Туркоманы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Туркоманы (также туркуманы, туркманы или туркмены; азерб. Türkmanlar, тур. Türkmanlar) — термин, традиционно использовавшийся на Ближнем и Среднем Востоке, в Византии, затем и в Европе в качестве обозначения огузских тюркских народов[1][2]. Впервые термин «туркоман» появился в Византийских хрониках XI века: историк Анна Комнина называла так турмен (огузов), проникших из Центральной Азии в Малую Азию[3]. Согласно С. Агаджанову, туркмены являлись результатом смешения части огузов с индоевропейским населением Средней Азии[4].

Термины «туркоман», «туркмен», «туркоманский», «туркменский» и т. д. в исторической перспективе на Ближнем Востоке относятся не к среднеазиатским туркменам (туркменам Туркменистана), а к туркам, азербайджанцам и в целом к ближневосточным огузам-кочевникам[2][5][6][7][8][9][10][11][12].

Лингвист-тюрколог Ларри Кларк указывает, что термин «туркмен» появляется в мусульманских источниках X века для обозначения части огузов, принявшей ислам и мигрировавшей в середине XI века из региона СырдарьиАральского моря, между Сырдарьей и Уралом)[13] в Хорасан. Термины «огуз» и «туркмен», а также комбинации «огуз-туркмен», «туркмен-огуз» были взаимозаменяемы и относились ко всем исламизированным огузам. С XIII века этот термин использовался как этноним и полностью заменил термин «огуз», использование которого стало ограничено легендами[14]. При этом Кларк заостряет внимание (it is imperative to keep in mind) на том, что современные среднеазиатские туркмены являются потомками тех племен, которые остались в степях между Сырдарьей и Уралом, и средневековый термин «туркмен», особенно после миграции сельджуков, по отношению к этим степным племенам (предкам современных среднеазиатских туркмен) не употреблялся. Учеными предполагается, что степные племена были выбиты на территорию современного Туркменистана монголами лишь в XIII веке, но информация о них не появляется до середины XVI веков. Лишь с миграцией в Хорасан и Хорезм в XVI—XVII веках предки современных среднеазиатских туркмен стали известны под именем «туркмены», так что априори маловероятно, что какой-либо источник на туркоманском (огуз-туркменском) языке имеет отношение к среднеазиатским туркменам. Исключением является Диван Лугат ат-Турк Кашгари, который, возможно, фиксирует самые ранние отрывки на предке современного туркменского языка[15]. Кларк предостерегает от ассоциации «туркменских» лингвистических материалов Ближнего Востока с современным туркменским языком Туркменистана[16]. Эти лингвистические материалы относятся к огузским диалектам Хорезма, Хорасана, Азербайджана, Анатолии и других частей Ближнего Востока[17].

Согласно Ильдико Беллер-Хан, нет никаких свидетельств существования отдельного туркменского языка с собственной нормой до XVI—XVII веков, так что вопрос средневековых источников огузской (у неё названа юго-западной тюркской) группы языков лежит в плоскости османо-азербайджанской языковой дихотомии[18]. Г. Дерфер, считая, что туркменский язык выделился из общеогузского в X веке, при этом признавал, что собственно туркменский литературный язык начал выкристаллизовываться только в XVIII веке[19]. Согласно Ларри Кларку, хотя с поэтической, религиозной, дидактической и исторической точек зрения в XVIII веке формируется классическая туркменская литература в лице Азади, Махтумкули, Молланепеса, Кемине, с лингвистической точки зрения эти произведения не представляют туркменский язык, а написаны на чагатайском[20]. Туркменский язык до XX века оставался бесписьменным, и образованные туркмены писали на чагатайском[21].

Первоначально будучи экзонимом, предположительно — с эпохи высокого средневековья, наряду с древним и привычным названием тюрк (türk) и племенными названиями (языр, кынык, салыр, баят, баяндур, афшар, кая и другими) стал использоваться как этноним огузскими племенами[22] Туркмении, Азербайджана, Ирана и Анатолии.

В Анатолии, с эпохи позднего средневековья, был вытеснен термином «османлы»[23]— от названия государства и правящей династии. В Азербайджане в целом перестал употребляться с XVII века, но сохранился в качестве самоназвания полукочевых племён терекеме[24], субэтноса азербайджанцев. По некоторым данным, употребление этого термина в качестве обозначения тюрков Азербайджана сохранилось вплоть до начала XX в[25].

Сегодня этот этноним носят туркмены Средней Азии[26][27] (основной народ Туркменистана), а также потомки переселенцев на Ближний Восток — иракские и сирийские туркмены.

Согласно британо-американской универсальной энциклопедии Британника, термин туркоман (turcoman, turkoman) является альтернативным наименованием туркмен, народа, «большинство которого проживает в Туркменистане и соседних частях Центральной Азии»[28].

Этимология[править | править код]

Есть несколько версий о происхождении данного этнонима[22]. Самое первое упоминание термина туркман зафиксировано в словаре «Диван лугат ат-турк» Махмуда Кашгари (1074), где изобретение данного имени приписывается Александру Македонскому. Та же версия этимологизации термина указана у Рашид ад-Дина.

Историк Османской империи XV—XVI вв. Мехмед Нешри пишет, что наименование «туркмен» состоит из двух слов «тюрк» и «иман», что означает «верующий тюрок», то есть «тюрок-мусульманин»[29]. Согласно другой версии, наименование «туркмен» состоит из слов «тюрк» и «ман», где «ман» является вариантом аффикса суффикса «мат» — «племя, люди»[30]. У Бируни и Марвази также упоминается, что туркменами называли огузов, принявших ислам. Ф. А. Михайлов в своей работе «Туземцы Закаспийской области и их жизнь» отмечает ещё одну версию: о том, что так себя называли сами тюрки-огузы, отвечая на вопрос «кто ты» — тюркем мен («тюрк я»)[31].

История[править | править код]

Туркомания на немецкой карте Османской империи

Впервые термин туркмен (туркман) или туркоман, вероятно, упоминается в китайских источниках VIII—IX веков (как Тё-ку-мёнг, предположительно о народе, проживавшем в Семиречье). Танская энциклопедия Туньдянь (VIII век н. э.) содержит информацию, согласно которой страна под названием Су-де (Suk-tak — Согдак согласно Ф.Хирту, что вероятнее всего соответствует Согду (Согдиане)), которая имела торговые и политические отношения с Империей Тан в V веке н. э., также называется T'ö-kü-Möng (страна туркмен)[32]. В согдийских хозяйственных документах первой четверти VIII века также упоминаются туркмены[33]. По мнению С. Агаджанова, туркмены произошли от смешения части тюрок, в том числе и огузов, с индоевропейским населением Средней Азии[4]. Распространение термина туркмен происходит с расширением ареала проживания той части огузов, что приняла ислам[4].

Наибольшее распространение термина туркоман происходит в эпоху сельджукских завоеваний. Огузы-мусульмане, сплотившиеся вокруг глав племени кынык из рода Сельджуков, составили основное ядро будущего Сельджукского племенного союза и созданного ими в будущем государства. С сельджукской эпохи султаны династии с целью упрочнения власти создавали воинские поселения в различных частях Ближнего и Среднего Востока; так крупные поселения туркоман были созданы в Сирии, Ираке, в восточной Анатолии. После Манцикертской битвы огузы массово расселились уже по всей Анатолии и селились на территории Азербайджана (историческая область главным образом на северо-западе Ирана). В XI веке туркоманы густо населяли Арран[34]. Средневековый автор XIXII вв., уроженец г. Мерв Шараф аз-Заман Тахир аль-Марвази писал о туркменах следующее:

«К числу их могущественных племен относятся гузы…Когда они стали соседями мусульманских стран, часть из них приняла ислам. Они стали называться туркменами…Туркмены распространились по мусульманским странам, они проявили себя наилучшим образом, так что завладели большей их частью и стали царями и султанами[35].

К высокому средневековью восточная часть Анатолии становится известна как Туркомания в европейских или Туркман эли в османских источниках. Центром туркоманского расселения на территории современного Ирака становится Киркук.

В антропологии мигрировавших на запад туркменских племён со временем произошли коренные изменения − монголоидные черты у тюркоязычных племён постепенно становятся слабее, а в Малой Азии полностью исчезают[36].

К туркоманам относились племена ивэ и баяндур, из которых вышли правящие роды государств Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу. После падения последнего, туркоманские племена, частью под своим названием, например афшары, частью (хаджилу, порнак, дёгер, мавселлу) объединившись в составе единого племени туркоман, влились в состав кызылбашской племенной конфедерации[37].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. В. В. Бартольд. Сочинения. — стр. 558 : «Каково бы ни было прежнее значение огузского народа в Восточной Азии, он после событий VIII и XIX веков, всё больше сосредотачивается на западе, на границе переднеазиатского культурного мира, которому суждено было подвергнуться в XI веке нашествию огузов, или, как их называли только на западе, туркмен».
  2. 1 2 Gerhard Doerfer, Iran'da Türkler
  3. Д.Еремеев. Этногенез турок: происхождение и основные этапы этнической истории. Москва: Наука, ГРВЛ (1971). — «В конце XI в. в византийских хрониках впервые упоминаются туркмены, проникшие в Малую Азию. Анна Комнина называет их туркоманами.». Дата обращения: 1 января 2021. Архивировано 9 июля 2021 года.
  4. 1 2 3 С. Агаджанов. «Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии IX—XIII вв.» — Изд. Илим, 1969 Архивная копия от 22 февраля 2014 на Wayback Machine: «Туркменами, как говорилось ранее, именовалась часть огузов и других тюрок, смешавшихся с потомками древнего индоевропейского населения Средней Азии. (В китайских источниках VIII—начала IX веков упоминается страна Тё-ку-мёнг, вероятно располагавшаяся в Семиречье; само название этой страны, вероятно, связано с именем „туркмен“). Само название „туркмен“ появляется главным образом в ареале расселения огузов, принявших ислам».
  5. Louis Ligeti. Sur la langue des Afchars d'Afghanistan (фр.) // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. — 1957. — Vol. 7, no 2/3. — P. 109-156.
  6. Flemming, 2018, p. 107: «It is known that the earlier Turkish literary idiom, Kipchak-Khwarazmian Turkish, was gradually replaced by the Turkish of the Oghuz (called Turkmen in the glossaries composed for Arabs) as a result of the growing linguistic, literary, and intellectual influences from Turkish Anatolia.».
  7. Flemming, 2018, p. 127: «And then there was a further possibility of multilingualism for Turkish poets in the time period we are speaking about. To make oneself understood to a public who lived spread out across immense regions from Central Asia to the near East and whose dialects had drifted apart, three dialects that served as literary languages were available: 'Old Anatolian-Turkish or Ottoman (called türk, türkī and in the Mamlūk state türkmenī); East-Turkish (called türkī and later çagatāyī); and thirdly, Āzerī which lay between the other two and was designated as türkī or türkmenī.».
  8. Flemming, 2018, p. 128: «It appears to have become an axiom that the language of the Türkmen – which in the meantime is what the Oguz for the most part came to be called – was “not pure”. As late as in 1759 the author of the Sanglaḫ criticizes the Western Oguz (the Turks of Rūm, i.e. the Ottomans) for their bilingualism, this time, however, not because of their contact with the Persians but because of their frequent “relations and intercourse” with the Arabs due to which they have “Arabized, corrupted and contracted certain of their words”.».
  9. Flemming, 2018, p. 226: «John E. Woods, from another angle, made the claims on Oghuz lineage more comprehensible by showing that not only the Ottomans, but many competing Turkish dynasties found it necessary to invoke Oghuz genealogies in support of their claims to the loyalties of all the Oghuz Turkmens of Anatolia, Syria, Irak and Iran. Recently Cornell H. Fleischer re-emphasized the significance of nomadic political notions for the Ottomans in the fifteenth century.».
  10. Beller-Hann, 1993, p. 115—116: «In the Islamic world the terms türki, türk dili, türkçe dili were often used to describe any Turkic languages as opposed to Persian and Arabic. Thus these terms were also used to describe · the Chagatay language (Eckmann 1966:4). Speakers of modern Azeri today describe their own language as türki or türk dili which is in accordance with the term used by the translator of the TKh (Ligeti 1957:111). Another term denoting the same language was used by Navä'l, the most prominent representative of the Chagatay literary language and its literature. He noted that the fourteenth century poet Näsimi wrote poems both in Turkmäni and Rumi, the former meaning the forerunner of modern Azeri, the latter referring to Ottoman (Köprülü 1943:1301). Minorsky also refers to Azeri texts as Turcoman (Minorsky 1943:188; 1954:283). It has been noted that the term kizilbaş was also used to describe the texts with Azeri features, which is a curious example of how a language can be renamed according to the religious-political convictions of its speakers (Gandjel 1986b:124).».
  11. Clark, 1998, p. 15: «If the promise of Kashgari's Oguz material still has not produced any sound basis for Turkmen historical linguistics, then the linguistic material labeled "Turkmen" or produced by Turkmen in the Near East in subsequent centuries should not raise any expectations at all. This applied, in the first place, to the several manuals written in Arabic which describe Kipchak Turkic language of the military rulers of Mamluk Egypt in the 13th-14th centuries. Particularly towards the end of the 14th century, numerous Oguz-Turkmen in Anatolia joined their military ranks, so that these grammars also include citations of features and words of the language of these "Turkmen". However all of these material belongs to western Oguz dialects and not to Turkmen proper.».
  12. G. Doerfer. Woher stammte Ibn Muhanna?. — 1976. — С. 246. Архивировано 6 августа 2022 года.
  13. Clark, 1998, p. 4.
  14. Clark, 1998, p. 3.
  15. Clark, 1998, p. 13.
  16. Clark, 1998, p. 15: «If the promise of Kashgari's Oguz material still has not produced any sound basis for Turkmen historical linguistics, then the linguistic material labeled "Turkmen" or produced by Turkmen in the Near East in subsequent centuries should not raise any expectations at all. This applied, in the first place, to the several manuals written in Arabic which describe Kipchak Turkic language of the military rulers of Mamluk Egypt in the 13th-14 th centuries. Particularly towards the end of the 14th century, numerous Oguz-Turkmen in Anatolia joined their military ranks, so that these grammars also include citations of features and words of the language of these "Turkmen". However all of these material belongs to western Oguz dialects and not to Turkmen proper.».
  17. Clark, 1998, p. 15.
  18. Beller-Hann, 1993, p. 121—122: «There is no direct evidence to prove the existence of an independent, well-definable Türkmen language prior to the sixteenth to seventeenth centuries. This leaves us once again with an Azeri-Ottoman dichtomy at the period in question within the southwestern group, at least on the level of literary languages.».
  19. Beller-Hann, 1993, p. 121: «In Doerfer's linguistic genealogy dating from 1966 Türkmen is said to have separated from common Oghuz as early as the tenth century. However, Doerfer himself agrees that the Türkmen literary language did not start to emerge independently until the eighteenth century.».
  20. Clark, 1998, p. 16.
  21. Clark, 1998, p. 12.
  22. 1 2 Абу-л-Гази, «Родословная туркмен Архивная копия от 9 марта 2020 на Wayback Machine». Комментарии к тексту 132 Архивная копия от 16 января 2014 на Wayback Machine: «Затем название туркмен закрепилось за одним из самых мощных племенных объединений — за огузами».
  23. Д.Е.Еремеев. Этногенез турок: происхождение и основные этапы этнической истории. Москва: Наука, ГРВЛ (1971). — «Ядро турецкой народности стало складываться сначала в Османском бейлике, где доминирующее положение занимало племя османлы. Этим племенным этнонимом стали впоследствии официально называться и все турки Османской державы.». Дата обращения: 1 января 2021. Архивировано 9 июля 2021 года.
  24. Статья «Терекеменцы» Архивная копия от 9 января 2018 на Wayback Machine:«Термин „терекемем“ принято связывать с этнонимом „туркмен“».
  25. Малый энциклопедический словарь. Т. 1 Вып. 1: А.— СПб.: Брокгауз-Ефрон, 1907. - «Азербайджан или Азербейджан (древн. Атропатена), сев. запад. провинция Персии, на русской границе, на Армян. горной возвышенности, 104 т. кв. км., около 1 милл. ж. (армяне, туркмены, курды). Гл. продукты: хлопок, сушеные фрукты, соль. Главный город Тавриз.».
  26. Turkmen people. Alternative Titles: Turcoman, Turkmeny, Turkoman (англ.). «Encyclopaedia Britannica». Дата обращения: 21 июля 2019. Архивировано 28 июня 2022 года.
  27. Ш. Кадыров; Н. Н. Абубакирова-Глазунова (устное творчество). ТУРКМЕ́НЫ. Большая российская энциклопедия. Дата обращения: 21 июля 2019. Архивировано 7 июля 2019 года.
  28. Turkmen | people | Britannica (англ.). www.britannica.com. — «Turkmen people. Alternate titles: Turcoman, Turkmeny, Turkoman…The majority live in Turkmenistan and in neighbouring parts of Central Asia». Дата обращения: 3 июля 2022. Архивировано 28 июня 2022 года.
  29. Абуль-Гази. Родословная туркмен. Восточная литература. М. АН СССР. (1958). — Комментарии к тексту, 132. Дата обращения: 9 февраля 2022. Архивировано 8 ноября 2021 года.
  30. А. А. Росляков. К вопросу об этногенезе туркмен (О времени и условиях образования туркменской народности) // ИТФ. АН СССР, 1950.
  31. Ф.А,Михайлов. Туземцы Закаспийской области и их жизнь. Этнографический очерк. Асхабад, 1900. Архивная копия от 9 февраля 2022 на Wayback Machine
  32. В. Бартольд. Очерк истории туркменского народа. Сочинения. Т. 2, часть 1. Москва: Издательство восточной литературы (1963).
  33. Лившиц В. А., Согдийские документы с горы Муг. Чтение. Перевод. Комментарий. Юридические документы и письма. — М., 1962, с. 62
  34. P. Golden. The Turkic peoples and Caucasia (англ.) // Transcaucasia, Nationalism and Social Change: Essays in the History of Armenia, Azerbaijan, and Georgia / Ed. by Ronald G. Suny. — Michigan, 1996. — P. 45-67.

    «Последние были поставлены под контроль Сельджуков в 1074-1075 годах, и в частности Арран теперь был густо населен туркменами».

  35. ШАРАФ АЛ-ЗАМАН ТАХИР МАРВАЗИ. ТАБА'И АЛ-ХАЙАВАН. АН КазССР (1959). Дата обращения: 23 марта 2021. Архивировано 29 июня 2018 года.
  36. А. Джикиев. Очерки происхождения и формирования туркменского народа в эпоху средневековья. — Ашхабад, 1991. — С. 66.
  37. Encyclopaedia Iranika «AQ QOYUNLŪ» Архивная копия от 16 июля 2019 на Wayback Machine: «The surviving Āq Qoyunlū tribes and groups were absorbed, in some cases years later, into the Qizilbāš tribes; in this process, the Afšār retained their tribal identity while others, such as the Ḥāǰǰīlū, Döḡer, Mawṣellū, and Pornāk, were merged into a new tribe called Turkman».

Литература[править | править код]

  • Ali Sinan Bilgili «Azerbaycan Türkmenleri Tarihi». Yeni Türkiye Yayınları, Ankara, 2002.
  • Larry Clark. Turkmen Reference Grammar. — 1998. — 708 с. — ISBN 344704019X.
  • Barbara Flemming. Essays on Turkish Literature and History. — Leiden, Boston, 2018. — ISBN 2017037118.
  • Ildiko Beller-Hann. The Oghuz split: the emergence of Turc Ajämi as a written idiom // Materiala Turcica. — 1993. — Т. 16.

Ссылки[править | править код]