Тюрки (узбекское племя)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Тюрки — группа ранних племён тюрков Мавераннахра, вошедших в состав узбекского народа.

Происхождение[править | править код]

Проблема тюрков-тюркутов VI—VIII вв.[править | править код]

Л. Н. Гумилёв основываясь на этнографических исследований Б. X. Кармышевой называют тюрков прямыми потомками тюркютов в Средней Азии[1]. Тюркюты, по Л. Н. Гумилёву, сложились в результате слияния монголоязычных пришельцев с местным тюркоязычным населением Алтая[2]. Версию монгольского происхождения тюркютов в своих трудах поддерживали Н. Я. Бичурин и С. А. Токарев[3][4]. Согласно Н. В. Абаеву, связи со скифо-арийским эпонимом Ажи-Дахака сяньбийцев (тогонов) и тугю, а также Саяно-Алтайские (скифо-арийские и «туранские», тюрко-монгольские) корни обоих этнонимов (тогон и ажа), обозначавших, судя по всему, одну и ту же родо-племенную группу, являются очевидными, как и этногенетические связи между протомонгольскими (сяньбийскими) тогонами и тюрками-тугю[5].

По мнению Д. Е. Еремеева, тюркоязычные охотничьи племена ассимилируют племя саков — туров, переняв их этноним и навыки кочевого скотоводства, но сохранив свой язык, правда, обогащенный иранской лексикой; кочевое скотоводство дает возможность этим племенам резко увеличить свой ареал, создать огромную кочевую империю — Тюркский каганат[6].

Эту концепцию поддерживает Н. В. Абаев, который пишет о генеалогических предках тюрок и монголов: "то оба мифологических предка тюрко-монгольской общности тесно связаны и с генеалогией элитных скифо-арийских родов, предположительно ираноязычных, которые в догуннскую эпоху проживали в западной и северо-западной (т. е. в Саяно-Алтае) части Центральной Азии"[7].

Как полагал крупный тюрколог Л. Р. Кызласов, "древние тюрки — это та этническая группа, которая сама себя в VI—VII вв. — называла народом тюрк ("тюрк бодун"), и только культуру этого народа следует называть древнетюркской... антропологический тип их представителей также был далеко не однороден. В общем преобладала европеоидность в физическом типе ранних тюрок в эпоху Первого Тюркского каганата"[8].

Тюрки в оазисах Средней Азии в VI-VIII вв.[править | править код]

В 552745 в Центральной Азии существовал Тюркский каганат, который в 603 году распался на две части: Восточный и Западный каганаты. В состав Западного каганата (603—658) вошла территория Средней Азии, степи современного Казахстана и Восточный Туркестан. Восточный каганат включил в свой состав современные территории Монголии, северного Китая и южную Сибирь. В 658 году Западный каганат пал под ударами восточных тюрок.

В 567—658 годах Самарканд, будучи центром Согдианы, находился в зависимости от Тюркского и Западнотюркского каганата. В период правления правителя Западного Тюркского каганата Тон-ябгу кагана (618—630) с правителем Самарканда были установлены родственные отношения, Тон-ябгу каган выдал за него свою дочь.[9] По данным энциклопедиста XII в. Наджм ад дина Абу Хафса ан-Насафи, ихшид Согда Гурек имел тюркские корни.[10]

В этот период усилилось слияние тюрков и согдийцев. Согласно брачному договору от 27 апреля 711 года фиксировался брак между тюрком Ут-тегином с согдианкой Дугдгончей[11].

Самая многочисленная группа фигур на западной стене афрасиабской живописи VII века представляет собой изображение тюрок.[12]

Тесные тюрко-согдийские связи способствовали заимствованиям из тюркского языка в согдийский и наоборот. В эпиграфических надписях древнетюркских каганов согдийский являлся официальным языком. В согдийских текстах мугских документов есть заимствования из тюркского языка: yttuku — «посылать», «посольство»; bediz — «резьба, орнамент»[13].

Сведения о правлении тюрок в этнополитической истории оазисов Средней Азии относятся к 580-м годам. Известно, что в 587 году Кара Чурин Янг Соух тегин стал владетелем Бухарского оазиса. После него Бухарой в 589—603 годах правил его сын Нили каган, потом его сын Басы тегин[14] Тюркскими правителями Бухарского оазиса в середине VIII в. была выпущена группа тюрко-согдийских монет, с надписью «владыки хакана деньга»[15] Известным правителем согдийского Пенджикента в VII—VIII вв. был тюрок Чекин Чур Бильге [16] Монета Чекина Чур Бильги имеют надпись: "правитель Панча государь Бильге".[17] Он был тюркского происхождения, в мугском юридическом документе В-8, представлена полная форма имена – Чекин Чур Бильге сын Бычута. Из трех компонентов имени Чекин-Чур Бильге - собственно имени, титула и почетного эпитета - основным был последний (явление, известное в древнетюркской ономастике).

Здесь же был обнаружен фрагмент черновика письма на согдийском языке, в тексте которого есть тюркское имя Туркаш.[18], что говорит о популярности антропононима тюргеш, который был и этнонимом.

Тюрки в живописи Афрасиаба, Самарканд середина VIIв.

Среди согдийских документов начала VIII века на территории Согда был обнаружен документ на тюркском языке, написанный руническим алфавитом[19]. На территории оазисов Средней Азии, в Ферганской долины обнаружено более 25 рунических надписей на древнетюркском языке, что говорит о наличии у местного тюркского населения в VII—VIII веках своей письменной традиции.

Тюрки в составе узбеков XIV—XIX вв.[править | править код]

Среди ранних племен самой многочисленной и наиболее полно сохранившей особенности языка и быта кочевой части тюрков Мавераннахра в начале XX в. была группа, известная под общим названием тюрк[20]. Она объединяла четыре племени, для одного из которых этноним тюрк был единственным самоназванием. Название второго было кальтатай, третьего — мусабазари, четвертого — барлас. К тюркам относила себя и часть карлуков.

Постепенная утрата во многих местностях тюрками-карлуками, барласами, кальтатаями и мусабазари своих племенных названий и сохранение ими только собирательного имени «тюрк» наводить на мысль о том, что это наименование у собственно тюрков не есть племенное имя и что собственно тюрки составились из тех групп, которые утратили племенные названия.

Среди окружающего населения в начале XX в. они были известны только под собирательным именем «тюрк», которое являлось и их самоназванием. В состав собственно тюрков, как и в состав чагатаев и узбеков, вошли и такие ранние племена как сулдуз и аргун. Однако, к началу XX в. следы их пребывания в правобережных районах сохранились только в топономии.

Среди племенных названий среднеазиатских тюрок, ныне входящих в состав узбеков, есть группа племен, именуемых местным населением «тюрк», а внутри её кроме карлуков, барласов, кальта-тай и муса-базари есть племенная единица с самоназванием «тюрк»[21]. Здесь в первом случае под тюрками понимаются старые тюркоязычные обитатели Маверауннахра XIV—XV вв., на что указывает наличие отюреченного монгольского рода барласов, причем они противопоставляются узбекам в узком смысле, под которыми понимаются племена, пришедшие с Шейбани-ханом из Дештикыпчака. Во втором случае «тюрки» в узком смысле противопоставляют себя не только узбекам — локаям, кесамирам и семизам, но и карлукам. Родовых подразделений они не имеют, но одна из их групп называет себя тюрки-тугьен. Это слово, ныне понятное далеко не всем, знающие старину производят от монгольского «туг» — знамя, бунчук; это может означать «знаменосцы» или «мятежные тюрки»[1].

Среди тюрков была популярна легенда об их мифическом родоначальнике Тюрки-Тугъяне, который якобы жил во времена Мухаммеда и однажды со своей дружиной будто бы спас пророка и его войско от поражения и в благодарность получил его благословение.

Одному из указанных пластов узбекского народа, тюркам, посвящена статья Б. Х. Кармышевой «Этнографическая группа „тюрк“ в составе узбеков (историко-этнографические данные)». В ней дана характеристика тюркских подразделений (карлуки, барласов, кальтатай, мугул, собственно тюрк), их численность, расселение, в том числе и в Фергане, сведения о занятиях, одежде, пище, жилище, некоторых обрядах и обычаях.

В. X. Кармышева полагает, что эти «тюрки» относятся к потомкам тюркских пришельцев в Среднюю Азию, «возможно еще более ранних, чем предки карлуков». Вывод Б. X. Кармышевой представляется вполне убедительным, а собранный ею материал — исключительно важным. Он вполне подтверждает наличие в Средней Азии VII—VIII вв. того самого племени, которое китайcкие источники называют «тюркют». В пользу нашего соображения говорят также этнографические особенности этого племени.

И. И. Умняков, аннотируя «Историю Фахрэддина Мубаракшаха» приводит перечень упомянутых там тюркских племен, первое место в этом перечне занимает племя «тюрк». Умняков предполал, что слово «тюрк» помимо коллективного названия турок в XII—XIII вв., «вероятно, и раньше служило также названием особого турецкого племени»[22].

Антропология[править | править код]

Давнее поселение тюрков Мавераннахра подтверждается антропологическими данными — по степени монголоидности потомки тюрков тяготеют к таджикам и узбекам, не имевшим родо-племенного деления, или же полностью тождественны им. Лингвистические данные также подтверждают давность их пребывания на данной территории — их говоры, относящиеся к «окающим» и «йокающим» несингармоническим диалектом узбекского языкам, сохранили некоторые формы, характерные для староузбекского (чагатайского) литературного языка[23]. В. П. Наливкин отмечал отличительные черты тюрков: европеоидный внешний вид, стойкое самосознание, полукочевой образ жизни.

Расселение[править | править код]

Полоса их обитания полукольцом огибала горные районы со сплошными таджикским населением, начинаясь в Афганском Бадахшане (в основном бассейне р. Кукча) и заканчиваясь в восточном углу Ферганской долины.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Гумилёв Л. Н. Древние тюрки. XII. Западный каганат. gumilevica.kulichki.net. Дата обращения 8 сентября 2019.
  2. Гумилёв Л. Н. Древние тюрки. II. Предки. gumilevica.kulichki.net. Дата обращения 8 сентября 2019.
  3. Бичурин Н. Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. — Москва-Ленинград: Академия наук СССР, 1950. — С. 57, 184—188.
  4. Токарев С. А. История русской этнографии: дооктябрьский период. — Наука, 1966. — С. 161. — 455 с.
  5. Абаев Н. В. Цивилизационная геополитика и этнокультурные традиции народов Центральной Азии и Алтай-Байкальского региона. С. 129. Дата обращения 15 декабря 2018.
  6. Еремеев Д. Е. «ТЮРК» — ЭТНОНИМ ИРАНСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ? (К проблеме этногенеза древних тюрков) // Советская этнография №3, 1990, С. 134.
  7. Абаев Н. В. Цивилизационная геополитика и этнокультурные традиции народов Центральной Азии и Алтай-Байкальского региона (Учебное пособие). Кызыл-2006, С. 84—85.
  8. Кызласов Л. Р. Первый Тюркский каганат и его значение для истории Восточной Европы // Татарская археология. 1997. — № 1. С. 23—30.
  9. Кляшторный С. Г., Савинов Д. Г., Степные империи древней Евразии. Санкт-Петербург: Филологический факультет СПбГУ,2005, с.97
  10. Камалиддинов Ш. С., Мухаммедов У. З., Новые данные по истории Средней Азии эпохи арабских завоеваний // ОНУ, № 12,1997, с. 91
  11. Лившиц В. А., Согдийская эпиграфика Средней Азии и Семиречья. Спб.: филологический факультет СпбГУ, 2008
  12. Альбаум Л. И., Живопись Афрасиаба. Т., 1975, с.28
  13. Лившиц В. А. Согдийцы в Семиречье: лингвистические и эпиграфические свидетельства. // Красная речка и Бурана. — Фрунзе. 1989, с. 79-80
  14. Гумилев Л. Н., Древние тюрки. М., 1967,с.74,142
  15. Смирнова О. И., Сводный каталог согдийских монет. М., 1981, с.59.
  16. Гоибов Г., Ранние походы арабов в Среднюю Азию (644-704 гг.). Душанбе: Дониш, 1989, с.38-39
  17. Искандаров Б.И., Массон В.М., Негматов Н.Н. Раннесредневековая культура Средней Азии и Казахстана — Д.: Дониш, 1977
  18. Marshak Boris. Legends, tales and fables in the art of Sogdiana with an appendix by V.A. Livshits. New York: Bibliotheca persica press, 2002. Р.168
  19. Бернштам А. Н. Древнетюркский документ из Согда // Эпиграфика Востока. Т. V. 1951. С. 65—75.
  20. Кармышева Б. Х. Очерки этнической истории южных районов Таджикистана и Узбекистана. М., 1978 — С. 166—173.
  21. Кармышева Б. Х. Этнографическая группа «тюрки» — С. 4.
  22. Умняков И. История Фахрэддина — С. 115.
  23. Винникова Я. Р. «Современное расселение народов и этнографических групп в Ферганской долине». М., 1959. Т. И.