Убийства в Уайтчепеле

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Джон Тенниел. «Немезида небрежения» (англ. Nemesis of Neglect) — аллегория общественного неблагополучия и нищеты: призрачная фигура Джека-потрошителя, крадущегося по улицам Уайтчепела. Иллюстрация из журнала «Панч» (1888)

Уби́йства в Уайтче́пеле (англ. Whitechapel murders) — серия из одиннадцати нераскрытых убийств, совершённых в лондонском районе Уайтчепел или его окрестностях между 3 апреля 1888 и 13 февраля 1891 года. В разное время все или некоторые из убийств приписывались знаменитому неустановленному преступнику по прозвищу Джек-потрошитель.

Все или почти все жертвы преступлений — Эмма Элизабет Смит, Марта Тэбрем, Мэри Энн Николз, Энни Чэпмен, Элизабет Страйд[en], Кэтрин Эддоуз[en], Мэри Джейн Келли, Роуз Майлетт, Элис Маккензи, Фрэнсис Коулз и неизвестная — были проститутками. Смит подверглась групповому изнасилованию и ограблению. Смерть Тэбрем наступила от 39 ударов ножом. У Николз, Чепмен, Страйд, Эддоуз, Келли, Маккензи и Коулз было перерезано горло. Эддоуз и Страйд были убиты в одну и ту же ночь с интервалом в несколько минут; при этом расстояние между местами преступлений составило меньше мили[K 1]. Брюшная полость тел Николз, Чепмен, Эддоуз и Келли была вскрыта и изуродована. Майлетт погибла от удушения. Точную причину смерти неизвестной, чьё тело было расчленено, установить не удалось.

Усилия по выявлению и поимке преступника или преступников, предпринятые полицией Большого Лондона[en] и лондонского Сити[en], а также Дозорным комитетом Уайтчепела[en] и другими частными организациями, не увенчались успехом. Тем не менее, события в Уайтчепеле привлекли общественное внимание к катастрофическим социальным и жилищным условиям в бедных кварталах лондонского Ист-Энда, вынудив городские власти принять меры по их благоустройству.

Личность и мотивы «Джека-потрошителя» до настоящего времени остаются предметом многочисленных историко-криминологических гипотез, художественных исследований и публичных дискуссий.

Обстоятельства[править | править код]

Карта трущоб Спитлфилдза, где проживали жертвы убийств в Уайтчепеле

В конце Викторианской эпохи Уайтчепел снискал славу самых известных криминальных трущоб в Лондоне. Территория вокруг Флауэр-и-Дин-стрит[en] описывалась как «возможно, самая опасная и самая непотребная улица во всём метрополисе»[1]; Дорсет-стрит[en] была названа «самой ужасной улицей в Лондоне»[2]. Помощник комиссара полиции Роберт Андерсон[en] рекомендовал Уайтчепел «тем, кого интересуют опасные классы» как одно из главных лондонских криминальных мест[3][4]. Грабежи и насилие были обычным делом в Уайтчепеле. Район характеризовался крайней нищетой, бродяжничеством, пьянством и повальной проституцией. Местом сосредоточения всех этих факторов стало общественное жильё[en], ставшее недорогим пристанищем для отчаявшихся и обездоленных — таких, как жертвы убийств в Уайтчепеле[5]. Все установленные жертвы жили в сердце трущоб в Спитлфилдзе[en]: трое на Джордж-стрит (позднее Лоулсуорт-стрит), двое на Дорсет-стрит, двое на Флауэр-и-Дин-стрит и одна на Сроул-стрит[6].

Работа полиции и уголовное преследование в значительной степени основывались на признаниях, свидетельских показаниях и задержании виновных в совершении преступления или обладании подозреваемыми очевидными вещественными доказательствами, которые чётко связывали их с преступлением. Методы судебной экспертизы, такие как анализ отпечатков пальцев, в то время не использовались[7]. Полицейские службы Лондона делились — и делятся до сих пор — на две организации: Службу столичной полиции, имевшей юрисдикцию на большей территории городского района, и Лондонскую полицию Сити[en], отвечавшей за порядок на расстоянии около квадратной мили (2,9 км²) от центра Лондона. Министр внутренних дел Великобритании, главный министр в правительстве, контролировал Службу столичной полиции, а Корпорация лондонского Сити — Лондонскую полицию Сити. Констебли регулярно совершали обходы, каждый по выделенному ему маршруту[8].

Одиннадцать смертей в Уайтчепеле или недалеко от него в 1888 и 1891 годах были собраны в один файл, именуемый в полицейских досье как «убийства в Уайтчепеле». Значительная часть оригинальных материалов была украдена или уничтожена[9][10].

Жертвы и ход расследования[править | править код]

Эмма Элизабет Смит[править | править код]

Инспектор Эдмунд Рид, расследовавший убийства Эммы Элизабет Смит и ещё шести жертв

Ранним утром во вторник 3 апреля 1888 года, после пасхальных банковских каникул, сорокапятилетняя проститутка Эмма Элизабет Смит была атакована и ограблена на перекрёстке Осборн-стрит и Брик-Лейн в Уайтчепеле. Несмотря на ранения, она пережила атаку и смогла вернуться в своё жильё в Спитлфилдзе на Джордж-стрит, 18. Она сообщила заместителю владельца дома, Мэри Рассел, что на неё напали двое или трое мужчин, один из которых был весьма молод. Миссис Рассел отправила Смит в лондонский госпиталь[en], где медицинское освидетельствование показало, что в её влагалище был вставлен тупой предмет, приведший к разрыву брюшины. От этой травмы у Смит развился перитонит, от которого она умерла в 9 часов утра 4 апреля 1888 года[11][12][13][14].

Расследование было начато 7 апреля; делом занимался коронер восточного Мидлсекса Уинн Эдвин Бакстер[en], который также расследовал гибель шести следующих жертв[15]. Местный инспектор Службы столичной полиции Эдмунд Рид[en], служивший в отделе H Уайтчепела, расследовал нападение на Смит, но виновные так и не были найдены[13]. Уолтер Дью[en], детектив-констебль из того же отдела, что и Рид, позднее писал, что он считал Смит первой жертвой Джека-потрошителя, но его коллеги подозревали, что это работа преступной группировки[16]. В пользу последней версии говорил тот факт, что сама Смит утверждала, что на неё напала группа мужчин, однако она либо отказалась, либо не смогла описать их. Проститутки часто находились под властью банд, и Смит могла быть атакована её сутенёрами в качестве наказания за неподчинение им или же в качестве запугивания с их стороны[17]. Вполне возможно, что Смит отказалась описать нападавших, потому что боялась преследования. Её убийство вряд ли было связано с последующими[18][13][17].

Марта Тэбрем[править | править код]

Тело Марты Тэбрем, август 1888

В ночь с 6 на 7 августа была убита тридцатидевятилетняя проститутка Марта Тэбрем, проживавшая в доме №19 по Джордж-стрит[19][20]. Её тело было обнаружено в половине четвёртого утра постояльцем Джордж Ярд Билдингз[21][22][23] — здания бывшей ткацкой фабрики, переделанного в жильё для аренды[24] — Альбертом Джорджем Кроу, возвращавшимся домой после ночной работы кэбменом. Тело Тэбрем лежало на тускло освещённом первом пролёте лестничной клетки, поэтому Кроу принял Тэбрем за спящего бродягу. Однако незадолго до пяти утра другой постоялец, работник доков Джон Саундерс Ривз, спускаясь по лестнице по пути на работу, обнаружил, что она была мертва[25][24].

Ривз привёл констебля Томаса Баретта, патрулировавшего этот район, который послал за доктором Тимоти Робертом Киллином, чтобы тот осмотрел тело. Киллин прибыл в половине шестого утра и выяснил, что на тот момент Марта Тэбрем была уже мертва около трёх часов — следовательно, убийство произошло между двумя часами ночи и половиной четвёртого утра; в этот период постояльцы ничего не слышали. Выяснилось, что убийца нанёс Тэбрем 39 колотых ран, включая девять ударов в горло, пять в область левого лёгкого, два в область правого лёгкого, один в область сердца, пять в область печени, два в область селезёнки и шесть в область желудка; также имелись травмы нижней части живота и половых органов. Тело лежало на спине, а одежда была задрана до середины, обнажая нижнюю половину туловища, что указывало на сексуальный подтекст преступления. Однако врач не смог найти никаких признаков полового акта[26].

7 августа констебль Баретт по поручению инспектора Эдмунда Рида, назначенного расследовать это дело, отправился в Тауэр, чтобы попытаться разыскать того гренадера, которого он опрашивал на улице в ночь убийства. Баретт, плохо запомнивший мужчину, сначала не узнал никого из показанных ему солдат, затем узнал одного мужчину, но потом передумал. Отказ от первоначального выбора, по словам Баррета, был обусловлен тем, что мужчина носил медали, в то время как у гренадера, остановленного констеблем близ места убийства, их не было. Второй подозреваемый, Джон Лири, заявил, что ночью он с приятелем Прайветом Лоу выпивал в Брикстоне и Биллингсгейте[en]; Лоу подтвердил слова Лири, и тот был исключён из списка подозреваемых[27][28].

Проститутка Мэри Энн Коннелли, выпивавшая с Тэбрем в ночь убийства, первоначально не желала сотрудничать с властями и спряталась в доме кузена близ Друри-Лейн[29][30], пока сюда не нагрянула полиция 9 августа[31]. 13 августа Конелли была доставлена в Тауэр[32], где не смогла опознать среди гренадеров клиентов, которых она и Тэбрем обслуживали в ту ночь. Она утверждала, что на тех солдатах были белые околыши, которые носили гвардейцы Колдстрима[en], а не гренадеры. 15 августа Коннелли отвезли в Веллингтонские казармы[en], где она указала на двух солдат, однако у обоих было твёрдое алиби[27][33][30]: первый находился дома с женой, а второй не покидал казармы в ночь убийства[34][35].

Как и с делом Эммы Элизабет Смит, следствие зашло в тупик. Было заявлено, что Марта Тэбрем была убита неизвестным лицом или группой лиц[36]. Полиция не смогла связать убийство Тэбрем с предыдущим, однако связала с последующими пятью каноническими убийствами Джека-потрошителя[37][38]. Более поздние исследования канонических убийств исключили Тэбрем из числа жертв Потрошителя, поскольку у неё не было перерезано горло, что являлось своеобразной визитной карточкой уайтчепелского маньяка[39].

Мэри Энн Николс[править | править код]

Тело Мэри Энн Николз в морге

В пятницу 31 августа на Бакс-Роу[en] была убита сорокатрёхлетняя проститутка Мэри Энн Николз. Её тело было обнаружено на земле перед воротами конюшни около 3:40 извозчиком Чарльзом Кроссом. Горло Мэри Энн было дважды перерезано слева направо, на животе имелась глубокая рваная рана и ещё несколько разрезов поперёк живота и три или четыре разреза в правом боку, нанесённых тем же лезвием[40][41][42].

Изображение инспектора Скотланд-Ярда Фредерика Абберлайна[en], возглавившего расследование, в одном из выпусков The Illustrated Police News[en] за 1888 или 1889 год

Поскольку убийство было совершено на территории полицейского отдела Бетнэл-Грин[en], его изначально расследовали местные инспекторы Джон Спрэтлинг и Джозеф Нельсон, чьи действия не возымели успеха. В прессе преступление связали с убийствами Смит и Тэбрем и предполагали, что убийства были совершены группой лиц или бандой, как в случае со Смит[43][44][45]. Лондонская газета «The Star[en]» опубликовала предположение, что в преступлении повинен убийца-одиночка, позднее другие газеты поддержали это предположение[46][47]. Подозрение, что в Лондоне действует серийный убийца, привело к тому, что дело было передано инспекторам из Центрального офиса Скотланд-Ярда, Фредерику Абберлайну[en], Генри Муру[en] и Уолтеру Эндрюсу[en][48].

Согласно имеющимся доказательствам коронер Бакстер сделал вывод, что Николз была убита там же, где было обнаружено тело, сразу после трёх часов утра. Он также отклонил вероятность того, что смерть Мэри Энн была связана с убийствами Смит и Тэбрем, поскольку использовался другой вид оружия, а у первых двух жертв не было перерезано горло. Однако, к моменту завершения расследования смерти Николз была убита четвёртая женщина, и Бакстер отметил значительное сходство в этих двух убийствах[49].

Энни Чэпмен[править | править код]

Фотография тела Энни Чэпмен, сделанная в сентябре 1888

Четвёртая жертва, сорокасемилетняя проститутка Энни Чэпмен, покинула своё жильё в день убийства в два часа ночи с намерением получить деньги от клиента, чтобы оплатить аренду. Её изуродованное тело было обнаружено около шести часов утра в субботу, 8 сентября, на земле возле дверного проёма на заднем дворе дома № 29 по Ханбери-стрит[en] в Спитлфилдзе[50]. Горло жертвы было перерезано; разрез шёл слева направо. Тело Чэпмен было выпотрошено: кишечник был изъят из брюшной полости и выброшен за плечи; кроме того, исследование, проведённое в морге, показало, что у жертвы отсутствовала часть матки. Патологоанатом Джордж Бакстер Филлипс[en] высказал мнение, что убийца, должно быть, обладал анатомическими знаниями, чтобы вырезать репродуктивные органы одним движении с помощью лезвия длиной около 6—8 дюймов (15—20 см)[51][52][53][54][55]. Однако мысль о том, что убийца обладал хирургическим мастерством, была отклонена другими специалистами[56]. Поскольку тело не было тщательно обследовано на месте происшествия, существовало также предположение, что органы были удалены сотрудниками морга, которые часто пользовались уже вскрытыми телами, извлекая из них органы для продажи в качестве хирургических образцов[57].

10 сентября полиция арестовала известного местного жителя польского еврея Джона Пайзера, носивший прозвище «Кожаный фартук» и имевший репутацию человека, терроризировавшего местных проституток. Ранее он уже допрашивался по делу Мэри Энн Николз[58][59], однако никакой связи найдено не было[60]. Тем не менее, часть газет тут же подхватила идею и даже опубликовала воображаемое описание Кожаного фартука, используя грубые еврейские стереотипы[61], однако конкурирующие издания отклонили его как «мифическую преувеличенную фантазию журналиста»[62]. Пайзер был арестован несмотря на отсутствие каких-либо доказательств[63][64], однако когда его алиби на момент совершения обоих убийств подтвердилось, был освобождён[65][66][67][68][69]. Пайзеру удалось получить денежную компенсацию по меньшей мере от одной газеты, назвавшей его убийцей[70][71].

Свидетельница Элизабет Лонг заявила, что видела как Чэпмен разговаривала с неким мужчиной примерно в половине шестого утра как раз на заднем дворе дома № 29 по Ханбери-стрит — там же полчаса спустя было найдено её тело. Коронер Бакстер пришёл к выводу, что мужчина, которого видела миссис Лонг, и был убийцей. Миссис Лонг описала его как мужчину чуть за сорок, немного выше Чэпмен, с тёмным лицом и нездешним «потрёпанно-благородным» внешним видом; на нём была коричневая шляпа охотника за оленями и тёмное пальто[72][73][74][68]. Другой свидетель, плотник Альберт Кадош, вошёл в соседний двор дома № 27 Ханбери-стрит в то же время, когда миссис Лонг видела жертву, и сначала услышал голоса во дворе, а затем звук падения какого-то предмета напротив забора[72][75][68].

Детектив-констебль Уолтер Дью писал в своих мемуарах, что убийства вызвали панику по всему Лондону[76][77]. Толпа напала на полицейский участок на Коммершиал-роуд[en], полагая, что убийцу держат здесь[78][79]. Сэмюэл Монтегю[en], член парламента от Уайтчепела, предложил вознаграждение в размере 100 фунтов стерлингов (примерно 10 000 фунтов стерлингов по состоянию на 2017 год) тому, кто возглавит антисемитские демонстрации после слухов, что убийства являлись ритуальными и были совершены евреями[80]. Местные жители основали Комитет бдительности Уайтчепела[en] под председательством Джорджа Ласка[en] и предложили награду за задержание убийцы — то, что столичная полиция (по указанию Главного управления) отказалась делать, потому что это могло привести к появлению ложной или вводящей в заблуждение информации[81][82]. Комитет нанял двух частных детективов, чтобы расследовать это дело[83].

Роберт Андерсон был назначен главой уголовного розыска 1 сентября, однако уже 7 сентября он отправился в отпуск по болезни в Швейцарию. Суперинтендант Томас Арнольд[en], возглавлявший отдел H, отправился в отпуск 2 сентября[84]. Отсутствие Андерсона привело к большой путанице, поэтому глава Главного управления Чарльз Уоррен передал расследование убийств в Уайтчепеле главному инспектору Скотленд-Ярда Дональду Суонсону[en][85][86]. Новые следователи взяли под стражу немецкого парикмахера Карла Людвига 18 сентября по подозрению в убийствах, но он был освобождён менее, чем через две недели, когда было совершено следующее (двойное) убийство, которое показало, что настоящий преступник всё ещё на свободе[87].

«Двойное событие»: Элизабет Страйд и Кэтрин Эддоуз[править | править код]

Посмертная фотография Элизабет Страйд, сентябрь/октябрь 1888

В воскресенье 30 сентября в районе часа ночи во дворе дома № 40 по Бернер-стрит, в Уайтчепеле Луисом Димшутцем, управляющим Клубом рабочих, было обнаружено тело сорокачетырёхлетней проститутки Элизабет Страйд[en][88][89], проживавшей на Флауэр-и-Дин-стрит, 32[90][91][92]. Тело лежало в луже крови с перерезанным слева направо горлом; все признаки указывали на то, что убийство было совершено всего несколько минут назад. Вполне возможно, что убийца был чем-то потревожен, поскольку тело не было изуродовано, как это было с другими жертвами; вероятно, прежде чем убийца успел что-либо сделать с телом, кто-то вошёл во двор, возможно даже это был Луис Димшутц, обнаруживший тело[88][89]. Однако некоторые толкователи дела посчитали, что смерть Страйд не была связана с другими убийствами[93], поскольку тело не было изуродовано, убийство произошло к югу от Уайтчепел-Роуд[94], а орудие убийства вероятно было короче и было несколько другой формы[88][89]. Вместе с тем, большинство экспертов посчитали сходство с другими случаями достаточным, чтобы связать убийство Страйд как минимум с двумя предыдущими и последующей смертью Кэтрин Эддоуз, убитой в ту же ночь[95][96][97].

Тело Кэтрин Эддоуз, сентябрь/октябрь 1888

Расчленённое тело сорокашестилетней Кэтрин Эддоуз[en], проживавшей в доме № 55 на Флауэр-и-Дин-стрит[98][99][100], было обнаружено в 1:45 утра констеблем Эдвардом Уоткинсом на юго-западном углу площади Майтр[en], в двенадцати минутах ходьбы от Бернер-стрит[101][102]. Эддоуз была убита не больше, чем за десять минут до этого; горло жертвы было перерезано слева направо резким движением острым ножом, длиной по меньшей мере 6 дюймов (15 см)[103][104]. Лицо и живот Эддоуз были изуродованы; кишечник вытянут через правое плечо, с оторванной частью, располагавшейся между туловищем и левой рукой. Левая почка и матка были удалены. Расследование смерти Эддоуз было начато 4 октября коронером Лондонского Сити Сэмюэлем Лэнгхэмом[105][106]. Исследовавший тело патологоанатом Фредерик Гордон Браун заключил, что преступник «обладал значительными знаниями о положении органов», а расположение ран говорит о том, что убийца встал на колени справа от тела, и работал один[107][108][109]. Однако первый врач, оказавшийся на месте происшествия, местный хирург Джордж Уильям Секейра, отрицал, что убийца обладал анатомическим мастерством или искал определённые органы[107][110][111]. Его мнение разделял городской врач Уильям Седжвик Сондерс, который также присутствовал на вскрытии[110]. Из-за расположения места этого убийства к делу был привлечён инспектор полиции Лондонского Сити Джеймс МакУилльям[112][113].

В три часа ночи окровавленный фрагмент передника Эддоуз был обнаружен в дверном проемё дома № 108—119 по Гоулстон-стрит в Уайтчепеле — примерно в пятистах метрах от места убийства. Здесь же была обнаружена надпись, которая в полицейских документах была записана в двух вариантах[K 3]: The Juwes are the men that will not be blamed for nothing[K 4][115][116][117] или The Juwes are not the men who will be blamed for nothing[K 5][118][119]. В 5 часов утра комиссар Уоррен, присутствовавший на месте происшествия, приказал стереть слова из страха, что они разожгут антисемитские беспорядки[120][117][121]. Улица, на которой были найдены часть передника и надпись, располагалась прямо по маршруту от площади Майтр к Флауэр-и-Дин-стрит, где проживали обе жертвы[122].

Коронер Миддлсекса Уинн Бакстер считал, что Страйд была атакована быстро и внезапно[123]: когда нашли её тело, она всё ещё сжимала в левой руке небольшой пакет освежающих дыхание сладостей[124][125], что указывает на то, что у жертвы не было времени на защиту[126][123]. Бакалейщик Мэтью Пейкер предположил (о чём сообщил частным детективам, нанятыми Комитетом бдительности Уайтчепела), что он продал несколько виноградин Страйд и её убийце; однако полиции он рассказал, что он закрыл свой магазин, не увидев ничего подозрительного[127][128][129][123]. Кроме того, патологоанатомы решительно заявили, что Страйд не имела, не проглатывала или не потребляла виноград[127][130][131][123]; в её желудке имелись лишь «сыр, картофель и мучнистый порошок [мука или измельчённое зерно]»[132][133][134]. Несмотря на несостоятельность, история Пейкера появилась в прессе[129][123]; описание мужчины, которого Пейкер якобы видел со Страйд, не соответствовала описанию, данному другими свидетелями[135]. Продавец табака Джозеф Лоуэнд[en] проходил через площадь Майтр с двумя другими мужчинами незадолго до убийства Эддоуз и, возможно, они видели её с мужчиной около 30 лет, который был бедно одет, носил фуражку и светлые усы; Главный инспектор Суонсон отметил, что описание Лоуэнда было близко к другому, предоставленному одним из свидетелей, который, возможно, видели Страйд с убийцей[136]. Тем не менее, Лоуэнд признался, что не смог бы узнать человека, которого видел с Эддоуз, а его спутники и вовсе не смогли описать предполагаемого убийцу[137][138][139].

Критика работы столичной полиции и главы МВД Генри Мэттьюза[en] продолжалась, поскольку прогресс в расследовании был незначительным[140][141]. Столичная полиция и лорд-мэр Лондона назначили награду в 500 фунтов за информацию. которая поможет поймать преступника[142][143][144][145]. Было предложено в случае очередного нападения использовать для поимки преступник бладхаундов, но идея не была принята, потому что собаки, не приученные к поискам в городской среде, могли просто не взять след; кроме того, владелец ищеек был обеспокоен тем, что собаки могут быть отравлены преступником, если станет известна их роль в расследовании[146][147].

27 сентября Центральное агентство новостей[en] получило письмо, названное позднее «Письмо начальнику», в котором автор, подписавший как Джек-потрошитель, утверждал, что это он совершил убийства[148][149]. 1 октября агентство получило «Открытку дерзкого Джеки», также подписанную Джеком-потрошителем. В открытке Потрошитель приписывает себе убийства Страйд и Эддоуз, называя их «двойным событием», что закрепилось за этим двойным убийством[150][151].

Глава уголовного розыска Роберт Андерсон вернулся из отпуска 6 октября и возглавил расследование. 16 октября глава Комитета бдительности Уайтчепела Джордж Ласк получил письмо «Из ада», которое приписали Джеку-потрошителю; письмо имело отличия по стилю и почерку от полученных ранее «Письма начальнику» и «Открытки дерзкого Джеки». Письмо поступило с маленькой коробочкой, в которой лежала заспиртованная половина человеческой почки. Автор письма утверждал, что извлёк почку из тела Эддоуз, а недостающую часть «поджарил и съел»[152][153][154][151]. Мнения о том, были ли подлинным почка и/или письмо, разделились[155][156][157][158]. По состоянию на конец октября полиция допросила более двух тысяч человек и задержала восемьдесят человек[85][159][160].

Мэри Джейн Келли[править | править код]

Тело Мэри Джейн Келли на месте её убийства

В пятницу 9 ноября в своей комнате в доме № 13 по Миллерс-корт, позади дома № 26 по Дорсет-стрит в Спитлфилдзе была убита двадцатипятилетняя проститутка Мэри Джейн Келли[161][162]. Келли стала третьей жертвой, проживавшей на или близ Дорсет-стрит — Энни Чэпмен снимала комнату на этой улице, а Кэтрин Эддоуз видели ночевавшей здесь[163]. Изуродованное тело Мэри Джейн было обнаружено в её постели вскоре после 10:45 утра. На месте тело было осмотрено доктором Джорджем Бакстером Филллипсом, который заключил, что у жертвы было перерезано горло, что и привело к её смерти[164]. Брюшная полость Келли была разрезана, а внутренние органы удаленны и разбросаны по комнате; грудь жертвы была отрезана, лицо изуродовано до неузнаваемости, а бедра частично отделены от костей, часть мышц была удалена[165][166][167]. В отличие от других жертв, из одежды на убитой была только лёгкая сорочка. Остальная одежда была аккуратно сложена на стуле, за исключением нескольких вещей, которые нашли сожжёнными в камине. Инспектор Абберлайн считал, что Мэри Джейн разделась сама, а одежда была сожжена убийцей позднее, чтобы осветить комнату, так как единственная свеча давала мало света[168][169]. Убийство Келли было самым жестоким, вероятно потому, что в помещении убийца имел больше времени, чтобы совершить свои зверства[170][171][172]. Тот факт, что она была в состоянии раздеться и сложить одежду, привёл к предположению, что она была убита кем-то, кого знала или кто был её клиентом, а убийство было совершено, когда Келли спала или была пьяна[173].

Расследование убийства Мэри Джейн 12 ноября возглавил член парламента от Росса и Кромарти[174] и коронер северо-восточного Мидлсекса Родрик Макдональд[en][175][176][177]. В декабре к расследованию присоединился Джеймс Монро[178], занявший место комиссара столичной полиции вместо ушедшего в отставку под давлением МВД Чарльза Уоррена[179][180][181]. 10 ноября полицейский хирург Томас Бонд писал Роберту Андерсону, главе лондонского уголовного розыска, с подробным описанием сходства между пятью убийствами Николс, Чэпмен, Страйд, Эддоуз и Келли, что «нет сомнений, что они совершены одной и той же рукой»[182][183]. В тот же день Кабмин принял решение о помиловании любого сообщника, который предоставит любую достоверную информацию, которая поспособствует поимке и осуждению настоящего убийцы[184]. Комиссар столичной полиции сообщил, что уайтчепелский убийца остался неизвестным, несмотря на то, что в ноябре и декабре в Уайтчепел было направлено дополнительно 143 полицейских в штатском[185].

Роуз Майлетт[править | править код]

В четверг, 20 декабря 1888 года, констебль, патрулировавший район, обнаружил двадцатидевятилетнюю проститутку Роуз Майлетт, проживавшую на Джордж-стрит 18 под именем Эммы Смит, задушенной в Кларкс-Ярд на Поплар-Хай-стрит[186][187].

Четверо врачей, обследовавшие тело Майлетт, пришли к выводу, что она была убита, но Роберт Андерсон считал, что она могла случайно повеситься на воротнике собственного платья, находясь в состоянии сильного опьянения[188]. По просьбе Андерсона доктор Бонд осмотрел тело Майлетт, и согласился с мнением Андерсона[189][190]. Комиссар Монро также подозревал, что это было самоубийство или естественная смерть, поскольку не было никаких признаков борьбы[191]. Коронер Бакстер также сделал вывод и сообщил присяжным, что в случае Роуз Майлетт «нет никаких доказательств, указывающих на то, что смерть была результатом насилия»[189]. Тем не менее, присяжные назвали смерть Майлетт «преднамеренным убийством, совершённым неизвестным лицом или группой лиц», и дело было добавлено к другим уайтчепелским делам[186].

Элис Маккензи[править | править код]

Посмертная фотография Элис Маккензи, июль 1889

Элис Маккензи, вероятная проститутка[192] сорока лет, проживавшая в доме 52 на Ган-стрит[193][194], была убита в районе 12:40 в среду 17 июля 1889 года в Замковой аллее в Уайтчепеле. Как и в случае с большинством предыдущих убийств, горло Маккензи было перерезано слева направо, также была повреждена сонная артерия слева и имелись раны на животе[195][196].

Раны оказались не такими глубокими, как у предыдущих жертв, и вероятнее всего были нанесены более коротким лезвием. Комиссар Монро[195][196] и патологоанатом Томас Бонд, осматривавший тело, полагали, что это убийство было делом рук Джека-потрошителя, хотя имелись и противники этой версии — патологоанатом Джордж Бакстер Филлипс, первый помощник комиссара столичной полиции Роберт Андерсон[197][198] и инспектор Абберлайн[3]. Позднее мнение исследователей разделилось: часть предполагали, что Маккензи была жертвой Потрошителя[199], другие считали убийцей подражателя, желавшего отвести подозрение от себя самого[200]. В ходе расследования коронер Бакстер признал допустимыми обе версии, заключив, что «существует большое сходство между этим и другим случаям, которые произошли в этом районе, и если же тот же человек не совершал это преступление, это явно имитация других случаев»[201].

Неизвестная[править | править код]

10 сентября 1889 года в 5:15 утра под аркой железнодорожного моста на Пинчин-стрит было обнаружено туловище женщины. Несмотря на то, что окружающая местность подверглась обыску, других частей тела найти не удалось. Личность погибшей, чей возраст на момент смерти составлял 30—40 лет[202], не была установлена; также доподлинно не известна причина смерти. По заключению главного инспектора Скотланд-Ярда Дональда Суонсона[en] и комиссара Джеймса Монро[en], так как в теле погибшей присутствовала кровь, причиной смерти женщины не могли являться ни кровопотеря, ни перерезание горла[203]. Патологоанатомы, наоборот, отметив низкое содержание крови в тканях и сосудах тела, сделали заключение, что женщина умерла вследствие кровопотери[204]. В газетах было опубликовано предположение, что тело принадлежало Лидии Харт, но оно было опровергнуто, когда женщину нашли живой в одной из больниц. Также не подтвердилось предположение, что тело принадлежало пропавшей Эмили Баркер, так как погибшая была старше и выше ростом[205].

Инспектор Суонсон не считал это убийство делом рук Джека-потрошителя и предположил, что оно связано с другими случаями обнаружения расчленённых тел в Рейнеме[en], Челси и Вестминстере[206]; последний также известен как «загадка Уайтхолла[en]». Комиссар Монро согласился с мнением Суонсона[207]. За этими четырьмя убийствами, предположительно, стоял серийный убийца по прозвищу «Расчленитель», чья личность осталась неизвестной, и который мог быть как Джеком-потрошителем, так и другим не связанным с ним лицом. Исследователи убийств Джека-потрошителя исключают возможность того, что он и Расчленитель один и тот же человек из-за различия в почерках убийств[208][209][210].

Фрэнсис Коулз[править | править код]

Посмертная фотография Фрэнсис Коулз, февраль 1891

Последним случаем Уайтчепелских убийств стала смерть под железнодорожной аркой 13 февраля 1891 года двадцатипятилетней проститутки Фрэнсис Коулз, проживавшей на Уайтс-Роу[211][212]. Её тело было найдено констеблем Эрнестом Томпсоном всего через несколько минут после нападения на неё в 2:15 утра в Ласточкиных садах; тело лежало в переходе под железнодорожной аркой между Чембер-стрит и Роял-Минт-стрит в Уайтчепеле[213][214][215]. Небольшие раны на затылке говорили о том, что её резко бросили на землю до того, как ей перерезали горло по крайней мере дважды: слева направо, а затем справа налево[216]. Никаких других травм обнаружено не было[217][216].

Суперинтендант Томас Арнольд и инспектор Рид прибыли вскоре после обнаружения тела из близлежащего полицейского участка на Леман-стрит, старший инспектор Суонсон и Генри Мур, которые участвовали в расследованиях предыдущих убийств, прибыли к 5 утра[218]. Мужчина по имени Джеймс Томас Садлер, которого видели с Коулз ранее, был арестован полицией и обвинён в её убийстве. Суонсон и Мур тщательно исследовали алиби Садлера на момент совершения предыдущих убийств, что говорило о том, что его рассматривали как человека, скрывавшегося под личиной Джека-потрошителя. Тем не менее, Садлер был освобождён 3 марта из-за отсутствия доказательств против него[219][220].

Подозреваемые[править | править код]

Усилия по выявлению и поимке преступника или преступников, предпринятые полицией Большого Лондона и лондонского Сити, а также Дозорным комитетом Уайтчепела и другими частными организациями, не увенчались успехом. Быстрота нападений и повреждения тел жертв позволяли предполагать, что убийца мог иметь навыки врача или мясника. Однако не все специалисты были согласны с этим: некоторые сходились во мнении, что раны, нанесённые убийцей, были слишком грубыми и не являлись профессиональными разрезами[183][221][222]. Местные мясники и палачи были проверены и исключены из списков подозреваемых[223][224]. Всего было опрошено около 2000 человек, а задержано около 80, но обвинения в убийствах так и не были предъявлены ни одному из них[85][159][225].

Убийства в Уайтчепеле широко освещались средствами массовой информации и наделали много шума в викторианском обществе. Журналисты, писатели и детективы-любители предлагали свои теории, о том, кто совершает эти преступления. Большинство этих теорий не было и не могло быть воспринято всерьёз[226][227][228]. Например, на момент совершения убийств, известный актёр Ричард Мэнсфилд[en] играл в театральной постановке книги Роберта Льюиса Стивенсона «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», причём играл злодея настолько убедительно, что некоторые журналисты посчитали, что Мэнсфилд и есть Джек-потрошитель[229][230].

Многие годы после убийств выдвигались различные версии. В число подозреваемых были включены практически все, кто так или иначе был связан с делом, а также многие известные имена, которые вообще не рассматривались в полицейском расследовании. Поскольку версии выдвигались тогда, когда в живых не осталось никого из причастных к следствию, авторы теорий могли обвинить кого угодно «без необходимости каких-либо подтверждающих исторических доказательств». Многие версии были настолько абсурдны, что никто не воспринимал их всерьёз[231]: так, возможными убийцами были названы писатель Джордж Гиссинг, премьер-министр Уильям Гладстоун и художник Фрэнк Майлз[en][232].

Последствия[править | править код]

Фредерик Абберлайн ушёл в отставку в 1892 году, глава МВД Генри Мэттьюз потерял пост во время всеобщих выборов[en] того же года. Томас Арнольд ушёл в отставку в следующем году, Дональд Суонсон и Роберт Андерсон — после 1900 года. Не сохранилось никаких документов по Уайтчепелскому делу датированных 1896 годом и позднее[233][234]. Убийца или убийцы так и не были найдены, и убийства остались нераскрытыми. Сенсационные репортажи и тайны, окружавшие личность преступника, подпитывали легенду о Джеке-потрошителе, которого считали виновным во всех или большинстве убийств в Уайтчепеле[80]. В сотне книг и статей рассматривались убийства в Уайтчепеле, множественные теории были воплощены в различных книгах, фильмах, комиксах и телешоу[en] разных жанров.

События в Уайтчепеле привлекли общественное внимание к катастрофическим социальным и жилищным условиям в бедных кварталах лондонского Ист-Энда, вынудив городские власти принять меры по их благоустройству[235]. Случившееся вдохнуло жизнь в движение, выступавшее против переполненных, антисанитарных трущоб Ист-Энда и требовавшего реформ[236][237]. 24 сентября 1888 года Джордж Бернард Шоу в письме в газету The Star[en] саркастически прокомментировал внезапную обеспокоенность СМИ социальной справедливостью[en]*: «Хотя мы, обычные социал-демократы, тратили своё время на образование, агитацию и организацию, какой-то независимый гений взял этот вопрос в свои руки и стал просто убивать и потрошить… женщин, превративших собственную нужду в неуместный сорт коммунизма»[235][238]. Парламентом были приняты несколько актов (к примеру, акт о жилье для рабочего класса (1890)[en] и поправка к закону о здравоохранении (1890)), установивших минимальные стандарты в попытке остановить вырождение городских районов[237]. Худшие трущобы были снесены в течение двух десятилетий после убийств, произошедших в Уайтчепеле[239].

Комментарии[править | править код]

  1. За убийствами Эддоуз и Страйд закрепилось название «двойное событие» (англ. double event) — по выражению из открытки, присланной в лондонское Центральное агентство новостей[en] неизвестным, подписавшимся «Джек-потрошитель».
  2. Возможный смысловой перевод на русский язык: «Эти ивреи (sic) — это не те люди, чтобы быть обвинёнными зазря».
  3. Первые два варианта надписи были записаны констеблем Альфредом Лонгом и детективом-констеблем Дэниелом Хэйлсом соответственно. Однако существовал и третий вариант надписи, записанный городским инспектором Фредериком Уильямом Фостером: The Juws are not the men To be blamed for nothing[K 2][114].
  4. Возможный смысловой перевод на русский язык: «Эти ивреи (sic) — это такие люди, что не будут обвинёнными зазря».
  5. Возможный смысловой перевод на русский язык: «Эти ивреи (sic) — это не те люди, которые будут обвинёнными зазря».

Примечания[править | править код]

  1. Begg, 2003, pp. 21, 45.
  2. Werner, 2008, pp. 62, 179.
  3. 1 2 Evans, Rumbelow, 2006, p. 225.
  4. Evans, Skinner, 2000, p. 516.
  5. Werner, 2008, pp. 42—44, 118—122, 141—170.
  6. White, 2008, pp. 323—332.
  7. Marriott, 2005, p. 207.
  8. Evans, Rumbelow, 2006, p. 14.
  9. Evans, Skinner, 2000, p. 3.
  10. Cook, 2009, pp. 33—34.
  11. Begg, 2003, pp. 27—29.
  12. Cook, 2009, pp. 34—35.
  13. 1 2 3 Evans, Rumbelow, 2006, pp. 47—50.
  14. Evans, Skinner, 2000, pp. 4—7.
  15. Whitehead, Rivett, 2006, p. 18.
  16. Begg, 2003, p. 29.
  17. 1 2 Marriott, 2005, pp. 5—7.
  18. Begg, 2003, pp. 29—31.
  19. Evans, Skinner, 2000, p. 11.
  20. Whitehead, Rivett, 2006, p. 19.
  21. Evans, Rumbelow, 2006, p. 53.
  22. Marriott, 2005, p. 11.
  23. Fido, 1987, p. 16.
  24. 1 2 Fido, 1987, p. 17.
  25. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 51—52.
  26. Evans, Rumbelow, 2006, p. 51.
  27. 1 2 Evans, Rumbelow, 2006, p. 54.
  28. Evans, Skinner, 2000, pp. 13—14.
  29. Evans, Rumbelow, 2006, p. 55.
  30. 1 2 Fido, 1987, p. 18.
  31. Evans, Rumbelow, 2006, p. 52.
  32. Evans, Skinner, 2000, p. 15.
  33. Evans, Skinner, 2000, pp. 15—17.
  34. Evans, Skinner, 2000, pp. 15—18.
  35. Marriott, 2005, p. 12.
  36. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 54—55.
  37. Begg, 2003, p. 56.
  38. Evans, Skinner, 2000, p. 632.
  39. Marriott, 2005, p. 13.
  40. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 60—61.
  41. Evans, Skinner, 2000, p. 35.
  42. Rumbelow, 2004, pp. 24—27.
  43. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 62–63.
  44. Evans, Skinner, 2000, p. 27.
  45. Begg, 2003, p. 98.
  46. Cook, 2009, pp. 25–28.
  47. Woods, Baddeley, 2009, pp. 21–22.
  48. Evans, Skinner, 2000, pp. 676, 678.
  49. Marriott, 2005, pp. 21—23.
  50. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 66—70.
  51. Cook, 2009, p. 221.
  52. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 71—72.
  53. Evans, Skinner, 2000, pp. 67—68, 87.
  54. Marriott, 2005, pp. 26—29.
  55. Rumbelow, 2004, p. 42.
  56. Fido, 1987, p. 35.
  57. Marriott, 2005, pp. 77—79.
  58. Cook, 2009, pp. 63–64.
  59. Evans, Rumbelow, 2006, p. 69.
  60. Evans, Skinner, 2000, p. 21.
  61. Evans, Rumbelow, 2006, p. 80.
  62. Begg, 2003, pp. 98—99.
  63. Begg, 2003, p. 99.
  64. Evans, Skinner, 2000, p. 24.
  65. Begg, 2003, p. 157.
  66. Cook, 2009, pp. 65–66.
  67. Evans, Skinner, 2000, p. 29.
  68. 1 2 3 Marriott, 2005, pp. 59—75.
  69. Rumbelow, 2004, pp. 49—50.
  70. Begg, 2003, p. 166.
  71. Cook, 2009, pp. 72–73.
  72. 1 2 Begg, 2003, p. 153.
  73. Cook, 2009, p. 163.
  74. Evans, Skinner, 2000, p. 98.
  75. Evans, Skinner, 2000, p. 100.
  76. Connell, 2006, pp. 15—16.
  77. Cook, 2009, p. 90.
  78. Connell, 2006, pp. 19—21.
  79. Rumbelow, 2004, pp. 67—68.
  80. 1 2 Davenport-Hines, 2004.
  81. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 159—160.
  82. Evans, Skinner, 2000, pp. 111—119, 265—290.
  83. Begg, 2003, p. 186.
  84. Evans, Rumbelow, 2006, p. 65.
  85. 1 2 3 Begg, 2003, p. 205.
  86. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 84—85.
  87. Evans, Rumbelow, 2006, p. 86.
  88. 1 2 3 Cook, 2009, p. 157.
  89. 1 2 3 Woods, Baddeley, 2009, p. 86.
  90. Begg, 2003, pp. 46, 168—170.
  91. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 96—98.
  92. Rumbelow, 2004, pp. 69–70.
  93. Evans, Skinner, 2000, p. 418.
  94. Marriott, 2005, pp. 81—125.
  95. Cook, 2009, p. 151.
  96. Evans, Skinner, 2000, pp. 360–362, 584—587.
  97. Rumbelow, 2004, pp. 140, 145–147.
  98. Begg, 2003, pp. 46, 189.
  99. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 114—116.
  100. Marriott, 2005, p. 81.
  101. Evans, Skinner, 2000, pp. 201–202.
  102. Marriott, 2005, p. 138.
  103. Fido, 1987, pp. 70—73.
  104. Marriott, 2005, pp. 130—131.
  105. Marriott, 2005, pp. 132—144.
  106. Whitehead, Rivett, 2006, p. 68.
  107. 1 2 Evans, Rumbelow, 2006, p. 128.
  108. Evans, Skinner, 2000, p. 207.
  109. Marriott, 2005, pp. 132–133, 141–143.
  110. 1 2 Evans, Skinner, 2000, p. 208.
  111. Marriott, 2005, p. 144.
  112. Cook, 2009, pp. 45—47.
  113. Evans, Skinner, 2000, pp. 178—181.
  114. Evans, Skinner, 2001, p. 25.
  115. Marriott, 2005, pp. 148—149.
  116. Rumbelow, 2004, p. 61.
  117. 1 2 Evans, Skinner, 2000, pp. 183—184.
  118. Evans, Skinner, 2000, pp. 214—215.
  119. Marriott, 2005, pp. 150—151.
  120. Begg, 2003, p. 197.
  121. Marriott, 2005, p. 145.
  122. Evans, Skinner, 2000, pp. 201—202.
  123. 1 2 3 4 5 Rumbelow, 2004, p. 76.
  124. Evans, Skinner, 2000, p. 163.
  125. Rumbelow, 2004, p. 71.
  126. Evans, Skinner, 2000, p. 175.
  127. 1 2 Begg, 2003, pp. 186—187.
  128. Cook, 2009, pp. 166—167.
  129. 1 2 Evans, Rumbelow, 2006, pp. 106—108.
  130. Cook, 2009, p. 167.
  131. Evans, Skinner, 2000, p. 164.
  132. Evans, Rumbelow, 2006, p. 104.
  133. Evans, Skinner, 2000, p. 158.
  134. Rumbelow, 2004, p. 72.
  135. Begg, 2003, pp. 176—184.
  136. Begg, 2003, p. 193.
  137. Begg, 2003, pp. 193—194.
  138. Evans, Skinner, 2000, pp. 24—25.
  139. Fido, 1987, pp. 45, 77.
  140. Begg, 2003, pp. 201—203.
  141. Fido, 1987, pp. 80—81.
  142. Begg, 2003, p. 202.
  143. Evans, Rumbelow, 2006, p. 141.
  144. Evans, Skinner, 2000, pp. 179, 225.
  145. Fido, 1987, p. 77.
  146. Evans, Skinner, 2000, pp. 291—299.
  147. Fido, 1987, p. 134.
  148. Cook, 2009, pp. 76—77.
  149. Woods, Baddeley, 2009, pp. 48—49.
  150. Evans, Skinner, 2000, p. 30.
  151. 1 2 Rumbelow, 2004, p. 118.
  152. Evans, Rumbelow, 2006, p. 167.
  153. Evans, Skinner, 2001, p. 63.
  154. Evans, Skinner, 2000, pp. 185—188.
  155. Cook, 2009, pp. 144—149.
  156. Evans, Skinner, 2001, pp. 54—71.
  157. Fido, 1987, pp. 78—80.
  158. Rumbelow, 2004, p. 121.
  159. 1 2 Evans, Rumbelow, 2006, p. 113.
  160. Evans, Skinner, 2001, p. 125.
  161. Begg, 2003, p. 231.
  162. Evans, Rumbelow, 2006, p. 177.
  163. Evans, Skinner, 2000, p. 339.
  164. Marriott, 2005, p. 176.
  165. Begg, 2003, pp. 242—243.
  166. Evans, Skinner, 2000, pp. 345—347.
  167. Marriott, 2005, pp. 170—171.
  168. Evans, Skinner, 2000, pp. 375—376.
  169. Marriott, 2005, p. 177.
  170. Evans, Skinner, 2000, p. 338.
  171. Marriott, 2005, p. 179.
  172. Whitehead, Rivett, 2006, p. 86.
  173. Marriott, 2005, pp. 167—180.
  174. Marriott, 2005, p. 172.
  175. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 175, 189.
  176. Fido, 1987, p. 95.
  177. Rumbelow, 2004, p. 94 ff.
  178. Evans, Rumbelow, 2006, p. 196.
  179. Evans, Skinner, 2000, p. 357.
  180. Fido, 1987, p. 137.
  181. Whitehead, Rivett, 2006, p. 90.
  182. Evans, Skinner, 2000, pp. 360—362.
  183. 1 2 Rumbelow, 2004, pp. 145—147.
  184. Evans, Skinner, 2000, pp. 347—349.
  185. Evans, Rumbelow, 2006, p. 204.
  186. 1 2 Evans, Rumbelow, 2006, pp. 245—246.
  187. Evans, Skinner, 2000, pp. 422—447.
  188. Evans, Skinner, 2000, pp. 434—436.
  189. 1 2 Evans, Skinner, 2000, p. 433.
  190. Fido, 1987, pp. 102—103.
  191. Evans, Skinner, 2000, pp. 422—425.
  192. Rumbelow, 2004, p. 129.
  193. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 205—209.
  194. Evans, Skinner, 2000, pp. 448—468.
  195. 1 2 Evans, Rumbelow, 2006, pp. 207—208.
  196. 1 2 Evans, Skinner, 2001, p. 137.
  197. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 208—209.
  198. Marriott, 2005, pp. 182—183.
  199. Marriott, 2005, p. 195.
  200. Evans, Rumbelow, 2006, p. 209.
  201. Marriott, 2005, p. 193.
  202. Evans & Skinner, 2000, pp. 489–510.
  203. Evans, Skinner, 2000, pp. 480–482, 490–492.
  204. Evans, Skinner, 2000, pp. 496–497, 509–510.
  205. Evans, Rumbelow, 2006, p. 213.
  206. Evans, Skinner, 2000, pp. 480–482.
  207. Evans, Skinner, 2000, pp. 492–494.
  208. Evans, Skinner, 2000, p. 480.
  209. Fido, 1987, p. 104.
  210. Rumbelow, 2004, p. 132.
  211. Fido, 1987, p. 113.
  212. Evans, Skinner, 2000, pp. 551—557.
  213. Cook, 2009, pp. 53—55.
  214. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 218—219.
  215. Evans, Skinner, 2000, p. 551.
  216. 1 2 Marriott, 2005, p. 198.
  217. Cook, 2009, p. 237.
  218. Fido, 1987, pp. 104—105.
  219. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 220—222.
  220. Evans, Skinner, 2000, pp. 551—568.
  221. Cook, 2009, p. 187.
  222. Evans, Rumbelow, 2006, p. 238.
  223. Rumbelow, 2004, p. 274.
  224. Begg, 2003, p. 206.
  225. Evans, Skinner, 2000, p. 125.
  226. Begg, 2003, p. 165.
  227. Evans, Skinner, 2001, p. 105.
  228. Rumbelow, 2004, pp. 105—116.
  229. Evans, Rumbelow, 2006, pp. 277, 283.
  230. Evans, Skinner, 2001, p. 149.
  231. Evans, Rumbelow, 2006, p. 261.
  232. Whitehead, Rivett, 2006, p. 115.
  233. Evans, Rumbelow, 2006, p. 223.
  234. Evans, Skinner, 2000, p. 655.
  235. 1 2 Begg, 2003, pp. 1—2.
  236. Cook, 2009, pp. 139—141.
  237. 1 2 Werner, 2008, pp. 236—237.
  238. Woods, Baddeley, 2009, pp. 144—145.
  239. Werner, 2008, pp. 177—179.

Литература[править | править код]