решил напасть на Порталоглу Ахмеда, владения которого находились на противоположном от Ареша берегу Куры[37]. Над рекой Кабур[20] перед Арашем[38] Оздемироглу Осман-паша велел построить понтонный мост[36] для того, чтобы совершить набег на Карабах и Муган[38]. Правитель Араша, Гейтас-паша, по приказу Османа-паши перешел по мосту Куру и напал на Портоглу Ахмеда. Часть кызылбашких воинов бежала сразу, с оставшимися состоялся бой, выигранный османами. Захватив трофеи, Гейтас-паша вернулся к Осману-паше, который не переходил мост со своими отрядом, но стоял на своем берегу, готовый вмешаться[38][39].

Чтобы укрепиться в Ширване, Осман-паша должен был либо покорить, либо победить Араса-хана Румлу, который до прихода османов управлял Ширваном. Арас-хан успел покинуть Шемаху до прихода османской армии и выжидал на другом берегу Куры. Когда на него напал османский отряд численностью около 250 человек, он разбил его, при этом обе стороны понесли ощутимые потери. Осман-паша узнал о поражении и прибыл из Ареша, чтобы лично сразиться с Арасом-ханом. Кызылбаши прибегли к излюбленной практике — они опустошили территорию, чтобы лишить противника возможности пополнить запасы продовольствия в походе[40]. Понимая, что без пропитания его войско не будет в состоянии сражаться, Осман-паша передумал и отложил поход на Шемаху, тем более, что он получил известие о прибытии подкрепления — войска крымского хана[41].

Весть о скором прибытии татар достигла и Казвина[42]. Для шаха и его военачальников было ясно, что из Стамбула помощь османским гарнизонам зимой прийти не сможет. Было принято решение отправить войско из 12 тысяч всадников, во главе которого номинально стоял Хамза-мирза[42]

Осман-паша планировал дождаться татар и напасть на Араса-хана с двух сторон одновременно, однако тот неожиданно напал первым и окружил город[41]. Численность кызылбашского войска оценивается 20[41] — 25 тысяч человек[38]. Торопливость Араса-хана имела объяснение. Хамза Мирза, сопровождаемый главными должностными лицами государства и своей матерью Махди Ульей, покинул Казвин и во главе армии направился в Азербайджан. По прибытии он собрал военный совет на котором было решено идти в сторону Карабаха. Принц и его мать должны были стать лагерем в Кызыле Агаче, а эмиры и визирь Мирза Салман — пересечь Куру и войти в Ширван[43]. Узнав о приближении армии шаха, Арас-хан и эмиры Ширвана решили, что могут подвергнуться критике и осуждению за то, что оставили Ширван без боя. Поэтому они решили, что до прибытия принца они организуют экспедицию против Шемахи[43][44].

Сражение за Шемаху началось в ноябре 1578 года[45][38].

Битва продолжалась весь день и лишь с темнотой обе стороны прекратили сражение[38]. Одновременно с нападением Араса-хана на Шемаху Имамкули-хан и Гейлани Эмир-хан с 10-15 тысячами воинов перешел Куру и напал на Ареш[46][47][45].

Шемаха на гравюре 1683 года Э.Кемпфера

Битва за Шемаху возобновилась утром и продлилась весь день[38]. Гейтас-паша из Ареша послал гонца к Осману-паше с просьбой о помощи[46]. Несмотря на тяжёлое положение в Шемахе, Осман-паша (по словам Рахимизаде и Кютюкоглу) выслал на помощь Гейтасу-паше около тысячи воинов, которые прибыли в разгар сражения[48]. Рахимизаде обвинял в поражении османов неопытность и неумелость Гейтаса, но историки считают, что победу Имамкули-хан одержал благодаря своему военному таланту[46]. Он понял, что османская артиллерия на стенах Ареша опасна и дает османам преимущество[46], поэтому, имитируя бегство, выманил Гейтаса-пашу в поле подальше от пушек[48]. Гейтас-паша с небольшим отрядом из примерно 250 человек бросился преследовать отступающего противника, оказался в окружении и погиб в бою[48][47][k 4]. Почти османские воины погибли либо в бою, либо были забиты местными жителями[48]. Разграбив Ареш, персидские войска ушли из города и направились к Шемахе, командовал ими согласно Рахимизаде Имамкули-хан[49], согласно Орудж-беку - Хамза Мирза[44].

Известие о разгроме Гейтас-паши и взятии кызылбашами Ареша дошло до Осман-паши на второй день сражения за Шемаху[48]. Осман-паша скрыл от своих подчинённых печальные новости, чтобы не деморализовать их[48].

На правом фланге османской армии сражались хан Дагестана Шамхал и бей Санджара Будаг; на левом фланге находился аталык Адиля Герая Мехмед-бей, прибывший раньше своего воспитанника, вместе с ним сражались грузинские вассалы османов (например, Александр[46]), правители Агдаша и Садара[50]. После захвата Ареша Имамкули-хан со своим войском прибыл к Шемахе на помощь Арасу-хану[49]. Кызылбаши брали верх в битве[38][49], Арас-хан мог бы одержать победу[5], когда утром третьего дня, во вторник 11 ноября, через Ширванское ущелье на помощь Осману пришёл брат крымского хана Адиль Герай[5] с которым было 15 тысяч татарских всадников[51][43][38][49]. Это изменило ситуацию, 15 тысяч свежих воинов спасли османов и разгромили изнурённых битвой сефевидских воинов[49][51].

Часть кызылбашских эмиров бежали и спаслись, но Арас-хан «не мог заставить себя отступить»[43]. Он продолжал сражаться и попал в плен: «Их сардар Арас-хан, отмеченный знаком неустрашимости и его сын Деде-хан были взяты живыми, а впоследствии казнены» (повешены[44]). Вместе с ними Осман-паша казнил многих других пленённых сефевидских беев [45][43]. Среди казнённых Рахимизаде называл и Имамкули-хана[45], тогда как Селаники писал, что хан утонул при бегстве. Однако это ошибочные заяления, поскольку Имамкули-хан через 5 лет участвовал в Факельной битве и в боях за Тебриз[45].

Потери кызылбашей были огромны. Согласно Рахимизаде удалось спастись лишь тысяче человек из всего войска[45]. Кютюкоглу писал, что с кызылбашской стороны было 8000 погибших и 8000 раненых и пропавших[45]. Немногочисленные уцелевшие кызылбаши укрылись в горах[47].

После захвата Ширвана персидские посланники предложили Мураду III мир, пытаясь вернуться к договору в Амасье[52][5].

Пленение Адиля Герая[править | править код]

Адиль Герай сдаётся в плен Хамзе Мирзе

Адиль Герай и новый санджакбей Ареша Пияле-бей решили разграбить лагерь Араса-хана, расположенный на другом берегу Куры, внезапно напали на него и захватили огромное число трофеев[5][52][51]. Печеви утверждал, что их послал Осман-паша[53]. По словам историка: «Были захвачены казна Эреш-хана, 70 его красавиц-дочерей и жен и около 50 его красивых наложниц, там же был схвачен его малолетний сын»[54].

Сефевиды собрали 80 тысячную армию, во главе которой стал наследник престола Хамза Мирза (малолетний по словам Печеви[53], 8-летний по словам Рахимизаде[55]), а фактически командовал визирь Мирза Салман[52][k 5]. Османские источники оценивают численность армии противника от 50 до 100 тысяч человек. 26 ноября 1578 года она подошла к Шемахе[52] и три дня осаждали город[53]. Осман-паша отправил Адилю Гераю письмо, прося бросить добычу и прибыть в Шемаху, но оно было перехвачено, и Мирза Салман принял решение отправиться навстречу татарам[53][56].

28 ноября 1578 года возле реки Аксу у местечка Моллахасан с Адиль Гераем столкнулся визирь шаха Мухаммада Худабенде Мирза Салман, двигавшийся во главе 20 тысячного войска[5][51][56]. Адиль Герай беспечно предавался увеселениям и развлечениям, «ослепленный красотой своих пленниц», в произошедшей битве он не сумел организовать отпор и, хотя сам «ринулся в бой как разъяренный лев», татары были разгромлены. Адиль Герай и правитель Ареша Пияле-бей попали в плен[57][58][5][51][44].

Османские войска находились в подавленном состоянии[59]. Осман-паша скрыл известие о поражении татар и объявил об их победе. Чтобы придать достоверности рассказу, он велел стрелять из пушек, но правда открылась и солдаты начали массово дезертировать[59].

Кызылбашское войско из Шемахи направилось в Араш. После убийства османских командиров и сожжения Арашской крепости сефевидское войско возвратилось в Карабах[51].

1579 год[править | править код]

Отступление в Демиркапы[править | править код]

Осман-паша в Демиркапы

Персидское войско после пленения Адяля Герая подошло к Шемахе. В феврале 1579 года Осману-паше пришлось отступить и укрыться в крепости Демир-капы, поскольку он понимал, что не может удержать Шемаху со своей небольшой армией[5][51][53][60], при этом ему пришлось бросить всю свою артиллерию[44].

По сообщению Рахимизде стоял мороз: «Стояли такие сильные морозы, каких не было со времен потопа Нуха. От стужи одни отмораживали ноги, другие — руки, а большинство несчастных воинов — носы и уши. Короче говоря, от обрушившихся на долю [османов] страданий и пережитого горя, а также от суровой зимы на тот свет отправилось столько людей, сколько не погибало за все время с начала восточного похода до настоящего момента. Те, кто ещё был в состоянии передвигаться сам, преодолел этот путь за 7-8 дней, остальные же, вконец истощенные, добрались до Демиркапы в течение 12 дней»[61]. Демиркапы привлекал османов не только своей неприступной крепостью, но и тем, что османы рассчитывали на помощь местного суннитского населения, а также дагестанских правителей, в особенности, Шамхала[60]. Но расчёт на лояльность местного населения не оправдался. Жители города, узнав о поражениях османов, прогнали османский гарнизон, и пришедшему Осману-паше пришлось использовать «то чрезмерную лесть, то безумное насилие», чтобы попасть в крепость, после чего «Непокорных и непослушных» среди населения он казнил[62]. Эта зима была тяжёлой: морозы не спадали, люди голодали, ячмень и хлеб стоили огромные деньги[63], на улицах валялись незахороненные тела замёрзших и умерших от голода[64]. Другую проблему составляло отсутствие денег для оплаты воинам. Осман-паша нарезал кожаные деньги и расплачивался ими с солдатами. После возвращения из похода его участники обменяли в казне кожаные деньги на новые монеты. По словам Эвлии Челеби, ещё во второй половине XVII века «в казне беев Кабарды много кожаных акче. На них вытиснено: „Султан Мурад б. Селим-хан, завоеватель Шемахи, год 986“»[65][66].

Демир-капы остался единственным городом Ширвана, в котором удержался османский гарнизон[67]. По мнению Шараф-хана Бидлиси мать Хамзы Мирзы совершила ошибку, когда не настояла на том, чтобы прогнать османов из Демир-капы и вернулась в Казвин[51], потому что засевший в Дербенте с гарнизоном Осман-паша, хотя и был отрезан от главных османских сил, но продолжал тревожить кызылбашей набегами[67].

Поход Мехмеда II Герая на Кавказ (1579)[править | править код]

Персидский шах Мухаммад Худабенде направил Мехмеду Гераю письмо, он обещал отпустить Адиль Герая, но крымский хан переслал это письмо султану. В ответ султан призвал Мехмеда Герая отомстить за Адиль Герая и выступить с армией на помощь Осману-паше, поскольку к этому времени Адиль был в плену убит вместе с матерью Хамзы Мирзы[68][69]. Желая отомстить за смерть своего брата и в надежде на добычу 26 июля 1579 года Мехмед Герай с братьями выступил в поход[70][71][72]. Вперед с 10 тысячами воинов Мехмед Герай отправил санджакбея Азака, Махмуда-бея, хорошо знавшего черкесские, русские и грузинские земли. За 74 дня его отряд дошёл до Дербента[71], а сам Мехмед Герай прибыл позже[73]. Осман-паша смог продержаться до его прихода в Демир-капы в октябре 1579 года, хан привёл орду из 40-50 тысяч человек[5]. Рахимизаде оценивал общее число татарского войска как 80 тысяч человек[68].

Есть разные датировки захвата Баку: согласно Рахимизаде это произошло в конце октября 1579 года[74], турецкий историк Чичек вслед за Искандером Мунши писал, что Осман-паша выступил из Дербенда в 1580 году и при поддержке крымских татар взял Баку, возведя форт и оставив там гарнизон[5][75].

2 ноября 1579 года после ухода Мехмеда Герая Осман-паша выступил из Дербента против соединенного войска местных племен кайтаков и кыпчаков, которые постоянно нападали на османов. В ущелье недалеко от Кюр Кюре богазы состоялась битва. Начал бой отряд Газы Герая из тысячи воинов, затем вступили османский отряд и артиллерия[76][5]. По словам Рахимизаде потери османов составили 200 человек убитыми, со стороны противников погибли тысячи человек, поскольку войска Османа-паши уничтожили 60-70 селений[77].

Османские войска были измотаны строительством цитадели в Карсе и постоянными стычками с противником. Ввиду этого, а также скорой зимы поход на юг пришлось отложить, и татары напали на Ширван[68]. Получив донесение о прибытии татарской орды, из Тебриза навстречу османам выступил Мирза Салман во главе армии эмиров, но они не успели - эмир Ширвана Мухаммед Халифа принял неравный бой лишь со своими силами, предпочтя смерть в бою позорному бегству[78][67][72]. Османские источники об этой стычке даже не упоминает, она известна лишь из персидских источников[74]. Татары разграбили Ширван, Карабах и Гянжду, захватив большую добычу и 20-30 тысяч пленников, хан вернулся в Крым. Вместо себя он оставил брата, Гази Герая, заодно обезопасив себя от присутствия последнего в Кефе[74][79].

По ряду причин — опустошенность региона и, как следствие, острая нехватка продовольствия, разногласия среди кызылбашских племен — армия Сефевидов не смогла выступить против Осман-паши с целью захвата Демиркапы. Никто из эмиров не пожелал взять на себя ответственность за Ширван, и армия вернулась в Тебриз. В этом году во многих частях страны был сильный голод; в Тебризе многие погибли из-за нехватки хлеба. Серьёзные трудности были и в провинциях Азербайджана[79].

1580-82 годы. Сардар Синана-паша и попытка мирных переговоров[править | править код]

Когда Мурад узнал о положении на Кавказе — о захвате кызылбашами Ширвана, о бегстве Османа-паши в Дамур-Капы, о пленении Адиль Герая — он в гневе сместил с поста сардара Мустафа-пашу, а сардаром назначил его соперника Коджа Синана-пашу[80][81][82]. Великий визирь Семиз Ахмед-паша умер в апреле 1580 года и на три месяца пост великого визиря занял Лала Мустафа-паша[k 6]. В августе, когда Синан-паша уже направлялся из Стамбула в Эрзурум, умер Лала Мустафа-паша и пришла очередь Синана-паши стать великим визирем[80][82]. Назначая Синана-пашу сардаром, султан направлял его на помощь Осману-паше с приказом завершить завоевание Ширвана и соседних регионов. Синан-паша достиг Эрзерума с огромной армией и намеревался поскорее завершить дела на востоке, чтобы вернуться и занять пост. Поэтому он решил добиться мирных переговоров и отправил посланника к Султану Мухаммеду Шаху с письмом, адресованным Мирзе Салману. Первое письмо Синана было вызывающим и двор в Казвине отреагировал негативно. Синан-паша решил быть более осторожным и написал еще одно письмо в более мягких выражениях. По словам сардара, Осман-паша сообщил османскому султану, что он покорил провинцию Ширван. Синан рекомендовал визирям шаха не вступать в эту провинцию. Если шах выразит согласие по этому поводу, то Синан-паша обязался приложить усилия для достижения мира. На этот раз шах выразил готовность к сотрудничеству[83][84].

Синан-паша прибыл в Тифлис, но он торопился вернуться в Стамбул, чтобы занять пост великого визиря[85]. Перед его прибытием османы подверглись нападению Симона[84]. В Тифлисе Синан-паша принял царя Александра (Искендер Левенд-оглу) который опять выразил свою покорность султану[84]. На пути в Стамбул в Карсе авангард турецкого войска подвергся нападению Токмак-хана и Симона, с которыми было войско из 8 тысяч человек. Было убито 7 тысяч османских солдат, но вовремя подоспела основная часть армии. Синану-паше удалось разбить персов и грузин, он преследовал их во время их отступления, а затем головы убитых противников насадили на копья[84].

На этом этапе в Ширван внезапно прибыли Гази Герай и Сафи Герай с татарским войском. Персидский бейлербей Ширвана, Салман-хан, ещё не успел вторгнуться на территорию провинции и находился в лагере. Татарские разведчики обнаружили его расположение на другом берегу реки, войско переправилось через реку и неожиданно напали на лагерь кызылбашей, которые не успели ни вооружиться, ни одеть доспехи. Побросав имущество и припасы, персидские воины бежили, кто пешком, кто верхом. Небольшое количество храбрецов (среди них был эмир устаджлу Аликули-хан Шамлу), посчитавших бегство позором и оставшихся сражаться, убили в короткой схватке, а бежавшие собрались в районе Кызыл-Агача (у впадения Куры в Каспийское море)[75]. По прибытии татар Осман-паша послал османский гарнизон в Баку и поставил там оборону[75].

4 октября 1580 года английский купец Христофор Бэрроу в Дербенте наблюдал, как Осману-паше привезли казну. В деньгах он очень нуждался, солдаты были готовы к бунту, потому что Осман-паша долго не платил им за службу[86].

В январе 1581 года послы Мухаммада Худабенде, Максуд-ага и Шах-Кули-султан прибыли сначала к Синану-паше в Эрзурум[77][87]. Они привезли предложение заключить перемирие с сохранением границ, существовавших при Сулеймане (вернуться к условиям мира в Амасье 1555 года)[87], Синан-паша был согласен, но не мог дать ответа за султана, он отбыл в Стамбул, а из Персии к султану прибыл посол, Ибрагим-хан Туркман, с дарами[80][82][84].

Пробыв в Стамбуле более года, уже весной 1582 года, Ибрагим-хан был приглашен к султану. Во время аудиенции он упомянул, что предложение о посольстве исходило от Синана-паши. Удивлённый султан потребовал у Синана-паши предъявить письма шаха и не обнаружил в них конкретных устраивавших его предложений. Инициатива со стороны Синана-паши разгневала его, и он снял Синана-пашу с должности сердара[88][89]. Перемирие на старых условиях, как предлагал шах, не входило в планы султана Мурада III[80][82]. Он настаивал на том, что контроль над Ширваном должен перейти к османам, поскольку получал донесения Османа-паши, продолжавшего удерживать Дербент и Баку[77][5]. Максуд-ага безуспешно пытался объяснять султану, что «Ширван, как и прежде, занят кызылбашскими эмирами, а власть румийцев ограничивается лишь четырьмя стенами дербенсткой крепости»[90][91].

В 1582 году Имамкули-хан с 50 тысячной армией (20[92]), а также с присоединившимися беками Грузии и Дагестана выступил для отвоевания Шемахи[93].

Во время переговоров в Стамбул добрался гонец с письмом Осман-паши, который сообщал о ловушке устроенной кызылбашами. Они обратились к санджакбею Ширвана Зал Мехмет-бею, уверяя, что подписан мир. Зал Мехмет не заподозрил коварства и открыл ворота, после чего был убит со своими людьми. Разгневанный султан приказал арестовать посла шаха, Ибрагима-бека[94].

Ход кампании. 1583 год[править | править код]

Битва за Ширван (май 1583)[править | править код]

Поражение Имамкули-хана от Османа-паши на реке Самур в мае 1583 г.

После донесения Османа-паши, в Дербенд через Крым была направлена армия Румелии под командованием Якуба-бея, губернатора Силистры[5]. Якубу-бею было приказано в течение трех месяцев отправиться в Каффу. Когда армия прибыла в Каффу, бейлербей Каффы Джафер-паша был назначен командующим в этой экспедиции. После восьмидесятидневного марша 14 ноября 1582 года армия прибыла в Дербенд[95][5]. Таким образом, численность османской армии увеличилась, после чего Осман-паша и Якуб-бей выступили в поход с целью изгнания Сефевидов из восточного Кавказа[5]. В апреле 1583 года в битве против 6 тысячного отряда персидской армии Якуб-бей получил смертельную рану и погиб[5][96]. Узнав о смерти Якуба-бея, Осман-паша собрал воинов из Силистрии и стал их успокаивать. Воины были готовы отомстить за командира, несмотря на то, что с ними долго не расплачивались: «уже три — четыре месяца мы не просим у тебя улуфы, мы не ведем, даже ради видимости, никаких разговоров об этом и во имя падишаха и ради уважения к тебе мы миримся с этим, чего бы это ни стоило. У нас одна голова и во имя ислама мы можем пожертвовать ею!».[93]

После этого Осман-паша с армией выступил из Демиркапы[93]. Осман-паша одержал одну из своих величайших побед в битве, которая называлась османами «битва с факелами» и продолжалась три дня и три ночи[5]. Победа в этой битве позволила Осману-паше укрепиться в Ширване. После битвы Осман-паша дал армии три дня отдохнуть, прежде чем повел их в Шемаху. 6 мая 1583 года там было начато строительство крепости, которая была закончена за 40 дней[5][97][98]. Приняв изъявление покорности от грузинских и дагестанских вельмож, Осман-паша ушёл в Демиркапы[97].

Поход Ферхата-паши на Иреван (1583 год)[править | править код]

Летом 1583 года на Кавказ прибыл недавно назначенный бейлербеем Румелии и сердаром Ферхат-паша, а Осман-паша получил приказ Мурада III покинуть Кавказ, где он сражался в течение пяти лет и одержал блестящие победы. Мурад поручил ему уничтожить Мехмеда II Герая, который с 1579 года отказывался направлять войска против персов на Кавказ. Османская армия превосходила персидскую численностью, наличием огнестрельного оружия и дисциплиной. Единственное, в чём османы уступали - у них не было кавалерии, сравнимой с кызылбашской. Этот недостаток компенсировался крымской конницей, и именно поэтому отказ Мехмета Герая от участия в османских походах привел к походу против него. Непослушного хана нужно было заменить его братом Ислямом Гераем, которого отправили из Стамбула[5]. 21 октября 1583 года Осман-паша передал дела новому бейлербею Джафару-паше. В это время прибыла казна, присланная из Стамбула, Осман-паша смог расплатиться с солдатами и отправился в Крым[99].

Нападение Симона на османский отряд.

Ферхат-паша летом достиг Иревана[100]. Правитель Иревана Мухаммед Токмак-хан Устаджлу обратился за помощью к Имамкули-хану Каджару и Амир-хану Туркману, правившим Карабахом и Южным Азербайджаном, но не получил помощи, а грузины были заняты обороной Тифлиса и не могли помочь. Токмак-хан понял неизбежность поражения и решил спасти население и войска. Поэтому когда Ферхат-паша предложил ему сдать город, Токмак-хан договорился о мирном выходе в обмен на добровольную сдачу Иревана[101]. Ферхат-паша начал возводить в городе крепость, построив вокруг дворца Токмак-хана за 45 дней стены[100]. Внутренняя крепость имела 8 башен и 5 железных ворот, внутри были мечеть и хаммам. Внешняя крепость была окружена стеной с 43 башнями… В гарнизоне крепости Ферхат-паша оставил более пяти с половиной тысяч солдат[102]. Бейлербеем Иревана Ферхат-паша назначил бейлербея Вана Джигалазаде Юсуфа Синана-пашу[100]. Укрепив Иреван, сардар Ферхат-паша вернулся в зимнюю штаб-квартиру в Эрзуруме[103].

Зимой он собрал военный совет, который принял решение начать весной поход в Грузию для того, чтобы покорить Симона, являвшегося «помехой на пути в Ширван и Реван»[103].

Дипломатия шаха[править | править код]

Шах Мухаммад Худабенде был слаб и не пользовался уважением в своей стране. Государство было разрываемо междоусобными конфликтами между племенными лидерами, что мешало им объединиться против османов. В такой ситуации Мухаммад решил просить помощи извне. Сын шаха, Хамза Мирза отправил в Европу посла, который от имени шаха предлагал объединиться против османского султана Мурада III. Португальский король Жоан III отказался воевать, хотя и приказал отослать шаху 20 тысяч цехинов. Испанский король Филипп II пообещал ежегодно отсылать 100-150 тысяч золотых дукатов, ружья и 15–20 пушек. Однако союзник и партнер Персии Венеция (воевавшая против османов еще в союзе с Узун-Хасаном) в 1574 году заключила с Османской империей перемирие и не желала рисковать, просто пожелав шаху «самых больших успехов». Некоторая помощь поступила от Ивана IV[104].

Казаки атакуют османскую армию при переправе через Терек. Шеджаатнаме, fol.186

В Европе полагали, что «московиты уважаемы из-за их военной мощи против турок и связи Москвы с шахом Персии, и это представляет большую опасность для Порты». Русское государство вело Ливонскую войну, отнимавшую ресурсы[105], однако русский царь приказал восстановить на Тереке крепость и даже построить еще одну - на Сунже. Воевода Л. Новосильцев «со многими людьми и с вогненным боем» был послан в Терский городок для того, чтобы чинить препятствия проходу в Закавказье османских войск и татарских отрядов[104]. В 1588 году Ферхад-хан Караманлу передал Г. Васильчикову «и Казы Гирей царевич [Газы Гирей, пленённый персами] мне то рассказывал, что ему лучилось приходити на государя вашего землю войною, и он государя вашего рать видел, и рать государя вашего, сказывал, збирается больши турские рати»[104].

В 1584 году скончался царь Иван IV, на трон взошел царь Федор Иоаннович. В Константинополь был отправлен посол Б. Благово, которому великий визирь Осман-паша предъявил требования, чтобы терские и донские казаки не мешали османской армии (чтобы «проход был в Кызылбаши»). Осман-паша угрожал, что «султан пошлет воевать русскую землю и пошлет не только Крымских и Ногайских людей, но и Турских, и притом к Астрахани»[105]. Документы посольского приказа до 1588 года не сохранились, поэтому неизвестно, была ли оказана помощь шаху напрямую. Посол Венеции в Праге доносил, что по слухам Фёдор Иоаннович обещал персам лишь 150–200 лошадей[105].

После потери Тебриза Хамза Мирза от имени шах направил царю Фёдору послание с просьбой о помощи. Понимая опасность расширения Османской империи в сторону Кавказа и опасаясь за южные рубежи, в 1585 году царь отправил на Дон стрельцов. Они должны были охранять границы, если османы пойдут на Астрахань. Стрельцы, казаки и кабардинские князья не пустили черкесских князей, шедших к Осману-паше. В 1586 году казаки сорвали доставку в Демир-капы казны для выплат янычарам[106].

К шаху прибыл посланник папы, который обещал персам ежегодную поддержку за продолжение войны (100 тысяч дукатов и ружья). Папа пытался всеми силами создавать угрозу османским границам с востока для отвлечения сил. В энциклике 1585 года война Персии и Османской империи была объявлена «даром Божиим для христианского мира». Однако османские послы добились того, чтобы Франция и Англия согласились поддерживать Стамбул, а Испания, обещавшая постоянную поддержку пушками и оружием, забыла о своем обещании[107].

Единственным выходом для шаха были переговоры о мире[107]. Ферхат-паша был сторонником мирных переговоров, но Осман-паша был представителем кругов, стремившихся к войне. По мнению Османа-паши, высказанному в письме Мураду, следовало воспользоваться тем, что шах находился в Хорасане, захватить весь Азербайджан и западный Иран. Чтобы убедить султана, Осман-паша из Дербента через Кафу отправился в Стамбул[108]. Мурад III не принял предложения шаха о переговорах[109].

Оккупация Тебриза (1585 год)[править | править код]

Больной Осман-паша во время похода в Иран

Осману-паше было поручено прекратить борьбу между ханами в Крыму. 15 октября 1584 года состоялось последнее заседание совета, заручившись на нём одобрением султаном своих планов, на следующий день Осман-паша направился в Ускюдар для подготовки нового этапа войны[5][110]. Он проконтролировал погрузку и отправку боеприпасов и снаряжения, и 3 ноября отправился в Анатолию для зимовки в Кастамону. Оттуда Осман отправил бейлербея Боснии Ферхада-пашу в Крым из порта Синопа, а сам провёл зиму в Кастамону. Когда вопрос о Крыме был урегулирован, Мурад отправил его в Иран[5], 15 марта 1585 года Османа-пашу догнал приказ о назначении сардаром на Кавказе[111]. По словам Ибрагима Печеви , еще в Стамбуле султан сказал: «Имея такого, как ты, несообразно посылать кого-то другого сардаром в Иран»"[110]. 4 апреля, завершив подготовку похода, Осман-паша отправился на восток, в Амасью[111], где встретился с бывшим сердаром Ферхатом-пашой. На пути Осман-паша делал длительные остановки, возможно, ожидая дополнительные войска. В Амасье он пробыл 22 дня, затем в Токате - 20 дней, затем он прибыл в Сивас, где к нему присоединились бейлербей Анатолии Хасан-паша с 40 тысячным войском и бейлербей Карамана Мурад-паша. В Эрзурум Осман-паша прибыл 2 августа и, пробыл в городе 10 дней[112]. Некоторые историки писали, что он был болен, они даже утверждали, что он не мог ехать верхом и из Эрзурума его везли на паланкине[5].

Умершего Османа-пашу переносят в паланкине, как живого.

Орудж-бек Баят писал, что в османской армии было от 230 до 300 тысяч человек, 50 тысяч из которых Осман-паша решил распустить, как неопытных. По ходу продвижения армии в нее вливались все новые и новые войска. В сентябре 1585 года армия была в Чалдыране, где к ней присоединился Джигалазаде Синан-паша с курдскими эмирами[113][114]. Здесь Осман-паша изменил планы. Если в Эрзруме он собирался идти на Нахичеван, то в Чалдыране он получил подтверждение информации, полученной от сбежавшего из плена Гази Герая, об отсутствии и шаха, и Хамзы Мирзы в Тебризе. Эмиры шамлу и устаджлу поддерживали Хамзу Мирзу, но из-за этого эмиры теккелу не только не присоединились к армии, возглавляемой Хамзой Мирзой, но вместе с эмирами зулькадаров попытались провозгласить шахом его брата Абу-Талиба. Племенная борьба между шамлу, устаджлу, туркманами и текелу была на руку османам. В связи с этим Тебриз оказался более интересной целью и армия выдвинулась в его направлении[113]. С османской армией шла конница крымского хана Исляма Герая. По пути они разрушили несколько населенных пунктов, либо убивая, либо беря в плен их население. Уже около Тебриза Осман-паша узнал, что приближается персидская армия во главе с Хамзой Мирзой[115]. Согласно Эфендиеву О. А., войска Хамзы Мирзы насчитывали не более 20 тысяч человек, Селяники называл цифру 30 тысяч, Орудж-бек - 12 тысяч[115][116].

Джигалазаде Синан-паша командовал авангардом, в правом крыле стояли войска бейлербеев Анатолии, Сиваса и Египта, на левом фланге нахадились бейлербеи Румелии, Карамана и Алеппо, в арьергард Осман-паша поставил войска Эрзурума и Мараша. Османская армия превосходила по численности войска противника. Сражение длилось два дня, обе стороны понесли большие потери. Рахимизаде писал, что в случае преследования отступавших кызылбашей османы добились бы полной победы, но по словам Печеви потери османов были тоже значительны[115].

Жители Тебриза были поражены размерами османской армии. После нескольких стычек османы добрались почти до королевского дворца, и все уже понимали, что дальнейшее сопротивление невозможно. поэтому командующие персидскими войсками ночью покинули город[116][117].По словам Рахимизаде жители Тебриза решили сдать город и отправили к Осману-паше посланников, прося пощадить жизни и имущество горожан, и сардар запретил погромы и грабежи[116][117]. 20 сентября 1585 года (25 сентября[5]) Тебриз был занят османскими войсками[117]. Войдя в город, Осман-паша обнаружил, что дворец непригоден как укрепление, и тогда 29 сентября (27 сентября[118]) на южной стороне города он начал строительство крепости, завершенной за месяц[119] (40 дней[120], 36 дней[118]).

Пленение Мурада-паши

Болезнь Османа-паши прогрессировала в Тебризе, из-за его слабости армия распустилась[5]. По словам Печеви "он уже ни разу не садился на коня и не встречался с войсками"[118]. Управлять Тебризом Осман-паша поставил бейлербея Триполи Хадыма Джафара-пашу во главе гарнизона из 7-8 тысяч воинов[118]. Османами было устроено побоище, имущество горожан было разграблено, тысячи мужчин были перебиты (по оценкам погибло не менее 15 — 20 тысяч горожан[67]), женщины и дети уведены в плен[121][5], но Осман-паша не захотел или же не смог предотвратить кровопролитие[122][5].

Кызылбаши не смирились с потерей города, и 15 октября в долине Тимсах состоялась схватка Хамзы Мирзы с небольшим (500 воинов) отрядом Махмуди Хасан-бея, оставленным Синаном-пашой без помощи[119]. Весь отряд, как и Махмуди Хасан-бей, погиб[121]. Всего за сорок или пятьдесят дней османской оккупации Тебриза, помимо ряда мелких столкновений на улицах, произошло три сражения между персидскими и османскими силами, и в каждом из этих случаев кызылбаши одерживали победу[123], хотя и не могли занять опять город. В плен попал даже бейлербей Карамана, Мурад-паша[124].

Обстановка в Тебризе была сложной для османов: Осман-паша болел, войска постоянно подвергались нападениям персидскох войск Хамзы Мирзы, армии не хватало продовольствия и фуража. Ввиду этих причин османская армия покинула город 28 октября, оставил в нём гарнизон, и направилась в Шамб-и Газан, предместье Тебриза. Поскольку Осман-паша не мог исполнять свои обязанности сардара, он поручил охранять крепость Тебриза Джигалазаде Синану-паше[122][5][67]. Хамза Мирза преследовал османов и захватил часть обоза, в этом бою османы понесли большие потери - погиб бейлербей Чилдыра, а бейлербей Диярбакыра Мехмет-паша и бейлербей Карамана Мурад-паша упали в колодец. Их схватили, Мехмет-паша был убит, но Мурада-пашу взяли в плен[125]. В Шамб-и Газан в ночь с 29 на 30 октября 1585 года Осман-паша скончался[5][118][126]. Джигалазаде Синан-паша принял командование и, собрав всех старших офицеров, спросил их совета о том, как поступить[126].

Новый главнокомандующий османов Ферхад-паша через сорок дней вывел большую часть войска из Тебриза, оставив в цитадели гарнизон. Хамза Мирза вместе Токмак-ханом и Имамкули-ханом почти год пытался захватить крепость Тебриза, но все его атаки были безуспешны, поскольку обученный и прекрасно оснащённый пушками гарнизон отбивал все штурмы[67][127]. Хамзе Мирзе пришлось отказаться от Тебриза, поскольку внутри страны он столкнулся с противодействием часть племенных эмиров, объявивших в Казвине шахом его малолетнего брата[128]. Весной 1586 года Хамза Мирза был вынужден отказаться от осады Тебриза[67].   

Поход Ферхада-паши на Гянджу и Карабах (1586-1588 годы)[править | править код]

Осенью 1586 года Ферхат-паша совершил поход на Тебриз, доставив гарнизону подкрепление[128]. После османского завоевания «Тебриз – красивейший из городов мира был настолько разрушен и разорен, что в нем не осталось никаких признаков былого благоустройства»[114]. Тебриз был разрушен и разграблен, шиитские книги были уничтожены, мечети разрушены[67].

В сентябре-октябре 1586 года Ферхат-паша предложил шаху перемирие на условиях признания османскими тех территорий, которые уже и так были завоёваны османами: Ширвана, Шеки, Иревана, территорий Южного Азербайджана. Хамза Мирза был готов к переговорам, осознавая ситуацию, но он выдвинул встречное условие - передать шаху Тебриз[129]. Хамза Мирза и Ферхат-паша пришли к решению послать в Стамбул одного из принцев для переговоров, но эти планы так и не были осуществлены из-за убийства Хамзы Мирзы, павшего жертвой заговора[130][131]. Шахом в Казвине был объявлен другой сын Мухаммеда Худабенде, Аббас[131].

По словам Искендера Мюнши в то время «каждый [знатный] человек, не подчиняясь другому, по своему произволу захватывал власть, которая была ему под силу, не считая себя связанным с поведением и указом шаха»[131]. Смута внутри сефевидского государства способствовала активизации внешних врагов. Османы продолжали отвоёвывать шаг за шагом земли с запада, Синан-паша, бейлербей Багдада, привёл армию из 30 тысяч человек и захватил Нихавенд[132]. В конце 1587 года Абдулла-хан II вторгся на территорию Хорасана, а 17 февраля 1588 года он захватил Герат в восточном Хорасане и намеревался захватить и запад Хорасана, где находился Аббас[131][130]. Али Кули-хан, пытавшийся оказать сопротивление Абдулле, ждал помощи, но Аббас понимал опасность вести войну на два фронта и решил уйти в Казвин[130].

Джафар-паша, оставленный ещё Османом-пашой охранять крепость Тебриза, захватил Сераб. Правитель Карадага Шахверди-хан перешёл к османам, и без боя Джафар-паша получил под свой контроль Ордубад, Маранд, Дизмар, Зунуз, Гяргяр[131].

Правительство Аббаса решило предпринять то, что планировал ещё Хамза Мирза, и весной 1587 года предложило послать в Стамбул для переговоров одного из принцев, однако султана уже не интересовало перемирие[131]. Он планировал поход для завоевания Карабаха и Гянджи, и поэтому стремился покорить бунтующих грузинских князей. Бейлербеи Чылдыра и Карса совершили рейд против[131] Манучара, которого называли не иначе как «изменником», а затем предложили сдаться Казак-хану, обещав помилование. 27 августа Казак-хан явился к Ферхату-паше[133], который одарил его ценным оружием и поставил управлять эялетом, созданным из его наследных земель с центром в Акчекале[133]. Политика привлечения на свою сторону местных правителей приобрела большое значение[133].

Ферхат-паша во главе 100 тысячной армии выступил из Эрзрума и 2 августа 1588 года подошла к Куре у крепости Акчекале, где встала лагерем. Отряд во главе с бейлербеями Эрзрума, Халеба и Акчекале повёз в Гори боеприпасы и казну. В пути османы подверглись нападению Симона, которое отбили и заставили Симона уйти в горы[133]. Затем отряд вернулся и вся армия подошла к Гяндже 22 августа 1588 года[134]

Правитель Гянджи Зиядоглу Каджар, получив донесения о подходе османской армии понял, что не сможет противостоять ей, и ушёл из города. 24 августа Ферхат-паша приказал построить крепость, и за 43 дня она была завершена[135].

Токмак-хан (лидер устаджлу) и Зиядоглу (лидер каджаров) объединились на берегу реки Араз для похода с целью отвоевания Гянджи, но 30 сентября османы опередили их и напали первыми. 30 тысячная османская армия разгромила племена, сначала при переправе через Араз треть каджаров утонула, а все их имущество было захвачено османами. Затем османы догнали и разгромили Токмак-хана[135]. В октябре во время возвращения армии к Ферхату-паше прибыли грузинские правители с хараджем[135].

Мирный договор (1590 год). Итоги[править | править код]

После завоевания Гянджи правительство Аббаса понимало, что перемирие является жизненно необходимым[136].

В Стамбуле стремились к переговорам по другим причинам - война слишком затянулась, Ширван и Тебриз и так уже были захвачены, удержание завоеванных территорий обходилось дорого, снабжение крепостей было затруднено, гарнизоны бунтовали[136].

Шаха Аббас I написал лично письмо Ферхату-паше, предлагая отправить заложником к султану своего племянника[136].

15 октября Ферхат-паша встретил принца в Эрзуруме, а в середине января и Ферхат-паша и принц прибыли в Стамбул[137].

Итогом переговоров стал подписанный в марте1590 года Стамбульский договор, текст которого был составлен Саад-эд-дином Эфенди.

По договору персидская сторона обязывалась

1)   запретить теберра – официально произносимые поношение и проклятия в адрес трех первых халифов пророка Мухаммеда: Абубекра, Омара и Османа, а также его жены, «матери правоверных» хазрет Айши[137].

2)   признать османскими владениями области, завоеванные до 21 марта 1590 года (Тебриз, Караджадаг, Гянджа, Карабах, Ширван, Грузия, Нихавенд, Луристан), не нападать, не разорять и не допускать никаких действий, противоречащих мирным отношениям[137][138].

3) после заключения договора не предоставлять убежища и не оказывать покровительства лицам, повинным в мятежах[139].

Полученную в результате договора мирную передышку шах Аббас использовал для разгрома узбеков, укрепления своей власти и создания регулярной армии[138].


Комментарии[править | править код]

  1. Крепость Мгелцихе расположена в излучине Куры на территории Турции на границе с Грузией, в переводе с грузинского Мгелцихе означает «волчья крепость». Сейчас она называется Курткале, что имеет то же значение на турецком языке
  2. «Лета Христова 1578, грузинского 266, августа 7 дня подошел Лала-паша с войском к Мгелцихе, 6 дней бился и не смог взять. А из крепости Каджи убивали многих османов»
  3. «7-го августа, в четверг, войско хондкара и Лала-паша подступили к Мгелцихе. Сразились. До вторника защитники крепости воевали ежедневно. Гогоришвили Роин и брат его — Бэри Эрушнели и племянник Зураб с помощью Бога и подданных обратили их вспять, крепость осталась за нами, и наше войско одержало победу. В пятницу, 5-го августа 118, урумы отняли у нас крепость Каджис-цихе, Вели и Тетри-цихе. Защитники Каджис-цихе были полностью перебиты»
  4. По словам Орудж-бека хронология событий была иной, и захватил Ареш не Имамкули-хан. Весть о разгроме Арас-хана дошла до принца Хамзы, когда он подходил к Арешу. В это время турецкого правителя Ареша Гейтаса-паши не было в городе, он находился в походе с целью грабежа и опустошения близлежащих местностей. Поэтому Хамза-мирза решил воспользоваться удобным случаем и нагрянуть на город. Предприняв внезапную атаку, он уничтожил около 7 тысяч турок из гарнизона и овладел городом Ареш. Он отослал в качестве добычи своему отцу в Казвин 200 пушек, как было сказано, оставленных в крепости Мустафа-пашой. Воодушевленный успехом, Хамза-мирза оставил свою мать Бегум в Ареше и двинулся к Шемахе, где его прибытие было неожиданным[44].
  5. По словам Орудж-бека это была та же армия, ктороая взяла Ареш[44].
  6. Он исполнял обязанности великого визиря, однако так и не был возведён в должность.


Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 42.
  2. 1 2 3 4 Eskandar Beg, 1930, p. 350.
  3. Шараф-хан, II том, 1976.
  4. История Востока, 2007, с. 106.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 Çiçek, 2007.
  6. 1 2 3 Eskandar Beg, 1930, p. 349.
  7. 1 2 Вахушти Багратиони, 1976.
  8. Парижская хроника, 1991.
  9. 1 2 3 Печеви, 1988, с. 32.
  10. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 39—40.
  11. 1 2 3 4 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 40.
  12. 1 2 Печеви, 1988, с. 33.
  13. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 40,42.
  14. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 41.
  15. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 41—42.
  16. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 42, 45.
  17. Eskandar Beg, 1930, p. 351.
  18. 1 2 3 4 Hammer, 1836, p. 86—87.
  19. 1 2 3 4 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 43.
  20. 1 2 3 4 Эвлия Челеби, 1983, с. 159.
  21. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 46.
  22. 1 2 3 4 5 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 44.
  23. Печеви, 1988, с. 37.
  24. Eskandar Beg, 1930, p. 353.
  25. 1 2 Печеви, 1988, с. 38.
  26. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 114.
  27. 1 2 Шараф-наме, 1976, с. 236.
  28. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 44—45.
  29. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 45.
  30. Магилина, 2018, с. 32.
  31. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 46, 118.
  32. Eskandar Beg, 1930, p. 352.
  33. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 49, 116.
  34. Печеви, 1988, с. 40.
  35. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 50.
  36. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 53.
  37. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 121.
  38. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Печеви, 1988, с. 42.
  39. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 53,121.
  40. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 54.
  41. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 55.
  42. 1 2 Орудж-бек, 2007, с. 97.
  43. 1 2 3 4 5 Eskandar Beg, 1930, p. 354.
  44. 1 2 3 4 5 6 7 Орудж-бек, 2007, с. 98.
  45. 1 2 3 4 5 6 7 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 59.
  46. 1 2 3 4 5 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 56.
  47. 1 2 3 Печеви, 1988, с. 43.
  48. 1 2 3 4 5 6 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 57.
  49. 1 2 3 4 5 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 58.
  50. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 126.
  51. 1 2 3 4 5 6 7 8 Шараф-наме, 1976, с. 237.
  52. 1 2 3 4 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 60.
  53. 1 2 3 4 5 Печеви, 1988, с. 44.
  54. Печеви, 1988, с. 43—44.
  55. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 128.
  56. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 61.
  57. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 62,129.
  58. Печеви, 1988, с. 45.
  59. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 62.
  60. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 63.
  61. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 63,134.
  62. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 64,135.
  63. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 64, 135.
  64. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 136.
  65. Хотко, 2016.
  66. Эвлия Челеби, 1979, с. 83.
  67. 1 2 3 4 5 6 7 8 Всемирная история, 1999.
  68. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 66.
  69. Орудж-бек, 2007, с. 99.
  70. Орудж-бек, 2007, с. 100.
  71. 1 2 Печеви, 1988, с. 47.
  72. 1 2 Eskandar Beg, 1930, p. 374.
  73. Печеви, 1988, с. 47—48.
  74. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 67.
  75. 1 2 3 Eskandar Beg, 1930, p. 387.
  76. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 67—68.
  77. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 68.
  78. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 66—67.
  79. 1 2 Eskandar Beg, 1930, p. 375.
  80. 1 2 3 4 İpşirli, 2002.
  81. Шараф-наме, 1976, с. 261.
  82. 1 2 3 4 Süreyya, 1996, p. 1512.
  83. Eskandar Beg, 1930, p. 386.
  84. 1 2 3 4 5 Орудж-бек, 2007, с. 104.
  85. Орудж-бек, 2007, с. 103-104.
  86. Христофер Бэрроу, 1937, с. 276.
  87. 1 2 Печеви, 1988, с. 49—50.
  88. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 74.
  89. Печеви, 1988, с. 50—51.
  90. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 69.
  91. Eskandar Beg, 1930, с. 390.
  92. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 72.
  93. 1 2 3 Печеви, 1988, с. 55.
  94. Печеви, 1988, с. 52.
  95. Hammer, 1836, p. 112.
  96. Печеви, 1988, с. 54.
  97. 1 2 Печеви, 1988, с. 58.
  98. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 73.
  99. Печеви, 1988, с. 58—59.
  100. 1 2 3 Печеви, 1988, с. 59.
  101. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 75.
  102. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 75—76.
  103. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 76.
  104. 1 2 3 Магилина, 2018, с. 33.
  105. 1 2 3 Магилина, 2018, с. 34.
  106. Магилина, 2018, с. 36.
  107. 1 2 Магилина, 2018, с. 35.
  108. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 77.
  109. Магилина, 2018, с. 35-36.
  110. 1 2 Печеви, 1988, с. 62.
  111. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 78.
  112. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 78-79.
  113. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 79.
  114. 1 2 Печеви, 1988, с. 61.
  115. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 80.
  116. 1 2 3 Eskandar Beg, 1930, p. 442.
  117. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 80-81.
  118. 1 2 3 4 5 Печеви, 1988, с. 63.
  119. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 81.
  120. Eskandar Beg, 1930, p. 443.
  121. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 82.
  122. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 83.
  123. Eskandar Beg, 1930, p. 444.
  124. Eskandar Beg, 1930, p. 446.
  125. Печеви, 1988, с. 64.
  126. 1 2 Eskandar Beg, 1930, p. 447.
  127. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 84.
  128. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 85.
  129. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 86.
  130. 1 2 3 История Востока, 2007, с. 107.
  131. 1 2 3 4 5 6 7 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 88.
  132. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 87.
  133. 1 2 3 4 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 89.
  134. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 89-90.
  135. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 90.
  136. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 91.
  137. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 92.
  138. 1 2 История Востока, 2007, с. 108.
  139. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 92-93.


Литература и источники[править | править код]

Источники[править | править код]

Литература[править | править код]